Колонка

Коррупция и касты. Кодекс чести нового чиновника

31 января 2018 11:40

Близкий к Кремлю политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев в соавторстве с политтехнологом Артемом Акопяном написал книгу «Мифы о коррупции». По замыслу авторов, эта книга должна быть «противоядием от бархатных революций и майданов», способной «заставить задуматься» поклонников Алексея Навального. По просьбе «Сноба» с работой ознакомился Андрей Перцев

Забрать себе

«На самом деле из-за коррупции, даже очень высокой, никакого особенного урона государству не наносится, потому что даже украденные деньги все равно остаются в экономике. Коррупционер тратит эти деньги точно так же, как тратил бы честно заработанные, а попади эти деньги в государственный бюджет, так, возможно, они тоже отправились бы за океан и были бы вложены в американские ценные бумаги. Попади эти деньги “честному бизнесмену”, он купил бы на них дом в Лондоне. Попади эти деньги обычному работяге, он промотал бы их на курорте в Турции, где “все включено”».

Если читать цитату в отрыве от текста, то никаких сомнений не будет: это ирония и насмешка. Но к словам придется отнестись серьезно. Это — выдержка из книги политтехнолога, который плотно сотрудничает с Администрацией президента, профессора ВШЭ Олега Матвейчева и его коллеги Артема Акопяна «Мифы о коррупции». На ее обложке одобрительные рецензии от коллег авторов по кремлевскому политтехнологическому цеху: Павла Данилина, Алексея Мартынова и Михаила Ковалева.

Коррупционная польза

«Почему рост экономики не зависит от уровня коррупции?», «Почему революция хуже, чем коррупция?», «Почему коррупция бывает полезной» — так называются главы этой книги. Пока все это выглядит как грандиозная мистификация, но нет. Оказывается, в европейских странах, где, согласно рейтингам, коррупции мало, — ничтожный экономический рост. Зато у коррупционных аутсайдеров (Индии, Северной Кореи, Китая и России) экономика прет как на дрожжах. «За прошедшие 15 лет Китай достиг впечатляющих результатов и стал первой экономикой мира. И высокий уровень коррупции, с которой только последние годы началась борьба, этому триумфальному подъему никак не мешал. А может, помогал?» — задают коварный вопрос авторы.

Текст и дальше продолжает удивлять — польза коррупции обосновывается. «Для примера возьмем какого-нибудь прокурора. Ему в подарок любой банк с удовольствием оформит ипотеку под 1% годовых на 100 лет. Так и делают — совершенно ни за что, а просто, чтоб наладить дружеские отношения. Чтобы в случае необходимости его можно было бы по-человечески попросить иногда, например, позвонить кому-либо, чтобы напугать или договориться», — рассуждают политтехнологи. Плохо это для страны? Не особенно: по словам авторов, такой коррумпированный прокурор все равно посадит своих благодетелей по звонку из Москвы. Примерно так же обстоит дело с чиновником, который курирует строительные тендеры.

Коррупционная рента перекладывается на плечи населения. Вредно? По мнению, авторов, не очень. Вообще польза коррупции всячески обосновывается

«Допустим, надо построить дом. Есть три фирмы, которые его могут построить. Одна за 100 млн, другая за 110, третья за 115. Чиновник предпочтет ту, которая за 100, чтоб придирок потом не было. Он подсылает своего нужного человека к той, которая подходит лучше под условия тендера, чтоб не вызвать подозрения. А если они еще и откат занесут, так это прекрасно и все шито-крыто. Точно так же и судья предпочтет взять с того, кто и так по закону прав. И карман полон, и совесть спокойна, и начальство ничего не заподозрит. Здесь коррупция не противостоит конкуренции или государственному интересу и даже закону», — поясняется в тексте.

Коррупционная рента перекладывается на плечи населения. Вредно? По мнению, авторов, не очень. Вернемся к началу нашей колонки: коммерсант построит виллу за границей, обыватель на полученное или сэкономленное смотается в Турцию.

«Какая разница, достанутся 5–10 процентов чиновнику, который, боясь шума, построит на них себе охотничий домик в тихом месте на Онежском озере, или они (в случае отсутствия отката) останутся этому же коммерсанту, который тоже построит себе дачку, но легально и на Лазурном берегу Франции? Для российской экономики даже лучше, чтоб дачу строил чиновник у нас», — объясняет пользу коррупции профессор и его друг технолог.

Новая евгеника

На более низких уровнях коррупция тоже дело не вредное. «Мелкие взятки, которые позволяют повысить качество бесплатных услуг, избежать наказания за правонарушение или изнуряющих бюрократических процедур, безусловно распространены в обществе. Сторублевка медсестре в больнице, коробка конфет школьной учительнице и многое другое, позволяющее значительно облегчить жизнь человеку», — открывают глаза читателю авторы.

Далее авторы тонко раскрывают психологические механизмы взятки: чиновник распоряжается миллиардами, а получает жалкие крохи. Вокруг жируют бизнесмены, а у человека, вершащего их судьбы, ничего нет. Тупой бюрократ может взяток не брать, но и не будет развивать страну, амбициозный и умный человек не забывает ни себя, ни государство.

Взятка — просто компенсация чиновнику за низкую зарплату и тяжелый, ответственный труд

Такая система не по душе разве что обывателю (далее следует прямая цитата): «Рабочий на заводе работает у станка, а получает 30 тысяч, а тут за какую-то бумажку миллион или два получают, пусть даже и у другого жулика забирают, и нет вреда государству и бюджету! Тут требование справедливости слишком далеко заходит. Никто не знает всех обстоятельств дела, и почему рабочий — рабочий, а чиновник оказался чиновником. Возможно, рабочий родился в бедной семье, потому что его отец бухал и не имел возможности дать сыну ни пример, ни денег на образование. Так ребенок расплачивается за грех родителя. А есть еще грехи и не столь очевидные, связанные с психологией, и они передаются целыми поколениями». По мнению авторов, рабочему мешают не только грехи отцов: «Возможно, сам вырос тупым лентяем, интересующимся лишь пивком и бабами, ненавидел учиться и ждал, чтоб школа наконец-то кончилась».

Другое дело — чиновник, который «возможно, в это время отказывал себе и в девушках, и в пиве, и в дискотеках, не имел рубля в кармане, учился в университете, подрабатывал репетиторством, работал лаборантом в морге, таксовал по ночам». «И вот он получил высокую должность, официальная зарплата — как у того же рабочего. И вот этот чиновник считает несправедливой именно такую низкую свою зарплату за такую тяжелую и ответственную работу и за такой тернистый жизненный путь» — апология коррупции готова! Это просто компенсация, а не взятка: «Кто знает, в чем Божий промысел и как еще расплатится этот чиновник за то, что сделал! Не торопись, сторонний рабочий, его судить!»

По заветам Конфуция и Сталина

Сейчас, по мнению авторов, без коррупции было бы хуже, чем с ней. Из исторических экскурсов следует, что появилось взяточничество одновременно с республиканской формой правления, а окрепло в Новое время — оно, по мнению авторов, ознаменовало собой десакрализацию и профанацию власти. Аристократия продавала свои привилегии третьему сословию, забыла свое предназначение и величие. Золотой век в версии составителей книги — сословно-кастовая система, например, в Индии или Греции: «В греческом полисе, где была “демократия”, большинство людей были рабами и слугами, было большое количество бесправных метэков (неполноправных граждан. — Прим. ред.) и периэков (жителей, не допущенных до политических решений. — Прим. ред.), и только очень небольшое меньшинство — граждане». Сословия не взаимодействовали друг с другом, аристократия не завидовала купцам, а те и не думали подкупать чиновничество. В этом случае без коррупции жилось лучше, чем с ней.

Поэтому борьба со взяточничеством — путь неверный. Худший вариант — свергать дурную власть (авторы приводят примеры Украины и Буркина-Фасо). Ошибочный — публичное осуждение, аресты и казни коррупционеров, как в Китае: «Антикоррупционная борьба сейчас очень серьезно подкосила китайское государство и дестабилизировала общество». В России все тоже не очень хорошо: «Количество разнообразных контролеров уже просто абсурдно». Чиновников у нас постоянно ограничивают в полномочиях, проверяют — не дают жизни.

Но в золотой век, когда касты и сословия не думали о казнокрадстве, можно попробовать вернуться — сделать власть сакральной и великой снова. Внимание к проблеме коррупции привлекать не надо: так поступал, по словам авторов, Иосиф Сталин, который расстреливал коррупционеров за другие преступления. В тексте предлагается очень щедро платить чиновникам, чтобы те не завидовали бизнесменам (симптоматично, что, например, врачам они повышать зарплаты не предлагают — пусть довольствуются коррупционной рентой). Самая действенная мера — возврат к кастовой системе: «Если бы люди, которые у власти, были такими, как таксисты и парикмахеры, то они и работали бы таксистами и парикмахерами. Но именно потому, что они не такие, они поднялись на уровень управленцев, стали министрами и президентами. Благодаря своему таланту, образованности, лидерским качествам, трудолюбию и психотипу политиков».

Вы ждали от Кремля образа будущего — так вот же он: новая каста бюрократии и новая, полезная коррупция

Пример рабочего с дурными генами становится совсем не случайным. Идеальной авторы книги считают конфуцианскую систему отбора чиновников в Китае с трехступенчатыми экзаменами. Подобную схему авторы книги предлагают ввести и в России: отбирать в чиновники неких лучших и предрасположенных к этой работе «по психотипу», дать им широкие полномочия, знаки сословно-кастовых отличий, не беспокоить их лишними придирками и подозрениями. «Ему положены особенные привилегии, он находится на большой дистанции от простых людей. К нему необходимо особым образом обращаться, ему нужно особым образом кланяться и соблюдать в общении с ним множество других обязательных церемоний. Попробуй какой-то купец, пусть даже он и богаче этого чиновника, пригласить его в баню!» — так передают образ конфуцианского чиновника второй ступени авторы книги и явно видят в нем идеал. 

«Мало ли чего люди пишут?» — скажет дочитавший до конца этой колонки. Немало, и написано будет еще больше, но мы говорим о писаниях близких к Администрации президента людей. Олег Матвейчев присутствует на совещаниях Администрации президента и предлагает проекты — а вот вам еще один проект переустройства власти. Закрыть глаза на коррупцию, ввести сословно-кастовую систему — дико, но возможно. Экзамены рифмуются с конкурсом «Лидеры России», который проводит первый замглавы АП Сергей Кириенко. Прямо заявляется, что по итогам конкурса его победители получат назначения, участники попадут в резерв. Вот и программа для этой новой элиты подоспела: полномочия без ограничений, особый статус. Народ дик и ленив, коммерсанты корыстны. Главное, не показать эти идеи широким массам, откровения технологов администрации могут довести до беды. Поэтому на книге так и написано — она предназначена для бюрократических элит. Новая каста бюрократии, новая, полезная коррупция, новый порядок.

Вы ждали от Кремля образа будущего — так вот же он.

Автор — журналист издательского дома «Коммерсант».

1 комментарий
Владимир Невейкин

Владимир Невейкин

Теория о пользе коррупции претендует на лавры теории "плоской Земли" :) 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров