big.jpg

Александр Косован: Раздражение богов. Как прошло обсуждение фильма «Убийство священного оленя»

Редакционный материал

Участники проекта «Сноб» побывали на предпремьерном показе фильма «Убийство священного оленя». Фильм снял греческий режиссер Йоргос Лантимос, главные роли в нем исполнили Николь Кидман и Колин Фаррелл. После показа главный редактор журнала «Сноб» Сергей Николаевич поговорил с профессором кафедры кино и современного искусства РГГУ Александром Марковым о том, что связывает этот фильм и древнегреческую мифологию

14 февраля 2018 18:05

Забрать себе

СЛюди, знакомые с древнегреческой мифологией, наверняка заметили в фильме параллель с мифом об Ифигении, которую Агамемнон должен был принести в жертву за то, что убил любимую лань Афродиты. Что еще из мифологии древних греков можно было заметить в фильме?

Начать нужно с того, что люди очень плохо знают культуру Греции последних ста лет, хотя она, к примеру, отмечена двумя нобелевскими лауреатами по литературе. Греческая культура начиная с ХХ века возвращается к древнегреческому представлению о человеке не как о наборе функций организма, а как о сопернике рока. Древние греки считали важным не то, что умеет глаз, сердце или печень, а то, что из этого следует. Концепция, что функции организма распределены как в государстве, более поздняя, она создана Платоном и Аристотелем: ум — это монарх, чувства — его подданные. Для трагиков Софокла, Эсхила и Еврипида же важно, что конкретно следует из того, что человек побледнел или заплакал кровавыми слезами. В каждой реакции организма трагики рассматривали некий духовный смысл. Первоначальное значение жертвоприношений заключалось в том числе в том, чтобы успокоить раздражение тех или иных органов и привести в гармонию духовное начало.

СВ фильме же речь, по моему мнению, идет о раздражении богов.

Бесспорно. И то, как боги действуют, показано прекрасно. Согласно мифам, боги могут принимать обличие людей, причем настолько правдоподобное, что мы никогда не отличим бога от человека.

СКак вы считаете, естественно ли в фильме выглядит возвращение к схемам построения классической трагедии?

Говоря об этом, я вспоминаю Пьера Паоло Пазолини — он действительно пытался возродить трагическую схему. В фильме же Йоргоса Лантимоса лишь отчасти используется этот подход.

СВ одной из своих статей вы сетовали, что античные герои ушли из искусства. Можно ли говорить об их постепенном возвращении?

Да — но при этом герои довольно христианизированы. Можно привести в пример Бесс — героиню фильма фон Триера «Рассекая волны», которая сочетает в себе Антигону и Марию Магдалину. В ее образе есть языческое ожидание рока и сильная христианская вера.

СПочему в фильме подчеркнуто безэмоциональная игра? Это не свойственно ни Николь Кидман, ни Колину Фарреллу — Лантимос как будто намеренно выстроил статичную эмоциональную картину.

Кидман и Фарелл умеют держать в напряжении на протяжении двух часов фильма. В «Убийстве священного оленя» даже без эмоций актерам это удалось. Благодаря подчеркнутой безэмоциональности, крупным планам и скудным диалогам мы могли ближе рассмотреть происходящее и лучше его понять.С

 

1 комментарий
Сергей Кравчук

Сергей Кравчук

По малому и неполному залу сразу видно, что особо никто не заинтересовался греческим фильмом. Лучше бы показали итальянский фильм 

"Собачье сердце", 1976 г. Реж.: Альберто Латтуада.

Уверен, что народу пришло бы больше. И с проф. Марковым было бы о чем поговорить - полностью и покадрово Бортко сплагиатил этот фильм, или все таки добавил туда пару своих собственных кадров.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров