Колонка

Слова на экспорт, новый язык и «поддельные фейки»

17 марта 2018 13:09

Словарный запас. Выпуск 47

Забрать себе

Novichok в английском

Уходящая неделя подарила английскому (да и другим языкам) еще одно русское слово — Novichok. Так называется нервно-паралитическое вещество, которым были отравлены бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия.

Novichok присоединился к заимствованиям последних десятилетий — таким словам, как bratva, krysha, otkat, siloviki, Buk (установка) и другим. Novichok буквально за неделю стал настолько узнаваемым в англоязычной среде словом, что его стали даже обыгрывать. У посольства России в Лондоне появилось граффити с российским «меню»:

Паста «Полоний»
Спагетти «Зарин»
Новичоколад от Путина

Русский язык, как известно, чаще не экспортирует, а импортирует слова. Именно поэтому редкий, но меткий экспорт очень точно отражает происходящее в России в тот или иной период.

Одним из самых ранних заимствований из русского в английский считается слово «соболь» (sable) — в XIV веке этот мех был денежной единицей.

В XVI веке в английский проникли vodka, boyar, cossack, voivoda, tsar, ztarosta, muzhik, rouble, shuba, pirozhki, telega.

В XIX веке — decembrist, nihilist, narodnik. Нетрудно догадаться почему.

В первой половине ХХ века к ним добавились bolshevik, cheka, politburo, KGB, NKVD.

В 80-х — glasnost и perestroika.

В 90-е — криминальная лексика, слова bratva, krysha.

Если попытаться вспомнить, какие русские слова появились в английском и других языках, скажем, в последние 5 лет, придут в голову названия или образованные от имен слова: Buk (установка, из которой, согласно выводам международных экспертов, был сбит малайзийский «Боинг»), глагол krimmen в немецком (незаконно присвоить), упомянутый уже Novichok и нецензурное слово, которое используется по отношению к Путину (западная пресса даже посвящала ему отдельные статьи, разъясняя значение).

По тому, какие слова «поставляет» Россия миру, можно понять, что Россия этому миру предлагает. Судя по заимствованиям последних лет, не соболя, не шубу, не пирожки и не гласность с перестройкой. Россия предлагает оружие и угрозы, в ее меню — паста «Полоний» и «Новичоколад».

Новый международный язык

Отравление Сергея Скрипаля и конфликт с Великобританией с языковой точки зрения знаменательны не только новым словом. Они явили нам совершенно новый язык международного общения. Не такой уж новый для России, если разобраться, просто в эти дни мы получили его в концентрированном виде.

Реакция российских политиков и дипломатов на выступление британского премьера Терезы Мэй актуализировала уже упомянутое здесь заимствование из 90-х — bratva. Именно на языке bratvy в малиновых пиджаках общались «с зарубежными партнерами» российские представители.

«Взяла сумку, пришла, что-то сказала — вообще не понимает, о чем говорит», — сказала о Терезе Мэй Мария Захарова, официальный представитель российского МИДа. «Это кому они 24 часа дают? Не надо пугать!» — добавила она.

В соцсетях появились даже пародии на стиль выступлений Захаровой на международной арене. Журналист-международник Иван Яковина попытался представить, как могло бы звучать одно из ее выступлений.

Постпред России при ООН Василий Небензя, в свою очередь, сравнил британские правоохранительные органы с туповатым инспектором Лестрейдом.

А представитель русской intelligentsia, писатель Эдуард Лимонов написал о Терезе Мэй такие оскорбительные слова, которые язык не поворачивается цитировать даже в исследовательских целях. «Нужно их унижать повсюду, эту шалупонь» — это самая мягкая фраза, которую написал он о британцах (орфография автора сохранена).

В итоге и представители Великобритании, которые говорят совсем на другом во всех смыслах языке, не выдержали. Go away and shut up! — сказал в адрес России британский министр обороны Гэвин Уильямсон.

Сфабрикованные фальсификации

В ногу с последними веяниями идет и язык предвыборной кампании в России. «Я тебе челюсть, сука, сломаю!» — заявил один кандидат в президенты другому кандидату в президенты в ходе дебатов.

А председатель Центризбиркома Элла Памфилова в преддверии выборов придумала новый терминфабрикация фальсификаций.

Она призвала коллег в регионах пресекать распространение фальшивых сообщений о нарушениях избирательного законодательства: «Очень мощно набирает силу такое движение, как фабрикация ложных фальсификаций, мнимых фальсификаций, чтобы дискредитировать выборы кто во что горазд. Это тоже вовремя надо выявлять, хватать за руку», — сказала она.

Слово «фейк» (фальсификация) в последние 2–3 года стало одним из главных слов интернет-пространства и в России, и в других странах. Не случайно именно словосочетание fake news было признано в США словом года.

Фабрикация ложных фальсификаций — это новый уровень фейка. И тут нет никакой иронии. Эта импровизация от главы ЦИКа — еще одно языковое зеркало; в нем отчетливо видны приметы нашей эпохи, в которую даже фальсификации — и те не могут быть настоящими.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров