/ Нью-Йорк

Михаил Идов: Скандал, которого не было

Статью в The New York Times с разоблачением нью-йоркского губернатора читатели с замиранием сердца ждали несколько недель. Не дождались

Участники дискуссии: Катя Кибовская
Иллюстрация: Cagle Cartoons
Иллюстрация: Cagle Cartoons
+T -
Поделиться:

У нас довольно живописный губернатор. Темнокожий и слепой Дэвид Пэтерсон колоритен настолько, что его раса и инвалидность — два наименее интересных факта о нем. А вот два наиболее интересных: во-первых, его никто не избирал (он занял место с позором ушедшего Элиота Спитцера, которого, если помните, подкосил водевильный скандал с проститутками). Во-вторых, свое правление штатом он начал с долгого и добровольного перечисления своих былых проказ, пока до них не добралась пресса. В течение недели Нью-Йорк ежедневно просыпался под новые заголовки: «Дэвид Пэтерсон признает, что увлекался кокаином», «Дэвид Пэтерсон признает былую измену жене» и так далее.

Поэтому, когда две недели назад по городу пошел слух, что The New York Times готовит мощнейший компромат на Пэтерсона, после публикации которого губернатор будет вынужден покинуть пост, как его предшественник, фантазия разыгралась у всех. В конце концов Пэтерсон уже признался во всех стандартных для политика прегрешениях. Daily News предположила существование второй семьи. Gawker, ссылаясь на свои собственные источники, утверждал, что губернатор и его жена состоят в клубе свингеров. New York Post заявил, что Пэтерсона поймали в компрометирующей ситуации в шкафу (именно абсурдная конкретность этого «шкафа» почему-то звучала особенно убедительно). Блогеров больше всего интересовало, каким именно языком скромники из Times будут описывать барочные пороки губернатора. Была известна даже дата выхода статьи. Слухи текли из Times ручьями и во все стороны, как из простреленного дробью ведра. Статью пишет репортер Дэнни Хаким. Ее уже передали в редактуру. Теперь она у корректора. И так далее.

Я думаю, вы уже догадываетесь, что назначенный срок прошел, и никакого компромата не появилось. Заинтригованная пресса терпеливо прождала еще неделю. The Times происходящее не комментировала; Дэнни Хаким, когда до него дозвонился таблоидный коллега, гоготнул и повесил трубку. Затем произошло самое забавное: умные издания вроде Slate принялись писать умные аналитические статьи о том, Что Все Это Значит. Несуществующая статья оставалась главной темой разговоров в течение еще двух недель. Ни одной настоящей статье в The Times такого успеха достичь не удавалось уже много лет.

Далее дискурс вышел на метауровень. Пэтерсон слезно попросил The Times положить конец его мучениям и официально заявить, что статьи про свинг-клуб в шкафу нет и не будет. The Times резонно заявила, что не ответственна за сплетни о себе в других изданиях. Рейтинг Пэтерсона продолжал падать. Выборы приближались. Начинало казаться, что губернатор станет первым в истории политиком, чья карьера закончится из-за скандала, которого не было. Дэнни Хаким отключил телефон.

Наконец, когда даже это всем надоело обсуждать, в The Times вышла небольшая заметка под вежливым заголовком «Быстрый карьерный рост помощника Пэтерсона заставляет обратить на себя внимание». Из нее следовало, что один бывший ассистент и нынешний конфидент губернатора имеет историю приводов за наркотики и хулиганство. В любое другое время статья вызвала бы какой-никакой резонанс, но после месяца общих эротических фантазий — сами понимаете.

Пресса разбилась на три лагеря: одни считают, что Пэтерсон — политический гений ранга Макиавелли, сам запустивший слух о статье; другие — что он сумел договориться с The Times, как подозреваемый со следователем, разменяв один скандал на другой, поменьше, пообещав некие услуги в будущем; третьи, как адвентисты седьмого дня, отказываются верить, что это была Та Статья, и честно ждут пришествия Той Самой, Единственно Верной.

Кошмарная все-таки вещь политика. Да и пресса не лучше.

Комментировать Всего 2 комментария

Следующая статья в The New York Times обвиняет Дэвида Пэтерсона в том, что он хотел замять следствие по делу об избиении Дэвидом Джонсоном своей подруги Шерруны Букер (и даже лично "советовал" несчастной женщине снять обвинения). Джонсон является близким помощником губернатора. Для импичмента этого недостаточно, но для того, чтобы Пэтерсон снял свою кандидатуру с предстоящих выборов, кажется, хватит с лихвой. Во всяком случае журналисты ожидают в ближайшее время официального заявления губернатора.

Пэтерсон действительно объявил, что не будет бороться за избрание на полный срок, и его решение вызвано не столько последними событиями, сколько "стечением обстоятельств". Он доработает положенный ему срок, хотя многие писали, что, возможно, ему также придется досрочно освободить кресло губернатора. Выводы — Пэтерсон все же не Макиавелли, не политический гений, он именно что политический аутсайдер.