Василий Бычков открыл Антикварный салон

26 февраля состоялось превью Антикварного салона, официальное открытие которого будет сегодня. «Этот салон ничем не отличается от предыдущих», — говорит директор ЦДХ Василий Бычков, но на самом деле лукавит

+T -
Поделиться:

Безусловно, если брать картину в целом, все будто бы как всегда. Второй этаж ЦДХ плотно забит старинной мебелью, серебром, иконами, коврами, фарфоровой посудой. Из зала в зал ходят посетители: широкие мужчины средних лет в темных костюмах, юные тонконогие девы, кутающиеся в меховые накидки, будто им зябко или не работает гардероб, пожилые пары и невесть откуда взявшаяся хохочущая компания с маленькой вертлявой собачкой. В каждом зале — продавцы, часть из которых, сидя на антикварных стульях в окружении хрусталя, с деланным равнодушием пьет чай из пластиковых стаканов с утопленным пакетиком, а другая — в туго задрапированных шелковых вечерних платьях с бокалом в руке — общается с потенциальными клиентами. Все знакомо. Но Василий Бычков не любит «как обычно». Каждый раз он придумывает новый проект для Антикварного салона, чтобы «подарить ему особое настроение, напитать особым духом». В прошлый раз центральной экспозицией была инсталляция, посвященная старинному японскому оружию, доспехам и костюмам, в этот раз Василий Бычков подготовил зал, посвященный «шестидесятым», которые в этом году официально переходят в разряд «антиквариата». Центром экспозиции стала личная «Волга» Василия Бычкова, подаренная ему друзьями на день рождения. «Предыдущий владелец машины, кстати, тоже член клуба «Сноб», Дмитрий Гуржий», — говорит Бычков.

Бычков рад, что на 28-м Салоне присутствуют новинки в мире антиквариата — экспонаты, ни разу ранее не показывавшиеся публике. Например, в галерее «Галеев» можно увидеть картины Веры Ермолаевой, сподвижницы Малевича и Зданевича, главы лаборатории цвета в пристанище петроградских ультралевых — ГИНХУКе. А на антресольном этаже, в галерее «Школа», открылась выставка «Художники, которые жили и работали в Париже». Там висит картина Марка Шагала «Парикмахерская» 1914 года, и это первая публичная демонстрация этой работы.  «Самые знаковые работы мы выделяем в топ-лист», — рассказывает Василий Бычков. Сопроводительные листы можно взять на входе в Антикварный салон. Однако «бумажные гиды» посетители берут неохотно, а если и берут, то в них не заглядывают, просто ходят и глазеют. Тем не менее толпа собирается как раз у «топов»: «Портрета крестьянской девушки» Алексея Венецианова из галереи «Русский авангард», у картины Константина Истомина «Сидящая обнаженная Лида» из галереи «Ковчег» или у ковра мануфактуры Обюссон, сотканного еще при Наполеоне.

Одной из таких диковин, которую каждый считал своим долгом посмотреть, стал столовый гарнитур Jules Leleu в стиле ар-деко из галереи «Трансатлантик». Это большая редкость, когда продаются не отдельные предметы мебели, а полный комплект: витрина, стол, буфет и восемь стульев. И хотя такие находки обыкновенно имеют историю, и можно легко проследить, откуда и у кого они куплены, в данном случае это «тайна, покрытая мраком», как говорит совладелица «Трансатлантик» Дарья Анцева, жена Михаила Косолапова. Доподлинно супругам известно лишь то, что авторство мебельного гарнитура принадлежит Jules Leleu. А сделана мебель в конце 30-х — начале 40-х годов прошлого века, в то самое время, которое восхищает супругов более всего.

В Антикварном салоне Михаил и Дарья участвуют второй раз: первый был в самом начале кризиса. Разницы, правда, в портрете потребителя они не заметили: «Сюда приходят те, кто считает, что антиквариат — это надежное вложение денег, и список этих людей, по всей видимости, не изменился». Василий Бычков им вторит: «Антикварный салон — магнит для настоящих поклонников старого искусства, для тех людей, у которых развит дух собирательства, уважение к преемственности времен. Сюда идут за новинками, которые не нарушают традицию и потому выглядят стократ драгоценнее и ярче, чем предметы нынешнего мира гламура. Здесь можно в злобном диалоге покупателя и продавца по-настоящему оценить не только вещи, но и свою страсть».