Модератор Андрей ЛошакАндрей Лошак

Сталин не пройдет

У нас в студии: Генрих Падва

Сталинизация истории вышла на новый виток, когда московские власти решили к 65-летию победы в Великой Отечественной войне разместить в городе плакаты с изображением Сталина. Что можем противопоставить этому мы? Есть ли возможность признать советского диктатора преступником? Как сделать так, чтобы 9 мая перестал быть праздником и стал Днем скорби? Какие конкретные действия могут предпринять участники проекта «Сноб»?

Участники

  • Генрих  Падва Генрих Падва
  • Александр  Липницкий Александр Липницкий журналист, музыкант, коллекционер, режиссер
  • Григорий Ревзин Григорий Ревзин архитектурный критик, обозреватель отдела культуры ИД «Коммерсант», главный редактор журнала «Проект Классика»
  • Юлия Десятникова Юлия Десятникова практикующий психолог и бизнес-консультант, директор Русской гимназии №1 в Лондоне
  • Борис Зимин Борис Зимин бизнесмен, автогонщик, глава попечительского совета Фонда некоммерческих программ «Династия»
  • Никита Соколов Никита Соколов историк, заместитель главного редактора журнала «Вокруг света»
Оригинальная версия
Конспект

Конспект

Татьяна Малкина:

Здравствуйте. На сайте «Сноб» не так давно активно обсуждали, как мэрия Москвы собирается отпраздновать 65-летие победы в Великой Отечественной войне. Всем нам известно, что на улицах города будут развешаны плакаты, в частности с изображением генералиссимуса Сталина. Дискуссия была достаточно бурная, и нам так и не удалось выяснить, можем ли мы этому воспрепятствовать хоть как-то, те, кому это не все равно, и вообще, в плакатах ли дело. Мы собрались для того, чтобы поговорить о том, действительно ли существует сегодня опасность сталинизации в нашей стране и что мы можем сделать для того, чтобы встать на пути у этой угрозы, ежели таковая есть. Гость студии — заслуженный юрист Российской Федерации Генрих Падва. 

Генрих Падва:

Здравствуйте.

Татьяна Малкина:

Я хотела вам напомнить, что в прошлом году главный архитектор Москвы, небезызвестный господин Кузьмин сообщил, что на станции метро «Курская» может появиться памятник Сталину, и вы тогда сказали, что вас возмущает это до глубины души и что власти не понимают, к какому ужасу может привести восхваление Сталина. Ну, вот теперь на очереди плакаты. Вы как считаете, почему, откуда появилась сейчас у властей тема Сталина, отца народов? Что происходит? 

Генрих Падва:

Происходят весьма странные явления. Сталин стал в сознании многих реабилитироваться. Даже среди молодежи я сейчас встречаю такое мнение, что вот все-таки Сталин был великим человеком, очень много сделал хорошего, с его именем мы победили фашизм и так далее. Это очень страшно. Потому что возрождение культа Сталина, сталинизма ведет к катастрофе. 

 

Татьяна Малкина:

Есть ли у нас какие-то легальные инструменты, с помощью которых мы могли бы остановить эту негласную реабилитацию Сталина? 

Генрих Падва:

Это очень трудно. Для этого нужна политическая воля. Без этого невозможно ничего сделать. Судебные органы не могут ничего сделать. Невозможно же судить умершего человека. Со смертью человека прекращается уголовное преследование, даже то, что  было до момента его смерти. Значит, это возможно только общественными способами. 

Татьяна Малкина:

А можно ли судиться с мэрией Москвы, например, с правительством Москвы за то, что оно развешивает плакаты человека, который, с нашей точки зрения, является кровавым палачом и преступником? 

Генрих Падва:

Я не уверен, что может быть такая возможность. Но надо подумать, поискать. Так вот впрямую, конечно, у меня не возникает возможность подачи в суд на мэрию Москвы. 

Татьяна Малкина:

Александр, у меня к вам вопрос. Вы в свое время написали, что это вообще национальный позор — заказывать государственный гимн человеку, который всю жизнь восхвалял Сталина, однако гимн у нас теперь такой позорный. Скажите, почему, с вашей точки зрения, происходит это самое ползучее возвращение усатого генералиссимуса в нашу жизнь? 

Александр Липницкий:

У нас молодое общество. То есть стране, в которой мы живем, всего 20 лет, и то, что в этой стране не проведена десталинизация, не проведен процесс по осуждению преступлений сталинского режима и большевиков в целом, ставит нас перед фактом, что это все равно придется сделать. И здесь я согласен с нашим гостем в том, что иначе будет катастрофа. Общество сейчас должно сделать то, что оно упустило в первые 20 лет своего существования — я имею в виду свободную Россию, после падения коммунизма, в 1991 году. Иначе это все может повториться в любой момент. Нет рычагов, ни юридических и никаких других, и мы ничего не сможем сделать с властью в Кремле, которая может встать с левой ноги и повторить пройденное. 

Татьяна Малкина:

Андрей, как вы считаете, а есть у нас какие-нибудь основания предполагать, что общество может озадачиться этой проблемой сталинизации? 

Андрей Амлинский:

Я, честно говоря, не согласен с Александром Липницким и, при всем моем уважении, не согласен с господином Падвой. Дело в том, что нашему обществу не 20 лет, и в этом вся проблема. Проблема начинается там, где Сталин, читая Ивана Грозного, пишет: «Учитель, учитель…» — красным карандашом. То есть, грубо говоря, проблема настолько глубока, что ее как бы нет. В том смысле, что никакой десталинизации нет, потому что все, что мы видим, вся этика и эстетика — это построено Сталиным по законам феодального, так сказать, государства в стиле Грозного. Это древняя вещь. Сталин является краеугольным камнем российской государственности, и только изменение вектора исторического развития позволит нам как бы избавиться от сталинизма. Помните, была такая песня: «Сталин и Мао слушают нас». А потом китайцы обвинили нас в ревизионизме, когда мы провели ХХ съезд. Так вот, я думаю, что на самом деле Китай нам поможет. Дело в том, что Китай является ролевой моделью для сегодняшних властей России. Это бурно обсуждается в обществе. Я думаю, что глобальное потепление качнет китайскую цивилизацию в сторону Запада, в сторону России. И когда это произойдет, то нам придется выбирать: или быть новой, по-настоящему сталинской цивилизацией властей с коммунистическим Китаем, или качнуться в западную цивилизацию, стать буфером между сталинизмом и правами человека, человечностью и тем, что называется западной цивилизацией. Только тогда произойдет десталинизация. Я думаю, на столетие великой победы, когда умрут последние дети империи, императора больше не будет в городе, и все изменится. 

Татьяна Малкина:

Какой оптимистичный прогноз. Спасибо большое. Григорий, а вы согласны с Амлинским? 

Григорий Ревзин:

Вы знаете, здесь нужно разделять какие-то очень  глубинные уровни, глубинные структуры общества, которые действительно имеют очень долгую историю. Можно взять книжку Пайпса «История России» и посмотреть, как структуры тоталитарного построения государства и собственности, управления проходят через всю русскую историю и как они выразились в сталинизме. На этом уровне делать абсолютно нечего, это большие цивилизационные процессы, которые сами идут, мы не можем ими управлять. Совершенно другая ситуация — это прощупывание почвы какими-то отдельными чиновниками, нельзя ли, так сказать, под это дело вернуть Сталина. А когда вывешиваются портреты Сталина, когда делается метро «Курская» — это прощупывание почвы. В отношении этого мы как раз противостоять не можем. Здесь обратная ситуация. Нельзя лечить болезнь, она слишком длительная и геологическая, но можно лечить симптомы. А они вот буквально проявлены и показываются. Юридических способов борьбы с такими инициативами нет. Все-таки у нас есть решения ХХ съезда, в которых Сталин признан преступником, по крайней мере по убийству Кирова, по ситуациям 37-го года, очень ограниченно, но, тем не менее, есть. И Россия является правопреемницей СССР, то есть эти решения так или иначе государственно признаны. 

Татьяна Малкина:

Как я понимаю, даже если предположить, что Сталина можно считать осужденным преступником, в России нет такого закона, который возбраняет вывешивать его изображения где бы то ни было. Поэтому, с этой точки зрения, это легальный тупик, как мне представляется. 

Григорий Ревзин:

Ну, тогда здесь только акции гражданского действия. Когда они вешают Сталина, они хотят сказать обществу, что они есть. Ну что здесь можно сделать? Надо всего лишь показывать, что есть мы, которые не любим Сталина и вывешиваем свои, противоположные, или плюем в то, что они повесили. 

Татьяна Малкина:

А вот Степан Пачиков, участник проекта «Сноб», тоже считает, что история с вывешиванием к дню Победы портретов Сталина — это такой в некотором смысле пробный шаг, когда якобы вот эти неизвестно кто, пытаются понять, насколько общество может прогнуться. И какого уровня оскорбление общество готово стерпеть. Но при этом существует точка зрения такая: подумаешь, 10 портретов из 300  повесят — вопрос вкуса. Это как «их, Петровых, не поймешь», им вот нравится. Сталин был генералиссимусом, действительно верховным главнокомандующим во время войны. Вычеркнуть его из истории? Лужков, кстати, недавно, сказал: «Не надо вымарывать Сталина из истории». Что с этим-то делать? Потому что понятно, что это демагогия. Одно дело — не вымарывать из истории, как это в свое время делал Сталин, и нам известно, великолепная есть книжка комиссарских фотографий, которые исчезали постепенно с этих групповых фотографий. А другое дело — под девизом «не вымарывать» как-то подсовывать нам его. 

Генрих Падва:

Для начала я хочу обозначить свою позицию, чтобы не было никаких недомолвок. Я считаю, что Сталин — один из самых больших преступников в истории человечества, что его преступления сопоставимы с гитлеровскими, хотя во многом они разнятся: Гитлер уничтожил чужих, а Сталин уничтожал в первую очередь своих. Но при этом, понимаете, Гитлер, конечно, символ фашизма, а Сталина продолжают очень многие считать апологетом фашизма. Хотя многие справедливо думают, что разницы между сталинизмом и фашизмом почти нет. Хотя в итоге столкновения этих двух систем сталинская система победила и избавила человечество от фашизма, а сама тоже вскоре, слава богу, рухнула. Но, с другой стороны, есть проблемы. Лужков сказал: вымарывать нельзя, но давайте себе представим, я сейчас просто не могу вспомнить, где-то памятник Ивану Грозному стоит — что, нужно его сейчас сносить? 

Татьяна Малкина:

Нет. 

Генрих Падва:

А он тоже ведь злодей. 

Татьяна Малкина:

А что, нужно развешивать плакаты с изображением Ивана Грозного к 65-летию великой Победы? 

Генрих Падва:

Нет, но Сталин все же был. И ужас заключается в том, что, несмотря на то что он был злодеем и преступником, наши люди умирали с его именем. 

Юлия Десятникова:

Кто умирал с этим именем — не знаю. Мне по молодости приходилось разговаривать очень много с людьми воевавшими, и я их спрашивала, пока они были еще живы, умирали они с этим именем или нет, и выяснялось, что очень по-разному. Кто-то умирал с этим, а кто-то и тогда, между прочим, очень хорошо понимал что к чему. И, на мой взгляд, есть большая разница — снести памятник, который стоит где-то там, и повесить заново плакаты, которые нигде не висят. Это решение, которое принимается сегодня, сейчас и в нынешних условиях почему-то. 

Никита Соколов:

Я слушаю этот разговор с чувством глубокого сожаления. Собравшиеся здесь антисталинисты разговаривают, усвоив модели рассуждения, которые этот режим подпирают. Кажется, Ревзин говорил о том, что это цивилизационные закономерности такие, большая русская колея. 

Татьяна Малкина:

Да, «Сталин всегда живой, Сталин всегда с тобой». 

Никита Соколов:

Не существует никакой колеи! Не существует никакой колеи и матрицы. Наука искала эту колею полтора столетия — не нашла, не существует. В это можно веровать, но научными средствами эта колея не просматривается. ХХ век дал этому надежные доказательства: две Германии, две Кореи — отлично. Нет никакой национальной колеи, все выдумка. Как воспитали следующее поколение, так оно и думает. Как сейчас нынешнее поколение воспитают на филипповских учебниках, где Сталин — великий менеджер, так оно и будет думать. Нет никакой колеи. 

Татьяна Малкина:

«Эффективный менеджер» называется. 

Никита Соколов:

И поэтому пересматривается все очень быстро. И если уж мы говорим о памятнике Грозному, то обратите внимание, это замечательная история, она, к сожалению, упорно забыта. Когда ставили памятник тысячелетию России в Новгороде в 1861 году, новгородская общественность потребовала, чтобы на нем не было Грозного, и на нем нет Грозного. На памятнике тысячелетию России нет Ивана Грозного, потому что так потребовали новгородцы. Второй вопрос, чрезвычайно болезненный для меня и чрезвычайно важный, который в последние минуты был поднят. Когда Генрих Павлович говорит, что система одержала верх в войне, система победила, одна система получила другую… Не система! Ведь когда вы говорите, что сталинский режим, советский режим оказался крепче и победил, это же ровно и есть главный аргумент сталинистов: да, Сталин такой-сякой, но созданная им махина оказалась мощной и надежной. 

Была большая ученая конференция полтора года назад на эту тему. Съехались со всего мира ученые люди, судили пять дней, рядили, в том числе там была и военная секция. И итог этому научному изучению подвел на заключительном заседании Даниил Гранин одной фразой: «Та армия, которую создал Сталин для себя, войну просрала в 41-м году». А потом выиграла войну другая армия, которую этот режим допустил создаться, совершенно с другим людским материалом и с другим настроением людей. И эти люди умирали не с именем Сталина на устах, а с надеждой, что распустят колхозы. Вот это наука точно установила. А вот потом, начиная с 1965 года, эту память начали вытравлять и заменять памятью о победе великого режима. Последствия этого мы сейчас видим и расхлебываем. 

Татьяна Малкина:

А вообще имеет смысл как-то брыкаться по поводу такой мелочи, как плакаты? 

Никита Соколов:

Всегда имеет смысл брыкаться. Потому что нет никакой колеи, и результирующая исторического процесса — это результат человеческого брыкания. Сколько набрыкаемся, так и будем жить. 

Юлия Десятникова:

Я абсолютно согласна. Я считаю, что брыкаться имеет смысл всегда, без исключения. 

Татьяна Малкина:

Александр, на сайте «Сноб», на вопрос о том, есть ли какая-нибудь разница между Сталиным и Гитлером, вы заявили, что никакой разницы не видите и по-хорошему любое употребление этих имен должно быть наказуемо. 

Александр Липницкий:

Разницу там можно наблюдать только в том, что до штурма Берлина Гитлер больше берег все-таки свой народ и своих солдат, чем Сталин, то есть с точки зрения негодяйства я ставлю Сталина на первое место из этой парочки. Ну, я бы еще вот что сказал. Я специально надел вот эту майку, где изображены  герои фильма «Братья Блюз», в этой музыкальной комедии главная тема — это то, как американцы умеют смеяться над фашизмом. Это не просто музыкальный фильм. Пока в нашем обществе не воспитана культура презирать убийц и преступников, презирать, потому что мертвых уже поздно ненавидеть и осмеивать. Только тогда действительно может вырасти поколение, которое правильно будет расставлять точки над i. В 90-е годы была такая десталинизация — в кино, если вы помните, были комедии про Сталина и про Берию. А потом это все исчезло. 

Татьяна Малкина:

Борис, как вы думаете, что должно произойти в нашей стране, чтобы сограждане научились презирать тиранов?

Борис Зимин:

Я не знаю, что должно произойти в нашей стране. Я знаю, что страна, общество с такими ценностями, которые допускают Сталина, просто нежизнеспособно, его не будет в скором будущем. И это меня сильно тревожит, потому что это моя страна, это мое общество. Что для этого нужно сделать? Могу сказать только за себя: я пойду 9 мая или когда вывесят вот эти плакаты, наберу, если сумею по брезгливости решить некоторые технические проблемы, дерьма и пойду бросать в эти плакаты. Это будет моя реакция, мой ответ, что ли. 

Татьяна Малкина:

Это здорово, и я тоже вот уже грозилась где-то публично, что куплю себе пейнтбольное ружье и буду это делать. Нас арестуют и посадят в обезьянник, это теперь почетно, а проблема в том, что согражданам-то все равно. Это же в головах разруха, как всегда, не в унитазах, а в головах. Мария, вот что вы думаете? 

Мария Генкина:

В данных опроса «Левада-центра», которые я нашла где-то в Интернете, в новостях, было сказано, что решение московских властей расклеить на улицах столицы плакаты, готовы поддержать только 12 процентов россиян. В то время как неприемлемыми подобные действия считают более половины опрошенных граждан. И это в целом по России, не только в Москве. То есть в общем-то, когда мы говорим о десталинизации, такая статистика говорит об обратном. Все-таки общество все еще настроено достаточно негативно по отношению к Сталину. Поэтому говорить нужно больше о тенденции, а тенденция в том, что гораздо больше людей с начала 2000-х стали относиться к Сталину равнодушно. Количество граждан, которые безразлично относятся к фигуре бывшего генсека, увеличилось больше чем втрое — с 12 до 38 процентов. То есть вместо того, чтобы увеличилось количество людей, которые Сталина поддерживают, растет апатия к этому вопросу вообще. И, кроме того, приведя эту статистику, стоит говорить не о том, хороший Сталин или плохой, идет эта тенденция или не идет, а стоит говорить, зачем это было сделано. 

Татьяна Малкина:

Кому и зачем это нужно?

Григорий Ревзин:

У меня было такое представление, что мы все время уходим в дискуссию об исторической колее, о больших процессах. На самом деле, речь идет о простых пиар-акциях. Значит, повесили портреты, всего десять, разговоров о них гораздо больше. Это очень эффективная пиар-стратегия. Дальше, если мы все придем забрасывать эти портреты дерьмом, то вокруг 10 портретов будут как раз стоять ветераны и дерьмо мы будем бросать в них. То есть мы продемонстрируем неуважение к ветеранам, естественно, под камеры и под все остальное. Я бы предложил их все-таки залить дерьмом заранее, а не 9 мая. Давайте от сайта «Сноб» или еще каким-то способом все-таки закажем рекламную кампанию, типа выкупим у правительства Москвы какие-то рекламные площади и расклеим антисталинские плакаты. Или давайте прекратим усиливать резонанс. 

Татьяна Малкина:

Борис, мне кажется, мы уже не идем дерьмом забрасывать. 

Борис Зимин:

Во-первых, далеко не все ветераны — сталинисты. Это совсем не так, авторитетно заявляю, обращаясь к авторитету своего собственного деда и вообще к некоторым другим. Не нужно говорить, что ветераны — это те, чью память можно задеть, бросая дерьмом в Сталина. Что касается того, зачем это надо Лужкову или власти, я думаю, что мы имеем дело с разбалансировкой всей системы власти. Ведь у них же нет одной головы, у них же куча голов. И это некоторый фьюжн из разных тенденций. В том числе, я думаю, что идет речь о некоторой провокации. Стравить народ друг с другом — это хороший ход для того, чтобы отвлечь от насущных проблем. Что делать? Вы знаете, я согласен, может быть, имеет смысл сделать рекламу, сделать акции с участием тех же ветеранов, как-то эту тему осветить, повлиять с помощью пиар-технологий. 

Юлия Десятникова:

Я сейчас хочу выступить просто как психолог. Смотрите, у массы всегда очень сильный подражательный эффект. Поэтому идея, что раскачивать лодку в угоду не важно каким целям, это неправильно. Но некая контрпиар-акция может служить, если люди значимые, понятные и знакомые всем просто в спокойном, но очень четком и уверенном режиме в тех или иных формах, на тех или иных площадках выскажут свою позицию. То, что я или Борис пойдем кидать помидоры, это мало кого впечатлит, потому что мы не являемся такими знаковыми фигурами. А вот если Генрих Павлович выскажет свою точку зрения или люди такого общепризнанного масштаба каким-то образом себя в этом смысле обозначат, то люди склонны в этом смысле будут строиться в шеренгу и прислушаться к этому. 

Татьяна Малкина:

А если оплатить изготовление рекламного или антирекламного ролика, главным героем которого будете вы, Генрих Павлович, и запустить его на коммерческой основе, например, на РТР, где с трудом удалось замять фактическую победу Сталина в проекте «Имя Россия», вы будете в этом участвовать?

Генрих Падва:

Ну, возможно. Я внимательно слушаю, и, с одной стороны, тут абсолютные единомышленники в оценке того, что из себя представлял Сталин и что из себя представляет сталинизм. Но дальше идут совершенно разные точки зрения на то, что в связи с этим надо делать, как себя проявить и так далее. Я абсолютно не сторонник, я считаю вредными всякого рода акции на улице, с плакатами идти против, контрдемонстрации и так далее, и так далее. Это возбуждает особую рознь, озлобление в обществе, жестокость, порождает новую жестокость и так далее. Я не вижу никакой опасности в том, что большинство, часть, все, не важно, ветераны — сталинисты. Их уже не так много, и они не представляют реальной опасности. Вы поймите, что сегодня коммунистическая партия нашей страны занимает второе место, вслед за «Единой Россией». Так, кажется, называется наша правящая партия. Так вот, там же не одни ветераны — вот в чем ужас. 

Татьяна Малкина:

То есть реальная опасность — это избиратели, люди, россияне. А делать-то что, Генрих Павлович? Что мы можем? Вот вы у нас главный юрист.

Генрих Падва:

Надо добиться того, чтобы за некоторое время до 9 мая вышло огромное количество публикаций, которые разъяснили бы, показывали все то, что совершенно не знает молодежь. Я-то вот общаюсь со многими, не знаю, есть ли такой опыт у кого-то еще, но я поражаюсь неграмотности, незнанию, непониманию того, что было, и что такое сталинизм, и что такое наша победа. Я знаю такие факты, что некоторые наши юноши и девушки, которые учатся за рубежом, когда им рассказывают о нашей истории, вступают в яростные споры, что вы неправду говорите, вы клевещете на нашу страну, что это мы победили и так далее, и так далее. Получается, что школы наши воспитывают сталинистов! Это совершенно точно в большинстве случаев, особенно в провинции. Там все по-старому, старые учебники, старое мировоззрение, старое мироощущение! Вы, конечно, во многом правы, что у нас сталинизм еще жив. 

Татьяна Малкина:

А мы можем, с юридической точки зрения, сделать что-нибудь обоснованное, чтобы инициировать некий процесс, в результате которого сталинский режим был бы признан преступным? 

Генрих Падва:

Ну, что значит — признать преступным? Надо показать, в чем его преступления. 

Татьяна Малкина:

А что, что-то еще неясно про содержание преступлений? 

Генрих Падва:

Послушайте, ну кому ясно? Вот пойдите в школу, пойдите к десятиклассникам, спросите, они что-нибудь слышали о ХХ съезде, учили они, читали это, понимали они? Они понятия ни о чем не имеют!

Татьяна Малкина:

Но если они будут учить историю по учебнику Филиппова, они даже не то что не будут знать, а они будут знать, что Сталин — это был эффективный менеджер такой. 

Генрих Падва:

Так вот, вот! Вот огромное поле, вот где надо всей интеллигенции работать. 

Татьяна Малкина:

А как нам воздействовать, какие у нас есть рычаги воздействия на власти? 

Андрей Амлинский:

Друзья, чтобы не ждать еще 100 лет или 50, пока Китай обратит свои взоры к нам и мы сами станем Европой, должен пройти процесс. Есть два процесса. Процесс первый — это и Германию, и Японию принудили к изменению сознания. Кстати говоря, у нас был исторический шанс, если сейчас говорить без иронии, во времена Ельцина, когда можно было провести глобальную десталинизацию. Такой исторический шанс был, но огромные человеческие массы вовлечены были в коммунистическую партию, и не нашлось той самой политической воли, чтобы довести это до конца.  Потому что и сам Ельцин, и все остальные были, к сожалению, членами этой же партии, которая была бы, скажем, запрещена.

Татьяна Малкина:

Закон о люстрации, помните, тогда обсуждался. Невозможно. 

Андрей Амлинский:

Вот, но, тем не менее, такой исторический шанс был, и мы его миновали. И вышли как бы не на той остановке или не вышли вообще. Значит, мы должны, или кто-то, или, как я говорю, исторические обстоятельства должны принудить нас к этому. И тут второй вопрос. Правильно кто-то сказал, что Сталин — это абсолютное зло. Помимо исторической составляющей есть, можно сказать, извините, религиозная составляющая. Это антихрист, абсолютное зло. И поэтому нам в принципе нужен изгоняющий дьявола. Нам нужен экзорцизм как бы нашей нации. Экзорцизм, который бы очистил нас от скверны. 

Александр Липницкий:

Очень много громких слов — экзорцизм, экзорцизм. Это то, о чем я с самого начала говорил. Не нужно никакого экзорцизма. Нужен просто процесс, уголовное преследование преступников, вот и все. Ничего вы не придумаете с этим экзорцизмом, это пустые слова. Мы ушли от вопроса. А каким военачальником, собственно, был Сталин? Мы об этом говорили на предыдущей передаче. Он был одним из самых неудачливых и бездарных военачальников в истории человечества. Потому что, если вы будете читать вот эти 30 томов «Истории государства российского» Соловьева, вы увидите, как скрупулезно русские подсчитывали свои потери. Это же все только при советской власти, после Гражданской войны и тем более после репрессий возникла иллюзия, что русские в России относились к людям, совершенно не считая их. Очень внимательно потери подсчитывались, в то время как при Сталине они не подсчитывались вообще. И соотношение потерь — вот чем можно доказать молодому поколению, что этот портрет совершенно не имеет отношения к военачальнику, что, наоборот, за несколько первых недель войны этот военачальник потерял 600 тысяч человек — даже больше, чем Наполеон за всю свою неудачную кампанию, которая привела к гибели всей французской гвардии — 600 тысяч человек. Вот что нужно сделать ко Дню Победы. 

Татьяна Малкина:

Генрих Павлович, а действительно гражданский иск возможен, с вашей точки зрения? Я знаю, что это не совсем ваш профиль, но есть мнение юристов, согласно которому, если будет в России учреждено общественное движение, оно может инициировать гражданский процесс  над сталинизмом как режимом. 

Генрих Падва:

Ну, уголовный процесс, я думаю, бесспорно невозможен. Я специально над этим не думал, но судить мертвеца не предусмотрено нашим законом. Более того, законом предусмотрено прекращение любого дела, если человек умер.

Татьяна Малкина:

Но ЕС не так давно, между прочим, осудил сталинизм наравне с фашизмом, что вызвало резкую реакцию МИДа Российской Федерации, который сказал: руки прочь от нашего Сталина, не надо сравнивать несравнимое! 

Генрих Падва:

Но, может быть, если заняться этим, можно что-то придумать. Я не беру на себя смелость на сто процентов сказать, что это невозможно. Вот как я сейчас это ощущаю, помню и представляю себе, я не вижу таких возможностей.

Татьяна Малкина:

Генрих Павлович, а поисследовать наличие таких возможностей от лица клуба «Сноб», например, который хочет инициировать некий процесс, видимо, гражданский, вы готовы или нет?

Генрих Падва:

Дело в том, что у нас были прецеденты создания специальных судов. Создавались специальные суды для борьбы с инакомыслием, и, по существу, всякие варианты были. Для этого создавались новые законы. Это все вещи неконституционные, недемократические. Надо создать специальный суд, даже создать какие-то законы, которые бы позволяли рассматривать вопрос. В рамках общегражданского суда это совершенно невозможно, в рамках Конституционного суда была попытка, она провалилась. Только вот зачем общество рвать на части сейчас? Все-таки хочется, конечно,  чтобы были покой и стабильность. А представляете, какую бомбу подложить, чтобы сейчас вдруг снова признать, скажем, коммунистическую партию такой же преступной, как был СС — ну, к примеру.

Татьяна Малкина:

Ну, хорошо, а все согласны с тем, что этот процесс над Сталиным, ежели такой можно было бы организовать, станет бомбой и разорвет общество на части?

Генрих Падва:

Нет, ну, в отношении Сталина, я думаю, можно начинать инициировать какие-то глубокие, серьезные процессы. Вот тут роль интеллигенции должна быть колоссальная. Но у нас интеллигенция, к сожалению, очень инертна. Вы знаете, почему мы проигрываем многие выборы? Потому что коммунисты, они привыкли строем идти, и они все идут на выборы, все голосуют за свою партию. А мы начали как единомышленники, а потом друг друга начинаем поносить, что как бы это неправильно, это не так. А думать-то надо, как объединиться! Как объединяться и искать не противоречия между каждым из нас, если у нас идеологическая установка одна, если мы все знаем: да, Сталин преступник. Не надо дискуссий! Нужны не дискуссии, а решения какие-то.

 

Татьяна Малкина:

Давайте перейдем к решениям.

Григорий Ревзин:

Я даже немножко себя устыдился, потому что ситуация такая: мы хотим осудить Сталина, но при этом как бы пытаемся переложить ответственность за это на юристов, чтобы был какой-то закон, какой-то орган, какой-то суд, чтобы он чего-то решил и мы уже жили спокойно с решениями этого суда. А с какой стати юристов-то в бой бросать? Они совершенно такие же люди, как и мы, и нет у них никакого авторитета противостоять чему-то. Ну, в рамках их профессии эта проблема неразрешима. Это первое. Теперь второе. Спорить о Сталине, о причинах сталинизма совершенно не о чем, все мы здесь, в общем, одинаково к этому относимся. По-моему, это имеет академический интерес. И третье. Если в целом есть это согласие и есть опасения относительно того, что общество очень поддерживает Сталина, в чем я лично сомневаюсь, потому что мне кажется, что мы ведем сейчас диалог вовсе не с обществом, а с властями, с очень конкретными людьми, например с Юрием Михайловичем. Если речь идет о молодежи, Интернет — это идеальная среда, там никто не контролирует. Вот тут очень легко делать разнообразные акции, архивы, рекламу. Если речь идет о ветеранах, то чего их убеждать? С именем Сталина они умирали, без имени… Давайте просто к ним отнесемся с уважением. Все структуры, поддерживающие сталинизм, очень архаические, переиграть их можно какими-то сегодняшними прогрессивными структурами. Мы же представляем собой более высокоразвитое общество и более интеллектуальное, изощренное, что ли, в смысле пропаганды, чем то, чем обладал Сталин. Там были очень простые инструменты и они тупо действовали. У нас много возможностей.

Татьяна Малкина:

Михаил, вы согласны с тем, что только мощная культуртрегерская такая интервенция нам поможет?

Михаил Калужский:

Да, и более того, я бы добавил следующее. Неслучайно поводом стало 9 мая. Разговор о Сталине сейчас возможен только в связи с Победой. Совершенно очевидно, что в другом контексте он будет восприниматься так, как он воспринимается. И мне кажется, что еще одним дополнительным средством смены этого вектора является обсуждение того, что, собственно, мы празднуем 9 мая. До тех пор пока это праздник бряцания оружием, там может появиться плакат со Сталиным. В тот момент, когда мы заговорим о 9 мая, чего до сих пор не было в нашей стране, как о Дне памяти павших, как некогда мы вспоминаем тех, кто защитил страну и победил фашизм, эта ситуация может поменяться. Очень важно изменение всего модуса разговора о войне и о том, что, в общем, Вторая мировая началась не 22 июня 41-го года, а 1 сентября 39-го и что закончилась она не 9 мая 45-го, а в сентябре 45-го. Разговор о том, кто воевал, как воевал, все то, что называется «сэлф хистори», наши воспоминания, воспоминания наших родственников, вот это способно поменять наше отношение к предмету и тем самым, простите за такой лозунг, вырвать войну из рук тех, кто проводит символическую мобилизацию под именем Сталина.

Борис Зимин:

Абсолютно согласен с Михаилом. Мы празднуем победу, а нужно устраивать день памяти, как это сделано по всей Европе и по всему миру. День памяти, а не день выяснения, кто победил, кто выиграл. К сожалению, нам не удастся строить второй Нюрнберг, но по поводу Сталина. И хотя я призывал бросать в Сталина, в его портреты, чернилами и дерьмом, я понимаю, что это ничего не даст для решения проблемы. А вот заменить празднование победы на память — это действительно может помочь обществу вылечиться. Потому что когда мы будем вспоминать, мы узнаем все жертвы, мы вспомним про своих, мы вспомним про Катынь. И тогда многие вещи станут более понятными и, в общем-то, очевидными. 

Михаил Калужский:

А вот интересно, можно ли на это 9 мая организовать, я не знаю, митинг, или шествие, или демонстрацию под лозунгом воспоминаний, памяти о павших, а не под лозунгом великой Победы, когда мы захватили пол-Европы? 

Татьяна Малкина:

Миша, я возьму на себя смелость вам сразу сказать от лица «Сноба», что если вы возьмете на себя труд разработать концепцию подобного митинга и подумать о логистике, то я уверена, что «Сноб» вас поддержит. А Амлинский, я считаю, должен заняться изготовлением альтернативных плакатов, так как это его профессия. 

Андрей Амлинский:

С удовольствием, друзья! 

Александр Липницкий:

Мы забыли о том, что в нашем сообществе выходит весьма интересный журнал. Так, может быть, стоит попробовать найти консенсус внутри нашего сообщества и сначала договориться с Владимиром Яковлевым и редколлегией? Есть еще целый месяц, чтобы посвятить этот журнал нашей теме, нашей дискуссии. Пожертвовать определенной здоровой гламурностью нашего неплохого, интересного журнала. Вот, наверное, это был бы серьезный и ответственный шаг. 

Татьяна Малкина:

Отлично. Уважаемые члены проекта, я предлагаю начать работать над этим уже сейчас, потому что времени не осталось. 

Никита Соколов:

Мне нечего существенно добавить, за исключением того, что не надо стремиться к юридическому осуждению чего-либо, особенно в таких сложных случаях. Сталин — это символ. Гражданская война в России не закончена, а просто перешла в холодную фазу. И это вопрос юридически не решаемый. Скорее, решаемый моральным усилием. Напомню знаменитую реплику Екатерины: «Плохо тому государству, где приходится исправлять законами, а не обычаями». Вот если бы Юрий Михайлович вдруг столкнулся с тем, что ему перестали подавать руку, например, в Кремле после этих плакатов, это был бы сильный ход. 

Татьяна Малкина:

Интересно, есть ли у нас какой-нибудь шанс. 

Мария Генкина:

Меня удивило, что только один раз прозвучала «Единая Россия» во всем разговоре. Мне как раз кажется, что они, в принципе, партия, которой на руку десталинизация и шумиха, которая возникла вокруг этих плакатов. Потому что в последнее время у них появились прецеденты, когда они проигрывают коммунистической партии. И вот тут заявить о том, что они тоже против Сталина, что идет вместе с основным чувством населения России, как раз очень выгодно «Единой России». Проблема в том, что нет партии какой-то еще, которая могла бы поддерживать этот процесс десталинизации и быть в то же самое время отличной от того, чем сейчас является «Единая Россия». Мы это не обсуждали. Может быть, в комментариях как бы больше пойдем по этому поводу. 

Татьяна Малкина: Юлия, ваше слово. 

Юлия Десятникова:

Я очень верю в роль личности в истории и в роль индивидуума. И мне кажется, что если большое количество ярких людей решат что-то сделать, действительно перестанут про это бесконечно разговаривать и сделают, то это будет лучше, чем если они этого не сделают. 

Татьяна Малкина:

Генрих Павлович, какой вклад в этой святое дело вы готовы внести? 

Генрих Падва:

Вы знаете, вот все замечательно, очень хорошие мысли, очень хорошие предложения. Мне очень близка мысль о том, чтобы сделать этот день — 9 мая — днем скорби. Но, вы понимаете, это только для элиты, и то не всей. А народу-то… отобрать у народа праздник — вы знаете, что это такое? Представьте себе! Сейчас сказать: давайте 9 мая будет не праздник, а день скорби...

Татьяна Малкина:

Но выходной. 

Генрих Падва:

Но надо же думать о том, как этот народ все-таки поднять хоть немного. Хотя бы до простых пониманий. 

Андрей Амлинский:

А вы знаете, что 70 процентов наших людей не чистят зубы? Есть исследования. Мне кажется, это как-то связано со сталинизмом. 

Татьяна Малкина:

На этой парадоксальной ноте я предлагаю завершить нашу дискуссию. Понятно, что Сталина можно вынести из Мавзолея, но, к сожалению, нельзя вынести из умов и сердец наших сограждан. Хотя все мы, здесь присутствующие, безусловно, готовы пытаться. И у меня есть основания считать, что в ближайшем будущем проект «Сноб» предложит всем его участникам, а также сочувствующим принять участие в некоторых акциях, которые, если мы все навалимся, имеют шансы быть успешными. И мы хоть что-то кому-нибудь объясним. Сталин не должен пройти. Но пасаран! Счастливо. Спасибо.

Материалы к дискуссии

СамоеСамое

Все новости
Комментировать Всего 100 комментариев

Анастасия Малявко Комментарий удален

Нельзя жить прошлым - это путь в никуда. Нужно трезво и прагматично оценивать ситуацию сейчас, которая грозит или гражданской войной или падением существующей власти. Очнитесь, сейчас 20 марта 2010 года. Нет сейчас войны, нет КПСС, нет Сталина - они мертвы и их едят в земле черви. А мы тут вот все сидим и не хотим некрофилии, а кто хочет - пусть повесит Сталина у себя дома, чтобы никому не было обидно и пусть чтит память о предках в себе в первую очередь, а не в соседе.

Анастасия Малявко Комментарий удален

Многие люди имеют привычку не жить в настоящем и пытаются свою привычку навязать другим, Большую часть времени они предпочитают проводить или в прошлом - пережевывая обиды, или в ожидании будущего - выдумывая несуществующее. Переживания прошлого не приносят ничего, кроме подтверждения своих обид и разочарований. А ожидание будущего готовит новые страдания. Плоды приносит только жизнь в настоящем. Иначе у нас нет будущего, потому, что того что было уже нет и не будет. Сталин - это политическая компульсия, которой нужно противопоставлять нынешние достижения, а не возвращаться к воспоминаниям, пусть даже к светлым для большинства, усиливая сталинизаци.

Анастасия Малявко Комментарий удален

Я уже писал, о том, что образ сталина переносится в общество как стереотип власти и его вывешивание - это сравнение вывешивающий и вывешиваемого, потому, что сравнить себя больше не с чем такого размера, а тут и удачный момент - круглая дата. С одной стороны это делается дл развития псевдопатриотизма, а с другой стороны это делается для создания нестабильности в обществе. То есть это попытка воскрешения общества коммунистического трупа бывшей партийной номенклатурой, которая составляет основую нынешней власти, ассоциативным образом, потому, что дела власти плохи как никогда и нынешний строй трещит по всем швам и даже я - оптимист, вижу это невооруженным глазом.

В том то и дело, что не один день. Вы можете сами посмотреть сколько раз возвращаются в год к этой теме, каждую малую победу той войны вспоминают в масс медиа и ставят главной темой эфиров и новостных выпусков, удачно совмещая с сообщениями о действиях Единой России и властной верхушки. А уж сколько фильмов снято и показано на эту тему.  Как минимум раз в месяц, оно и понятно - другого такого светлого события нет  у общества, основой которого являются люди рожденные в СССР и выращенные в той среде. А сейчас все пришло к тому, к чему и должно было прейти - победа стала ассоциироваться не с патриотизмом, подвигом, храбростью и отвагой, а со Сталиным и властью.Естественно рано или поздно должны были возникнуть вопросы: "Сталин - это плохо?", "Победа - это не то что мы думаем?". Власть делает огромную ошибку, в первую очередь для себя, потому, что власть, вот сейчас, у нас в стране ненавидят и всячески пытаются не иметь с ней ничего общего. К сожаления - это кризис национальной идеи в виду её остутствия и заполнение патриотической ниши у каждого тем что осталось.

Почему в Германии дань участникам отдают ухаживанием за могилами и памятниками, в том числе и за могилами наших солдат, а у нас сожают за это и вывешивают Сталина? Почему в Германии не вывешивают на 21 апреля портрет Гитлера? Почему в этот день большинство населения нашей страны считает лишним поводом выпить и не пойти на работу? У меня была знакомая, которая обороняла Москву и имела множество наград, мы звали её по доброму - "Бабка", потому, что мы часто захаживали к ней и навещали её от того что она жила совсем одна иникому не нужная, мы часто подкидывали ей денег, поздравляли с праздниками,ну так вот, в конце концов ей сделали такие налоги на квартиру, даже как ветерану, что она не выдержала и умерла. Умерла совсем одна, но она оставила записку, в которой она написала слова благодарности нам и только нам. Или есть ещё история про памятник около платформы Дубосеково, который не разрушился только потому, что мы туда порой захаживаем. Не стоит говорить про "дань памяти", потому, что это не дань памяти, а подмена понятий. Патриотизм - это личное дело каждого, а когда патриотизм пытаются навязать вот таким образом - это мерзко, пошло и отвратительно.

Дань памяти - это всего лишь красивая ширма, которая никому не нужна, как бы ужасно это не звучало, потому, что живых участников той войны можно пересчитать по пальцам. И потом, если хотелось бы отдать дань памяти ветеранам, можно было бы дать им много денег, а не портрет Сталина, Вы уж простите меня.

Все очевидно, как божий день.

Дима, равзе не очевидно, что мы должны добиваться осмысления и осуждения преступлений Сталина в национальном масштабе? Неужели и сегодня, по прошествии 65 лет, в России невозиможен процесс, хотя бы отдаленно напоминающий Нюрнбергский? Неужели трезвый взгляд на собственную историю возможен лишь под дулами вражеских орудий?

Сначала нужно осудить Сталина в себе. Все остальное будет возможно только после этого. Мы - осудили, остальные - пока нет.

Анастасия, Ваш первый вопрос - лишнее подтверждение тому, что мы, по-видимому, уделяли катастрофически мало внимания деяниям и наследию этого не так давно умершего человека.

Мы живем в феодальной сырьевой державе (руководство которой считает, что строит "суверенную демократию" , что бы это ни значило), где никогда не были осуждены преступления сталинского режима. Деяния Сталина никогда не были признаны преступными. Им никогда не пугали детей в школе. РПЦ никогда не придала его анафеме. У нас никогда не стало неприличным называть кровавого убийцу "эффективным менеджером". У участников войны на протяжении всех этих лет подкрадывали не только качество жизни, но и саму победу, одержанную ими вопреки Сталину. 

У Вас "нет особой позиции в отношении Сталина", и от этого мне лично хочется застрелиться.

Почитайте Гроссмана. Это великая книга.

Анастасия Малявко Комментарий удален

"...он ведь как ни как символ этой победы, ну а благодаря ему или вопреки победили -- это уже другой вопрос..."

Анастасия, Сталин только для сталинистов светлый символ победы в войне.  Тогда и потреты Гитлера можно вешать, он тоже с победой СССР в  войне ассоциируется. И благодаря или вопреки ему  она имела место - еще вопрос. Может скорее и благодаря.

Ок, принято! Придираться к словам - последнее дело :)

а про символ победы - так вот это и очень жаль, да еще и неправда. Сперли победу у солдатушек и отдали тараканищу.....

Анастасия,

Вы уж простите, но мы прицепимся к "у меня нет особой позиции на этот счет." Вы правда в этом не одиноки - по данным Левада центр " с начала 2000-х число граждан, которые безразлично относятся к фигуре бывшего генсека СССР, увеличилось более чем втрое с 12% до 38%. Одновременно меньше респондентов стали говорить о том, что относятся к Сталину с уважением (23% против 27% в 2001 году), неприязнью (18% против 11%) или страхом (7% против 16%)."

Поскольку Вы судя по всему в школе учились гораздо позже нас, мне очень интересно как и что Вам преподавали про Сталина и по литературе и по истории. Просветите нас, стариков, пожалуйста. Очень хочется понять откуда ноги растут у этого безразличия...

Анастасия Малявко Комментарий удален

"....но нельзя оставлять в стороне Цель, которую достигли такой ценой, ради которой шли умирать"

Анастасия, какую цель?

Анастасия Малявко Комментарий удален

Боюсь, что никаких "целей" с большой буквы у красноармейце не было по определению. Кроме разве что естестественного жедания уцелеть вопреки действиям собственного командования.

Удалось мягко говоря не всем. Как раз "День Победы" - это окончание битвы за Берлин, абсолютно ненужной в военном отношении, и важной для Сталина в политико-тактическом. Ради чего он положил где-то около  400 000 тысяч собтвенных солдат и немцев немеряно. 

А чем обернулась "победа над фашизмом" для населения оккупированных РККА территорий, тоже хорошо известно.  И многие жертвы этого до сих пор живы. Так что, по-моему, если уж праздновать, то без особого веселья.

Какую цель? Боюсь, вы слишком идеологизируете мотивацию тех, кто воевал.

К слову, а какая цель была у тех, кто в сентябре 1939 служил в частях Красной Армии, вторгнувшейся в Польшу?

Анастасия Малявко Комментарий удален

Понятно.

А теперь стоит вернуться к содержанию того, что обсуждалось в Сноб-шоу. Речь идёт о том, каким будет российское общество сегодня и завтра, а не о том, какая (как нам кажется) цель была у воевавших в 1941-1945. И заметим, что чем меньше ветеранов, тем больше на 9 мая милитаристской риторики. Именно это проблема, а не наши интерпретации социальной психологии.

Анастасия, я уже писала однажды у нас на сайте в материалах  про Сталина, что у меня есть счастливейшая возможность не предполагать, что чувствуют ветераны, а спросить - у меня есть дедушка, которому в феврале исполнилось 90 лет. Он прошел всю войну - практически до Праги. Так вот, -  воевали за страну, за родных, разбить Гитлера и уничтожить фашизм - главная цель. Сталина он ненавидел еще до войны, считал злом, и его плакаты со Сталиным вместо плакатов, например, с лицами тех, кто еще жив, а ведь их немного - точно оскорбят. Так что мне здесь ответ известен, и я рада подсказать его вам. И он - настоящий, не предполагаемый ветеран. Считает день Победы самым главным днем для страны. Но для него, конечно же, это день траура, а не только праздник. Потому что одна из главных вещей, которую он мне рассказал, знаете какая? С Великой отечественой войны вернулось 3 процента мужчин его поколения - 1920-1922 года рождения. Что еще это может быть, кроме траура?

Анастасия Малявко Комментарий удален

Завоевать как можно больше.  И пограбить.

Нужно пояснить всем тем любителям Сталина, что идолопоклоничество и патриотизм - это две разные вещи и то, что Сталин не может быть национальной идеей, так же как и праздник победы, потому, что патриотизм как цель для развития - это прямая дорога к неонацистскому и в то же время тоталитарному государству. Национальную идею не нужно искать, её нужно создавать и воплощать в жизнь, но для этого необходмо признаться сначала себе, а потом и другим, что Сталин - это тиран, также как и Гитлер. Понятно, что это делается специально и по ТВ уже во всю нацистские передачи вместе с антифашистскими -радикальные, по НТВ например вышла передача "Русский крест", опять 98 год и опять модны стали скинхеды вместе с фашистами. И это не удивительно ведь большинство населения нашей страны живёт за чертой бедности и объединение в такие чудовощные организации, что социалистического, что нацистского или другого радикального толка - отдушина и цель жизни за неимением лучшего, естественно, что Сталин - это катализатор для очередного всплеска ксенофобии. Что дальше? Опять дома взорвем, как в 99? На улицу выходить не нужно, рановато ещё. Нужно создать голосование в сети, в котором решить этот вопрос раз и навсегда, чтобы потом собранные подписи отправить господам, которые будут принимать решение.

Дима, может Вы займетесь разработкой проекта подобного голосования?

Уже занимаюсь пару дней. Скоро покажу Вам.

Татьяна, будет вот тут.

http://stalinismu.net

Все, кто хочет высказаться на тему "как оно должно быть" - жду с нетерпением.

Ого!  Завтра рассмотрю в подробностях...

Татьяна, там пока тишина и покой. Я готовлю техническую площадку, потому, что я уверен в том, что сайт будут ломать и ограничивать. Просто скажите мне потом, как Вы это видите, или как Вы бы хотели чтобы оно выглядело.

Давайте все же разберемся зачем решили вывешивать Сталина и кому это было выгодно.

Первое, по данным Левада центр, только 12% населения России поддерживало такое решение, а 51% не поддерживали. Получается что хотели сыграть не на сталинских настроениях а на анти-сталинских.

Кому это выгодно?

В данной политической ситуации это было выгодно только Единой России, так как приближались региональные выборы и было необходимо еще раз подчеркнуть опасность исходящую от коммунистической партии. Насколько я понимаю Единая Россия сдала позиции на этих выборах по сравнению с предыдущими (у меня эти данные из статьи NY Times) и сдала она эти позиции в пользу коммунистической партии. Поэтому я рассматриваю шумиху возникшую вокруг десяти плакатов Сталина, как раз на кануне региональных выборов, исключительно как PR ход единой России.

А вот с чем стоит бороться в большей степени в России: с некой гипотетической сталинизацией страны или с насаждаемой однопартийной системой, как Вам кажется?

"А вот с чем стоит бороться в большей степени в России: с некой гипотетической сталинизацией страны или с насаждаемой однопартийной системой, как Вам кажется?"

................................

Мария, оба хуже. Однопартийная система уже имеет место.

А сталинизация истории - и академической науки и школьной - идет давно, вовсю, и вовсе она не гипотетическая.  И книг такого рода издается бездна и явно  на государственные деньги. 

Может быть Вы и правы и именно эта акция со сталинскими портретами направлена против коммунистов, но от этого общая картина - увы - не меняется.

Очевидно, что сталинизация - не более, чем инструмент в пропагандистской политике "Единой России". Этой партии нужно мобилизованное и монолитное общество. И Стали как "эффективный менеджер" или "творец великой победы" - лишь средство.

Таким же инструментом могла стать, например, победа на Олимпийских играх.

Татьяна Малкина Комментарий удален

Татьяна, я, так же как и Вы и Дмитрий, считаю что необходимо давать отпор сталинизации вне зависимости от того, кто ее заказал. Но, как мне кажется, бороться необходимо не для получения моральной сатисфакции, а для того что бы не допустить повторения культа личности, черных воронков, допросов.

И поэтому стоит различать призывы к борьбе со Сталинизацией исходящие от партии, которая как нельзя больше напоминает однопартийных не мыслящих единомышленников поддерживающих пусть не столь страшный, но все же культ личности.

Мария, мне, как и Дмитрию Хмельницкому, вопрос "кому выгодно", который нас учил всегда и всем задавать великий Ленин, в данном случае представляется не таким уж существенным.

В конце-концов, всегд найдется какой-нибудь урод, которому выгодно.

С моей точки зрения, сегодня гораздо важней понять, что мы можем этому противопоставить.

С течением лет, казалось бы, историческая правда (поелику таковая существует) должна бы очищаться от шелухи сиюминутных политических интересов. Однако у нас сейчас наблюдается нечто обратное: она обрастает жирными слоями лжи.

Однопартийная система, по моему мнению, в России существует ровно потому, что россиян это устраивает. А устраивает их это, в частности, в  результате сталинских преступлений  (пресловутая негативная селекция). А дальше и вовсе замкнутый круг: откуда взять гражданское достоинство, самоуважение и уважение к свободе других людям, у которых нет ни сил, ни даже позыва признать преступником человека, который их же убивал миллионами?

Татьяна, я, так же как и Вы и Дмитрий, считаю что необходимо давать отпор сталинизации вне зависимости от того, кто ее заказал. Но, как мне кажется, бороться необходимо не для получения моральной сатисфакции, а для того что бы не допустить повторения культа личности, черных воронков, допросов.

И поэтому стоит различать призывы к борьбе со Сталинизацией исходящие от партии, которая как нельзя больше напоминает однопартийных не мыслящих единомышленников поддерживающих пусть не столь страшный, но все же культ личности

Володя, милый, а про что был плюс один?  Если бы вдруг ЕдРо присоединилась , скажем, к междунароному движению против каннибализма, то что  ж нам теперь - , не осуждать каннибализм, чтобы н6е быть заодно с кровавым режимом? Мало, кстати, разницы между каннибализмом и сталинизмом, к слову....  Разве не всякий призыв к борьбе со сталинизмом в наших широтах редок, и потому уже прекрасен? :)

Монопартия ЕР , заметьте, не под дулами танков  и не под угрозами репрессий завоевала свою моновласть. ТАК голосовали (даже с поправкой на т.н. фальсификации, ) наши с Вами сограждане....

 Я лично вообще не слышу никакого призыва к борьбе со сталинизацией ни от кого, кроме кучки отдельно-озабоченных-безумцев, если хотите :)

О! Забыла самый злободневный поввод: педофилия. Ее решительно осуждают все кровавые режимы. Как нам тут быть? Есть вопросы?

"считаю что необходимо давать отпор сталинизации вне зависимости от того, кто ее заказал" -  Маша же сказала. Но и вопрос кто заказал и зачем -  упускать, по-моему, не стоит.

Огласите весь список, пожалуйста!

Маш, я тоже с юности пристально думаю над "ворюга нам милей, чем кровопийца". И вновь, - в миллионный, наверное, раз содрогоаясь, - признаю: да, милей. Стократ.

Молодежь и учебники

Начну новую ветку обсуждения (отличную от 'кому это выгодно').

Не помню кто именно в дискуссии сказал, что необходимо определить демографический состав тех в ком живут сейчас сталинские настроения и посмотреть можно ли с этим бороться направленно. Если это старики - то может их стоит оставить в покое, если это молодежь - то может стоит бросить весь удар борьбы с анти-сталинскими идеями на образование. С этим тяжело не согласиться. Если кто то встречал эти социологические данные, может поделится с нами. А если их нет, то их стоило бы заказать. Мне кажется ключевой вопрос в данной дискуссии растут ли про-сталинские настроения у молодежи. Интуитивно, и мне и другим участникам дискуссии кажется что растут.

Если это действительно так, то необходимо понять почему растут.

Генрих Павлович считает что происходит это из за установок учебника и плохого преподавания истории, в особенности в провинции. Я к сожалению не знакома с программами по истории за старшие классы (наши дети пока учатся по учебникам 3-4 класса где этот вопрос не поднимается). Насколько я знаю российскую систему образования, сейчас нет одного общепринятого учебника по истории. Мне было бы очень интересно сравнить страницы посвященные Сталину в тех 5-6 учебниках которые можно отыскать в любом книжном магазине в Москве. Может редакция Сноба могла бы сделать такой материал в блог ХХ век, например? Я бы с удовольствием сама изучила эту тему, но боюсь буду ждать доставки учебников несколько месяцев. 

В подготовке к дискуссии, я полазила по интернету и посмотрела на российскую программу по литературе. Опять же, есть много разных учебников, под разными редакциями, но в основном, в программу входят анти-сталинские книги: Гроссман, Солженицын, Шаламов. Мне бы очень хотелось видеть в списке книг 'Крутой Маршрут" - его нет, так как видимо жанр воспоминаний в школьной программе не изучается. Конечно же вопрос в преподавании и в том, что именно доходит из этих книг до учеников.  

Буду очень признательна если кто то меня просветит на каком уровне решается по какому именно учебнику будут заниматься дети в данной школе (городские или районные отделы образования? дирекция школы? отдельный учитель?)

Мария, для того, чтобы понять, как все далеко зашло, по-моему, достаточно обратить внимание на комментарии Анастасии...

С учебниками история очень тяжелая и запутанная. Шлю Вам несколько ссылок.

Выбор учебного курса в разных случаях осуществляется по-разному. Скажем так, в хороших школах в крупных городах, которые еще могут похвастаться квалифицированными и самоотверженными учительскими кадрами, где ееще есть некие традиции, выбор учебника чаще всего зависит от конкретного учителя, главное, чтобы учебник был одобрен Минпросом. В "обычных" же школах, которых большинство, и функционирование которых следует, скорей, назвать, выживанием, как я понимаю, особо выбором не заморачиваются. Дирекция берет, что дают, что подешевле (книжки), что рекомендовано всякими облроно, гороно и проч.  В свою очередь, там тоже свои пригорки-ручейки. Ечть традиционно "красные" (часто они же - депрессивные) регионы, где, в частности, в свое время уже начали смелый эксперимент по преподаванию "Основ православной культуры" по безумному учебнику безумной же Аллы Бородиной. Уверена, в этих местах предпочитают Филиппова, потому что он отвечает глубинным народным чаяниям......К тому же именно этот учебник пользовался беспрецедентыми по масштабу промоутерскими услугами властей. Так что там, где нет конкретного заинтересованного педагогического коллектива, - Филиппов автоматически побеждает.

В общем-то пока выбор учебников и учебных курсов есть. Не хватает лишь компетентных субъектов выбора . И взяться им, боюсь, уже неоткуда.

http://urokiistorii.ru/current/view/2009/10/uchebnik-filippova

http://lj.rossia.org/users/anticompromat/71302.html

http://www.grani.ru/Society/Science/m.131723.html

http://www.prosv.ru/contacts.aspx?ob_no=12080

Очень хорошее, по-моему, задание для редакции Сноба!

Мария, вот здесь есть внятный обзор того, что происходит с учебниками истории: http://urokiistorii.ru/learning/manual

Миш, я приблизительно правильно описала процесс выбора учебника школой?

Вашими устами, Мария - да мёд пить.

Я в это "шоу" был приглашён. Чем был польщён. Отменил полдня пациентов. Участвовал. Был огорчён неорганизаванностью процесса, в котором участвовало слишком много амбициозного народу. Высказал, с моей точки зрения, здравые и оригинальные идеи, которые были приняты с некоторым изумлением и даже, как мне показалось, оторопью некоторыми другими участниками. И ...был оставлен без внимания.

Идеи же были таковы. Намерение вывесить усатого задумано, как ложный выпад (напр. в боксе) с намерением вызвать, а заодно и проверить - будет ли, "народный гнев", который "Кремль" косвенно поддержит. Чем, опять же, прослывёт " борцём за свободу", которая, как извесно, лучше чем ... и т.д.

Напрямую - кремлёвская братия делать выпады против белодомовской не решается. Не положено по понятиям. А так - глядишь - чего-то и обломиться. Позиционирование в стартовой точке марафона (марофета) векторизованное в направлении 2012-го началось, как только Медведев был предпочтён Иванову и включён в сделку. А что они с ВВП одной группы крови - так это хочь тут што. Брежнева разные группировки выбирали, как наиболее контролируемого, а он - раз - и в дамки. И 17 лет контролировал.

Повторяю здесь лагерную пословицу - не выпоишь - не выкормишь - врага не наживёшь.

Мне здесь интересным представляется то, что Единая Россия, выступив против инициативы Лужкова, поддержала тем самым точку зрения на историю Дмитрия Анатольевича, а не ВВП. Можно конечно предположить что Грызлов таким образом показывает лояльность Медведеву, но мне кажется что у Единой России просто было ощущение что они сдают свои позиции и это отразится на выборах, и возникла необходимость достать Сталина из каморки и потрясти им для устрашения.

Рад вашему мгновенному ответу.

Вы правы. Кружат друг вокруг друга (лагерная опять же пословица - "Друзья?" - "Они у меня последние носки съели.")

Замечу, что человек, который упорно не хочет или не может честно посмотреть на свою ситуацию, напоминает пьяного около афишной тумбы. Крутится бедный вокруг тумбы, тычется в неё и кричит: "Замурравали!"

http://www.ncux.info/yaroshevskyart8.htm

Феликс Юльевич, простите, что мы потратили ваше время. У нас случился технический брак и мы вынуждены были переснять программу. Нам очень важно ваше мнение. Спасибо, что вы высказываете его здесь - в комментариях.

Уважаемый Феликс Юльевич, действительно ужасно жаль пропавшей программы. И потраченного Вами времени, и целого ряда Ваших тонких наблюдений.

Однако пользвольте мне не согласиться с тем, что реакцией на Ваши соображения была "оторопь". Я думаю просто, что Вы и некоторые участники шоу говорили о чрезвычайно разных предметах.  Вы анализировали политические микропроцессы, в реузльтате которых всплывает великий кормчий, а  Ваши собеседники анализировали причины, по которым Сталин до сих пор является твердой валютой на рынке политческих манипуляций. Я пыталась настроить Вас на общий разговор, по-видимому, безуспешно :)

При всем уважении, должна отметить, что лично мне вопрос о том, кто и в пику кому потрясает Сталиным, представляется менее важным, чем вопрос о том, почему наши с Вами соотечественники не кидаются на это знамя, как бык на красную тряпку. И, соответственно, что можно сделать, чтобы пробудить их от спячки. 

Заинтересованные субъекты манипуляции были ибудут всегда, поделать с этим и с ними мы, боюсь, ничего не можем. До тех пор, пока объекту манипуляций все равно. Так что ответ на вопрос, Медведев ли это Путину, или Лужков Медведеву , или наоборот, или все вместе , - для меня лично, признаться, не представляет большого интереса.

"....технический брак..."

Дорогие Лика и Татьяна,  прочтя свои комментарии поутру, увидел, что я, к моему стыду, излишне рассердился и их подредактировал. :-/  Но считаю, что сердиться мне и другим участникам, если их, как и меня, не проинформировали (советское словечко) есть на что. Увидев отсутствие свой физиономии, всякий почувствавал бы, по крайней мере, досаду. Брак/не брак, а так и до развода дойти может. (Не мог удержаться от каламбура).

А вот по существу: мне кажется, что это как раз и важно ".. кто и в пику кому...". Ведь тех, кто был  вами тогда приглашён должна бы была интересовать стратегия больше, чем вопрос - почему народ дремлет. Мы знаем - почему. Власть и СМИ были тихой сапой узурпированы чиновной братией под чутким руководством и при участии "КПГБ" (по Войновичу). К сожалению сегодняшний "Гениалиссимус" не болтается вокруг Земли в спутнике, а сидит в центре своей паутины, КОТОРУЮ и требуется разорвать. Как? Вот тут-то и возникает вопрос о стратегии. А для этого очень важно попытаться понять хореографию ихнего танго. Мне, например, думается, что можно было бы собрать денежку (готов участвовать посильно) и нанять, организовать (некоторые владельцы предприятий могут отважиться) размещение информации на машинах, грузовиках, подвластных предприятиям и частным владениям строениях хорошо продуманные изображения и тексты. Например: "Слава Народу Победителю!! НЕТ УЗУРПАТОРАМ И ЗЛОДЕЯМ" И - ПОРТРЕТЫ ГИТЛЕРА/СТАЛИНА  (по типу маркс/энгельс/ленин/сталин) ПЕРЕЧЁРКНУТЫЕ. Одна из возможных идей.

Ой! Что не проинформировали, - дураки полные. Простите.

А предложенные Вами акции, по-моему, великолепны. И , надеюсь, с нашей с Вами помощью даже осуществятся.

Что касается, хореографии танго, то она, если я не ошибаюсь, известна, логична и понятна даже с учетом разновидностей, не так ли?

Э-э, нет, Феликс Юльевич, в разговоре о танго, думаю, Вы меня не поймаете:)

У тех,  о ком Вы говорите, как раз-таки НЕТ нюансов! Оттого и танго их так неаппетитно....

Кстати, Вы танцуете? :)

Нюанс.

Ну вот, Татьяна - вы явно не знаете этого анекдота. Могу рассказать. Только придётся в иносказательном виде. Лучше спросите кого. Смешнее в оригинале.

А о танцах .... В конце Войны появился такой анекдот - Польские девушки пришли пригласить наших солдат на танцы. Ответ был лаконичен - "Мы не танцоры, .....

Кстати, Вы, по-моему, вообще были не очень сердитый и просто ангел. Будь я на Вашем месте, - разметала бы всех, правда :)

А насчёт метания - Советского спортсмена спросили - как ему удаётся забросить молот так далеко. "Дайте мне серп - я его ещё дальше заброшу."

Кстати - у меня, почему-то, "сноб шоу" открываются на 1 секунду и исчезают. В то же время другие вставки в текстах Сноба - из фильмов и т.п. спокойно проигрываются. Кто-нибудь в курсе?

кто-то был "в курсе" и мой компьютер смог проигрывать "Сноб-шоу"s(?).

Посмотрела сноб-шоу. Какое-то общее впечатление бессилия. То есть все понимают что изменить что-то надо и хочется, а что – осталось непонятным. Единственно верная мысль на мой взгляд была озвучена А. Липницким – убийц надо презирать. Что еще добавишь

А как же насчёт моего предложения, Irina?

Нарисовать и перечеркнуть? Вроде "Здесь Купаться Запрещено"? Наверное, Феликс Юльевич, наверное.. Только они этими плакатами демонстрируют лишь верхушку айсберга -- тот же уровень им в данном случае и противопоставляется. Глубже надо, со школы. Хотя вот написала, а у самой желание крикнуть -- да ну, на фиг, эту страну, которая на собственных ошибках и то учиться на может, пусть вешает что хочет, пусть пляшет свои политические танцы, пусть плюет на память миллионов погбиших в лагерях и на лесоповалах - чувствуешь себя дон кихотом недоделанным, у которого руки против их ветрянных мельниц опускаются. Безумие какое-то. Чума и никакого пира.

Хотя, это конечно же лишь эмоции. Делать что-то безусловно надо

Ну да, и у меня примерно такое же ощущение.  Руки уже опущенны - ниже некуда. К ядру стремятся. Но зато время от времени охватывает почти что злоба: это с какой же стати? А за злобой неизбежно приходит необходимая для выживания старая мысль про малые дела. Мол, надо все равно долбить и стучать, стучать и долбить. Капля же и вправду камень точит... Кстати, Вы заметили, что у современных детей, которые вообще ни играют ни в какие наши дворовые игры - ни в классики, ни в резинки, ни в вышибалы, ни в штандер, ни, тем более, в казаки-разбойники, ни, уж точно, в войну, ни даже в ножички, появилась обновленная версия "камень-ножницы-бумага"? Выбор расширен в два раза: камень-ножницы-бумага-карандаш -стакан- вода. Тесно им что ли было? Или выбор казался невозможным? Или мало им было уже и этого трудного выбора?

Все равно надо что-то делать.

Ну зачем же с таким отчаянием, Irina?

Пир даже очень есть - пир духа . Тэд Коппель лет так 30 тому назад интервьюировал "полковника" Кадафи. Благодаря субтитрам можно было понять, что "вояка" называл "народ" - пипльз. С тех пор я взял на вооружение это слово. Даже норвежское пипльз соответствует степени самосознания ИСТОРИЧЕСКИ выработанного этим народом. Их викинги открыли Америку за полтысячелетия до Колумба. Наш народ (как бы нам некоторые ни отказывали в этой идентификации) был бы где-то на одном уровне с американцами, если бы не 1ая мировая и даже, если бы Временное Правительство могло удержать власть. Но - не судьба. История штука хитрая и долгая.

А те, кто принимает во внимание вывески "Здесь Купаться Запрещено" имеют шанс выжить.

Друзья, Ирина Яннуччи, на мой взгляд права, оценив обсуждение как бессилие. Не разобравшись с источниками и мотивациями появления портретов, невозможно бороться, потому что не понятно с кем и против кого. Бороться со Сталиным, который уже как человек умер, бесполезно и глупо.

Предлагаю свою версию видения проблемы. 

Сталин в сознании народонаселения и правящей элиты символизирует собой в первую очередь  систему устройства государства. Элита, которая у нас есть, стремится построить собственную систему ("Вертикаль власти"), при этом она отлично понимает, что наличие демократических институтов является угрозой ее комфортного существования. И не будучи в силах отказаться от  этой возможности, у нее есть единственный путь построить систему, похожую на сталинскую. Этот процесс начался очень давно, по моим оценкам с 1993 года. Результатами являлись строительство "Триумф Паласс", возвращение старого гимна, усиление силовиков, непремиримая борьба с кафе "Антисоветская" и т.д. Примеры можно приводить бесконечно долго.

Но система, которая на самом деле построенна, трещит по швам и наделена множеством внутренних конфликтов, так как в отличии от сталинской не производила ни разу внутренних и массовых репрессий. Они, как двоечники, переписали лишь только половину правильного текста. Сегодняшнее их желание идентифицировать себя с той весьма крепкой и устойчивой системой, есть суть страстного желания просуществовать еще какое-то время.

Теперь встает естественный вопрос, стоит ли бороться с проявлением страхов новой системы или с самой системой? Каждый решает этот вопрос для себя. Как бороться с системой я, лично, не знаю и наверное в герои не гожусь. Но как бороться с проявлениями ее страха знаю точно - ИХ НАДО ВЫСМЕЯТЬ.

 Если бы Сноб смог создать успешный вирус, который бы высмеивал элиту и Сталина, то молодое поколение не несло бы эту чушь про победу и роль Великого Генералиссимуса.

А попытки собирания подписей, забрасывания какашками и развешивания лозунгов - увы очень неэффективная попытка справиться с задачей. 

Высмеивание, на мой взгляд, самое лучшее оружие.

Михаил, нужно и то и другое. Я смогу сделать голосование и подписи, но вот ролик мне не по силам, хотя бы потому, что у меня нет опыта по созданию таких роликов. Вирус в виде ведеоконтента - наиболее ходовой и может быть запущен, равноценно медведу и трололо, нужно подумать как бы он мог выглядеть.

Дмитрий, не всегда нужно отказываться от того что сегодня не по силам :-)

Я против голосования и вот почему? Оно может принести в любом случае не более нескольких тысяч, для власти это не аргумент, а прекрасная возможность лишний раз продемонстрировать, что все попытки бесполезны. А это и есть основа существования сегодняшней власти. Все знают что власть не отвечает их требованиям, коррумпированна и преступна, но  люди не выступают против нее, потому что считают свои действия бесполезными. Неудачные голосования по типу "Путина в отставку" только дают возможность им бесплатно приобрести еще один тайм-слот. И именно по-этому, Ваше искреннее желание помочь не является вкладом в успех а наоборот.

Теперь по поводу вируса, для его создания у Сноба есть все ресурсы. Вопрос в координации и идейном вдохновлении :-) 

Михаил, я пока только начал и за делов взялся только 1 пальцем. Если будет нужно устроить масштабную информационную войну ради хорошей цели - я её устрою, но придется очень сильно потрудиться. Я подумаю как лучше все это сделать, чтобы мои труды не были напрасны и все это обсуждение не сводилось к констатации бессилия. То голосование с отсавкой путина - это PR причем топорный, у нас же цель несколько другая - даже не Сталин, а признание Сталина в самих себе и осуждение его существования внутри, как стереотипа сильных мира сего.

Для мало-мальского успеха, Вам, надо получить не менее 100 000 подписей это нижний предел, Вы его сможете обеспечить?

Михаил, там нужно к 10 000 000 как минимум. Я сейчас занимаюсь подготовкой технической базы под это, посмотрим что выйдет, я надеюсь, что это все будет не зря. Естественно, что без вируса это будет слабо, поэтому я думаю на этот счет тоже.

Кто знает, Михаил, кто знает?

Может быть, удастся собрать много, очень много  подписей - не меньше, чем в пресловутом проекте "Имя России", где, как извыестно, в последний миг удалось исполнить рокировочку Сталин - Невский.

терять-то нам нечего в этом смысле? а про высмеивание....Вы наверняка правы. Но у нас нет ни Воннегутта, ни Твэна, ни Салтыкова-Щедрина, ни прилагавашихся с каждому из них социо-культурных обстоятельств, увы... Если и вправду Бильжо разразится серией Петровичей - то ну их, Петровичей, к ляду.  Это капустник.  К тому же светлый образ Бильжо все равно подпорчен сумасшедим журналистом, который рассказал в свое время городу и миру, как будущий карикатурист пырял его аминазином, когда работал доктором в одной маленькой психиатрической больнице. жуть на ножках.

Нет, кстати, у нас и Питера Сэллерса, который мог бы сыграть Сталина, кстати, и , к примеру, Сиднея Люмета, который мог бы его снять. Зато есть Н.С. Михалков, от премьеры которого "про это", назначенной на 22 апреля в КДС, уверяю Вас, мало нам не покажется, - это будет даже не развеситая клюква, а млекопитающий развеистый двуглавый орел...

Так что хорошенько, качественно посмеяться над  уродами, возможно, и посложней, чем запустить мощный вирус...

Кстати, не от мышиной ли возни, поднятой в сети, так начинает дело оборачиваться? http://www.lenta.ru/news/2010/03/23/nostalin/

Не обольщайтесь, Татьяна, это результат опроса релевантных групп :-)

Или прямое участие Дмитрия Анатольевича.

Как участник шоу из которого вырезали почти все существенное, что хотелось сказать, замечу, что ирония - чаще всего защитная реакция слабого и в этом смысле столь же бессильна.Какова цель?

Интеллигентный междусобойчик людей, которые и так все понимают и во во всем согласны мне не интересен. Попросите Бильжо, он вам нарисует мультик. Выложим на сайте и посмееемся.

Единственно, с чем я согласен, что можно провести большую яркую антисталинскую рекламную компанию , используя целый комплекс современных рекламных технологий. То есть подойти к делу масштабно и профессионально. У такой компании может быть краткосрочный но большой пиар эффект. Причем хороший пиар эффект может быть даже на подступах к такой компании. Ну, скажем, мы изготовим эскизы огромных плакатов ( такие вешают в частности на гостиницу "Москва", рядом с Думой) с именами расстреляных командиров и солдат Красной Армии, допустим, тысячи имен и яркий заголовок, поясняющий "картинку". Допустим, нам не дадут разместить эту социальную рекламу. Это будет хорошим пиарповодом для обсуждения в том же интернете и СМИ. Не думаю, что это действенно в исторической перспективе, но может вызвать общественный резонанс. Весь вопрос - ресурсы на подобную рекламную компанию. Естественно, мы готовы делать это бесплатно, но печатать, размещать, монтировать ролик (если нужно) на все это необходимы средства.

Готов ли кто-нибудь из сегодняшних "продвинутых" миллионщиков поучаствовать в этом? Вот любопытный вопрос. Что же касается основной темы, по поводу роли Сталина, его месте в иерархиироссийских ценностей и прочего, вспоминается советский еще анегдот: Разбрасывает мужик листовки на Красной площади. Его винтят гебисты и волокут на Лубянку. Смотрят, а листы с обеих сторон чистые, ничего не написано. Спрашивают: а где текст?! А чего писать и так все ясно! - отвечает мужик.

Люди! Оказывается, нам надо смотреть программу "Вести",

где вчера, как подробно рассказала мне нечаянно посмотревшая новости подруга, был громадный и почти демшизовый материал про ползучий сталинизм, и, в частности, про Лужкова. Был злой монтаж его безумных реплик про то, что отступать некуда, были все записные говорящие головы, решительно осудившие не только сталинизм, но даже историю с плакатами, была реклама какого-то обещанного на РТР документального проекта, который весь посвящен теме украденной Сталиным победы...

Это, я думаю, очень хорошо. Не потому что это сигнал, что "уже можно", а потому, что "уже можно" просочилось даже в такой безнадежно поросший слоями голубого сала мэйнстрим.

Уверена, что наша компания должна быть разноуровневой и эклектичной. Все - от высмеивания до вандализма, от стрит-арта до серьезных информационных проектов, - должно быть взято на вооружение. Споносры, думаю, найдутся. Не так уж это и дорого - билбодры и проч.. А вирусные акции и вовсе крайне дешевы. Не говоря уже о бесплатных флэш-мобах.

Вот появилась идея привезти в Москву из Перми Пилораму, которая и сама по себе прекрасна и наглядна, да еще и хочет, как я понимаю,устраивать всяческие представления. На Пилораму даже мы с вами можем скинуться легко, мне кажется.

Михаил Зоненашвили Комментарий удален

Михаил Зоненашвили Комментарий удален

Вот видите!

Я же говорю - есть нюанс. Это ещё один "знак", но уже с другой стороны  - "уже можно". Всё мною сказанное по этому поводу прежде (в течение неудавшейся сноб-шоу видеозаписи включительно) хорошо иллюстрируется во французском фильме "Пророк". http://www.imdb.com/title/tt1235166/ Тюрьма во Франции в наши дни. Скелет нашей всехней жизни. Наименьший общий знаменатель, но ОБЩИЙ. Тюрьма - всегда скелет общества. Группы интересов, борьбы за власть, удобства и привелегии.....

В любой банде ничья спина не защищена.

Андрей, я предполагаю, что на громадном брандмауэре напротив Госдумы, должна быть изображена сцена, когда дети, в виде благодарности Вождю за свое счастливое детство, делают ему феляцию. Уверен, это было бы двойным ударом и по авториторизму, и по детской порнографии :-)

Феликс Юльевич Ярошевский Комментарий удален

Вариантов было много, Вы о котором? :-)

Феликс Юльевич Ярошевский Комментарий удален

Дорогой, Феликс Юльевич.

1. Обидеть меня очень сложно, практически невозможно

2. Язык условий и недомолвок я не приемлю, категорически.

3. Поясню, Вам и всем желающим, смысл шутки, который, предполагаю теперь, мог стать непонятым:

  Лично я, уважаю Андрея и считаю его профессионалом высочайшего уровня.

Шутка намекала на эффективную компанию сети магазинов "Эльдорадо", креатив которой делал Андрей. С моей точки зрения это была успешнейшая, хоть и скандальная рекламная кампания, главное, выполнившая поставленные задачи на 5+. За что мой респект Андрею.

  В кратце опишу ее Вам, на щитах формата 3х4 был изображен пылесос, который сообщал всем, что он выполняет свою работу отлично и главное дешево.  Слоган был таким "Сосу за копейки!".

Уважаемый, Феликс Юльевич, моя шутка адресовалась Андрею, так как он высказал идею, что антисталинские рекламные мессаджи, должны быть размещены напротив Госдумы на брандмауэре невероятного размера. Для усиления ее эффективности я и предлагал Андрею в шутливой и дружелюбной форме, уверен он в этом не сомневается, использовать креатив проверенной и успешной кампании.

ЗЫ. Надеюсь, Вы, опишите анекдот про боцмана, так как его смысл, считаю, многим остался непонятен.

Спасибо за объяснение контекста. Не знал.

Уважаемый Михаил Иосифович, сожалею, что ввязался в этот диалог. Убираю про боцмана. Однако признайтесь, что ваша шутка не удачна, чтобы не сказать несовместима с контекстом истории, в которой чего только не было...

Дорогой, Феликс Юльевич, я не записной острослов и не буду Вам с пеной у рта доказывать, что моя шутка самая лучшая и шуткастая :-)

Обсуждаемая тема, серьезная и болезненная, но если мы не научимся с юмором, порой даже неудачным, относиться к истории, какой бы кровавой и жестокой она не была, мы не избавимся от ее фантомов. И как следствие не сможем жить настоящим и тем самым лишим себя будущего.

ЗЫ А про боцмана анекдот зря убрали :-)

Ужас какой! написала "компания", имея в виду "кампания"... такого со мной не случалось уже леть тридцать :)

Кампанию, весьма масштабную и эклектичную, задумывает и вынашивает весь Сноб. Надеюсь, не разглашаю военной тайны, поскольку уверена: Вас лично привлекут со дня на день . Свещами на выход :)

"Имя России" - это был антипример :)

Тоталитаризму тотальную антирекламу

Татьяна, я думаю, что пока рано радоваться. Лужков не сказал что он не будет вешать портреты, посему я пока продолжу работать над тем, что задумал и жду от Вас заметок.

Прикольно. Протестировали. Почитали нас - говнометчиков и отказались (до следующего раза)

Сэкономили мы Танюша олигархические денюжки.

ОЧЕВИДНО- ЭТО НАВЯЗАННАЯ ОБЩЕСТВУ ДИСКУССИЯ

Дискуссия про Сталина искусственно навязывается, чтобы отвлечь от более острых и реальных проблем. Конечно, мэры крупных городов без команды никогда бы не решились отступать от линии партии. А сейчас, после отмашки,  появилась  возможность одному выставить себя "патриотом, заботящимся о ветеранах", другому - "борцом со сталинизмом". И как все будут рады, когда плакаты с этим людоедом снимут по высочайшему повелению или разрешат их только на встречах ветеранов. А у общества должна появиться иллюзия, что в стране есть реальная политика, идет принципитальный спор, ломаются копья и т.д.   Такой приём часто используется в последние годы. Примеры: 1) нефтяная труба рядом с Байкалом- перенесли нефтепровод 2)  попытка убрать серп и молот со знамени Победы- не допустили 3) инициатива заменить красные звезды на военных самолетах на трёхцветные- отклонил влиятельный и принципиальный Совет Федерации. Список можно продолжить.

Точно....Ай-яй-яй....А кто это сделал? (с) Людвиг Аристархович

Только что прочитала статью в Нью Йорк Таймс про грядущие реформы в российской тюремной системе. Что может быть более эффективным доказательством борьбы со сталинизмом чем борьба с ее последствием? Если Дмитрий Анатольевич действительно разрушит систему общих бараков, оставшуюся со времен ГУЛАГа, я пожалуй начну в него верить.

Несколько месяцев назад Николай Злобин призвал нас придумать какие поступки надо было бы сделать Медведеву, чтобы общество эмоционально на него откликнулось и стало видеть в нем что-то большее чем ставленника Путина. Я предложила тогда перезахоронить Сталина от кремлевской стены. Закрытие бараков - это гораздо менее эмоциональный ход чем перезахоронение Сталина, но куда более прагматичный и нужный....

День Победы. коммент на некоторые комменты...

День Победы стали праздновать в 1965 году. До этого у начальства, видимо, не возникало мыслей о святости для ветеранов и для всей страны этого дня. Напомню, что в это время заканчивалась хрущевская оттепель, а застой еще не начался. Но Сталина уже начали поминать совсем другими словами (официально), чем при Хрущеве. Фильмы и воспоминания Жукова. Лещенко (День Победы со слезами на глазах. Кажись, 75 год) и плакаты Усатого на ветровых стеклах машин. И сегодня чувствуется некая непонятная связка: Сталин, чувства ветеранов,  День Победы- единственный национальный праздник... Чушь, никакой это не праздник и не должен быть праздником. Празднование любой победы- это в частности и во многом танцы на костях противника. Это понятно сразу после битвы: кровь у хомо сапиенсов горяча, воинственность и агрессивность- необходимая часть нашей натуры. Но по прошествии десятков лет, жизни двух поколений устраивать ПРАЗДНИК.... Во истину, советский человек уникален способностью гордиться тем, чего нет или тем, чем гордиться нельзя. Оставьте в покое стариков, не нужны им эти праздники. Внимание им нужно, даже не в первую очередь- материальная помощь. Любому ветерану (хоть ВОВ, хоть афганцу или вьетнамцу) не праздники нужны, а признание за ним честно выполненного долга, хоть бы у руля государства стояли тогда преступники. Память нужна, даже не столько оценки, а уж тем более- не фанфары во славу усатого людоеда и соответствующего режима. (у нас это еще осложняется топтанием на всем, что не "прославляет". Отчего это не вспоминают Астафьева, Быкова и так далее? Что это, только Долгих у нас героем?) Во всем цивилизованном мире отмечают день именно памяти и именно скорби. Причем скорбят обо ВСЕХ погибших со ВСЕХ сторон: в первой мировой, в Корее, во второй мировой, в гражданской. Обо всех, у кого остались лично помнящие их потомки. О погибших в Пунических войнах особо не вспоминают. Во всей Европе, боюсь, только Россия ведет себя подобно племени из каменного века. И подобно дикарям, память у неё короткая и выборочная. От чего бы не попраздновать победу в Гражданской, в войне 812 года? Над Японией, наконец?

Чем плакаты вешать да танками асфальт гробить, лучше бы синодик по всем погибшим составили, о безымянных могилах даже и не говорю....

Cогласна полностью! Спасибо, Борис, Вы здорово сформулировали...

Песенка, кстати, еще моложе - не раньше 80-го, а то и после олимпиады появилась....

А в том "антисталинском" проекте, которым собирается разродиться РТР, по слухам, много интересного. Включая, впрочем, и чистый ликбез - про то, что именно Сталин отменил выплаты по орденам, что мименно он отменил праздничный выходной 9 мая и проч.

Вот симптоматичная ссылка:

http://realty.newsru.com/article/22Mar2010/shumakov

"Причем скорбят обо ВСЕХ погибших со ВСЕХ сторон"

У Марка Мермана - Гармошечка        http://cheloveksgitaroi.ru/?p=1280    http://cheloveksgitaroi.ru/?p=1222

                                                                                                        

Феликс Юльевич Ярошевский Комментарий удален

Сталин не пройдет, потому что он никуда и не уходил.

Сейчас складывается парадоксальная ситуация, когда Путин в Катыни клеймит Сталина и сталинизм, а Лужков ровно в тот же день говорит о том, что постеры с изображением Сталина останутся - взвешенный, мол, подход

Кто-то из них кривит душой:)

Полагаю, что Путин.

Неужели "сланцевый газ" у поляков настолько все меняет?

Не думаю, что всё так прямолинейно. Я только что разговоривал с польскими друзяьми, они считают, что есть чёткая тенденция: взаимоотношения России с Польшей, так сказать, обратно пропорциональны отношениям с бывшими республиками СССР. С Украиной пока всё не очень понятно, но поляки ждут нового наезда на Грузию.

Новости наших партнеров