Маша Кушнир, Ксения Чудинова

/ Москва

Марат Гельман предложил создать масштабный культурный проект

Участники форума «Стратегия-2020» обсудили модернизацию в области культуры

Фото: edinros.ru
Фото: edinros.ru
+T -
Поделиться:

Организаторы форума «Стратегия-2020» наверняка неслучайно выбрали местом для проведения заседания Baibakov Art Project на «Красном Октябре». Большинству участников эта площадка хорошо знакома. Можно подумать, что они шли на выставку к Марии Байбаковой или в клуб «Ъ», который находится в двух шагах, а попали на форум «Стратегия-2020».

Особого оживления не наблюдалось. Казалось, что все ждут просто очередной беседы про культуру, которая ни к чему не приведет. Кто-то растерянно бродил по залу, кто-то щурился, разглядывая в большом окне то ли небо, то ли храм Христа Спасителя, а кто-то лениво помешивал сахар в чашке с кофе. Ждали, когда Марат Гельман, куратор форума, объявит заседание открытым.

Со словами «Ну что, начнем разговоры» он наконец пригласил участников к столу. За табличками с именами появились кинокритик Ситора Алиева, писатель Сергей Лукьяненко, дизайнер Игорь Гурович, министр культуры Пермского края Борис Мильграм, композитор Дмитрий Курляндский, режиссер Виталий Манский, куратор Московской биеннале современного искусства Иосиф Бакштейн, который сел на место Василия Бычкова (ни он, ни Ольга Свиблова так и не пришли), режиссер Ольга Субботина, оперный режиссер Василий Бархатов и другие.

Свое выступление Гельман начал с того, что необходимо создать такой культурный проект, который был бы похож на пермский, только реализовывался бы в масштабах страны. То есть он предложил уйти от идеи модернизации старого и просто попытаться построить рядом что-то новое. Гельман огласил основные тезисы и предложил каждому участнику рассказать о ситуации в своей области — театре, музыке, кино, литературе — и сделать предложения по ее улучшению.

За три часа, что длилось обсуждение, успели высказаться все. Правда, говорили в основном не о проектах по модернизации, а о насущных проблемах. Кинематографисты — о поддержке молодого российского кино, Вадим Самойлов — об авторском праве и интеллектуальной собственности, Василий Бархатов — о воспитании зрителя. Иосиф Бакштейн рассуждал о художественном образовании и, повернувшись в сторону Софьи Троценко,  говорил, что художественные центры («Винзавод», «Гараж», «Красный Октябрь») и галереи стали модными, что само по себе большой плюс. Сергей Лукьяненко, наоборот, считает, что в первую очередь надо модернизировать не проекты молодых режиссеров и художников, а массовую культуру, которую потребляет 90% населения: «К сожалению, сегодня массовая культура идет по наиболее простому пути, играя на самых низких, негативных эмоциях». Но, по мнению Кирилла Серебренникова, «власти не нужно, чтобы массовая культура стала умнее, ей нужно, чтобы она стала послушнее».

Так называемое «сотрудничество» власти и культуры было, пожалуй, единственной темой, которой коснулись все. Игорь Гурович очень точно заметил: «Государство так долго не интересовалось тем, что происходит с культурой, что теперь его заинтересованность пугает».

И спросил Гельмана: «Как бы нам понять, чего оно хочет?» Вариантов ответа оказалось много. Гельман сказал, что существует несколько типов культуры: советский — когда государство использует культуру в качестве пропаганды; лужковский — когда власть через культуру проявляет себя (дарит, например, Шилову музей, игнорируя культурное сообщество); лояльный сурковский, он же питерский («Не выступайте на митингах оппозиции и делайте что хотите»), и провинциальный — когда любое современное искусство приравнивается к оппозиции. Но Гельман предложил «навязать» власти другой, новый тип отношений. Мечта Гельмана — найти «какой-то проект, мощный, понятный, с помощью которого все остальное задвижется, зашевелится, бюджет которого изменит ситуацию». Запуск проекта, по его словам, должен состояться максимум через полтора года.

Но энтузиазм Гельмана разделяли не все. Виталий Манский, например, сказал, что «чем разумнее будет проект, тем бессмысленнее он окажется на выходе». По его мнению, государство использует культуру исключительно в своих локальных прикладных целях.

А Кирилл Серебренников, который принимал активное участие в дискуссии, сказал, что у него есть две возможности общаться с властью: «Одна — это 31-е число каждого месяца на Триумфальной площади. Это возможность получить дубинкой по голове. Вторая — форум "Стратегия-2020", когда есть шанс, что то, что мы говорим, будет услышано. Но надо отдавать себе отчет, что мы принимаем участие в некой потемкинской деревне, это разговор о культуре, а не культура. Я не понимаю, как из подобного разговора может что-то получиться. Но если есть малейший шанс, то давайте это делать». И добавил, что ни в коем случае не стал бы участвовать в пропагандистских мероприятиях, но форум к ним не относится.

После встречи мы спросили у Гельмана, с чем связан скептицизм участников, которых, похоже, даже не вдохновил пример с пермским проектом.

А Игорь Гурович объяснил все тем, что, пока нет конкретного проекта, сложно делать какие-то предложения.

Комментировать Всего 9 комментариев

Как стремительно Василий Бархатов из режиссера превратился в дирижера.  :)

Спасибо, что заметили! Исправили)

Модернизация экономики, политики, культуры ускорится и вообще будет возможна лишь в случае модернизации общественного сознания.

"Модернизация экономики, политики, культуры ускорится и вообще будет возможна лишь в случае модернизации общественного сознания."

И науки тоже. 

Степан, спасибо. Абсолютно верно, как я только забыл! Науки так вообще - в первую очередь.

Плохо не то, что Вы забыли. Это - мелочь. Плохо то, что ОНИ это забыли.

Ознакомилась с тезисами - любопытно. Я бы поучаствовала

И мне очень интересно,тем более ,что необходимость давно назрела.

Я и многие мои друзья музыканты предпринимаем какие-то попытки в этом направлении ,Самое главное,как мне кажется,что   все ,что будет происходить в рамках проекта,не проходило в специализированных местах-выставочных центрах ,концертных залах и т.д.Все это должно" выйти "к  людям ,а не звать их к себе.Традиция open air -все ,что угодно.И конечно,было бы идеально,если  телевидение было бы задействовано.

... зову назад, в 80-е!

Для России (на мой взгляд) наиболее эффективна и стабильна модель существования двух параллельных культурных пространств - официоза и... ммм.. скажем, контркультуры, альтернативной, диссидентской, культуры-2 (в непаперном смысле). Так было в начале века (по слухам), там было в конце 70-х - начале 80х (это мы уже хорошо помним). Как только власть  и культура начинают дружить, с последней что-то случается...  да, в других культурах этот диалог работает много веков (курфюрсты заказывали музыку Баху, короли - портреты Веласкесу, и ничего получалось!), но у нас - ну не работает! ну никак... почему - это вопорос слишком сложный.

Увы, только подполье способно в России рождать хорошее искусство. Или если не подполье в чистом виде, то что-то сделанное втихую, вопреки, втайне...

И сейчас мы возвращаемся к квартирникам (пусть они происходят уже не на квартире, а в клубе Солянка или Мастерской), полулегальным полу-выставкам, тестам, которые никто не хочет печатать и т.д.

Я не против инициативы, а неукротимая энергия и оптимизм Марата просто восхищают. Я ктому, что нужно искать там, в культурном "зазеркалье", помогать тамошним проектам,  людям, историям развиваться... Искать, находить и помогать, но не пытаясь институционализировать, конституировать, включать в проекты...