Ксения Чудинова /

Марат Гельман открыл выставку в МУАРе

В Музее архитектуры имени Щусева открылась выставка фотографий «Одна карта, два маршрута». Куратор — Марат Гельман

Фото предоставлено МДФ
Фото предоставлено МДФ
Аман Гельд. Футуроскоп, 19 мая 2008 г. Собрание автора
+T -
Поделиться:

Марат Гельман на открытии признался, что всегда очень жалел, что в его галерее не было места для фотографий, а ведь есть такие работы, глядя на которые жизнь приобретает особый смысл. Речь шла о работах Александра Слюсарева и Вячеслава Козлова. Козлов, кстати, на выставке был представлен как Аман Гельд. Сценическое имя фотограф выбрал не случайно:

Авторы фотографий очень разные. Александра Слюсарева окружала толпа, он пожимал всем руки, на восторженные приветствия кокетливо хмурился и говорил, что не понимает, с чем его поздравляют, попутно окликал проходящих посетительниц: «Девушка! Блондинка! Да, я вам! Я вас не снимал как-то в метро?» На фоне Слюсарева Вячеслав Козлов выглядел немного застенчивым, стоял никем не узнанный с приятелем. А вот работы у них чем-то похожи: на снимках нет людей — есть либо их тени, либо искаженные в мутных стеклах отражения, много простых предметов (швабра, крючки для одежды, ведро, скамейки), по-утреннему чистый свет.

Эта похожесть — сознательный выбор Марата Гельмана: «Фотография — это способ через все что угодно выразить себя, свою личность. Ровно поэтому мы выбрали такой проект, когда одна и та же жизненная фактура становится поводом для двух абсолютно разных рассказов. У Слюсарева и Козлова два разных рассказа, две разные позиции». Вячеслав Козлов делает снимки, которые можно определить словосочетанием «математика с исключениями»: ровная кирпичная стена, в которой один кирпич не красного, а черного цвета; пустые скамейки в летнем театре и одинокая фигура — то есть легкий диссонанс в стройных структурах. Александр Слюсарев предпочитает структуру разноголосую: прислонившиеся к стенке разномастные швабры и совки; лужа, в которую одни капли уже упали, а другие еще летят. Но настроение от фотографий и Слюсарева, и Козлова умиротворяющее, радостное.