Илья Колмановский /

Старикам пить полезно

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Старикам пить полезно
От редакции
Поделиться:

У меня есть знакомый, 90 лет, вдов, детей нет, живет один. Был замминистра при Советах — ездил по заграницам и так узнал о Стиле Жизни. Он вообще-то от сохи, родился в глухой деревне, полностью сам себя сделал. И вот что примечательно: из всего, что он узнал за границей о Стиле Жизни, он удержал одну твердую привычку — и ей религиозно следует. Это манера пить. Он пьет каждый день, за ужином, где-то треть бутылки вина. Если принимает гостей — может выпить с ними еще глоток коньяка к кофе. И все. Не больше — но и не меньше. Я знаю очень мало людей этого поколения — а в нашей стране и вовсе любого поколения, — кто пьет именно так. Ну и, естественно, как заканчивается любая такая байка: старик фантастически витален, весел, бодр, выглядит на 65 и все время норовит отправиться в какой-то особый далекий магазин — купить удачное вино.

Я вот, например, совершенно перестал пить, хотя мне 32. С тех пор как родился ребенок, и работы много, и сплю мало — я не люблю состояние, когда я не сфокусирован, когда ночью могу не расслышать шагов леопарда, крадущегося к колыбели, а утром — не догнать антилопу из-за похмелья. И с йогой это не сочетается — всю прану мигом засрешь…

И вот на прошлой неделе вышло мощное исследование, из которого следует, что я очень неправ, а мой знакомый прав. Вообще уже давно известно, что алкоголь «не только вреден, но и полезен» (для сердца и сосудов); новость же состоит в том, что наука сосредоточилась на старичках. Оказалось (большая статистика, многолетние данные, все дела), что им очень полезно пить — в умеренных количествах. Но чем чаще — тем лучше. Я позвонил автору, доктору Карламангле, гериатру из подразделения Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA), и стал говорить ему, что я про это думаю:

— Здравствуйте. Вот вы пишете, что для тех стариков, кто пьет 15 рюмок водки в неделю, риск смерти в ближайшие пять лет понижается на 23%. Эту новость мои соотечественники воспримут с восторгом. Следуя этой логике, они вообще должны быть бессмертны!

— Ну, слушайте, все же не так устроено. Наше исследование касалось именно умеренного питья. Если пить много — будет точно плохо. Пить надо не больше 5 рюмок за раз, и не больше 15 рюмок в неделю. И при этом изначально надо иметь хорошее здоровье — тех, кто болел хроническими болезнями, мы сразу выкинули из статистики и сравнивали только здоровяков (пьющих и непьющих).

— Это почему?

— Те, кто нездоров, пьют лекарства, а они часто плохо сочетаются с алкоголем.

— А я вот разучился пить. В Москве уже поздний вечер, перед тем как вам звонить, я глотнул какой-то граппы — вот прям колом в горле встала. И в голове нехорошо сразу. Мне что, заставлять себя? (Тут я вспомнил какой-то анекдот, где врач спрашивает больного, часто ли он пьет, а тот отвечает: «Стараюсь каждый день».)

— Ну… попробуйте вино, что ли. Мы с женой за ужином в последнее время начали пить по бокалу вина, у нас вот хороший холестерин поднялся…

— Я все равно на статинах, у меня идеальные анализы!

— Я же говорю: хороший холестерин, ЛПВП. Статины понижают плохой, но ничего не делают с хорошим.

— Ой, да, про хороший я вообще забыл. Так, а вот еще удивительное дело: в вашей статье написано, что, чем чаще пить, тем лучше в этом случае статистика.

— Да, но опять же — в разумных пределах. Гляньте на график, в статье. Хуже всех на нем выглядят те, кто пьет раз в месяц.

Я попрощался, выпил еще (вторая пошла легче) и сфокусировался на графике.

From American Journal of Epidemiology, Karlamangla et al, 2009
From American Journal of Epidemiology, Karlamangla et al, 2009

По вертикали — риск инвалидности. По горизонтали — количество drinks (это бокал вина, или банка пива, или рюмка водки) в неделю. Кривая линия — женщины. Прямая — мужчины.

Видно, что старым женщинам полезнее всего пить около 10 рюмок водки в неделю, а больше — уже не так полезно. А старым мужчинам — линейно: чем больше, тем полезнее (но не больше 15).

Вот такое дело. Среди моих знакомых наберется десяток таких, кто пил в юности, но теперь — нет сил и времени. А надо!