Борис Зимин: Особенность России — недоверие к народу и любовь к начальству

Конституционный суд признал законным запрет на рассмотрение дел о шпионаже и терроризме с участием присяжных

+T -
Поделиться:
Подробнее

Решение Конституционный суд вынес в ответ на обращение пяти граждан России, обвиняемых в причастности к нападению на Нальчик в 2005 году, дело которых рассматривается в Свердловском областном суде. По их мнению, «лишение права на суд присяжных существенно умаляет и ограничивает их права, поскольку суд присяжных в большей мере, чем другие формы судопроизводства, гарантирует от судебных ошибок».

Заявители оспаривали законность поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, внесенных в 2005 году. Согласно им, подсудимые не вправе просить суда присяжных, в случае если они обвиняются по статьям о терроризме, захвате заложников, организации и участии в незаконных вооруженных формированиях, массовых беспорядках, государственной измене, шпионаже, диверсии, вооруженном мятеже или насильственном захвате власти.

Как заявил председатель КС Валерий Зорькин, запрет связан со «спецификой этих преступлений, их чрезвычайным многообразием и повышенной сложностью в современных условиях». Кроме того, в решении суда отмечается, что поправки в УПК позволяют защитить присяжных, для которых рассмотрение указанных дел «представляет особую угрозу жизни и здоровью», а также обеспечивают беспристрастность суда. «На суждениях присяжных заседателей может существенно отражаться и влияние информации из непроцессуальных источников, которое может сформировать у них предвзятую (обвинительную либо оправдательную) психологическую установку», — сказано в заявлении суда.

Борис Зимин

   Мне это очень не нравится, но, с другой стороны, это ожидаемо от нынешней России (дело не только во властях). Одновременно была подчеркнута наша особенность и сделано типа «как у них там». Особенность заключается в боязни народа, недоверии к нему и неуважении его выбора, а также в любви и доверии начальству. Причем самое замечательное, что и народ, и начальство, похоже, в одинаковой мере разделяют эти чувства к себе и друг к другу. Ссылка на «как у них там» (как почти всегда — на выдернутое из контекста обстоятельство) состоит в том, что «у них» террористов не подвергают обычным судебным процедурам, а просто сажают в Гуантанамо. Два важных отличия: во-первых, «у них» регулярно меняются те, кто руководит сажателями в Гуантанамо, и вообще доверие к начальству и суду подтверждается кучей механизмов (выборы — один из них). Во-вторых, «у них» объявлена война с террористами, и достаточно ясно обозначен противник. А у нас террористами могут быть признаны члены «общества синих ведерок», а идущая на российской территории война (только если не в московском метро) является не более чем локальным криминалом, чуть ли не колоритом. Но вся эта история не вызывает у меня ни удивления, ни уже возмущения — лишь усталость: все совершенно закономерно катится в задницу. Все возрастающая склонность россиян рассчитывать на себя и не надеяться на государство и стремление устраивать флеш-мобы типа «синих ведерок» характеризует способность тех, кто останется после Большой задницы, наладить нормальную жизнь, а также делает меня большим оптимистом :).   

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина
Комментировать Всего 3 комментария

Мне это очень не нравится, но, с другой стороны, это ожидаемо от нынешней России (дело не только во властях). Одновременно была подчеркнута наша особенность и сделано типа «как у них там». Особенность заключается в боязни народа, недоверии к нему и неуважении его выбора, а также в любви и доверии начальству. Причем самое замечательное, что и народ, и начальство, похоже, в одинаковой мере разделяют эти чувства к себе и друг к другу. Ссылка на «как у них там» (как почти всегда — на выдернутое из контекста обстоятельство) состоит в том, что «у них» террористов не подвергают обычным судебным процедурам, а просто сажают в Гуантанамо. Два важных отличия: во-первых, «у них» регулярно меняются те, кто руководит сажателями в Гуантанамо, и вообще доверие к начальству и суду подтверждается кучей механизмов (выборы — один из них). Во-вторых, «у них» объявлена война с террористами, и достаточно ясно обозначен противник. А у нас террористами могут быть признаны члены «общества синих ведерок», а идущая на российской территории война (только если не в московском метро) является не более чем локальным криминалом, чуть ли не колоритом. Но вся эта история не вызывает у меня ни удивления, ни уже возмущения — лишь усталость: все совершенно закономерно катится в задницу. Все возрастающая склонность россиян рассчитывать на себя и не надеяться на государство и стремление устраивать флеш-мобы типа «синих ведерок» характеризует способность тех, кто останется после Большой задницы, наладить нормальную жизнь, а также делает меня большим оптимистом :).

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина

Россия - страна граждан-рабов и чиновников-церковников-рабовладельцев ...

Недоверие к народу и любовь к начальству - обычные взаимоотношения хозяина и раба.

1000 лет церковь и государство воспитывают в нас рабов.

"Непредвзятая психологическая установка" с детства формируется:

родился - Раб Божий ..., венчался - Раб ..., умер - Раб ... 

Всю жизнь Раб, а тут дайте им суд присяжных.

Как можно рабам позволить рабов судить, не положено.

Так и будем катиться в Б. з., пока не осознаем что мы не рабы ... 

Вот Вам случай из жизни.

Лет 7 назад к нам в гости приехал знакомый архитектор из Нью Йорка. Мы ему организовали через турагентство экскурсию по "конструктивистской Москве". Ездили, слушали гида, фотографировали. Напротив "Седьмого континента" на Лубянке к нашему другу подошел известный "псевдо-гаишник" и любезно попросил "засветить пленку"(!) После препирательств (в т.ч. связанных с попыткой объяснить технические проблемы засвечивания карты-памяти на солнце), к нам подошел более серьезный топтун, одетый как Шура Балаганов - в костюм и застиранную футболку. Помахав у нас перед носом удостоверением и, на просьбу назваться, буркнув "Дима, сотрудник...", предложил нам строем пройти в приемную ФСБ, включая трясущуюся женщину-гида, которая все пыталась подсунуть ему советский фото-альбом конца 70-х с изображением этого же здания в разных ракурсах. На вопрос о причинах задержания, "Дима" смерил нас холодным взглядом Шарикова в период карьерного рассвета, и процедил: "По позрению в подготовке терракта". Мы, конечно, развеселились и пошли с ним в приемную на прием. Там, похоже, Диму приватно пожурили и попросили оставить граждан в покое, нам он это уже передал как "свое последнее предупреждение", на что мы еще, в качестве шутки, попросили у него на будущее список всех запрещенных объектов в г.Москве. Короче, закончилось все хорошо. Только веселились-то мы зря - оказывается, за час до этого был совершен терракт на концерте (по-моему, в Тушино)... Когда вечером узнали, стало не по себе - а вот придут такие "Димы" к власти. И самому Швондеру не поздоровиться...