Модератор Андрей ЛошакАндрей Лошак

Синие ведерки — протест или провокация

Мигалки давно стали одним из самых зримых символов государственного хамства. Сергей Пархоменко предложил согражданам посмеяться над «новыми опричниками», поставив на свои машины синие ведерки, имитирующие мигалки. На улицы Москвы по призыву Пархоменко и проекта «Сноб» выехали сотни машин с ведерками. А потом у «синих ведерок» появились агрессивные оппоненты. Они обвиняют их в глупости и легкомыслии

Участники

Оригинальная версия
Конспект

Конспект

Татьяна Малкина:

Многие участники проекта «Сноб» в воскресенье присоединились к автопробегу по Кутузовскому проспекту и Садовому кольцу, установив на крыши своих автомобилей синие ведерки, синие рукомойники и всякое разное синее в знак протеста против беспредела мигалок.

Эта акция, которую на сайте «Сноб» начал Сергей Пархоменко, вызвала бурную дискуссию. Одни считают ее элегантной и эффективной, другие же — бесполезной и позорной.

Вот Илья Шершнев пишет на сайте «Сноб»: «Вместо того чтобы заниматься херней и вешать ведра на машины, лучше подумать о том, как улучшить дорожную ситуацию. Мигалки — это 2 процента от всей проблемы». А известный герой сайта Максим Кантор очень резко написал в своем блоге: «Как обычно, интеллигенция занимается тем, что легче и приятнее всего, — капустником. Конкретных идей у нас нет, а вот свое присутствие мы обозначим. Это не что иное, как игра в песочнице. Интеллигенция с удивительной наивностью сама себе дала определение: “Общество синих ведерок”».

Давайте начнем с Антона Носика. Что ты думаешь по этому поводу?

Антон Носик:

Можно говорить все, что я думаю, или все-таки надо придерживаться нормативной лексики?

Татьяна Малкина:

Конечно, все.

Антон Носик:

У меня короткий ответ на все, что я прочитал из критического: заебали! Это гражданская акция. Не живопись, не проза и не компьютерный софт. Когда мы обсуждаем, хороша или плоха гражданская акция, мы обсуждаем, кто хороший, а кто плохой гражданин. И в этот момент я уже не стою перед вами на цирлах, как художник, который представил на ваш суд свое полотно, а вы — не высшие судьи.

Вы говорите: я плохой гражданин. О’кей, ребята. Эти разговоры прошу начинать с рассказа о том, какие вы сами, дорогие мои учителя жизни, хорошие граждане. Я такой-то и сделал такие-то гражданские акты, и они были более эффективны, чем ваши «синие ведерки», потому что они дали такой-то эффект. В противном случае я отвечаю: ты, быдло, сидишь на диване, ни хера не делаешь, и тебя бесит зрелище тех, кто решил сделать хоть малость. И ты придумываешь, как бы на этих людей наехать. А если кто-то высунулся, ты будешь на него пальцем показывать и улюлюкать. Неинтересная позиция. Презираю. Точка.

Татьяна Малкина:

Хорошо, красиво сказал, но боюсь, что к конкретным оппонентам трудно отнести это описание.

Антон Носик:

Максим Кантор — человек, который всегда абсолютно предсказуемо выступает против того, что вокруг него в данный момент является мейнстримом. Если он вырос среди художников-авангардистов, у него бунт против художников-авангардистов. Если в «Снобе» его окружает «общество синих ведерок», он будет против «общества синих ведерок». Его позиция предсказуема, от Максима никто и не ждет, что он выйдет на площадь, потому что его позиция озвучена в его философских трудах и в его книгах.

Я же говорю о комментаторах в блогах, у которых нет своих философских трудов, о людях, которые приходят и говорят: «Ты, Сергей Пархоменко, херовый гражданин. Ты, Антон Носик, херовый гражданин. Все не так делаете, как правильно делать гражданину».

Татьяна Малкина:

Стас, а вы что думаете по поводу акции и противоречивых комментариев?

Стас Поляков:

Хочу обозначить, против чего я и что я считаю вполне нормальным. Разовый флеш-моб — это вполне в рамках закона и морали, потому что, таким образом, получился инфоповод. Это дошло до того уровня, где это должно было быть услышано.

Другой вопрос, что когда на рядовые машины начинают надевать эти замечательные ведра, тем самым мешая движению, передразнивая тех, кто их раздражает. Это похоже на (как выразилась грубая моя подруга) нищебродство, на комплекс маленького человека. Когда люди что-то могут, а ты не можешь, они начинают тебя раздражать. И ты начинаешь, вместо того чтобы сделать какие-то логичные действия, чтобы это решить адекватным путем…

Стас Жицкий:

Простите, а вы сами-то участвовали в этой акции?

Стас Поляков:  

Нет.

 

Стас Поляков:  

Во флеш-мобе ни в коем случае не помешали. Другой вопрос, когда это…

Антон Носик:

Вы говорили, что начинает мешать движению.

Стас Поляков:

Да. Когда я еду по дороге и вижу у себя в зеркале заднего вида, что сзади меня нагоняет машина со спецсигналом, вполне логичным является уступить ей дорогу.

Антон Носик:

Да?

Михаил Зоненашвили:

Упал-отжался, сразу причем, сходу.

Татьяна Малкина:

Почему упал-отжался?

Стас Жицкий:

Это кто тогда нищебродствует, извините?

Антон Носик:

Пацак. Увидел чатланина в зеркале. Стас купил права, он не знает ПДД. А по ПДД если сирену вам не включили, вы не обязаны никого пропускать.

Стас Поляков:  

Если у него включен проблесковый маячок.

Антон Носик:

Совершенно справедливо. Как ведерко может быть включено? Кто вам ведерко включил?

Татьяна Малкина:

Давай только не будем говорить, что Стас купил права.

Антон Носик:

Подождите, он только что сказал, что я мешаю движению, потому что он увидел мое ведерко и начинает меня пропускать на «Шкоде-Фабии». Я говорю: не обязан он пропускать ведерко. Он обязан пропускать включенную сирену. Так по правилам.

Татьяна Малкина:

Хорошо, это формальное замечание мы примем, а вот остальной наезд…

Антон Носик:

Это не формальное замечание. Это наезд на человека, который выдумывает правила дорожного движения вместо того, чтобы их выучить. Вот кто мешает движению — человек, который выехал на дорогу и не знает, каковы его обязанности. Оказывается, ведерко обязывает его на обочину съехать! Нет, не обязывает, Стас, читайте правила дорожного движения. Вы обвинили меня в административном правонарушении, в том, что я создаю помехи на дороге. У меня есть постановление Никулинского суда о том, что нет, не создает ведерко помех на дороге. Постановление Никулинского суда — это закон. То, что вы говорите, это «лаша нарана» на иврите. Как это по-русски? Клевета.

Стас Поляков:  

Я ошибся, неправильно выразился. Антон, вы меня очень верно уличили.

Антон Носик:

Выражайтесь, пожалуйста, правильно, Стас.

Стас Поляков:  

Хорошо. Я прошу прощения. Обвиняю я всего лишь в том, что, устанавливая эти замечательные ведерки себе на машину, реально вносится путаница. И опять же это не поможет. Потому что в любом случае у власти будут другие отличительные признаки в виде номеров, маячков. Уберут маячки — будут, не знаю, машины синего цвета.

Антон Носик:

Это два разных утверждения — либо путаница, либо это неэффективная акция.

Татьяна Малкина:

А ты думаешь, что это была эффективная акция?

Антон Носик:

Нет, я хочу сказать: кто говорит, что это неэффективная акция, пусть приведет пример своей эффективной, и не в области детей.

Татьяна Малкина:

А почему не в области детей?

Антон Носик:

Потому что мы не фонд «Помоги.орг» обсуждаем. Я сейчас подниму, сколько народу так же точно, не оторвав жопу от дивана и не дав ни копейки ни одному ребенку, учат меня, что мой фонд «Помоги.орг» неправильный. Потому что всех детей в России не спасти, потому что чудовищную ситуацию с финансированием детских лечебных учреждений в России невозможно исправить силами одного фонда «Помоги.орг», который собрал жалкие 4 миллиона долларов. Это им смешно. Они не дали ни копейки, им смешны 4 миллиона долларов. Эта история повторяется сегодня с «синими ведерками».

Татьяна Малкина:

Давай мухи отдельно, а котлеты отдельно.

Антон Носик:

Я просил Стаса не трогать детей! Стас настаивал, ты настаивала, я говорю: про детей у меня есть что сказать. Держитесь машин. Хотите обвинить меня в том, что я создаю помехи на дороге, обоснуйте со ссылкой на правила.

Татьяна Малкина:

Михаил, мы с вами увиделись на Триумфальной площади. Как вы помните, я была не только без ведерка, но и не собиралась никуда ехать, потому что у меня были другие планы, которые я по ходу дела изменила. И я потом была готова поделиться наблюдениями, которые для меня были новыми, прямо революционными. А вы что думаете по поводу этой акции? У вас позиция, мне кажется, ни нашим, ни вашим.

Михаил Зоненашвили:

Нет, у меня позиция неопределившегося и неоперившегося интеллигента. У меня отношение к этой акции позитивное — наконец хотя бы часть людей перестала чувствовать себя тварью дрожащей и что-то сделала. Это первое ощущение, положительное. Отсюда могут последовать гражданское неповиновение либо высмеивание власти. Первый вариант я считаю весьма опасным в нашей стране, а вот второй — очень эффективным и абсолютно необходимым. Всю глупость власти мы должны всеми возможными способами высмеивать: синими ведерками, розовыми ведерками, завтра еще что угодно придумаем.

 

Михаил Зоненашвили:

Абсолютно! Я считаю, что сатирическая акция может принести гораздо больше успеха, чем серьезная акция, выход с транспарантами «Долой мигалки!» «Долой мигалки!» вряд ли поможет и даже кого-то оттолкнет. Успех предприятия, я считаю, это вопрос следующий. Как любая маркетинговая акция, она должна была быть просчитана. Есть успешность у этой акции или нет — посмотрим через некоторое время.

Татьяна Малкина:

А как мы будем ее мерить?

Михаил Зоненашвили:

Сегодня я целый день ездил по городу. Честно говоря, ни одну машину с синим ведерком не увидел.

Татьяна Малкина:

С ведерком или с мигалкой?

Михаил Зоненашвили:

Нет, с мигалкой я видел машины.

Татьяна Малкина:

А на стоянке «Сноба» я была третьим «ведерком».

Михаил Зоненашвили:

А вот я ездил по центру города. Такого рода высмеивание — правильный путь, но, он бессмыслен, если это разовая акция. Это должно быть системно и с продолжением.

Татьяна Малкина:

Вы имеете в виду, что должно нарастать количество носителей ведер.

Михаил Зоненашвили:

Абсолютно верно. Может быть, идея будет изменена: завтра розовые ведерки, послезавтра желтые. Кстати, ведерки не самая удачная находка в этой истории по одной простой причине — это довольно сложно. И далеко не каждый автомобилист хочет повесить себе на машину ведерко. Конечно, это хорошо, выглядит очень эффектно и привлекает медиа, но с точки зрения массовости это история тупиковая.

Татьяна Малкина:

Потому что ведерко может поцарапать крышу.

Михаил Зоненашвили:

Совершенно верно. Вы зрите в корень! Если бы, условно говоря, синяя ленточка в сочетании с ведерком, как альтернатива, — это была бы более массовая история.

Татьяна Малкина:

А еще лучше — внутри трусов синяя ленточка.

Михаил Зоненашвили:

Я вообще считаю, что девушкам надо ездить за рулем в знак протеста против мигалок вообще топлес. Это было бы результативнее в тысячу раз.

Татьяна Малкина:

Или нужно нижнее белье синее.

Сергей Пархоменко:

Я как владелец двух машин с синими ведерками могу сказать, что это вещь очень гигиеничная, ничего не портит, скотч потом отлично отклеивается.

Татьяна Малкина:

Да, но наш гражданин подозревает, что скотч может оставить небольшой след на крыше авто. У меня вопрос к Аркадию Сухолуцкому. Вы написали (и я в некотором смысле с вами солидарна), что такие способы протеста бессмысленны, потому что народ уже в конце 1990-х понял всю бесперспективность демонстраций: «Когда на акции всевозможных “несогласных” журналистов приходит больше, чем сторонников, не является ли это следствием неумения говорить с людьми, от которых вы ждете поддержки?» Вы по-прежнему придерживаетесь этого мнения?

Аркадий Сухолуцкий:

Я, конечно, я за акцию «Синие ведерки» и быдлом себя не считаю. Это ответ Антону. Но я хотел бы еще раз вернуться к тому, что я говорил. Без разговора на равных и без объяснения своей позиции это вырастет только в 100 или 200 «снобов», разъезжающих по Москве вот с этими синими ведерками. И сойдет на нет. Сегодня у себя в ЖЖ я пытался на эту тему тоже поговорить со своими читателями, и многие просто не понимают. С Сергеем на эту тему я уже тоже поспорил у вас на «Снобе». Тут идет речь о тоне, о том, как это преподносится людям, которые не живут в Москве и для которых эти картинки…

Сергей Пархоменко:

Ладно вам, при чем здесь тон. Я ответил человеку, который мне нахамил. Указал ему на то, что он хам и трус. И могу это повторить в лицо. Вот и все. Но это к политике не имеет никакого отношения.

Аркадий Сухолуцкий:

Я говорю совершенно серьезно. Отъехал от Москвы на несколько тысяч километров, включил эти ролики — будто трансляция с другой планеты.

Антон Носик:

Потрясающе. О том, как живет российская глубинка, нам будут рассказывать из Брюсселя и Пхукета. Аркадий, вообще-то автомобильные протесты начались во Владивостоке!

Татьяна Малкина:

Они не имели никакого отношения к вопросам гражданственности, а только к экономике.

Михаил Зоненашвили:

Экономического характера абсолютно было, о праворульных машинах.

Татьяна Малкина:

При чем же тут ведерки?

Антон Носик:

При том что люди в разных концах страны…

Аркадий Сухолуцкий:

Я не пытаюсь из столицы Европы говорить о жизни в глубинке, это было бы смешно. Я просто хочу сказать, что без широкой поддержки, без объяснений и разговора на равных это сойдет на нет и в районе Садового кольца.

Антон Носик:

Очень жаль, Аркадий, что академик Сахаров не дожил и вы ему не можете прочесть нотацию, что он бессмысленные вещи делал без широкой поддержки, одиночка. Полагаться на свои силы — это выбор сильного. А говорить, что ты ничего не можешь и тварь дрожащая без широкой поддержки, без предварительной договоренности с Путиным, без серьезных союзников, — все это предлоги, чтобы не выйти на площадь.

Татьяна Малкина:

Антон, ты сейчас серьезно передергиваешь. Потому что Аркадий говорил совершенно не об этом.

Антон Носик:

Аркадий говорит, что меня не слышно в глубинке. Но что он знает про Владивосток и Калининград?

Татьяна Малкина:

Я знаю, что проблема мигалок за пределами Москвы и области насколько же насущна, как проблема незавоза свежей рукколы в «Азбуку вкуса» в Барвихе.

Антон Носик:

Проблема не в мигалках.

Стас Жицкий:

Но значит ли это, что не надо против мигалок протестовать?

 

Аркадий Сухолуцкий:

Проблема в неумении это показать. Я тебе это абсолютно точно говорю.

Михаил Зоненашвили:

Нет, друзья, на самом деле проблема заключается в одной простой вещи. Власть не уважает нас как людей, как налогоплательщиков. Я говорил, что есть два пути: гражданское неповиновение и непризнание инструментов власти и высмеивание этой власти. Я считаю, второй путь наиболее эффективный.

Сергей Пархоменко:

Прежде чем говорить о гражданском неповиновении, неплохо бы как-нибудь поговорить о гражданском взаимопонимании. Есть эксперимент, много раз описанный в литературе. Если нескольких голых людей поставить в ряд под душем и соединить этот душ одной трубой, то окажется, что когда один крутит, то всем льется холодная; а потом другой крутит — всем льется кипяток. Ужасно неприятно. И вот они каждый стоят в своей кабинке, крутят свои краны и то ошпариваются, то обмораживаются. И в какой-то момент, если у них хватает терпения, они аккуратненько все свою воду устанавливают на теплый, приемлемый уровень. Вот в этот момент между ними достигнуто взаимопонимание, причем очень странным образом. Они ничего друг другу не говорили, даже не матерились, а просто крутили краны, используя это как некоторый способ договориться. Много раз просчитанная и описанная психологами ситуация.

Знаете, чем мне кажется ценной акция, которая произошла в воскресенье? Тем, что она смешная. Она заставляет людей, которые в ней участвуют и которые на нее смотрят, внезапно поворачивать кран в одну сторону. Они все ржут. В этом самом воскресном поезде, который ездил по Москве, несмотря на все усилия ментов, все треволнения, на самом деле было смешно и весело. Ровно в этом настроении была закончена эта акция на Воробьевых горах. Посмотрите на последнюю фотографию, которая была сделана, когда все наконец собрались в одну кучу. Это фотография смеющихся людей. Они все повернули свой кран так, что никому не горячо и не холодно, в а самый раз.

Татьяна Малкина:

Это очень красивая метафора, но эти вообще изначально в одной душевой кабинке находятся, поэтому…

Сергей Пархоменко:

Ничего подобного. Если вам кажется, что эти люди все происходят из «Сноба», это совершенно не так. Я вынужден дорогой клуб здесь огорчить.

Татьяна Малкина:

Нет, дело в не в том, что из «Сноба».

Аркадий Сухолуцкий:

Они не из «Сноба». Они в одной социальной…

Сергей Пархоменко:

А вы хотите из какой-нибудь другой социальной? Вы кого хотите привлечь к нашему пониманию того, как должно быть устроено общество?

Сергей Пархоменко:

Гастарбайтеров?

Татьяна Малкина:

Почему гастарбайтеров?

Антон Носик:

Крестьян?

Сергей Пархоменко:

Или, может быть, наоборот, вы хотите топ-менеджеров, из ВР приезжающих, в Москве усадить с нами в один автомобиль? Да, у нас в Москве и в России разные представления о том, что важно и что не важно. И это нормально, что сначала собираются люди, социально, если хотите, сословно близкие друг другу. Потому что то, что происходит, пока люди ездят с синими ведерками… Это не борьба с мигалками, я все-таки хотел бы всем об этом напомнить. Мне насрать на мигалки. Я не потратил бы ни минуты, ни часа и ни дня своей жизни на то, чтобы лишить мигалки кого бы то ни было. Меня интересует, я это говорил на высокой демагогической ноте журналистам, которые меня интервьюировали…

Татьяна Малкина:

Которых было больше, чем ведерок.

Сергей Пархоменко:

Что неплохо, между прочим. И я это спокойно и искренне могу сказать и сейчас. Меня интересует сословная рознь, которая насаждается в России, насаждается в значительной мере осознанно, которая удобна, потому что это хороший, эффективный, много раз проверенный инструмент.

Татьяна Малкина:

Сереж, ну какая насаждаемая сословная рознь…

Сергей Пархоменко:

Обыкновенная.

Антон Носик:

Натравливание на интеллигенцию.

Сергей Пархоменко:

Обыкновенная сословная рознь. Люди, представляющие собой разные сословия, встречаются два раза в своей жизни. Один раз, когда один другому дает взятку, и другой раз, когда они встречаются на дороге. Я человек, занимающий высокий пост, высокооплачиваемый, знаменитый, выступающий на радио и теперь в телевизоре, пучащий глаза и топырящий пальцы везде и всюду. У меня нет никакой больше возможности встретиться с человеком, который сидит внутри членовоза и с семью мигалками. Один из двух вариантов: когда я буду решать какой-нибудь жилищный вопрос и буду предлагать ему взятку. Или мы с ним въедем друг другу в лоб на дороге, потому что он выедет ко мне на встречную. Никаких других шансов сейчас мне поговорить с Мироновым, условно говоря, нету. Хотя у него никакой мигалки нету, просто он первый, кто пришел мне на ум. Я бы хотел продемонстрировать ему свое презрение и отвращение. Я презираю этого человека. Он смешон.

То ужасное, что случилось с Мишей Барщевским, является, по-моему, яркой иллюстрацией того, что я говорил. Барщевский погорел на том, что он думал, что он очень страшный. А на самом деле он очень смешной, и это всем в какой-то момент стало ясно. Я хотел бы, чтобы эта ситуация воспроизводилась снова и снова. Я хотел бы, чтобы человек, едущий с настоящей мигалкой среди синих ведерок, понимал, что он смешон, — он, а не люди с синими ведерками. Вот идеал, которого хотелось бы добиться.

Татьяна Малкина:

Какие-то у тебя приземленные идеалы. А я часто встречаюсь с представителями другого сословия. Когда ты сказал о двух случаях, я даже была уверена, что ты скажешь: когда мы рождаемся в руки акушерки и когда мы умираем и нас вскрывает патологоанатом. Клянусь.

Сергей Пархоменко:

У нас встречаются абсолютно разные патологоанатомы.

Сергей Пархоменко:

Мы рожаем наших детей в руки разных акушерок. Еще раз: я высокооплачиваемый специалист, во всяком случае, с всероссийским именем, прибедняться не буду. Тем не менее я твердо знаю, слава тебе, господи, что я не буду лежать в одном морге с Мироновым. И меня это в некотором роде греет.

Татьяна Малкина:

А мне это вообще неважно.

Сергей Пархоменко:

На самом деле самое печальное, что могло произойти со всеми этими ведерками, — это превращение этого в акцию по борьбе с мигалками и за улучшение дорожного движения, что, к сожалению, неизбежно произойдет. Действительно, никому мы не сможем объяснить с первого раза, надо будет объяснять со второго, третьего, пятого и так далее, прежде чем люди забудут, что это на самом деле не про мигалки. Сколько бы я ни старался и сколько бы ни старался Антон, который дует, как я понимаю, ровно в эту же дуду.

Татьяна Малкина:

Значит, вы непонятно объясняете.

Сергей Пархоменко:

Это значит, Таня, что нас эффективно, удачно, успешно лишили возможности говорить на публике. Затея эта удалась. У меня был журнал «Итоги» — и у меня нет журнала «Итоги». Вместо этого у меня есть журнал «Вокруг света», в котором эти разговоры неуместны. Затея удалась, все хорошо получилось. Есть вокруг нас целый ряд людей, которые в этом успешно поучаствовали. Так что вопрос не только в том, что плохие пацаны как-то отобрали у Гусинского, и всякое такое прочее. Я сейчас не об этом.

Татьяна Малкина:

Который тоже пацан тот еще, должна тебе сказать.

Сергей Пархоменко:

Все познается в сравнении. Я же выясняю, кто больше сделал для того, чтобы я имел возможность разговаривать. И понимаю, что один сделал много, чтобы я имел возможность. А другой, гораздо лучший пацан, сделал много для того, чтобы я не имел такой возможности.

Антон Носик:

Ну, да, просто сравнить НТВ, которое освещало сейчас теракты в московском метро, с НТВ, которое освещало теракты в середине 1990-х. Тебе, Таня, какое НТВ больше нравится? Какое лучше обслуживает тебя как зрителя, какое качественнее?

Татьяна Малкина:

Меня как зрителя не обслуживает ни то, ни другое НТВ.

Михаил Зоненашвили:

Давайте вернемся в 1999 год или в 1998-й и вспомним, что НТВ тогда вас обслуживало, и вы были вполне им довольны.

Татьяна Малкина:

Не очень. У меня совершенно другие были интересы. Так давайте вернемся к синим ведрам.

Сергей Пархоменко:

Веселая история про синие ведра явилась для меня поводом первый раз за десять лет попасть в телевизор. Меня не пускали десять лет в телевизор, а теперь я вылез на «Пятый канал» с синими ведрами. С пятого раза. Четыре раза мне звонили с «Пятого канала» разные девушки и приглашали меня в разные передачи. Каждая из них потом звонила примерно через полдня после первого звонка и, очень смущаясь, говорила: «Среди нашего руководства разгорелась дискуссия. Мы, к сожалению, вынуждены сказать, что наша передача переносится, тема меняется, состав людей будет теперь совсем другой». На пятый раз, когда речь зашла про синие ведерки, номер прошел. Счет 4:1. Почему? Потому история эта смешная, она многое сметает на своем пути. Все здесь знают, что серьезные и угрюмые «марши несогласных» не сметают.

Михаил Зоненашвили:

Не сметают и не могут смести. Сергей, неужели появление в телевизоре для вас такая ценность?

Сергей Пархоменко:

Нет-нет, это не большая ценность, это просто некий признак. Я расстаюсь с этой ценностью, смеясь. Я вижу, что система (подчеркиваю, не конкретный человек, а система, которая довольно эффективно противостояла моему появлению в телевизоре на протяжении многих лет) дала трещину на этом месте, она провалилась под синим ведром. Это очень забавно.

Татьяна Малкина:

Боюсь, что «провалилась под синим ведром» было красным словцом.

Михаил Зоненашвили:

Нет-нет. Такой смех сродни шварцевскому голому королю. Это действительно очень важная вещь, которая разрушает так называемую вертикаль.

Антон Носик:

Значит, никакие протесты во Владивостоке не попали в телевизор. Никакие протесты в Калининграде не попали в телевизор. Ни на «Первый канал», ни на «Пятый», ни на, естественно, «Второй», НТВ и так далее. Это...

Татьяна Малкина:

Да мне насрать на телевизор! Мы с тобой не из телевизора черпаем информацию к размышлению, правильно?

Антон Носик:

Это первая акция общественного недовольства в Российской Федерации за десять лет, которая сделалась достоянием федерального эфира. Насрать тебе или нет — здесь абсолютно несущественно. Констатируется факт. И он не в том, что тебе насрать, а в том, что впервые федеральный эфир признал факт наличия социального протеста в Российской Федерации.

Сергей Пархоменко:

Есть еще другая история, гораздо более важная. Она заключается в том, что это первая акция, которая произошла, хотя ее никто не организовывал. У нее нет организатора. Как-то мне пытались всучить эти лавры или…

Татьяна Малкина:

Лавры изначально принадлежат Алексею Дозорову, «отцу синего ведра».

Сергей Пархоменко:

Разумеется. Но, в сущности, они не принадлежат никому, потому что этого никто не организовывал.

Татьяна Малкина:

Сережа, это правда, что тебе звонили и спрашивали, как аккредитоваться?

Сергей Пархоменко:

Да. Мне звонили и спрашивали: кто нас аккредитует на ваше мероприятие. Я отвечал: я аккредитую.

Михаил Зоненашвили:

Слушайте, можно было же билеты продавать! Я чего-то упустил такую вещь.

Антон Носик:

Пропуска в VIP-колонну.

Татьяна Малкина:

Алексей, а вы не ревнуете? Вы ведь все-таки действительно настоящий «отец синего ведра». Тут как-то присоседился Сергей Пархоменко, и теперь все считают, что это он «отец синего ведра». Вы как относитесь к этому?

Стас Жицкий:

А он-то отчим на самом деле.

Алексей Дозоров:

Что значит, ревную? Наоборот, я еще ребятам говорил: представляю картину, что однажды в девять часов утра на Кутузовском и на Рублевке сотни машин с синими ведрами. Это 2006 год, тогда и Интернет не был такой силы. А сейчас это получило такую популярность.

Татьяна Малкина:

Видите, какое отцовское бескорыстие. Мы тогда с Михаилом Зоненашвили расстались на теплой ноте, что мы не поедем. А я все же поехала! Просто почему-то решила, что надо… Я знала, что у нас будет запись, подумала: надо все-таки посмотреть, а то мало ли чего там наплетут, напоют.

Приехала на Триумфальную посмотреть. У меня не было ведра, но потом я пристроилась в колонну и поехала вместе со всеми в колонне, между двумя обладателями ведер. Еду. Первый раз в жизни ехала колонной, не знала, что это так трудно. Мигаю, еду и чувствую себя голой. Непристойно, неприлично голой. И когда мы остановились у моста у поворота на Кутузовский подождать отставших или отсеченных, добрая женщина дала мне стаканчик синий и скотч. И как только я приделала к крыше своего небольшого автомобиля этот маленький стаканчик, у меня, знаете… только в этот момент я почувствовала себя человеком. Меня, признаться, напугала моя собственная реакция. Кроме того, меня напугало чувство глубокой и даже почти нездоровой страсти, которую я испытывала к незнакомому мне человеку, который ехал за мной. Потому что такого ощущения прикрытости жопы у меня не было просто никогда в жизни.

Стас Жицкий:

И в этом ценность.

Татьяна Малкина:

Про эту ценность я готова теперь говорить и говорить. Я даже с ним познакомилась, я дождалась его. Прелестный молодой человек. Я готова была выйти за него замуж, если бы он меня попросил в тот момент.

Стас Жицкий:

А, это вы его на «Мерседесе» разыскивали. Теперь понятно.

Татьяна Малкина:

Я хотела сказать, что меня, конечно, поразила природа этих моих переживаний, потому что такая настоящая кидалтская игра.

Антон Носик:

Кто-то переживал, что народ не поймет, а теперь я слышу слово «кидалт».

Татьяна Малкина:

Это не я переживала. Кидалтская такая история. То есть игра. Плюс абсолютно примитивное, племенное. Как только я пимпочку приделала к себе на крышу, сразу все стало нормально. Чувство принадлежности к конкретной группе, успокоительное, комфортное. Вот что вы про это думаете?

Стас Жицкий:

Мне кажется, что если тут речь и может идти о создании какого-то сословия, то это сословие сформировано естественным образом. Это такое сословие неравнодушных, несогласных, несогласных не в политическом смысле, а в таком общечеловеческом. Сословие людей с чувством юмора. Это сословие людей, которым не нравятся не только мигалки, а вообще ситуация в стране. Сословие людей, которые умеют весело оттягиваться. Которые все-таки понимают (не знаю, возможно, это получилось интуитивно) некую маркетинговую составляющую протеста. А говорили как раз о том, что получилось неожиданно эффективное мероприятие. То есть получилось так, что мы своим дурацким поведением создали такой совершенно серьезный информационный повод.

Татьяна Малкина:

Ну, насчет серьезного... Прикольный информационный повод.

Стас Жицкий:

То есть по мне, тут как бы не по весомости серьезный, а такой, что миллионы, пардон, поуссывались, ну и хорошо. Значит, эффект достигнут. Мне кажется, тут две важные составляющие.

Татьяна Малкина:

Знаете, что мне сказал, когда я выруливала, боясь не успеть в колонну, швейцар гостиницы «Пекин», который очень заинтересованно наблюдал за всем этим? Я сказала: «Присоединяйтесь, господин барон, присоединяйтесь». А он сказал: «Дурака валять? Надо на выборах было правильно голосовать». Сказал он и ушел за дверь, поразив меня зрелостью своей позиции. Так что давайте поговорим о том, во что могут вылиться подобные акции? Вот ты, Сережа, на сайте «Сноб» назвал эту акцию модельной в некотором смысле. В каком смысле?

Сергей Пархоменко:

Может, она модельная, действительно, но для начала это очень наглядная, ясная модель взаимоотношений этих самых сословий, я все-таки настаиваю на этом слове, оно мне кажется очень уместным. Во-вторых, она модельная ровно поэтому: есть некий повод, и есть некая мысль, с которой, в общем, все согласны. Ну, нет, я не могу себе вообразить человека, который сейчас всерьез станет нам объяснять, что это все полезные вещи, что вот это вот расслоение на дороге, оно на самом деле кому-то нужно, зачем-то важно и так далее. Ну, кто-то по обязанности вынужден будет произносить эти слова, но как-то уныло будет отбывать эту роль, на самом деле понимая, что он несет чушь. Все с этим согласны. Раз.

Два, второе обстоятельство. Мы твердо знаем, что система сама себя не отрегулирует. Ну нет внутри сегодня российского общества и государства инструментов, которые могли бы справиться с такой простой ситуацией. Но мы не можем ждать, что люди, как это кем-то было сказано, отремонтируют пол, на котором стоят, что кто-то изнутри этой системы сам ее починит так, чтобы она лучше функционировала. Я имею в виду в данном случае эти все взаимоотношения на дороге. Дальше начинается история с душем. Есть некоторое количество людей, которые сами приходят к некой идее, к некой мысли, одновременно их посещает понимание, что, пожалуй, нужно этот услышанный ими анекдот воплотить в жизнь. В чем, собственно, была фишка-то? В том, чтобы все посмотрели это кино с участием Алексея Дозорова, все ему повеселились, все сказали друг другу, какая прикольная штука, а потом довольно большому количеству людей пришла в голову одна и та же мысль: давай я тоже так съезжу. И как только кто-то где-то пронес слух, что такие, которые так думают, будут ездить вот в это время в этом месте, все встало одно в другое. Это совершенно модельная ситуация. Завтра людей...

Татьяна Малкина:

Но это какая-то микромодель. Нано…

Сергей Пархоменко:

Конечно, микро. Но только я все-таки настаиваю на том, что сквозь эту маленькую дырочку видно большую историю. Вот. Дальше... Дальше возникают две реакции на это вчерашнее событие. Одна реакция — это реакция моей ассистентки Ани Трудолюбовой, которая поехала совершенно сама по себе, не имея никакого отношения к «Снобу» и не зная о том, что это я, которая тем не менее поехала, и которая там оказалась, и которая пришла сегодня с рассказом о том, как она была счастлива. Вот примерно то, что рассказывает Малкина. Ну, про прикрытую задницу она мне ничего не рассказала. Может быть, постеснялась.

Татьяна Малкина:

Молодая еще, видимо.

Сергей Пархоменко:

Может быть, постеснялась. Но она сказала: «Мы славно пошалили. Мы чудесно пошалили по городу». И действительно, вот это ощущение взрослого человека, что он славно пошалил… Она сказала по-другому. Ты сказала про прикрытую задницу, она сказала: «У меня было такое ощущение, которое последний раз было у меня, когда я с подружкой прыгала на родительской пружинной кровати до потолка». Представляешь, как дети, как они залезают, начинают прыгать, и прыгать, и прыгать, и скакать, и скакать, и испытывать какую-то бесконечную радость. Вот это она испытала в воскресенье. Теперь другая история. Сегодня утром мне звонит с трагическим голосом человек из «Интерфакса» и говорит: «Ужас. Ужас, мы все пропустили. Оказывается, у вас вчера было мероприятие... Пожалуйста, расскажите нам, что у вас вчера было». Ну, я, конечно, не отказался от удовольствия объяснить им, кто они такие, чего они стоят, и всякое такое и рассказал. Значит, я рассказал им про то, что происходило вчера, и через некоторое время получил депешу, вежливую. Товарищ прислал мне депешу, чтобы я знал, что, собственно, они выпускают на ленту. Они выпускают на ленту следующее. Одну минуточку, прошу внимания. Они выпускают следующее: «В 16.03...» То есть сегодня в четыре часа дня «Интерфакс» решил осветить событие, которое мы здесь обсуждаем. Значит: 16.03. Россия, мигалки, автомобилисты, акция. Московское отделение Федерации автомобилистов России хочет провести во вторник акцию против мигалок. (Это они так сообщают о воскресенье.) Активисты Федерации автовладельцев России во вторник утром планируют проехать от центра Москвы по Кутузовскому проспекту, встречая сигналами клаксонов автомобили чиновников, двигающиеся по разделительной полосе. Лидер московского отделения ФАР Сергей Канаев сообщил «Интерфаксу», что автопробег состоится в рамках акции протеста против использования спецсигналов на персональных машинах чиновников. «Мы соберемся в 8.30...», тыр-тыр-тыр, восемь дыр и так далее. По его словам, после этого активисты ФАР проедут по Кутузовскому проспекту в сторону Московской области на машинах с установленными на крышах синими ведерками, символами мигалок, против использования которых выступает Федерация автовладельцев. «При появлении персональных автомобилей, которые будут двигаться навстречу по разделительной полосе со спецсигналами, мы будем включать клаксоны в знак протеста против преимуществ чиновников в движении». Дальше самое интересное: «ФАР проводит акцию против права преимущественного проезда высокопоставленных чиновников. С этой целью активисты движения подготовили обращение к руководству страны с предложением о внесении изменений в законодательство. Письмо планируется направить после получения поддержки со стороны Госдумы и Общественной палаты РФ». Конец цитаты. Ебаный стыд, как говорят мои дети. Ну вот что еще можно сказать по этому поводу? Дело кончилось тем, что они будут писать руководству страны после получения поддержки Госдумы и Общественной палаты.

Татьяна Малкина:

Хочу передать, воспользовавшись случаем, привет Константину на «Мерседесе» 727 за удивительное чувство плеча, скажем так, которое он мне подарил. Нет, повеселились мы классно, но я не очень понимаю, что вы так вцепились в эти мигалки?

Стас Поляков:  

Давайте продумаем результат лучше. Я готов с вами вместе, с тем, кому это будет интересно, придумать вариант лучше. Меня как раз смущает то, что изначальная задача не решена. То есть проведено событие...

Сергей Пархоменко:

А в чем задача была, можно узнать, с вашей точки зрения?

Стас Поляков:

Ну, вот, как я теперь узнал, что задача была как раз против расслоения общества, которое вас не устраивает.

Сергей Пархоменко:

То есть вы хотите сказать, что, к сожалению, в результате этой поездки оно не сослоилось?

Стас Жицкий:

А, то есть вы считаете, что раз общество не сослоилось обратно, то у нас не получилось?

Стас Поляков:

Естественно, оно не сослоится обратно. Однако же какой эффект сейчас был достигнут? Был просто поднят инфоповод? Замечательно. Обсудили? Так же, как в том же самом ЖЖ, Сергей...

Сергей Пархоменко:

Стас, на самом деле эффект вот какой, вот что, собственно, состоялось. Это было небольшое упражнение. Знаете, как в художественной гимнастике, бывают упражнения с булавами, с обручем, с мячом. У нас было упражнение с ведерком. Это гораздо удобнее, чем упражняться без предмета. В чем было упражнение? Упражнение было в поиске взаимопонимания без слов, в синхронизации некоторых чувств, в синхронизации некоторого отношения и в создании некоего акта, не побоюсь этого слова, некоторого события. Люди убедились, что достаточно их согласного, так сказать, движения души некоторого синхронного понимания, чтобы нечто интересное образовалось. Это на самом деле очень важный опыт. Я думаю, что люди, которые участвовали в этом, запомнят это точно и надолго, люди, которые наблюдали за этим со стороны, заинтересуются. Мне больше всего в этой акции все-таки понравилось то, что люди, стоящие на обочине, реагировали очень правильно. Люди, стоящие на обочине, смеялись и фотографировали.

Стас Жицкий:

И улыбались.

Сергей Пархоменко:

Люди твердо были уверены в том, что то, что они видят, — хорошая вещь. Они заинтересуются этим. Они, может быть, что-нибудь про это узнают без какого бы то ни было побуждения и давления извне. Они, может быть, убедятся, что вообще так бывает, что что-то такое вот захотели несколько человек одновременно — бац, и получилась такая вот штука.

Татьяна Малкина:

Сереж, ты меня пугаешь. Ты хочешь сказать, что вот до момента акции магической «Синее ведерко» мы что, ты хочешь сказать, разучились делать что-то и устраивать собЫтия и событиЯ.

Михаил Зоненашвили:

Абсолютно согласен.

Антон Носик:

А примеры напомни, Тань, чтобы я вспомнил, о чем ты говоришь. Что мы не разучились делать?

Сергей Пархоменко:

Бывают угрюмые... Последний раз знаешь, когда это было? Хочешь, я тебе напомню предыдущий раз? Знаете, что это было? «Я — грузин». Выяснилось, что произвести значки никто не может, и люди сами собой рисовали на бумажке. Вот наиболее распространенная модель значка «Я — грузин» заключалась в следующем. Брался беджик от конференции, почти у каждого дома есть такой.Вынимается бумажечка, вставляется другая, на ней написано: «Я — грузин». И человек прикалывает. И люди выходили на улицу с этими «Я — грузинами». Вот последний случай. Их было немного, но почему я вспоминаю именно это — это опять был тот случай, когда их никто не организовывал, когда они устроили это сами, сами по себе.

Татьяна Малкина:

А если бы мы могли еще выпить, если бы вы были за рулем, то прикинь, как бы мы нашалили.

Михаил Зоненашвили:

Шашлыки пожарить, например.

Сергей Пархоменко:

А сейчас я расскажу третью историю. Я лично и выпил после того, как мы приехали благополучно. Выпив, я вышел из места, где я выпивал, вместе с женой Варечкой и обнаружил два наших автомобиля, стоящих у входа. И мы поняли, что вот сейчас мы точно не сядем за руль выпивши, из-за того что мы еще с ведрами, сесть за руль выпивши совершенно невозможно. Два наших автомобиля простояли ночь и утро с ведрами в людном месте.

Стас Жицкий:

Ведро дисциплинирует.

Михаил Зоненашвили:

Не сперли?

Сергей Пархоменко:

И никто их не тронул. Это свидетельствует о том, что люди что-то понимают.

Стас Поляков:

Сергей — вы сознательный, вы замечательный человек, который остается в рамках закона. Однако это же стоит объяснить и другим людям, которые точно так же мимикрируют, которые точно так же надевают себе эти замечательные ведра и, соответственно, должны вести себя в рамках закона, не более того. То есть они должны так же вести себя на дороге, никуда не выезжать, ни на встречную, не раздвигать...

Татьяна Малкина:

А что, вы думаете, они будут с ведрами на встречную выезжать?

Стас Поляков:

Такое было. Нет, на самом деле...

Михаил Зоненашвили:

Стас, я вам должен сказать одну вещь. Стас, у меня в гараже до сих пор лежит мигалка, настоящая, но почему-то я ее не использую.

Татьяна Малкина:

Скажите, пожалуйста, а вам не кажется, с одной стороны, гораздо больший вред дорожному движению в нашем городе наносит другое явление, и гораздо ярче демонстрируется скотство и быдлячество наших соотечественников в совершенно другом, а именно в том, что люди-то без всяких мигалок и без ведерок и на разных совершенно автомобилях ведут себя на дорогах как свиньи. И не мигалки блокируют перекрестки так, что уже никто никуда не едет...

Сергей Пархоменко:

Мне удивительно в таком случае, что ты этого не замечаешь. По мере того как автомобили «Волга», «Жигули» и «Москвич» становятся раритетом, обращают на себя внимание своей необычной красотой, по мере этого я должен сказать, что ситуация в Москве в этом смысле улучшается. Люди точно стали пропускать на зебрах, люди, в общем, стали пропускать на выезде из переулка на большую дорогу.

Татьяна Малкина:

И это правда.

Антон Носик:

Да, жлобства и скотства становится меньше.

Михаил Зоненашвили:

Нет, люди научились благодарить за то, что пропускают, хотя бы.

Татьяна Малкина:

Да-да, это приятная — улыбочка-мигалочка, да.

Михаил Зоненашвили:

И мигалочка, и рукой машут, и все благодарят.

Татьяна Малкина:

Спасибо большое, уважаемые участники нашей дискуссии, во-первых, за нашу дискуссию. А во-вторых, еще раз за то, что мне удалось принять участие в этой духоподъемной акции. Спасибо всем ее участникам. Я не буду снимать синий стаканчик с тех пор, как я почувствовала колоссальное облегчение от того, что мне как бы был знак такой вручен, что я принадлежу некому племени, и меня будут защищать старейшины, за меня будут биться воины и так далее. И ура! За много сословий, хороших и разных! Спасибо.

Материалы к дискуссии

СамоеСамое

Все новости
Комментировать Всего 102 комментария

Модератору очень к лицу синее ведёрко на  голове! В связи с этим, мне очень интересно, если модератор передвигается по Москве на автомобиле, то помогает ли оно модератору более эффективно преодолевать транспортные заторы? Если модератор ползуется услугами городского общественного транспорта, освобождает наличие синего ведёрка от необходимости оплачивать свой проезд? По поводу провокационной сущности выдаваемой за протест акции "Синие ведёрки" я подробно изложил в своём комментарии к репортажу о "Акции", имевшей место на Триумфальной площади 18(или 17) апреля.Я не устаю удивляться, как много слывущих умными и знающими людьми повелись на, мягко говоря, не очень умную инициативу С.Пархоменко, попавшего в плен собственных социально-общественных заблужденй и завлекшего к участию в балагане (а, отнюдь. не эффективном пртесте!) так много наивных и излишне романтических москвичей. Единственно, что, на мой взгляд, удалось достичь с помощью синих ведёрок, так это выявить всю глубину глупости и полног отсутствия чувства юмроа у сотрудников ПДС и ГИБДД.

Эту реплику поддерживают: Руслан Айдаров

"Единственно, что....удалось....выявить всю глубину глупости и полного отсутствия чувства юмора у сотрудников ПДС и ГИБДД."

И отсутствие такового же  у некоторых других... Вы, уважаемый Аркадий, простите - зануда.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Андрианов, Анастасия Васильева

Персонально для господ Носика и Пархоменко

1. Человек, позволяющий себе публично  материться в Интернете, является абсолютным подонком.

2, Мне жаль то гражданское общество, в котором господа типа С.Пархоменко занимают значимое место  в различных медио структурах. Среди многочисленных акций, имеющих месо в России, придуманный  С.Пархоменко способ протестовать против "сословных расслоений общества" ничего, кроме удовлетворения у властей всех уровней не вызовет. ОМОНа С.Пархоменко дождаться не придётся, только если не спец машин медицинского назначения. Жаль, что С.Пархоменко родился слишком поздно, чтобы видеть спецсигналы на персональных машинах советскиъ партийных и правительственных бонз.   

Аркадий, может, Вам поискать себе другой интернет?

Светлый, добрый, беззаботный и стопроцентно цензурированный?

А мы тут пока что без Вашего разрешения покатаемся с ведерками, пребывая в плену "социально-общественных" заблуждений. И не стоит так уж жалеть наше "гражданское общество" – оно изрядно повеселилось, объединилось и создало отличный инфоповод для размышлений, обсуждений и решений. 

Вероятно, Вам неизвестно, что в интернете если не абсолютным, то как минимум хрестоматийным подонком (ну, не подонком, конечно, а, просто сильно неумным) является не тот персонаж, который матерится, а тот, который спорит не истины выяснения для, а процесса ради? Этот персонаж именуется "троллем". Поищите, погуглите – там есть вполне цензурные диагнозы.

Стас, по поводу гражданского общества - пиджачок не жмёт?

Константин, будучи взятым в кавычки – не жмет совершенно. Сидит как влитой.

Но, вообще-то, Ваш вопрос – не ко мне, а к г-ну Столяру: это ж его выражение. Вот его и спросите о соответствии размерам.

Главное, Стас, чтобы "Костюмчик сидел"! Я в своих комментариях не упоминал гражданское общество в кавычках, поэтому вопрос о соответствии размером неправомерен.

Ааа, пардон, на тайные знаки не обратил внимание.

Но понять Аркадия можно, обстановка вроде как грустная, а тут такое шоу. Да и кавычек у отельных участников  не наблюдалось.

Я, конечно, понимаю, что Вы, Стас, считаете себя носителем истины. Искренне завидую Вам. Но, мне кажется, что Интернет не нуждается и не подходит для таких опредений, как "Светлый,  добрый, беззабоный и стопроцентно цензурируемый". Интернет, Вы, наверное с этм согласитесь, по своей природе глобален и един в своей сущности. Но это восе не означает, что его можно использовать как помойный ящик. Проблема публичной матершины не столь уж примитивна (40 лет тому назад мне довелось читать удивительную докторскую диссертацию по этому вопросу) и вполн усемтна общественная дискуссия на эту тему. Я категоричен в своём мнении, что ПУБЛИЧНО  материться могут только абсолютные подонки, поскольку полностью согласен с таким мнением. Я аьсолютно не претендую на роль разрешителя. Ради Бога катаётесь сколько угодно с ведёрками, канистрочками да с чем угодно, только не отождествляейте катающихся  с гражданским обществом Как мне помнитсяЮ это Вы,  Стас определили Акцию как балаган. Балаган удался, Вот только кто будет пользоваться в полной мере балаганным инфоповодом для серьёзных размышлений , главное, для принятия решений.  И если Вам доставляет удовлетворение сознательно пребывать в плену "социально-общественых заблуждений", флаг Вам в руки. А, мне уж позвольте относиться к Интернету только серьёзно.

Эту реплику поддерживают: Саша Гусов

Интернет - это именно помойный ящик. Это я говорю не с потолка, а потому, что имею 13 лет стажа работы с ним.

Эту реплику поддерживают: Сергей Буш

Телевизор тоже помойный ящик, радио, газеты, журналы...

вот и до книг добрались меж тем.

"Это интернет, детка, здесь могут и на хуй послать!"

Эта историческая фраза принадлежит Носику, отцу, в некотором смысле, Рунета, где Антон Борисович в жж фигурирует под названием долоёб. И это мне лично нисколько не мешает. Ни любть и ценить Носика, ни соглашаться с ним или нет (по большей части). Не придирайтесь к стилю. Особенно, если он не близок.

Так и езжу со стаканчиком, забыла про него совершенно, так что удивляюсь, когда посторонние бибикают. Бибикают явно сочувствующие...

Сейчас Антон Борисович придёт и все станет на свои места =)

Татьяне Малкиной

Вот мне и хочется послать туда "в некотором смысле" отцу Рунета. Вы были ли  счастливы иметь отца-матершинника? Мне  очень интересно это знать. Публичная матершина - это не стиль. Это интеллектуальный потенциал и уровень цивилизованности, а также самоуважения и уважения других.Удивляться, что посторонние автомобилисты бибикают, при виде синего стакачика на вашей крыше не приходится, Тем более, что можно понимать бибкание так, как тебе хочется. Например, как выражение "явного сочувствия". Впрочем, совершенно равновероятно и противоположное. Каждый выбирает для себя и по себе. ЖЖ - это конечно отражение в сети реальной картины жизни. Чего-чего,а между "долбоёбами" там не протолкнуться. Теперь, благодаря Вам, я знаю, что среди них тусуется и многоуважаеиый "интеллектуал" с задатками современного интеллигента Антон Борисович, которому я желаю только совершенствования в его искусстве не уважать великий и могучий.

Аркадию Столяру

Матерщинник отец или нет - все равно, главное, чтоб был настоящим хорошим отцом. К тому же отцов, как известно, не выбирают. А друзей - да.  Я счастлива дружбой с Долбоебом, и мне нравится,кстати, как он матерится, - вкусно и по делу, не все так умеют.  И великий и могучий у него, кстати, прекрасен.

Не стоит хаять то, чего не понимаете. Особенно так абезапеелляционно и агрессивно.

К тому же тема дискусии была не про публичное использование обсценной лексики, а про акцию "синие ведерки", если Вы помните.

Татьяне Малкиной

На этом, считаю,  - договорились. Придётся мне кое-что допонять. Но, публичных матерщинников  (а, я знавал таких, которым по мастерству и вкуности матерщинности ваш уважаемый "Долбоёб" и в подмётки не годится. Но, они свято подчинялись цивилизованным правилам публичной этики. А моя безапелляционность и агрессия имеют место только тогда, когда я абсолютно убеждён в том, о чём говорю. Но, ведь действительно дискуссия была про акцию "синие ведёрки". Но, куда только не доведёт удачный балаган?!

Ну я же говорю - зануда. Чего вы все с ним?

Скажем так, если моему отцу на ногу упадет пудовая гиря, и он при этом скажет "ой, как больно, какая чудовищная боль и житейская несправедливость"...

Я, скажем так, очень удивлюсь при том.

Стас, так у Вас любой безведерошный рискует стать троллем. особенно, если вы не вникаете в суть выкатываемых (согласна, малосимпатичных)  претензий.. Я вот пожалась на шоу и не сказала, что вообще-то, к Вашей ноге бы да динаму привязать... - можно было бы наладить чистоту в городе, красоту в детских приютах и проч.  Порезвились мы прекрасно (еще раз пользуюсь случаем передать привет возлюбленному в ходе акции Константину на Мерседесе 727).  Но  любая попытка изменить статус мероприятия с "порезвились" на " проявили гражданственность", - признаться, вызывает у меня почесуху.  И равзе мне надо объяснять Вам, почему?

Эту реплику поддерживают: Arkady Sokholutsky

Ну что Вы, Татьяна! Я страшно далек от концепции "кто не с нами, тот..."

Но подавать малосвязные, сильно неубедительные реплики, вдобавок преисполненные оскорбительно-скандалезного пафоса - это (как я скромно полагаю) и есть натуральный троллизм.

Вышеупомянутые претензии не просто малосимпатичны (это бы полбеды) - они неконструктивны. Нет там сути, в которую стоило бы вникать.

А динаму привязать... Что ж, на постоянную привязку я не соглашусь, пожалуй, но время от времени я и так  кручусь - сколько и как могу. В конце концов публичное высказывание своих позиций - тоже иногда можно зачесть как пару оборотов с динамой на ноге. Хотя на этот счет у некоторых находится конраргумент: дескать, нечего болтать, дело делать надо (причем этот контраргумент как правило бывает обильно сдобрен той самой болтовней).

Что же касается "порезвились" vs "проявили гражданственность" - тут, как Вы понимаете, я - скорее за первое. Высокие слова - они выкавычены из комментария г-на Столяра.

Кстати, о динамо, простите за офф-топ, каковы новости про Ваш подшефный дом на Хитровке? Может, Вы призовете нас всех скинуться хоть на этот кусочек? Мне кажется, мы скинемся :)

А про ведерки... Думаю, мы примиримся на следующем: порезвились, проявив гражданственность. Или проявили гражданственность, порезвившись :)

Я, заметьте, от полученного удовольствтия не отказываюсь . Мне просто интересно анализировать его природу.

Кстати, стаканчик, по-моему,  гораздо лучше ведра: у него и цвет правильней, и полупрозрачность подходящая. Всем рекомендую :)

Эту реплику поддерживают: Стася Дёмина

Татьяна, на Хитровке у нас "подшефен" не дом, а как раз его отстутствие – то есть, сама площадь. Пока ничего там не строят – то ли затаились, то ли и впрямь не будут.

Так что пока и скидываться не на что. Лужковское решение о восстановлении исторического облика имеется. Вот если они скажут, что несмотря на решение у них денег нету – вот тогда можно будет и скинуться.

А дом... Дом - это палаты Гурьевых в Потаповском, наверное? Там пока тоже все спокойно. Обещают не ломать, а реставрировать.

Насчет определения нашего прекрасного времяпрепровождения – согласен!

И масса, ну никак не могущая вреда прочим автомобилистам нанести, даже, если стаканчик ураганом снесет.

Троллефоб? Вам не кажется, что ваша троллефобия, скорее просто один из инструментов, для маскировки недостатка аргументации? Либо же просто ее отсутствия...

Как все-таки удобно, вместо того, чтобы честно сказать - мне нечего вам сказать, я не хочу с вами общаться... да черт, вы мне просто несимпатичны... - истошно закричать "тролль, тролль, он спорит не ради истины".

Не рекомендую использовать  слово "подонок", поскольку  для представителей моего поколения такого рода слово обычно относится к предателю, доносчику, убийце, обижателю сблабых, педофилу, насильнику, сталину-берии и проч.

Мы обильно материмся в повседневной жизни, страемся не материться при детях и в печати.  Вольны говорить, как угодно, в Сноб-шоу, в чем и прелесть.

Человек, позволяющий себе публично назвать публично матерящего "подонком" вызывает серьезные подозрения в ханжестве и лицемерии. 

 Придирки к словам  обычно означают недостаток аргументов по сущесту вопроса.

То, что провернул у нас на глазах глава Федерации автомобилистов, иначе, чем "ебанный стыд", назвать нельзя.  И то слишком мягко.

Эту реплику поддерживают: Стас Жицкий, Сергей Мигдал

"мы обильно материмся" - это Вы о ком???

я вот не матерюсь "обильно". Очень - очень редко, и каждый раз мне потом неудобно за самого себя - получается, что я не в состоянии выразить эмоции так, чтобы меня дети поняли например. Что мне кажется одна из характеристик распущенности.

И мои знакомые, с кем общаюсь - аналогично себя ведут...

Правда страшно люблю слушать Ralphy May (он умудряется о пошлейших темах говорить и шутить без мата) и Eddie Izzard - который матерится направо и налево, включая шутки про бога и человеческие войны...

Уважаемый Аркадий!

Вот Вы придираетесь к словам, ЗАЧЕМ? То что Пархоменко и Все остальные участники акции собрались и привлекли общественность это результат. Вы посомтрите в серьезном интренете роилики про Ох***ших водил со спец сигналами, которые нарушают правила без необходимости и мало того наглым образом ведут себя на дороге. Акция удалась, ребята Вы молодцы. Надо масштабы увеличивать. А то что кто то сматерился где то, это Вы Аркадий просто придираетесь.

Уважаемый Пархоменко придумайте еще какую нибудь акцию, по поводу зажравшихся, наглых чиновников, которые на местах сидят и ведут себя так же ка4к на дороге в своих кабинетах :)

Я не придираюсь, а выражаю лишь частное мнение. В самом начале разговора, как мне кажется, довольно понятно сказано - акцию считаю правильной, но без надлежащего разговора,её цели и задачи выглядят не всем понятными. 

Уважаемый Аркадий!

Аркадий не Вам писал. а Аркадию Столяру! Всеравно Спаибо за коммент

   Уважаемый Яков!

Спасибо за добрые и воодушевляющие слова. А придумать - трудно вато будет: такие вещи не придумываются "по заказу", они как-то таинственным образом сами образуются из воздуха. Вот и историю с "синими ведерками" не я ведь придумал вовсе: я просто обратил внимание на замечательно смешной ролик двухлетней давности.

Так что все, что могу пообещать, это то, что когда очередная такая штуковина как-нибудь поблизости от меня образуется, я постараюсь ее не пропустить, и до вас донести, не расплескав.

Подарить чиновникам в кабинетах "ПАПКУ ЖИРИНОВСКОГО"!
ну Вы горячитесь все таки....

вряд ли каждый кто матерится в интернете "абсолютный подонок" - с культурой проблемы есть, соглашусь, но все-таки "подонок -Ничтожный, вызывающий презрение человек ". Мне конечно всегда откровенно жаль человека, который не в состоянии мысль выразить без мата, но в чем-то он может быть вполне достойный человек. Лично знаю несколько человек:))

Идея веселая с ведерками, хотя и глупая конечно:)) - как собственно большинство комедий. Вы совершенно точно определили результат - доказано еще раз отсуствие чувство юмора у милиции (в чем правда мало кто сомневался и раньше:))

Мне бы искренне хотелось посмотреть, как все 100% водитиелей в россии прицепили ведерки на крыши - и чиновники как ездили бы, так и ездили бы без правил...

Я, поди, родился раньше Вас, уважаемый - что за сравнения такие?

И зачем людей, пусть вам лично, по каким-то причинам, не симпатичным, подонками-то обзывать?. Ну выскажите своё огорчение, осуждение там какое... А Вы...

Человек позволяющий называть "подонком" кого-либо в Интернете, является абсолютным... кем? Вам не кажется, что для начала стоило либо крестик снять, либо трусы, все-таки надеть?

Антону +миллиард, (начиная с 1:42).  Кто хочет - делает, кто не хочет - ищет оправдания или критикует, но не предлагает сидя на заднице в тёплом кресле, а не в ОВД за решеткой или в машине с ведерком на крыше. Антон тысячу раз прав про закон, мало того, вот второе постановление суда:

Господа "которые против". Вам мало решений суда и общенародного недовольства? Вы хотите конфликта и крови, а не гражданских акций, Вы хотите хлеба и зрелищ сидя у своих сладких мониторов? Не дождетесь. Вы и такие как Вы из Молодой Гвардии и Единой России и других организаций привыкли, что все так и должно быть, все потихоничку тухнет и гниет и по другому быть не может. Вы привыкли к застою и Ваша идеология не подразумевает такого развития событий, когда цветком затыкается дуло автомата, когда человек с сумками встает перед колонной танков, когда синим ведерком накрывается чиновничья мигалка, это просто не укладывается в Вашей голове. Поэтому наши акции вызывают у Вас приступ животного страха и непонимания, рождая критику и побуждая к агрессии. Мы - гражданское общество, а Вы, ну Вы сами знаете. Мы будем и дальше проводить свои акции, если нужно до бесконечности и назло всем это не кончится. В субботу новая акция.

Спасибо за шоу.

Эту реплику поддерживают: Сергей Буш

Дмитрий, как вы заметили, позиция "против" была представлена с большими оговорками. Лично я продолжаю считать, что без разговора на равных  акция останется "тусой для своих"...

Я имел ввиду тех, кто активно против, Сноб Шоу смотрит несколько тысячь человек как минимум. Ваша аргументация понятна.

Дима, я, конечно, не в курсе, со статитсикой не знакома, но, испытывая по отношени к Вам жгучую симиаптию, по долгу старшей и опытной дамы, должна сказать Вам: Сноб - бесконечно маргинальный ресурс.  Содержателдьно и формально. И, кто знает, плохо или хорошо :)

Можно сказать сословно-маргинальный?)) Журнал "Огонёк" спустя 20 лет?))

я мало что знаю про "сноб". Но мне кажется, он вообще внесословный, невзирая на ориентацитю на т.н. "глобал рашенз". уж больно искусственная конструкция. нет, не "огонек" по-любому. попробуйте-ка им предложить метафору "огонек": три четверти сотрудников не поймут по молодости лет, а оставшася четверть обмажет Вас дегтем и изваляет в перьях :) 

Или спросят, что я понимаю про российские СМИ находясь в столице Европы)))

ну уж про это я и не говорю - ясный пень, ничего не понимаете, не хлебая ежпдневно (курсив) наших щей :)

Сноб сейчас -  НТВ перед захватом, многие считают, что Сноб занимает оппозиционную нишу и где-то похож на Эхо.мск

Эту реплику поддерживают: Сергей Буш, Евгений Апакидзе

Спасибо. Смотрят, ещё как смотрят и даже крадут для себя Сноб Шоу на память, судя по поиску в блогах на яндексе.

Про "против"

Аркадий, я, хоть и езжу с воскресенья со стаканчиком, но все же против больше, чем за.  Функция модератора шоу, увы, накладывает на меня опредленные ограничения. Так, например, я никогда не нашла возможности сказать участникам о том, что чувство племенной принадлежности, комфортность которого я в полной мере ощутила в прошедшее воскресенье, вообще-то - по большому счету - мне кажется оскорбительным, пугающим и, боюсь,  симптоматичным. Потому что я, противница униформ и коллективных акций, испытала пещерный, первобытный кайф, померялась ведерками, подразнила спящего мамонта, ощутила принадлежность племени. При том, что лично меня вообще не задевают и не заводят мигалки как тема, мне на них  вправду насрать.. Меня трясет от совершенно иных проявлений, свойственных моим соотечественникам , довольнео внесословных.

я, кстати, заметила, что на меня, как и на всех моих примерно ровесников, совершенно завораживающе действует  известная комсомольская формула "критикуешь - предлагай". As if ты не можешь быть против конкретного балагана, если  за пазухой у тебя нету конкурентного сценария .... сценарий, в котором герой в принципе не приемлет  кидалтских акций с ведерками ли, совками ли, грабельками ли, - даже и не подлежит рассмотрению как будто....

 а причем тут дети? - дай бог здоровья Носику и всем, кто детям помогает, - вообще  ни при чем.

Татьяна, а чувство племенной принадлежности, было определяющим для девушек-революционерок начиная с "Народной воли" и до эсеров.

А как это чувство реализовывалось во время комсомольских строек! :-)

Не знаю, Михаил, я не жила ни тогда, ни тогда, только читала про них.  Знаю лишь, что меня испытанное мною в воскресенье приятнейшее чувство шокировало. Потому что пещерное. Про меряться пиписьками (мигалками, ведерками), про тотемный столб, про  подростковое счастье показать "им всем" известный палец,  - про демонстративное поведение, одним словом.... не айс, в общем. но было прикольно... смешно, что этим занималась контора под названем "Сноб" :)

 вообще-то  я, видимо, таки сноб: есть чувство "высшей" племенной принадлежности - когда из одного карасса, или из одной песочницы, когда читали одни и и те же книжки в детстве и юношестве, слушали одну музыку, когда вообще не надо говорить, чтоб быть понятым.... у меня в жизни так все, собственно , и устроено было всегда ,ттт:) И ведерки тут вовсе лишние :)

Ни на секунду и не сомневаюсь, Вы слишком юная :-)

А чувство, о котором Вы говорите вживленное в каждого - это уже по Юнгу.

Я испытал его, в Мюнхене на Октоберфесте. Когда палатка на 10 000 человек плясала под шлягер Last Ketchup :-)

Никто  не знает, хорошо это или плохо, но скажу одно, если Вы коллективно шутите - это здорово, а если громите авто и лавки -  плохо. По поводу племенной принадлежности, скажу только, что Вы, как человек обезображенный интеллектом, излишне рефлексируете и додумываете то чего нет. Это в Вас говорит медиакратичный опыт :-)

Стадное чувство здесь непричем, оно проявляется при угрозе, а угрозы Вы не испытывали :-)

А сноб- это лишь коммуникационный инструмент и не плохой :-) Призванный, как и любая соц сеть, объединить индивидуалистов, у него позиционирование такое и миссия :-)

Так что все хорошо, главное без фанатизма :-)

Солидаризуюсь с Носиком, хватит валяться на диване и раздавать едкие рецензии по типу персонажа "Наша Раша". Сценария два, идти и самому почувствовать этот драйв или белой завистью позавидовать другим и дождаться другого раза :-) 

Эту реплику поддерживают: Стася Дёмина

http://community.livejournal.com/ru_vederko/34049.html

Татьяна, формулы типа "критикуешь - предлагай", "а что ты лично сделал для..." и т.п. - они, конечно, не являются стопроцентно корректными. Я склонен выдвигать иную формулу: "критикуешь - критикуй". 

Можно, можно быть против конкретного балагана. Но если хочешь быть активно против, если хочешь обнародовать свое мнение, вступить в дискуссию - делай это аргументированно, чтобы именно дискуссия получалась. А заявить во всеуслышание: "Вы, ребята, дураки" - это не критика. 

Покуда я не услышал ни одного серьезного и осмысленного довода против "балагана". Пока что никто не попробовал объяснить, что в этой акции было не так.

Упреки в неэффективности - это смешно. Как будто, если бы мы не провели этой тусовочки, то проблема решилась бы быстрей и легче.

Упреки в несерьезности - это совсем несерьезно. Каждый волен выбирать: катать ли ведерко на крыше или с сурьезной миной держать плакат "Долой кровавую гебню".

И даже упреки в том, что мы мусор не убрали и заборчики не покрасили, а вместо этого покатушки устроили - ну не состоятельны они. Не устрой мы покатушки - взялись бы мы за метлы? А так хоть какая-то польза.

В общем, ни разу я не услышал контраргуента, над которым стоило бы действительно задуматься. Хотя бы для того, чтобы его парировать.

Эту реплику поддерживают: Евгений Апакидзе, Сергей Антонов

Вряд ли это произвело впечатление на чиновников или широкие народные массы. Балаган он и есть балаган. В связи с этим довод может быть такой - просто не принимать участие в балагане. 

Но если это нравиться, то нет и предмета для разговора. Дело вкуса.

Константин, не уверен, что не произвела впечатление. Власть очень боится цветной революции. Любой зародыш - испуг до икоты.

Юрий, ну какая революция? Касательно мигалок этой проблемы в РФ вообще нет. Это небольшое неудобство автолюбителей в парочке крупных городов. 

Да причём здесь мигалки? Это только симптом. Народу надоело быть быдлом, которому коррумпированые жирные коты живущие на их взятки и налоги сели на шею толстой жопой.

Я не очень понимаю про какой народ вы говорите.

??? Спросите у любого россиянина любит ли он коррупцию, наглых ментов, неуважение к своему человеческому достоинству.

А при чём тут революция? Среднестатистический россиянин со всем этим спокойно живёт. Чай не привыкать, всю жизнь в дерьме жили. Ещё и найдутся те кто с гордостью расскажет о том что русские английские футбольные клубы покупают. 

Вот цена 9 долларов за баррель могла бы стать предпосылкой.

Эту реплику поддерживают: Елена Пыльцова, Dmitry Marishkin, Татьяна Малкина

а хорошо про народ в России рассуждать из Бостона:))

Юрий, Константин прав:) Народ живет и гордится тем, что он "встал с колен", непонятно правда руки при этом он от пола оторвал или нет:(((

Если посмотреть, как растут просмотры видео про ведерки на youtube, мысли о "тусе для своих" улетучиваются. Мне так кажется.

Евгений, буду рад знать, что я ошибаюсь))

Дим, это прекрасная и любимая метафора - гвоздика в дуле танка. Но танка-то нету, кроме как пригнанного на Манежную, по котрому дети лазают. I am sorry if I disappointed you...

Давайте мы лучше сосредоточимся  на чем-то гораздот более насущном... На мусоре, например? Не мигалки губят страну, а сограждане, которые гадят под себя. И голосуют за мигалки.  И гадят под себя. И голосуют. И гадят. А мы живем в чужом говне. Буквально. Мигалке, в конце-концов,  можно проколоть скаты. Что делать с россиянами, который срут, где живут?

Эту реплику поддерживают: Стася Дёмина, Владимир Жуков

Дима, друг мой, я их ни капли не боюсь, Вы их явно  не боитесь (кто бы они ни были), все наши с Вами знакомые "их" не боятся...И что? Не бояться кровавой гэбни и или любого преступного режима любого путина гораздо проще, чем занять активную гражданскую позицию, котораяобязана быть суперконкретной, например, может выразиться в починке канализации, уж простите. Я сторонницап малых дел, но наш великолепный проезд с ведерками - простие, мне слишком мал... Как сказал мне швейцар "Пекина", которого я фривольно призвала присоединяться к нам : "Надо было, бля, голосовать как следует". Боюсь, он имел в виду не совсем то,  что мы с Вами, если бв речь шла о конкретном голосовании. Но по существу прав, собака...

Эту реплику поддерживают: Леонид Гав

Татьяна, если Вы имели в виду себя то делайте то, что Вы сейчас делаете. Это очень больно шлёпает по заднице разных негодяев, за что Вам спасибо. Голосование в нашей стране липовое я уже не помню сколько лет и никто в него не верит да и ходят на выборы редко, в Москве по крайней мере. Не очень хороший аргумент с его стороны. Взять в руки оружие тоже не метод, даже если мы его возмём нас растерзает "Альфа" и "Вымпел" на подходе, даже если за нами будет армия. Я думаю, что самый интересный вариант сейчас - сделать виртуальную копию государства и правительства и пародировать его, социальная сеть кремль.ком, я буду - Медведев, а Вы к примеру - Путин. Очень весело, но правда тоже опасно =) (Шендерович с "Куклами" доигрался в свое время проделывая примерно тоже самое)

(шлёпаю себя по рукам. Ах, как я посмел!? Грех же. Каюсь.)

Дима, лучше помогите мне в конкретном деле. Я, признаться в отчаяньи: у наукограда Королев есть придаток  в виде поселка Болшево, где уже два года никето и никогда не убирал мусор. Река Клязьма покрыта слоем дерьма, за зиму прибавились несколько машин и холодильников, берега ее - гнусные свалки ужаса, тарковский отдыхает, нет ни одной обочины, не укрытой говнищем., бутылками, бумагам, битыми стеклами.... с трудом записалась на прием к главе поселковой администрации - на позаследующий понеделдьник.  размышляю, что действенней: прийти с пистолетом или с бетакамом? 

в любом случае готвлю текст плакатов, обращенных к срущим граданам. мечусь между лирическими, с одной стороны (типа, в этой реке могли бы купаться ваши дети... если вы принесли с собой полное,, то уможете унести пустое, не гадтьте там, где живете (где пьете),  ине бросайте мусор на своем пляже и т.д.) и формальные: ведется видеонаблюднние, штраф за оставленный

Эту реплику поддерживают: Стася Дёмина

Вот в чем дело. Ясно. Я придумаю как помочь в ближайшее время.

Новость дня

Проблема ещё и в том, что противоположная сторона давно не чурается средствами. Как например вот это

http://shenderovich.livejournal.com/50922.html

Дело даже не в этом, а в том, что гражданскую инициативу которая ратует за законность и правила на дороге душат руками ГИБДД и ЕдинойРоссией вместе с Россией Молодой.

У них ничего не получится, знаем мы их фокусы. Разьве что убъют только, хотя это тоже будет ожидаемо.

Фуй! Я и не знала, что Витя тоже оскоромился. Лучше б и не знала....

Татьяна, то что там по ссылке - дешевый вброс самого Виктора. Топорный и корявый, это очевидно. Но сам факт возможности таких действий правильно подмечен.

Кажется это только начало черного списка.... Неприятно ощущение, согласен...

Во всем виноват Лужков (с)

А власти скрывают (с)

Я вижу нити заговора (с)

p.s. Все проще, весной всем хочется быть значимыми.

Ну как я и думал, ничего нового:

http://community.livejournal.com/ru_vederko/36295.html

А может и такое  быть =)

http://www.youtube.com/watch?v=I-vGbKXKhGk

Это не имеет к ведеркам отношения.

Татьяна, что за русофобия в очередной раз! Вернее россиянофобия.) Что в других "цивилизованных" странах граждане гадят меньше? Сильно сомневаюсь. Израиль так вообще шокировал в этом плане. А Амстердам вечером? Вопрос не в том, что мусорят, хотя, конечно, ужасно раздражает. А в том, что не убирают. Вот на этим и надо заниматься. Брать метлу и подметать или платить тому кто будет подметать. С мусором (мусорами))) надо что то делать, а не с россиянами! Нашли крайних...

Владимир, Вы меня просто изумили. Бывала я в чрезвычайно разных странах в разное время суток. Нигде не гадят так, как у нас. Под себя буквально. В реку, в лес, из окна машины, на улицах города, в любой точке недоезда до помойки, в подъезде, в лифте и проч.

Вы правы про уборку -  ответственные за нее должны убираться. Но не убираются. А рычагов давления на них у нас нет (верно и вотношении прочих, не менее важных проблем). А люди продолжают гадить. Им это не противно, им это нормально. Призыв сделать над собой микроусилие и, например, донестти мусор до помойки, вызывает искренне недоумение. Собрать с людей по копейке на организацию коммерческой уборки - нереально (пробовала). Меня это не раздражает, а приводит в отчаянье.

Помните стеклянную табличку в советском магазине: "чисто не там, где метут, а там, где не сорят"? бред, конечно, но не бессмысленный :) Самая чистая страна, которую мне довелось увидеть, - Мадагаскар. Но там чисто еще и  потому , что мусора просто нет. В том смысле, что ничего у них вообще нет. Пластиковые бутылки - валюта, осколок зеркала - товар.

Вы же, кажется, в Москве живете? Может, заедете ко мне на дачу, недалеко, всего км 18 от мкад? Проведу экскурсию, чаем кофе напою, обещаю.

А в цивилизованных странах граждане практически вообще не гадят, Владимир. В частности потому, что в цивилизованных странах за это полагаются разные кары. А в общем - потому что уровень цивилизованности страны находится в сложной, но бесспорной зависимости от уровня чистоплности ее жителей.

Брюссель, в последнее время, стал очень грязным городом. И власти решили ввсети более жесткую систему штрафов. И самое главное - от этого нельзя откупиться... Вот и подумаешь дважды)

Спасибо  за  приглашение, Татьяна! Тронут. Но сам каждые выходные езжу "на экскурсию") в стародачный посёлок "Жаворонки". Там есть чудная лесная дорога, метров 200 просто по красивому густому лесу. Каждую весну на обочине этой дороги набирается несколько десятков здоровых черных мешков с мусором. И ведь дорога не сквозная едут либо к себе на дачу, либо от себя. Что делать, скидываемся и убираем и будем убирать.  А по поводу цивилизованных стран, где практически не гадят, спорить не буду. Собираюсь в Венецию на майские, специально сфотографирую то, что обычно не фотографируют в Венеции и размещу здесь с Вашего позволения.

Спасибо. я тоже недавно была в Венеции - сразу после карнавала, все было устлано конфетти и сломанными зонтиками :).Наснимала много нетрадиционного...

Видите, у вас в Жаворонках мусор в мешках, везет вам. А у нас в Болшево - незачехленной россыпью. И скидываться никто, кроме меня, не хочет :(

Татьяна, Вы пройдитесь по Лондону, Мадриду, Новому Орлеану (список, думаю, можно продолжать) ранним летним утром. В центре - запах и вид грязного туалета. В это время дня там вовсю работают уборщики. В Москве не припомню фекалиев на улицах.

Спасибо, проходилась. Да, в субботу утром на Бербон-стрит смердит, как загаженном сортире. Но в Москве примерно так ежедневно и вовсе не в местах скопления злачных заведений, не вокруг пабов, а вокруг жилых домов в спальных кварталах... А хотя бы одном парке в названных Вами городах вы видели под деревьями и помреди полянок кучи мусора из бутылок, банок, бумаг и недоеденной жратвы?

В парке - нет, потому что там мусор убирают. А не в парке сколько угодно. В Лондоне я жил на берегу канала и часто катался по каналам на каяке. Мусора и в каналах и по берегам более чем достаточно. То же самое могу сказать про каналы в Нидерландах. В метро и поездах в Бостоне к вечеру накапливается изрядно мусора. Короче, я не убеждён, что россияне так уж выделяются своим свинством. Убирать нужно тщательнее.

Уважаемамя Татьяна!!!

Возглавьте акцию Мусорное ведерко! Прикрепите к крыше машины мусорную корзинку и напишите на стекле я не свинья или хватит срать! Я думаю эффект будет еще больший чем от синих ведерок!

Правильно, правильно, самое главное ведерко к машине.

Соблюдать стиль ))) хаха

Чтобы потом ведерко видели и знали кто, что и зачем!

Синее Ведро сообщает....

http://www.snob.ru/profile/blog/5073/17347

Сергей Пархоменко Комментарий удален

Кстати... в Москве хоть урны для окурков проще найти.. а то в Европе с усилением угрозы терроризма и борьбой с несознательными никотинозависимыми гражданами, испытываешь катастрофическую неловкость в поисках "куда бы прилично сплавить окурок".  (Очень выручают летние кафе с пепельницами на столиках)

а как окружающие поступали с окурками?

бросали на асфальт под ноги или на проезжую часть.  Я каждый раз минут по 10 присматриваюсь.. просто бросают...  

странное ощущение, жуткого стыда и понимания что ты тоже должен бросить окурок под ноги (ну или ближе к обочине)....

Konstantin Solodov Комментарий удален

В ЛОндоне )  По моему в Париже та же проблема... в Цюрихе чуть лучше)

А что, уже сняли ведерки?

А то вот вчера вечером  прямо перед постом ГАИ на Калужском шоссе по встречке на красный светофора прехал А816МР...

Никто не снимал. Все это - только начало. Дальше будет очень интересно =)

В смысле - перестанут ездить со спецсигналами?

А что будет с теми, кто и без оных ездит, как ему удобно? Их, по моим наблюдениям, гораздо больше эцелопов.

Можно воровать, убивать, грабить, нарушать закон, но плевать на народ нельзя никому, будь то власть или обычные граждане. Пока будет продолжаться это беззаконие и беспредел будет высмеивание всего этого ведерками.

В поддержку ...

Максим Никольский Комментарий удален

Новости наших партнеров