Антон Носик: Свобода недоступна объективному измерению

Положение со свободой прессы в России в 2009 году ухудшилось. Такой вывод содержится в новом ежегодном докладе Freedom House о ситуации со свободой прессы в мире. Россия названа одной из самых опасных для журналистов стран

+T -
Поделиться:
Подробнее

По итогам 2009 года Россия разделила с Гамбией 176-177-е место в мире по уровню свободы прессы, говорится в докладе американской неправительственной организации Freedom House (FH), который опубликован сегодня. Годом ранее Россия занимала 175-е место. Всего FH изучила положение в 196 странах.

Пятерка стран с наиболее свободной прессой осталась неизменной — это Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция и Дания. Замыкают же список Белоруссия, Узбекистан, Туркмения, Бирма, Куба, Экваториальная Гвинея, Эритрея, Иран, Ливия и КНДР.

Лишь каждый шестой человек на Земле сегодня живет в стране, где пресса пользуется полной свободой, отмечает Freedom House. Некоторые перемены к лучшему в прошлом году были зафиксированы только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а на постсоветском пространстве ситуация ухудшилась. В целом же положение ухудшается уже восьмой год подряд.

«Когда в Иране стражи исламской революции пытают журналиста, или коммунистические власти Китая сажают в тюрьму блогера, или криминальные элементы в России убивают очередного репортера, проводящего расследование, это дает ясный сигнал каждому, кто борется за права человека, что его может постичь такая же судьба», — заявила исполнительный директор Freedom House Дженнифер Уиндзор (Jennifer Windsor).

Россия, «которая служит моделью для целого ряда соседних стран, продолжает оставаться государством с чрезвычайно сложными условиями для работы журналистов», отмечается в докладе. FH подчеркивает, что российские правоохранительные органы не могут защитить журналистов, и те, кто совершают преступления против представителей СМИ, остаются безнаказанными. Это приводит к тому, что журналисты прибегают к самоцензуре, чтобы не стать «объектом преследований и даже убийств». Влияние государства на СМИ негативным образом сказывается также на «политическом ландшафте страны и на возможности россиян делать свой выбор на основе полной информации».

Составители доклада отмечают на постсоветском пространстве и позитивные примеры: некоторое улучшение ситуации они отметили на Украине, в Армении и Молдавии. Так, на Украине было отмечено меньше случаев нападения на журналистов, а в двух других странах — вмешательства цензуры.

Антон Носик

   Все такие рейтинги — величайшая условность, потому что свобода, в отличие от объема и массы, недоступна объективированному измерению, а пункты придумываются живыми людьми, чьи вкусы и пристрастия не обязательно совпадают с системой ценностей жителей исследуемых стран. Поэтому корректно было бы дополнять цифры Freedom House уточнением: «по американской шкале». При этом лично я сравнивал бы Россию не с США, где иные национальные традиции, а с Европой и Азией — соответственно, по европейской и азиатской шкалам. Тут получится, что у нас несколько больше свободы, чем во Франции: например, по факту публикаций о женитьбе Путина на Кабаевой никакого уголовного дела и полицейского расследования не возбуждалось. Я, впрочем, об этом писал уже на «Снобе».   

Эту реплику поддерживают: Юрий Дворкин

 

Комментировать Всего 6 комментариев

Все такие рейтинги — величайшая условность, потому что свобода, в отличие от объема и массы, недоступна объективированному измерению, а пункты придумываются живыми людьми, чьи вкусы и пристрастия не обязательно совпадают с системой ценностей жителей исследуемых стран. Поэтому корректно было бы дополнять цифры Freedom House уточнением: «по американской шкале». При этом лично я сравнивал бы Россию не с США, где иные национальные традиции, а с Европой и Азией — соответственно, по европейской и азиатской шкалам. Тут получится, что у нас несколько больше свободы, чем во Франции: например, по факту публикаций о женитьбе Путина на Кабаевой никакого уголовного дела и полицейского расследования не возбуждалось. Я, впрочем, об этом писал уже на «Снобе».

Эту реплику поддерживают: Юрий Дворкин

Трудно спорить с тем, что в этих рейтингах много условности и они не на 100-процентов объективны. Является ли эта условность "величайшей"? Значение слова "величайший" - тоже условность. Красоту тоже трудно измерять, но конкурсы красоты проводятся и все мы словом "красивый" пользуемся. 

Если по этой шкале в самые свободные для прессы страны попали  Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция и Дания, а в самые несвободные - Белоруссия, Узбекистан, Туркмения, Бирма, Куба, Экваториальная Гвинея, Эритрея, Иран, Ливия и КНДР, то у меня такая  шкала не вызывает немедленных вопросов, независимо от того, какую бирку на нее повесить: "американская", "буржуазная", "христианская", "западная", или еще как-нибудь. Я думаю, что в этой шкале Израиль окажется более свободной страной для прессы, чем Сирия или Египет. И меня это не удивит. Вот если будет наоборот, то я сильно задумаюсь. Если в этой шкале Россия окажется более свободной страной для прессы, чем Франция, то я задумаюсь и тот факт, что газета написавшая про Кабаеву "самозакрылась", а Лебедев от страха сбежал ничего не меняет :)

Если б рейтинг делил все страны мира качественным образом на 3-4 группы (скажем, абсолютная свобода / свобода / цензура / тирания), то я готов был бы считать такое деление безусловным. Но когда начинаются количественные градации, попытки расположить Иран и Кубу, Бирму и КНДР друг относительно друга, то это, может быть, не в величайшей степени, но, как минимум, на 100% отсебятина, не имеющая ни математического, ни общечеловеческого смысла. Если в двух разных странах 10 лет сажают за одни и те же высказывания в Интернете, как можно, и зачем нужно, давать этим странам баллы, позволяющие их тасовать по шкале рейтингования? В конкурсах красоты определяются одна, две, три победительницы. Совершенно никого не волнует, как соотносятся по баллам красоты девушки, занявшие места с 4-го по 164-е. В рейтинге Freedom House все позиции объявляются одинаково значимыми, не только первые три и последние три.

.

История с Лебедевым выглядела совершенно иначе. Во-первых, он никуда не сбежал. Во-вторых, он просто получил благовидный предлог избавиться от надоевшей редакции, которая была ему ни разу не нужна. Уволив всех, кого он хотел уволить, по справедливому обвинению в нелояльности к нему лично, Лебедев заявил о повторном запуске газеты (столь же неудачном, как и первый).

прагматизм важен

Принцип оцифровки качественных показателей довольно давно применяется в бизнесе. Степень успеха таких методик варьируется, но практическая польза от них, похоже, есть.  По крайней мере, ни от кого от клиентов не слышал, что раз это всё несовершенно, то надо выкинуть. 

А если кто-то считает, что оцифровка должна быть более или, наоборот, менее рафинированной, то пусть делает свою версию.  Кому-то и она, возможно, будет, интересна.  А пока мы существующую версию посмотрим. 

Ася Чачко Комментарий удален

Ася Чачко Комментарий удален

Ася Чачко Комментарий удален

"Репортеры без Границ" составили список 40 врагов свободы слова. Россия оказалась единственная, кто представлен сразу двумя героями – Путиным и Кадыровым. Компанию им составляют главы почти всех стран на постсоветском пространстве. Карту гонителей свободы слова в мире можно посмотреть здесь.

А на Ленте есть и комментарий к этой новости пресс-секретаря Путина, который назвал мнение "Репортеров без Границ" "глубоко ошибочным". По его словам, премьер сделал очень много для того, чтобы средства массовой информации "становились более экономически независимыми и соответственно более свободными".

Про Путина и Кабаеву вообще мутная история

Автор той статьи рассказывал мне, что ему эту тему дал главред. Ну и все... Лажа какая-то

А положение со свободой прессы. Просто все боятся потерять свои деньги. Отсюда и самоцензура. Любимая присказка ГБ: "Мыто тут причем? Ручки-то -- вот они!"