Присяжные оправдали обвиняемых в убийстве Политковской

Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков; фотоматериалы: ИТАР-ТАСС
Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков; фотоматериалы: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Присяжные вынесли вердикт по делу об убийстве Анны Политковской. Все четверо обвиняемых признаны невиновными. Присяжные ответили на 20 вопросов суда по делу Политковской и смежному с ним делу Поникарова. Один из них — доказано ли событие преступления, то есть убийство. Остальные вопросы касаются непосредственно обвиняемых.

Факт убийства присяжные сочли доказанным, а участие в нем обвиняемых — нет. Решение коллегии присяжных было единогласным.

По сути, вердикт присяжных означает приговор следственным органам, которые провалили расследование, так и не сумев собрать убедительные доказательства вины фигурантов этого исключительно резонансного дела. Генпрокуратура уже объявила, что будет обжаловать оправдательный приговор.

Подробнее
Позиция потерпевших

Все обвиняемые проходили по делу как соучастники. Ни непосредственный исполнитель убийства, ни его заказчик так и не были установлены. Обвинение не дало ответа на вопрос, были ли братья Махмудовы, которые обвинялись в слежке за Политковской, использованы организаторами убийства в темную или в открытую. По-прежнему нет никакой ясности по поводу мотивов убийства. По словам адвоката семьи Политковской Карины Москаленко, «Заказное убийство — это устранение неугодных. Осталось выяснить, кого она затрагивала так больно, так невыносимо, что ее надо было устранить». Адвокаты семьи Политковской и ее коллеги из «Новой газеты» считают, что рассмотренное судом дело не имеет никакого отношения к заказчикам и настоящим организаторам убийства, и надеются на продолжение расследования.

 

Последнее слово обвиняемых

Накануне подсудимые выступили с последним словом. Пресса сообщает, что им удалось растрогать присяжных чуть ли не до слез. Бывший подполковник ФСБ Павел Рягузов и бывший сотрудник УБОПа Сергей Хаджикурбанов напирали на свое участие в освобождении заложников «Норд-Оста», а Джабраил Махмудов, настаивающий на своей невиновности, проклинал убийцу, кто бы он ни был. При этом главным подозреваемым в совершении убийства считается старший из братьев Махмудовых, Рустам, который находится в розыске.

Источник: «Газета.ru»

 

Фигуранты дела об убийстве Политковской

На скамье подсудимых по делу Политковской оказались бывший сотрудник столичного УБОПа Сергей Хаджикурбанов, жители Чечни братья Джабраил и Ибрагим Махмудовы, а также бывший подполковник ФСБ Павел Рягузов. Ибрагим Махмудов, по версии следствия, следил за Политковской за несколько дней до ее гибели, а в день убийства звонил исполнителю и предупреждал, что журналистка подъезжает к дому. Джабраил, утверждает следствие, вместе с Ибрагимом осуществлял слежку и привез на место убийства своего брата Рустама, который считается непосредственным исполнителем. Сергей Хаджикурбанов обвиняется в причастности к убийству. Следствие считает, что он был организатором слежки за Политковской. Он же обвиняется в вымогательстве 10 тысяч долларов у предпринимателя Поникарова. Экс-сотрудник ФСБ Павел Рягузов проходит по эпизоду с Поникаровым, но не считается причастным к убийству Политковской. Предполагалось, что он передавал организаторам убийства данные об Анне Политковской. 17 февраля обвинение неожиданно заявило о причастности к убийству Лом-Али Гайтукаева, двоюродного дяди братьев Махмудовых. До этого он фигурировал в деле как свидетель. Сейчас обвинение считает, что именно он первым получил заказ на убийство, а потом передал его Хаджикурбанову. Основанием для обвинения стало расследование журналистов «Новой газеты», результаты которого огласил в суде ее шеф-редактор Сергей Соколов.

Подробности: «Коммерсант»

Подробное досье о ходе процесса

Защита обвиняемых

Адвокаты обвиняемых настаивали на полной невиновности своих подзащитных, из которых следствие якобы сделало козлов отпущения. В ходе процесса адвокаты много раз указывали на нестыковки в доказательствах, которые представляло обвинение, однако и сами вбрасывали не связанную с делом информацию, которая уводила процесс в сторону. Журналист Юлия Латынина считает одной из задач защиты манипуляцию общественным мнением, в том числе мнением либеральной общественности, которая склонна считать всех подсудимых в России невинными жертвами режима. Об этом она писала в «Газете.ru», «Ежедневном журнале» и (в связи с убийством Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой) на Snob.ru.

Что такое дело Поникарова

История с избиением предпринимателя Эдуарда Поникарова произошла в 2002 году и не имеет никакого отношения к убийству Анны Политковской. Речь идет об обыске в туристической фирме, в которой работал Поникаров, и вымогательстве у него 10 тысяч долларов. Обыск производили четверо в штатском, к которым присоединились двое сотрудников ФСБ. Обыск перешел в избиение Поникарова, которое продолжалось несколько часов. Тогда Поникаров так и не смог добиться расследования — ему отказали в возбуждении дела. Позже стало известно, что среди избивавших предпринимателя были подполковник ФСБ Павел Рягузов и сотрудник УБОП МВД Хаджикурбанов. Поскольку Хаджикурбанов проходит по делу Политковской, оба дела объединили.

Подробности: «Радио Свобода»

Адвокат обвиняемых по этому делу Валерий Черников утверждает, что эпизод с Поникаровым включен в дело, чтобы скомпрометировать сотрудников правоохранительных органов и произвести впечатление на присяжных. Обвиняемые по этому эпизоду также оправданы.

Комментировать Всего 4 комментария
Впечатление гнетущее, хотя и ожидаемое. Совершенно очевидно, что так долго длился процесс, чтобы закончиться ничем, то есть оправданием. Конечно, прокуратура говорит, что будет оспаривать вердикт, а что ей остается делать, потому что слишком большой скандал. Вне всякого сомнения для меня, что следствие очень профессионально водили за нос. И судебные слушания это очень хорошо показали. Убийцы действовали не просто хладнокровно. А нагло — смотрели в камеры, не очень прятались, зная, что их прикроют. В процессе следствия выяснилось, что ДНК обвиняемых не совпадают, в общем, масса нескладушек. Вроде бы процесс шел, все были спокойны. И так плавно-плавно подвели его к совершенно скандальному концу. Все еще омрачилось скандалом, когда даже такие простые доказательства, как видеопленка с записью возможных убийц, попросту пропали. И конечно, назвать это просто разгильдяйством нельзя. Совершенно очевидно, что на следствие оказывалось давление, и не просто давление, а кто-то очень грамотно и целенаправленно вел его по ложному пути. И как показывает опыт, когда реальные убийцы так долго не разыскиваются, концы найти уже практически невозможно.
К сожалению, это означает только то, что правосудие у нас избирательное, следствия нет и, соответственно, журналистов и дальше можно убивать. И это не голословное утверждение: последнее громкое убийство — адвоката Маркелова и нашей коллеги — прямо средь бела дня, так же нагло, свидетельствует о том, что это и будет продолжаться.
Даже заявление Медведева, которое прозвучало на встрече с главным редактором «Новой газеты» Дмитрием Муратовым, довольно сдержанное: вот, мол, не хотим давить на следствие. Возможно, президент и не хочет давить на следствие, зато, видимо, хочет кто-то другой. И давит довольно серьезно.
Я прекрасно понимаю, что наверху все непросто, тоже есть свои силы. Также понимаю, что и убийство Литвиненко в свое время было не просто так совершено с такой циничной наглостью. Мне кажется, что это звенья одной цепи: есть люди в руководстве, которые хотят, чтобы ситуация в стране развивалась так, чтобы Россия превратилась в изоляционистское государство, и тогда их власть станет неограниченной. И в том, и в другом случае вижу руку спецслужб по характеру преступления. Ну и мало кто даже из самых авторитетных преступных группировок может так работать со следствием, конечно, это спецслужбы.
Я ожидала, что вердикт будет, скорее всего, оправдательным. Но я им чрезвычайно разочарована, хотя не знаю, что лучше для стратегических перспектив дела — оправдательный или обвинительный приговор. Прекрасно понимаю, чего хотело обвинение. Обвинение хотело посадить на скамью подсудимых ничтожную часть исполнителей. Потому что если бы оно затрагивало имена организаторов, то они стояли так близко к заказчику, что на суде неизбежно выплыли бы их имена.
Грубо говоря, все произошедшее мне напоминает анекдот про Ходжу Насреддина, которого привели к судье, и судья его спрашивает: «За что тебя задержали?» А он говорит: «Я вот веревку на базаре держал». Судья спрашивает: «Как, только за веревку?» Ходжа Насреддин отвечает: «Ну, к другому ее концу был привязан баран». Вот этих оправданных людей обвиняли в том, что они веревку держали, а баран был из дела выведен. И это было сделано для того, чтобы не затронуть заказчиков. Только когда обвинение поняло, что вот сейчас их оправдают, потому что все рассыпается на глазах, потому что веревка без барана не стоит ничего и никого не убеждает, только тут обвинение вспомнило о своей первоначальной версии и о версии, которой всегда придерживалась «Новая газета». И заявило, что человеком, который первым получил заказ, был Лом-Али Гайтукаев из «лазанской» преступной группировки, специализировавшийся на заказных убийствах, и человеком, причастным к этому, был, вероятно, Шамиль Бураев, глава Ачхой-Мартановского района. Причина, по которой эти два человека были выведены из процесса и не находились на скамье подсудимых, а также не находился на скамье подсудимых именно по делу Политковской Павел Рягузов, подполковник ФСБ, заключалась в том, что все, вероятно, достаточно близко общались с заказчиком.
На мой взгляд, важнейшим для установления заказчика является тот факт, что летом 2006 года все эти люди, то есть Гайтукаев, человек, специализирующийся на заказных убийствах, господин Бураев, бывший глава Ачхой-Мартановского района, позиционирующий себя как верный сторонник федералов и враг Кадырова, господин Рягузов, подполковник ФСБ, и его начальник Слюсарь сидели в ресторане «Рахат-Лукум» в трех метрах от Лубянки и общались там с человеком по имени Алихан Муцаев, который являлся личным охранником Алханова. Муцаева убили 15 октября 2006 года. Вот, собственно, и все.
Я думаю, что вердикт будет скорее всего отменен Верховным судом, и очень важно, что будет дальше, потому что самый простой для государства путь — это набрать новую коллегию, на этот раз послушных присяжных, которые вынесут вердикт, который государству надо, а ему надо посадить исполнителей, не трогая заказчиков. Другой вариант, что государство поймет, что у него не прокатило купить нас за пять копеек и прибавить в новое обвинение имена людей, которые действительно несут ответственность за это убийство. И еще будет очень жалко, если этим воспользуются для того, чтобы вывести из дела следователя Гарибяна, потому что, несмотря на то что в огромной части произошедшего виноват Гарибян, я думаю, что он расследовал все. Не он виноват, что, когда дело было передано в суд, от него осталось 10%. Это было указание сверху.
Не понял нижеследующего абзаца...
летом 2006 года все эти люди, то есть Гайтукаев, человек, специализирующийся на заказных убийствах, господин Бураев, бывший глава Ачхой-Мартановского района, позиционирующий себя как верный сторонник федералов и враг Кадырова, господин Рягузов, подполковник ФСБ, и его начальник Слюсарь сидели в ресторане «Рахат-Лукум» в трех метрах от Лубянки и общались там с человеком по имени Алихан Муцаев, который являлся личным охранником Алханова. Муцаева убили 15 октября 2006 года. Вот, собственно, и все.
А КТО ТАКОЙ АЛХАНОВ? ЕГО ИМЯ ВСТРЕЧАЕТСЯ ВО ВСЕЙ ПОДБОРКИ МАТЕРИАЛОВ ВПЕРВЫЕ
как страшно жить
страшно интересно