Михаил Боярский: Как бы мне научиться давать интервью

Участники дискуссии: Галина Бирчанская
Фото: Дмитрий Коротаев
Фото: Дмитрий Коротаев
+T -
Поделиться:

Когда я даю интервью, я все время теряюсь, путаюсь и рассредоточиваюсь — я не говорю на самом деле того, что думаю. Я каждый раз думаю: вот меня спросят, а я либо скажу, что этот вопрос мне неинтересен, и отвечать на него не буду, либо, если спросят, подумаю и отвечу то, что на самом деле хочу сказать. Но не получается… Чаще всего приходится ориентироваться на местности… Какой-нибудь парень дотошный спрашивает… А тебя он раздражает, и ты отвечаешь ему колко. Или девушка, которая ничего не понимает, задает вопрос, на который я уже тысячи раз отвечал, но сознаешь, что она беспомощна, только начинает, и пытаешься ей помочь, что-то пустое говоришь. Бывают вопросы, на которые никогда не отвечал — но только редко. Вот как соблюсти какой-то приличный способ поведения во время интервью? Может, этому надо учиться? Я очень завидую своей дочке — она это делает фантастически интересно! Я, когда читаю ее интервью, думаю, что читаю интервью взрослой, умной женщины, из дворян. Она очень умно это делает. А я на такое не способен.

Правда, я предпочитаю, чтобы в интервью было видно человека… Потому что слова — это прекрасно, но когда еще есть глаза и интонация, с которой ты произносишь, или пауза, это производит большее впечатление… Когда видно, как артист думает, стесняется или слишком самоуверен… Всегда удивляешься: вот дает! В интервью сразу видно, как человек себя ведет, как он сидит, как он общается… Ну да что там… Бог с ним…

Комментировать Всего 1 комментарий
Такая проблема не бывает изолированной.

Как правило, это часть прочих эмоциональных затруднений. Говорю сейчас не о Вашем конкретном случае, Михаил, т.к. не владею подробной  информацией. Ко мне обращались с подобными вопросами - в большинстве своём талантливые, внешне самодостаточные, уверенные в себе люди. Вскоре обнаруживалось, что самооценка моих собеседников часто и радикально меняется - от чрезмерно завышенной до значительно заниженной. Это предполагает внутренний конфликт, и выражаться он может в любом  общении, диалоге, особенно с интервьюерами. Недовольство собой - и тут появляется страх или нежелание говорить о чём-то важном и интересном ("возможно, это никому не нужно, старо, банально"). И наоборот, подъём, эйфория - и тогда молодой и неопытный журналист вызывает раздражение ("то, что важно и нужно для меня, непонятно и так далеко от этого юнца"), жалость, желание поскорей закончить пустой ненужный разговор.

Скорей всего, в юности такой проблемы у Вас не было. Всё ново, нет возможности и необходимости повторений, а есть присущие молодым уверенность и бескомпромиссность. Ваша дочь в том числе и по этой причине блестяще общается с журналистами.

Когда тысячи интервью позади, повторы в вопросах и ответах неизбежны.Только гении-профессионалы могут понять и прочувствовать настроение и душу, вкус и интеллект героя будущего материала. Не всем дано, да и ждать этой роскоши не стоит. Важно помнить, что среди   читателей найдутся люди тонкие, близкие по духу, и Вы говорите именно с ними.