Николай Злобин: Голландцы защищают не национальную чистоту, а чистоту своих политических идеалов

Антиисламская Партия свободы заняла третье место на парламентских выборах в Нидерландах, значительно улучшив свой предыдущий результат. Первое место разделили право- и левоцентристские партии, которые получили практические равное число голосов

+T -
Поделиться:
Подробнее

По итогам подсчета почти 100% бюллетеней, правоцентристская Либеральная партия набирает 20,06% голосов, что соответствует 31 месту в парламенте, Партия труда — 20% голосов (30 депутатских мандатов).

За антиисламскую Партию свободы проголосовали 16% избирателей, что позволяет ей получить 24 места (сегодня она располагает в парламенте лишь девятью). Ее лидер Герт Вилдерс рассчитывает войти в состав новой правящей коалиции. В программе партии — прекращение иммиграции из мусульманских стран и запрет на строительство в стране мечетей. Вилдерс напрямую связывает рост преступности с увеличением мусульманской общины.

Правящая Христианско-демократическая партия премьера Яна Петера Балкененде потерпела на выборах сокрушительное поражение: она набрала всего 14% голосов (21 место против 41 сейчас). Балкененде взял ответственность за это на себя и подал в отставку с поста лидера партии.

Как отмечает The New York Times, отсутствие явного победителя выборов означает, что предстоят сложные переговоры о создании коалиции. Наблюдатели отмечают, что в нее может войти не менее четырех партий, что не придаст новому правительству стабильности.

Николай Злобин

   Эта общеевропейская тенденция, и выборы в Голландии в частности, показывает, что европейцы действительно начинают волноваться за свои либеральные ценности, которые с приходом менее либеральных этнических групп могут начать меняться.

Эта ситуация особенно обострилась с созданием Европейского союза. До того каждая страна решала свои проблемы индивидуально. Теперь, когда Европа стала системой сообщающихся сосудов, проблема стала глобальной.

Я жил в Голландии. Голландцы ни в коем случае не националисты, наоборот, они самые большие космополиты, которых только можно себе представить. И для голландцев их  консерваторы и ультраправые представляют гораздо меньшую опасность, поскольку это понятная им идеология, которая встраивается в общую либеральную систему. Здесь речь идет не о защите национальной чистоты, а о защите политической чистоты своих политических идеалов. Либералы, как правило, не способны решить эти политические аспекты национального вопроса.

Самая кровавая история в мире — это европейская история. Поэтому то, что европейцы добыли в результате долгих и жестоких войн, для них очень важно. Они очень ценят свой либерализм, толерантность и открытость миру. И к приезжим арабам, русским, африканцам и прочим европейцы относятся очень корректно. Но любить лучше на расстоянии.

Мне эта ситуация напоминает историю, когда пара съезжается, после того как они долго встречались, ходили на свидания и даже ездили вместе в отпуск. Поселившись в одной квартире, они вдруг понимают, что они очень разные и привыкать друг к другу придется долго. Часто все это заканчивается расставанием.

Думаю, что это хороший тест для европейского менталитета: насколько глубока, искренна их терпимость, насколько далеко они готовы в этом пойти. Легко любить похожих на себя. А вот попробуй пожить с тем, кто на тебя не похож. В этом и есть главная проблема европейского либерализма сегодня.

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский, Надежда Рогожина
Комментировать Всего 5 комментариев

Эта общеевропейская тенденция, и выборы в Голландии в частности, показывает, что европейцы действительно начинают волноваться за свои либеральные ценности, которые с приходом менее либеральных этнических групп могут начать меняться.

Эта ситуация особенно обострилась с созданием Европейского союза. До того каждая страна решала свои проблемы индивидуально. Теперь, когда Европа стала системой сообщающихся сосудов, проблема стала глобальной.

Я жил в Голландии. Голландцы ни в коем случае не националисты, наоборот, они самые большие космополиты, которых только можно себе представить. И для голландцев их  консерваторы и ультраправые представляют гораздо меньшую опасность, поскольку это понятная им идеология, которая встраивается в общую либеральную систему. Здесь речь идет не о защите национальной чистоты, а о защите политической чистоты своих политических идеалов. Либералы, как правило, не способны решить эти политические аспекты национального вопроса.

Самая кровавая история в мире — это европейская история. Поэтому то, что европейцы добыли в результате долгих и жестоких войн, для них очень важно. Они очень ценят свой либерализм, толерантность и открытость миру. И к приезжим арабам, русским, африканцам и прочим европейцы относятся очень корректно. Но любить лучше на расстоянии.

Мне эта ситуация напоминает историю, когда пара съезжается, после того как они долго встречались, ходили на свидания и даже ездили вместе в отпуск. Поселившись в одной квартире, они вдруг понимают, что они очень разные и привыкать друг к другу придется долго. Часто все это заканчивается расставанием.

Думаю, что это хороший тест для европейского менталитета: насколько глубока, искренна их терпимость, насколько далеко они готовы в этом пойти. Легко любить похожих на себя. А вот попробуй пожить с тем, кто на тебя не похож. В этом и есть главная проблема европейского либерализма сегодня.

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский, Надежда Рогожина

Приход к власти ультраправых партий для Европы не новость. В какой-то момент они победили в Австрии, а во Франции во время президентских выборов 2002 года на второе место вылез лидер Национального фронта Ле Пен — чисто на эмоциях. Во время его предвыборной кампании нагнетался страх, и многие люди, которые при других обстоятельствах голосовали бы за более консервативную партию, предпочли Ле Пена. Но в конце концов обилие депутатов из партии ультраправых ничего не переменило во французском политическом пейзаже.

Мне кажется, что и в Голландии ультраправые победили на эмоциях. Однако, придя к власти, нужно проводить какую-то политику, и я не думаю, что она действительно будет дискриминационной по отношению к мусульманам. Остальная Европа им пока что этого не позволит. Но если число европейских стран с таким политическим трендом будет расти, тогда лик Европы переменится.Однако для мейнстримных партий эта победа, безусловно, повод задуматься и пересмотреть собственные программы, чтобы у людей не было фрустрации, которая заставляет их голосовать за экстремистов. Ведь демократически выбранные экстремистские партии — это, в конечном итоге, угроза для демократии.

Герт Вилдерс прославился благодаря высказыванию, что он против того, чтобы "турки и марокканцы жили на налоговые деньги голландцев". Среди голландцев сейчас вообще царит недовольство правительством. При Балкененде кабинет менялся четыре раза. Люди просто хотят чего-то другого. В Герта Вилдерса поверили, потому что он внятно и просто разговаривает. Он «понятен» простым людям. А простые люди уверенны, что бОльшая часть преступлений совершается беженцами и эмигрантами. Их недовольство направлено не столько на мусульман, сколько на мигрантов вообще.

Есть выход!

Свободу женщинам Востока! Европе ничего не надо делать, кроме одного: освободить мусульманских женщин от диктата и иногда тирании мужчин, дать им возможность пользоваться всеми благами консьюмеризма. Так будет разрушена восточная традиция подчинения женщины мужчине. Посмотрите на жен мохнатых барыг Востока - у них уже есть все прелести западной цивилизации! Надо увеличивать уровень проникновения - вплоть до среднего класса, и дальше! Свободная женщина - работающая, независимая от мужа-кормильца - спасет цивилизацию. С какого такого хрена эта свободная женщина должна будет теперь ходить во все культовые места всех религий, если в каждой из них она подвергается дискриминации??? Женщина в православном храме ДОЛЖНА повязать платок, а мужик при этом ОБЯЗАН освободить голову от шапки. Иудеи молятся отдельно (больше ничего не пишу, это минимум). С мусульманами еще интересней - у кого хиджабы, у кого просто платки... То есть, только свободные женщины спасут Европу, а значит - мир. (Манифест, блин)

Эту реплику поддерживают: Irina Singh, Ираклий Бузиашвили, Марк Шпильский

недовольство иммигрантами начинается с того, что они ТРЕБУЮТ уважения к себе, НЕ УВАЖАЯ хозяев.

А с женщинами, это врядли. Их мужчины успешно завоевывают абборигенок с европейскими корнями. Остается ждать, что все "смешалось в доме Облонских"