/ Пермь

Марат Гельман: День города — это не быдлопати!

Пятидневный фестиваль «Живая Пермь» закрылся в День города. В празднике приняло участие около 100 тысяч человек. Пьяных в городе было мало, к вечеру народу с бутылкой пива в руке стало заметно больше, но это были не агрессивные толпы молодых людей, а удовлетворенно улыбающиеся люди

Фото: Екатерина Федорова
Фото: Екатерина Федорова
+T -
Поделиться:

Все события в день закрытия «Живой Перми» были рассредоточены в разных частях города. У Театра оперы и балета имени П. И. Чайковского проходил «Пикник Афиши». В центре, на эспланаде между зданием Законодательного собрания и Драматическим театром (а это расстояние около километра), было порядка 20 разных площадок. У гостиницы «Урал» открывали памятник «Кама-река» в виде большой ладьи, там же расписывали деревянные ложки и проводили состязание по домино. За Драмтеатром в «Городе мастеров» кузнецы ковали сказочных зверей, мастерицы в народных костюмах расписывали керамику и повсюду продавались поделки. На улице Куйбышева открылась выставка питерских художников «Гоп-арт». У кинотеатра «Колизей» рисовали карикатуры. Плюс ко всему продолжали свою работу уже открывшиеся выставки, и было много мест, где можно было послушать стихи или просто посмотреть кино. Итого: на 12 июня в программе значилось 34 события. Эту цифру можно смело помножить еще на два — и получится примерное количество мероприятий в городе (с учетом выставок, открытых в предыдущие дни «Живой Перми»). И везде кипела жизнь. Так, например, выглядела эспланада через 20 минут после начала праздника (через 40 минут народу было так много, что спокойно снимать видео уже было невозможно — толкали со всех сторон):

В три часа дня Марат Гельман с арт-директором Пермского центра развития дизайна Артемием Лебедевым и губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым поехали смотреть, как проводят время сограждане. Начали с эспланады. Правда, в это время уже большинство мероприятий подошло к концу: на фестивальной площади («59 фестивалей из 59 регионов») были распроданы почти все товары, участники самой длинной в мире кадрили разошлись, чтобы отправить заявку в Книгу рекордов Гиннесса, зато набирал силу спродюсированный Михаилом Огером уличный фестиваль «Битва трех столиц», который, по всеобщему признанию, стал центральным событием Дня города.

Поразительно было наблюдать, как граждане относятся к появлению в толпе губернатора: его узнавали, но относились к нему со сдержанным любопытством — только один раз молодые люди попросили с ним сфотографироваться, и он не отказал. На площади в плотной толпе молодежи он случайно наступил на разбитую кем-то бутылку, наклонился и положил ее в зазор между бетонными плитами острыми краями вниз, чтобы никто не порезался. Причем это было сделано не на камеру, когда лидер государства замирает на полминуты, чтобы все успели сфотографировать «исторический момент», а просто, обыденно. Он на все смотрел с интересом, посмеивался, и только когда проходил через сидящих на травке людей с банками пива, нахмурившись, сказал: «Все-таки пьют». А потом улыбнулся: «Правда, если к семи ситуация с алкоголем будет в тех же пределах, значит мы победили». Кстати, продажу алкоголя вблизи проходящих мероприятий запретили, но люди все равно приносили: по всей видимости, специально закупались в соседних районах. Единственный раз за весь день Чиркунов продемонстрировал «полноту собственных полномочий» — у здания Законодательного собрания, где стоят бетонные скамейки в виде букв, складывающихся в слово «власть». Он обнаружил, что все пространство оцеплено: от стен до стоящей в 100 метрах сцены натянута предупреждающая лента и стоят милиционеры. «Смотри, — сказал Чиркунов Гельману, — твою "власть" охраняют». «А что это они?» — спросил Гельман. «Пойдем узнаем», — ответил губернатор. В беседе с начальницей охраны выяснилось, что распоряжение отдал якобы сам Чиркунов, чтобы охранять Гельмана и «его людей». В результате переговоров оцепление сняли, правда, люди так и не решились туда заходить, горестно констатировал потом Гельман. Дальше маршрут идеологов культурных преобразований вел в большой павильон, где демонстрировали генплан Перми. На пермской презентации, в отличие от московской, было очень много людей. И понятно почему: вместо малопонятных карт стояли макеты отдельных районов города, и все больше напоминало архитектурную выставку, а не представление скучного законопроекта.

Затем отправились на выставку «Я люблю П», оттуда — на «Пикник Афиши»,  который к тому времени собрал уже порядочное количество людей. Там встретились с министром культуры Пермского края Борисом Мильграмом, Эдуардом Бояковым и Ингеборгой Дапкунайте и поехали в самую обычную сетевую забегаловку, чтобы обсудить, что получилось, а что не очень, и наметить программу будущего фестиваля «Текстура», который пройдет в Перми в сентябре этого года. По дороге я разговорилась с Мильграмом и спросила его, видит ли он отличие этого Дня города от предыдущих. «Ну конечно! Посмотрите, сколько на улице хороших лиц, сколько пришло семей с детьми, студентов, пожилых людей. А в прошлые годы здесь были только мутные пьяные парни с соседних окраин: семь лет назад я видел из окна своей квартиры, как по эспланаде ходит огромная черная пьяная масса, и это было очень страшно», — ответил Мильграм. В восемь вечера прозвучал последний аккорд на «Пикнике Афиши», а на «Битве трех столиц» диджей снял с вертушки пластинку. А в 8.15 упали первые капли, которые к девяти превратились в проливной дождь. Молодежь разбежалась по барам и клубам, семейные отправились домой, а организаторы фестиваля поехали на afterparty. Старшие товарищи с Маратом Гельманом пошли слушать Mystery Juice, которых привез Александр Чепарухин, младшие под предводительством Михаила Огера отправились танцевать  хип-хоп до утра и «качать» Децла.

На последнем мероприятии фестиваля «Живая Пермь» — концерте Mystery Juice, который начинался в 10 вечера в баре «Гвоздь», — Марат Гельман рассказал, что страшно рад: «У нас все получилось: День города — не быдлопати!»

«Помимо чувства полного удовлетворения от того, что мы сделали, — рассказал напоследок уставший Марат Гельман, — есть и приятные бонусы. Во-первых, мой сын Миша впервые сам сделал большой проект — “Битву трех столиц”, и у него очень хорошо получилось. Во-вторых, мы договорились с мэром города Игорем Шубиным запускать “П-проект” по полной программе (будем строить П-объекты в городе, хочу начать с детской площадки). То есть лозунг “Скептики будут посрамлены” устарел: они посрамлены. Будем искать новый девиз!» — рассмеялся Гельман.