Питер Айзенман о том, какой должна быть настоящая современная архитектура

Человек, которого называют основателем деконструктивизма, соавтор Жака Деррида рассказывает о современной архитектуре, о своем новом проекте, о русских архитекторах-авангардистах и о Москве

+T -
Питер Айзенман о том, какой должна быть настоящая современная архитектура
От редакции
Поделиться:

Об архитектуре в противовес капиталу

Я считаю, что дизайн, распространившийся в промышленность, в модный бизнес, во все сферы медиа и коммуникаций, выступает агентом капитала. А архитектура всегда критически относилась к тому, чем занимается дизайн, и сегодня она может выступать в роли критика капитала. Явление, известное на Западе как постмодернизм, является всего лишь приспособлением к капитализму. И одним из средств сопротивления этому может быть архитектура.

О «Городе культуры»

Я покажу вам проект, над которым мы сейчас работаем. Он называется «Город культуры», мы строим его в Испании, в городе Сантьяго-де-Компостела. Сантьяго — одно из трех самых популярных мест паломничества у католиков (другие два — Иерусалим и Рим).

Международный конкурс на наш проект был объявлен в 1999 году, и в нем  участвовали Рем Колхас, Жан Нувель, Стивен Холл, Рикардо Бофилл и другие. Наш проект победил, и я хочу показать вам, на каком этапе он сейчас находится.

Сантьяго расположен совсем близко от Бильбао, и поэтому был нужен проект, совершенно не похожий на Музей Гуггенхайма Фрэнка Гери в Бильбао. Поэтому мы сделали проект, выглядящий как естественное продолжение холмов, на которых он расположен. В нашем проекте ничто не напоминает здания, скорее он похож на большой раскоп.

Традиционные маршруты паломников в городе проходят по склонам холмов, и из-за топографии холмов пути паломников менялись. В нашем проекте показано, как топографические линии искажаются топологическими линиями в рамках возможностей современной геометрии. Мы спроектировали шесть зданий общей площадью 150 тысяч квадратных метров, потому что, если бы мы предложили одно здание, мы бы не получили финансирования.

Общий план зданий совмещает разные схемы — схему маршрутов паломников, топографическую, топологическую карту и декартову сетку.

Все эти схемы накладываются одна на другую и формируют наш проект. Этот проект сложен потому, что мы пытаемся играть шестью зданиями так, чтобы это не было шестью отдельными зданиями.

В комплекс входят национальный архив, библиотека, оперный театр, исследовательский центр, музей и шестое здание, которое еще не начали строить — Центр новых технологий.

На крышах нет вытяжек или труб, потому что сначала мы построили обычную крышу, а затем под каменной крышей скрыли все оборудование. При проектировании внутренних помещений мы хотели сделать так, чтобы во всех зданиях на всех уровнях — нижнем, среднем и верхнем — сохранялось единое сечение пространства. В здании архива есть элементы библиотечного здания, а в интерьерах библиотеки вы увидите элементы из архива, так что все здания как бы играют друг с другом. А еще мы уделяли много внимания деталям. Например, через все здания проходит коричневая гранитная линия, пересекающая лестничный пролет.

Архив — это маленькое здание, библиотека гораздо больше, но и тут можно увидеть, как работает наша идея с линиями, идущими из архива в библиотеку. На нижнем уровне библиотеки — отдел редких книг. Здесь совмещаются просторные белые помещения и очень маленькие комнаты. Здание должно быть так спроектировано, чтобы в нем было комфортно и пяти сотням человек, и одному или двум посетителям. Так что мы варьировали масштаб.

Фасад здания исследовательского центра изгибается сверху вниз и из стороны в сторону. Так что во всем фасаде вы не найдете двух одинаковых стеклянных деталей. Каждый стеклянный фрагмент квадратный, но он вписан в поверхность, изгибающуюся в двух плоскостях.

Об идеях в архитектуре

Все великие архитекторы, которыми я восхищаюсь — Палладио, Леду, Ле Корбюзье, Роберт Вентури, Рем Колхас, — прежде чем строить, всегда записывали свои идеи на бумаге. И мне кажется, что строительство неотделимо от письма. Если вы хотите быть великим, то прежде, чем вы сядете рисовать проект, у вас должна быть идея.

О русской архитектуре 20-30-х годов

Я уже 50 лет собираю журналы и книги по русской архитектуре 20-30-х годов. У меня самая большая частная коллекция советских журналов — я их не читаю, а просто смотрю на иллюстрации и планы. У меня есть «Современная архитектура», «Советская архитектура», «ЛЕФ», «Новый ЛЕФ», «ВХУТЕМАС» — я знаю всех заслуживающих внимания архитекторов. И, приезжая сюда, я могу быть уверен, что знаю про вашу архитектуру больше, чем вы.

О Москве

Москва — очень живой город, здесь можно строить. Здесь у молодых архитекторов есть хорошие возможности проявить себя и рискнуть. Вспомните, какие рискованные задачи решали российские архитекторы, и пусть они послужат вам примером.

Комментировать Всего 5 комментариев

Спасибо за материал! Когда я слушаю подобные вещи,мне вспоминается рассказ моего хорошего приятеля,чиновника местного самоуправления,который поехал в Англию по какой то программе обмена опытом. Неделю ничего не происходило,вроде как обзорные экскурсии,а потом его привезли на заседание некоего органа местного самоуправления одного из графств. Там обсуждали очень серьезную и важную проблему,а именно - несколько лет назад на землях этого графства появилось множество гадюк,для борьбы с ними были "привлечены" ёжики,ёжики гадюк победили,но стали бурно размножаться и это тоже стало проблемой для садов и огородов.Тогда жители, дабы уберечься от новой напасти стали вокруг своих наделов расставлять плошки с наливкой,ёжики напивались и пьяные укладывались спать рядом с плошками вверх брюхом,но тогда на них нападали вороны.Короче проблем выше крыши.Мой приятель был просто в шоке,вот уж действительно у каждого свои проблемы - у кого-то щи пустые,а у кого-то жемчуг мелкий:-)))

Михаил, Ваш приятель чего-то, должно быть, перепутал: ежики - насекомоядные, они не могут быть проблемой для садов и огородов (если, конечно, их не стало столько, что на них наступают босые английские дети :)) Но в целом, мне кажется, все нормально: для каждого происходящее у него в огороде (в уезде, в кантоне, лаборатории, в профессиональном сообществе и т.д.) должно быть важнее и ближе всего. И не в том ли "особый путь" Российской империи-СССР-России, что у нас вечно выделяется значительная (количественно и по интеллектуальным ресурсам) прослойка людей, которым голодающие дети Африки, крестьяне Гренады и свобода Ходорковского важнее, чем решение проблемы расплодившихся на их собственном огороде гадюк? :)))

Михаил Авилов Комментарий удален

На самом деле,Катерина,мой пространный коммент был посвящен отнюдь не ёжикам,среде их обитанияи рациону кормления,а разнице проблем муниципалитетов,да и образа жизни в целом.И родился он благодаря лекции.Все хорошо,складно,и так далеко от проблем отечественной архитектуры.

Михаил, а какие проблемы отечественной архитектуры кажутся вам актуальными?

Как минимум отсутсвие  проблем,которые описывались в лекции.Слишком далеки эти проблемы от реальных запросов "заказчика" и возможностей стройкомплекса,это в нашем случае. Никто не говорит что западники не сталкиваются с подобными темами,но там есть возможность и,главное,желание их решать.По уровню видения и творчества я не думаю что наши архитекторы сильно отстали от европейцев,но совершенно нет технологий , логистики да и денег,для реализации "дерзких замыслов".Хотя конечно всему свое время.Мы не так далеко и давно стали уходить от понятия хрущоб.

Ирина Калитеевская Комментарий удален