Евгений Нудлер: Иметь собственные лаборатории фармгигантам становится все накладней

Вторая по величине фармацевтическая компания США Merck объявила о реструктуризации бизнеса. В ее рамках будет уволен каждый шестой сотрудник и закрыты несколько исследовательских лабораторий

Участники дискуссии: Евгений Нудлер
+T -
Поделиться:
Подробнее

Решение о сокращениях последовало за поглощением Merck в прошлом году своего конкурента — фармацевтического гиганта Schering-Plough, это обошлось компании в 41 миллиард долларов. Как пишет The New York Times, Merck закроет лаборатории в Канаде, Нидерландах, Дании, Германии, Великобритании и США, а также заводы в Италии, Португалии, Мексике, Бразилии, Аргентине и Сингапуре.

Эти меры обойдутся компании в 3-4 миллиарда долларов (большую часть этой суммы составит компенсация работникам за разрыв контрактов). Зато уже в 2012 году реструктуризация принесет Merck экономию в размере до 3,1 миллиарда. По планам компании, экономический эффект от слияния с Schering-Plough будет составлять до 3,5 миллиарда ежегодно.

Евгений  Нудлер

   Это проблема всех крупных фармацевтических компаний. Конъюнктура рынка поменялась. Иметь собственную программу исследовательских лабораторий для них становится очень дорого и все менее оправданно. Дешевле покупать технологии у более мелких biotech-компаний или даже у университетов и потом уже самим проводить поздние стадии клинических испытаний. Собственно, для этого такие компании и нужны.

Только большая фарма может себе это позволить (провести третью стадию клинических испытаний стоит сотни миллионов долларов). Заботиться же о ранних разработках очень затратно и требует много времени, но главное, не оправдывает себя: как правило, такие разработки делаются в очень динамичных biotech-компаниях либо (что случается чаще) в институтах, где концентрация научных кадров гораздо выше.

Раньше Merck и другие крупные фармацевтические концерны могли себе позволить исследовательские лаборатории, потому что у них было много блокбастеров, самых дорогих и хорошо продаваемых лекарств. Но эра блокбастеров заканчивается, патенты на них истекают. Они становятся дженериками, выпускать их может любой. А новых блокбастеров все меньше и меньше — востребованы более специализированные лекарства. Все сложнее разработать лекарство, которое подошло бы всем. Все, что можно было сделать, уже сделано. Поэтому следующее поколение лекарств будет более сложным и наукоемким.

Комментировать Всего 1 комментарий

Это проблема всех крупных фармацевтических компаний. Конъюнктура рынка поменялась. Иметь собственную программу исследовательских лабораторий для них становится очень дорого и все менее оправданно. Дешевле покупать технологии у более мелких biotech-компаний или даже у университетов и потом уже самим проводить поздние стадии клинических испытаний. Собственно, для этого такие компании и нужны.

Только большая фарма может себе это позволить (провести третью стадию клинических испытаний стоит сотни миллионов долларов). Заботиться же о ранних разработках очень затратно и требует много времени, но главное, не оправдывает себя: как правило, такие разработки делаются в очень динамичных biotech-компаниях либо (что случается чаще) в институтах, где концентрация научных кадров гораздо выше.

Раньше Merck и другие крупные фармацевтические концерны могли себе позволить исследовательские лаборатории, потому что у них было много блокбастеров, самых дорогих и хорошо продаваемых лекарств. Но эра блокбастеров заканчивается, патенты на них истекают. Они становятся дженериками, выпускать их может любой. А новых блокбастеров все меньше и меньше — востребованы более специализированные лекарства. Все сложнее разработать лекарство, которое подошло бы всем. Все, что можно было сделать, уже сделано. Поэтому следующее поколение лекарств будет более сложным и наукоемким.