/ Пермь

VI Пермский экономический форум. Прямой репортаж

17 сентября открылся VI Пермский экономический форум. Организаторы — команда Эдуарда Боякова и местная администрация. Главная тема — культура как двигатель экономики: участники круглых столов ищут ответ на вопрос, как использовать культуру для экономического роста. Гостей форума, в числе которых и участники проекта «Сноб», привезли в город в сопровождении милицейских автомобилей с мигалками

Фото: PhotoXpress
Фото: PhotoXpress
+T -
Поделиться:

Конфликт форума был обозначен заранее. В газете «Компаньон», что лежала в каждом гостиничном номере, участники форума могли прочитать колонку писателя Алексея Иванова «Увы, сотрудничества с Гельманом быть не может», общий смысл которой сводится к тому, что директор Музея современного искусства Permm Марат Гельман, занимающийся культурной модернизацией в Перми, желает подчинить город своей концепции «Главное — культура, а за культурой подтянется остальное». Разрабатывать ее местных не зовут. (Помимо Гельмана, кстати, пермской культурной политикой занимаются многие, но образ врага примеряют только на директора музея.) Статью Иванова предваряет текст о противниках Гельмана из пермского Института искусства и культуры. Они считают, что культурное развитие Пермского края должно произрастать из Перми, а не насаждаться из Москвы. Концепция Гельмана, по их мнению, «изначально определила лидеров и аутсайдеров», и очевидно, что кто-то будет «выброшен за борт». «Культура — самый инертный аспект жизни», — утверждают они. Эта мысль раскрывается: «Привлечь туристический поток только организацией выставок и фестивалей невозможно». Ну и главная их претензия в том, что «несогласных с культурной политикой» даже не позвали на форум.

Тем не менее на стороне местных противников «гельмановского курса» выступает главный редактор журнала «Искусство кино» и участник проекта «Сноб» Даниил Дондурей, который на форуме  прочитал доклад «Культура как тормоз модернизации».

Марат Гельман, Эдуард Бояков, Маша Гессен, Антон Носик, Иван Засурский, Александр Мамут, Даниил Дондурей и другие участники проекта «Сноб» обсуждают возможности культурной политики. Читайте прямой репортаж из Перми.

Комментировать Всего 117 комментариев

Специально для форума на Соборной площади и набережной Камы выстроены белые павильоны. Участники собираются, через пару минут начнется пленарное заседание. Тем временем в городе перекрыто движение на подъездах к Соборной площади, говорят, "в целях безопасности" — ждут Анатолия Чубайса. Автомобилисты терпеливо стоят в пробке.

Перед пленарным заседанием я спросила Эдуарда Боякова, что он думает о «несогласных с Пермским экономическим форумом». Он ответил, что это, конечно, хороший дискуссионный ход и что «удивляться этому здесь не приходится»: «Когда я приехал первый раз в Пермь, меня повезли в ресторан, там на большой стойке с прессой лежали газеты. Крупный заголовок одной из них был в таком духе "Губернатор Чиркунов опять все испортил". Пермь — край свободы», — смеется Бояков.   

Модераторы пленарного заседения — Эдуард Бояков и Александр Любимов, первый заместитель генерального директора «Первого» канала. Любимов сказал, что он скептично относится к идее интеграции культуры и экономики. А Григорий Рапота, полномочный представитель президента РФ в Поволжском крае, который выступал первым, ему парировал: «Я не скептик и не сторонник, я — страстно интересующийся». Главная мысль выступления Рапоты — должно быть больше культурных институций, меж ними должна существовать конкуренция; в обществе должна разиваться дискуссия вокруг культурных событий, и нужно налаживать диалог между «исполнительной властью и интеллигенцией».

Следом настоящий вербатим: депутаты Госдумы зачитывают собравшимся приветственные речи председателя Совета Федерации Сергея Миронова, председателя высшего совета партии «Единая Россия» Бориса Грызлова и министра культуры Александра Авдеева.

Выступает ЛОуренс Харрисон, директор института культурных измненений школы Флетчер при Университете Тафтс. Он очень пожилой, совсем лысый, у него неуверенные движения и дребезжащий голос. Но когда он начинает говорить, хочется смотреть на него во все глаза.

Его лекцию иллюстрируют таблицы, которые раздали перед форумом: «Десять индикаторов прогресса» и «Факторы, влияющие на рост культурного капитала и регресс его». Обе таблицы непременно вывешу чуть позже. Пока же сообщу самое интересное:

По коррупции мы на первом месте (сюрприз) и еще у нас самый низкий «уровень счастья». 

Вот что советует сделать Лоуренс России:

« 1) Воспитывать детей, объясняя им с самого детства, основы предпринимательства и демократического общества.

2) «Изменение религии» — я бы поработал с православными специалистами. Открыл бы несколько альтернативных религиозных институций — в вопросе веры тоже должна быть конкуренция».

3) Реформировать систему обучения, чтобы взращивать более предприимчивое поколение, где конкуренция — это основа основ.

4) Ограничить влияние государства на СМИ.

5) Пересмотреть экономическую политику, чтобы поощрять частные вложения и предпринимательский дух.

6) Реформа юриспруденции — она должна быть честная.

7) Реформировать правительство, так, чтобы, в целом, в стране упор был сделан на предпринимательство». 

Доклад Лоуренс заканчивается словами: «Культура, а не политика меняет общество изнутри. Россия — великая страна, с великими именами. Верю, у вас все получится».

Любопытная, но, по-моему очень утопическая позиция: если уже этого всего не смогли добиться исходя из более очевидных мотиваций, то прогресс, к которому взывает Лоуренс Харрисон -- не самый сильный довод...

О нет-нет, Лоуренса нельзя воспринимать как человека, который предлагает программу, он, скорее, фантазер-социолог — вдохновенный, футуристичный и необыкновенно убедительный. Я восприняла его слова как стимул, а не как «бизнес-модель». 

Теорию  мы  знаем   все,     дело   -  за   практикой...

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова, Вячеслав Орешков

Обещанный доклад опубликовала у себя в блоге — он слишком большой для комментария.

Выступает Евгений Ясин. Он развивает мысль Лоуренса, рассказывая, что у каждого народа есть привычки, которые называются ценностями. У европейцев, например, «гомосексуализм, аборты и прочие проявления демократии» — цитирует Ясин недавно изданную книгу, посвященную исследованию культуры у разных народов, — и «у исламского мира свои заморочки». Для того чтобы разиваться, нужно разобраться, какие привычки нам полезны, а какие — нет.

Ясину задают вопрос: что нам делать, чтобы люди хотели что-то менять, чтобы они не были такими аморфными.

Ясин рассказывает, что, действительно сейчас очень низкий локус-контроль. В 1989 году этот показатель в России был 58%, а сейчас — около 20%. Менять надо климат доверия.

Любопытно, что ценности Востока и Запада в речи Ясина намеренно травестированы, и я даже не знаю что звучит унизительнее -- фраза про аборты или гомосексуализм, или про заморочки... А локальные ценности он как-то артикулировал?

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Это был всего лишь прокационный пример, чтобы, во-первых, зал проснулся (все-таки разница во времени чувствуется). И на словах «гомосексуализм» и «аборты» люди как-то зашевелились. А во-вторых, Ясин хотел показать, что то, что для кого-то единственно верные ценности, для кого-то абсурд.

Это я понимаю, но по локальным культурным приоритетам он как-то прошелся, или обозначил их "от противного"?

Выступает Даниил Дондурей. Его выступление называется «Культура против модернизации. Российская культурная политика как препятствие экономическому развитию».

Он бросает в зал цифры, делится наблюдениями и озвучивает тезисы, с которыми трудно спорить.

— Там где теневая экономики, там и теневая идеология: около 20% россиян нормально относятся к коррупции.

— По «благотворительным показателям» наша страна на 138-м месте.

— К человеку в России относятся как к покупателю, потребителю, получателю кредитов, пенсий, опеки, но не как к личности. Спортивная ответственность есть, а культурной — нет.

— Личность должна развиваться.

— В нашей стране можно наблюдать следующие мировоззренческие сбои: 57% хотели бы введения госконтроля за ценами, около 80% не уважает частных предпринимателей, треть ненавидит рыночные отношения, 59 % не доверяют никому, кроме членов своей семьи, мы — чемпионы по количеству самоубийств среди подростков в мире, 58% не хотели бы жить с инородцами и иноверцами в одном квартале, примерно столько же людей считает, что патриотизм — это защита собственных границ.

Суть выступления Дондурея: то, что льется с экранов телевизора, несет насилие, ужас и порождает тяжелые болезни общества.

Эту реплику поддерживают: Илья Кухаренко

После выступления Дондурея кофе-брейк. В перерыве все подходят к Даниилу Борисовичу и поздравляют с сильным докладом.

При всей моей любви к Дондурею, я разочарован его речью. Ну сколькоможно: телевизор, телевизор. Телевизор — это не культура, а маленькая, узкая ее часть для тех, к кому обращаемся мы. Эти люди не смотрят телевизор, они живут другой жизнью, им интересны живые вещи.

Есть понятная концепция: поддерживать надо сильных, а не слабых. Кого ты поддерживаешь, тех и воспроизводишь. Если это сильные, то будет расти армия сильных, если слабые, то будет расти количество обездоленных, а сильным не захочется что-либо делать: а зачем? Если все равно на них никто внимания не обращает и никак не помогает!

Эту реплику поддерживают: Василий Гатов

нео-обломовщина

Собственно, выступление Даниила Дондурея вписывалось в традиционную схематику российской интеллектуальной модели: «как все вокруг ужасно!», с дальнейшим поиском, в основном, доказательств, что все ТАК плохо, что надежд не осталось, что деградация настолько глубока, что, скорее всего, уже поздно что-то делать…  Это чистая, незамутненная обломовщина в ее самом негативистском варианте, какой можно себе представить – «зачем раздеваться, если завтра все  равно одеваться?»

Говоривший перед ним Евгений Ясин – мудрец и титан, как раз о «другой России» говорил: не столько о России Штольца (это тоже важно, но не определяет мировоззрение, высказанное Ясиным), сколько о свойствах свободной воли людей, воли экономической, культурной, страно- и градо-образующей. Ясин видит потенциал там, где Дондурей видит катастрофу. Свободный (то есть оставленный культурным, социальным и идеологическим патернализмом) человек, по Дондурею, оскотинивается, спивается, начинает говорить на олбанском (в худшем случае – таджикском), и, в конце-концов, вымирает, загоняя место своего жительства в демографическую катастрофу. По Ясину – этого не происходит, точнее, есть мощное обратное движение, а если оно поддержано устройством управления, социальными лестницами и лифтами – то на каждого оскотинивающегося есть свой прогрессор (это, конечно, мое преувеличение).

Мне показалось, что в выступлениях Ясина и Дондурея четко проявилось разделение русской мысли на два направления. Первые органически смотрятся в Перми; это именно та формула развития, которая соответствует их программе-минимум. Вторые, пост-Обломовы, сдались на милость придуманного ими регресса и только плачут о утратах социума и его содержательности. Пермь для них – запрограммированная на неудачу модель «немецкой слободы», которую пожрет «хрюшка Русь», и они опять будут, годы спустя, напоминать «мы же вас предупреждали, ничего не получится». Это не конкретно к Даниилу Дондурею, которого я уважаю и профессионально, и человечески – это к позиции, которую он алармистки озвучил на Форуме. 

Тема лекций — «Искусство быть». Читать будут Сергей Капица, Марат Гельман, Антон Носик, Максим Кронгауз и многие другие. Короткие пятнадцатиминутные выступления пройдут в театре «Сцена Молот».

А мы мх записываем, так что кто не успеет посмотреть - покажем

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Очень хочется Капицу посмотреть!

После перерыва читают свои доклады Александр Рубцов, руководитель Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН, Ярослав Кузьминов, ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», и Владимир  Магун, член Международного научного совета Европейского социального исследования.

Общая мысль первых двух докладчиков: все плохо, гораздо хуже, чем описал Дондурей. По версии Рубцова, если не изменить идеологию, нас ждут два сценария развития: щадящий — тихая деградация, народ не ропщет, мы потихоньку скатываемся на самое дно; обвальный — острый экономический, социальный и политический кризис, утрата государственных границ, плюс глобальный кризис в погоне за останками России.

Должен быть иновационный стиль мышления. До сих пор система ценностей у государства такая: сила и слава. А должно быть так, что прежде всего человек. Сырьевая экономика производит сырьевых граждан, и страна становится заготовкой. 

Ярослав Кузьминов, ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», рассказал, что происходит в российской системе образования. Отчего наше образование не котируется? Собственно, тезисы, которые излагает Кузьминов, мы уже обсуждали на сайте: у нас слишком много вузовских специалистов и нет исполнителей.

А Владимир Магун утешил собравшихся: Россия — нормальная страна. Мы не выходим за рамки общих закономерностей социального и культурного развития. Наши базовые ценности очень похожи на страны со схожей экономикой.

Очень интесный был доклад Кузьминова, и я надеюсь, что мы в ближайшее время обсудим его соображения подробнее здесь, на сайте. Он действительно считает, что высшее образование стало настолько массовым, что потеряло всякий смысл, как символический, так и содержательный. Фантастический слайд: поступающие в вузы по оценкам подученным в школе - совершенно правильная кривая нормального распределения. Иными словами, половина первокурсников учились в школе на двойки или тройки, или, как выразился Кузьминов, "просто неспособны учиться" и лишь " пребывают в вузе". Одно из следствий такой ситуации - чудовищная социальная ситуация в вузах, которая отменяет любые утопические планы по импортированию преподавателей и студентов из других стран - Кузьминов сравнил предполагаемое поведение "импортируемых" в такой ситуации с экстремальным туризмом.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова, Василий Гатов

Мне вот что показалось интересным

Выступление Кузьминова, к сожалению, было рассчитано на гораздо больший формат по времени, чем тот, который выделился в рамках основного заседания. Ректор собрал и систематизировал огромную базу данных вокруг и изнутри высшего образования России, самого по себе и в контексте мировой образовательной практики. В парадигме Ясин-Дондурей он  вначале колебался посредине, где-то ближе к «пост-обломовщине». По крайней мере, из грустной статистики, приводимой им в отношении российского высшего образования, и язвительных оценок полезности инвестиций, сделанных в путинское президентство, создавалось впечатление, что Кузьминов ведет к все тому же выводу: «прос…ли страну», вместе со всем ее содержимым (в смысле высшего образования). Но, уже торопясь в финале, он вырулил к позитивной программе – я не считаю себя специалистом в этих вопросах, но мне показались вполне убедительными выводы о необходимости выбора скромных (более скромных) целей для российских вузов, о введении жесткого фильтра для троечников, который не пускал бы их дальше бакалавриата, о необходимости развития вузов как исследовательских организаций, а не фабрик по выпечке дипломов. Интересно, что Кузьминов (не говоря прямо, но вывод такой я лично сделал) призывал к негативному пиару высшего (особенно магистр+) образования, с тем, чтобы сломать в сознании родителей и работодателей миф о необходимости «диплома» как пропуска в хорошую жизнь и на достойную работу. 

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Да, а цифры Магуна местами действительно обнадеживающие - или, во всяком случае, он их так презентовал. Например, около 19 процентов жителей России разделяют ценности открытости, толерантности, заботы о других и заботы о природе. Правда, это значит, что 80 процентов этих ценностей н разделяют.

Эту реплику поддерживают: Василий Гатов

Маша! По-моему, почти невероятная цифра, а Магун как-то обозначил, кто все эти прекрасные люди по социальному статусу и месту жительства?

Молодые, образованные, электорат Яблока и либеральных партий. Вообще это совпадает с мнением организаторов опоозиционной коалиции, которую мы сейчас тоже обсуждаем на сайте. Сергей Алексашенко вчера как раз говорил мне в связи с коалицией, чтотони собрали вместе четыре партии, каждая из которых по отдельности могла бы пр благоприятном раскладе рассчитывать на пять процентов избирателей.

и мои 5 копеек

Выступление социолога опять вернуло на пленарное заседание Илью Ильича Обломова, с одной стороны, пресловутого московского кухонного интеллектуала, который вечно собирается «валить», в другой, и ввело еще крайне знакомую аудиторию оффшорных русских – страшно переживающих о происходящем в России, но зубами держащихся за свои зарубежные работы, properties и …ships. Обломов был на слайдах – с той только разницей, что никакой соборности, дружественности и коллективизма/общинности там видно не было. Россия, неумолимо говорила статистика – страна, на 80% населенная эгоцентриками с минимальными стимулами к социализации; эти же 80% - консерваторы и изолянты, обскурантисты и враги прогресса в любой его форме (даже если он – единственное спасение, и альтернатива выглядит как «врагу не сдается наш гордый варяг»). Лишь 20% россиян – нормальные «северные европейцы», склонные к ответственности, разумному (с поводом) коллективизму, соучастию в судьбе соседа и даже не соседа, умеренно согласного с прогрессом и т.д. Я прекрасно понимаю оффшорных русских – выбирая, жить ли в стране, где четверо из пяти зомби; или жить там, где хотя бы пополам – они выбирают второе. 

А давались ли какие-то рецепты по смене этой идеологи? Пока не очень понятно "где у нее кнопка" -- в какой именно консерватории надо что-то поправить... Иногда кажется, что докладчики аппелируют к конкретным идеологам, с иногда к коллективному бессознательному. Немного безадресно как-то все это звучит...

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Вы про Кузьминова? Он предлагает в частности реформировать высшее образование, ввести внутри университетов трехлетний технический путь к баккалавру: два года получения знаний, год получения технических навыков, будь то навыки водителя троллейбуса или младшего бухгалтера. Замысел заключается в том, чтобы одновременно удовлетворить потребность в "высшем образовании" и разделить его на академическую и технические части - при этом обеспечив возможность перехода из одной в другую.

А к кому они, на Ваш взгляд взывали? К государству, к местным властям или более или менее безадресно? Меня правда интересует, кто, по мнению всех докладчиков должен изменить свой образ мыслией?

Я вообще очень жду публикации доклада Кузьминова - он содержит чрезвычайно интересные обобщения и цифры. 

Вскорости он появится у нас на сайте!

Министр культуры Пермского края Борис Мильграм закрывает пленарку. Он рассказывает о концепции культурной политики Пермского края «Пермский проект» — это стратегия, тактика и технология: «Концепция нашей политики — не художник, а гражданин. И субъект культурной политики — каждый человек».

Программа Маратом Гельманом уже написана, после форума будет выложена на сайте, чтобы можно было ее со всеми вместе обсуждать. 

Тезисно сейчас Мильграм рассказывает о концепции:

«Культура и культурная политика — это

— сохранение наследия и формирование нового наследия.

— место для жизни

— пространство политики — пространство дискуссий.

— различные типы коммуникаций».

Начались сессии. Параллельно идет шесть круглых столов:

«Медиа будущего» Модератор: Василий Гатов, вице-президент Гильдии издателей периодической печати, советник по стратегии холдинга «Медиа 3». В дискуссии принимает участие Маша Гессен, Иван Засурский, Наталья Синдеева, Дмитрий Степанов, директор по продуктам объединенной «Афиши», Антон Носик и другие

«Инвестиции в культуру» Модератор: Александр Мамут.

Здесь выступают куратор Николай Палажченко, Иосиф Бакштейн. Выступление слушают Сергей Гордеев и Марат Гельман.

«Культурная политика Европы» Модератор: Моритц Гатман, журналист, Tagesspiegel. На этой площадке присутствовал Дмитрий Врубель 

«Культура и гражданское общество: тотальная синергия» Модератор: Лев Якобсон, первый проректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

«Религиозные течения в современной россии и модернизация» Модератор: Лоуренс Харрисон.

«Образование для модернизации» Модератор: Андрей Панов, независимый аналитик газеты «Ведомости»

Хочу пермский опыт применить в Берлине

 хотел участвовать в круглом столе Александра Мамута «Инвестиции в культуру», но был на  форуме «Культура и гражданское общество: тотальная синергия».

Я

На сессии "Будущее медиа" Дмитрий Степанов делится опытом "Афиши" по продвижению медиапродукта, а по сути оживленно рассказывает, как и где ищут контент для журнала, кто герои для читателей и какая информации им нужна.

В соседней комнате все гораздо серьезнее: обсуждают инвестиции в культуру. За столом на кафедре сидят Александр Мамут, Эдуард Бояков. В зале много мужчин в темных костюмах — обстановка тут более серьезная: сидят представители краевой и городской администрации.

Здесь дискуссия идет в режиме "напряженно слушаем, ярко обсуждаем". Мамут с удовольствием комментирует выступающих: "Игнорировать власть и государство нельзя. Надо влиять на приоритеты власти, которые нам кажутся ключевыми. Мы пытаемся поставить человека на первое место, а не шпалы". 

Очень любопытная сессия про инвестиции в культуру. Докладчики будто за ниточки вытягивают из дырявого свитера все новые и новые подробности: инвестиции в инфраструктуру или в мероприятия? как воспитать экспертное сообщество? частные инвестиции, государственные или будем совмещать? каково качество культуры? точно ли в него стоит инвестировать? новая культура или классика? 

Я на Пермском форуме второй раз. Здесь очень хорошая площадка, очень правильная история — здесь есть дух свободы, жажды изменений, желания разговаривать и быть услышанным.

Первоначально, когда меня пригласили на форум, мне предложили вести площадку «Бизнес и культура». Но я предложил сессию «Инвестиции в культуру» — тему, которая вполне могла бы быть вообще главной на форуме, поскольку, если пойти более широко, чем поиск средств на какие-то культурные инициативы, то инвестиции в культуру хотелось бы видеть частью политики государства. Инвестиции в культуру являются самыми прямыми и самыми непосредственными инвестициями в человека. А, собственно, культурный, активный, пассионарный, образованный, социально ответственный человек — это единственное, на что можно надеяться.

Отсутствие инвестиций в культуру заметно буквально через три-четыре года — нравственный уровень общества тут же падает.

Культура  должна  уметь  существовать  без  инвестиций.      На  то  она  -  и  культура.  А   с   инвестициями,  это  -  пропаганда. 

Не согласна с Вами! Обоснуйте, пожалуйста!

Ксения,   Вам  должно  быть  известно     как  журналисту,   что  всё,  что  инвестируется,    заказывает   своё  содержание...     т.е.   по-народному:      хозяин  -  барин.

Это   применимо ко  всем  областям  жизни.   

Культура   должна  быть  свободной   ото всех   и  ото  вся. У  неё     могут    быть   меценаты,  которые  финансируют   идеи   и   проекты    с   будущим,  согласно  собственному    виденью.     Но  опять    же,     сила,  которая   двигает   культуру,   не  зависит  от  общественного  мнения,   а   идёт  впереди  его.  Это   и   есть  миссия   культуры,   а   не   выполнять  заказы  тех,  кто   может  их  оплатить. 

Эту реплику поддерживают: Iouri Samonov

На сессии Мамута звучали ровно такие же опасения, что и у Вас. Но если вдуматься, то они мало того, что противоречат сами себе, так еще и существуют в ложной риторике, подменивая понятия культура и искусство.

Так или иначе, искусство — это, во-первых, всегда вкусовщина, а во-вторых, продукт деятельности человека. Культура же — это процесс роста общества. И тут уж вкусовщины быть не может. Да, в целом, у общества могут кардинально меняться представления о вопросах, прямо связанных с фундаментальными ценностями (Николай Клименюк, кстати, подробно рассказывал, почему так может происходить — очень интересно, по-моему, и дает почву для размышлений). Но при этом, как мне кажется, эволюция культуры больше связана с теорией общественного договора, а не с деньгами.

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская

Ваш  ответ  понравился,   однако...

Действительно,  когда   я писала  об  инвестициях    в   культуру,     я имела    в  виду  -   искусство.  Кстати,  не  согласна   с термином   -  "вкусовщина",  так  как  я  считаю  искусством  -    восприятие   мира,    умноженное  талантом...

Опять  же  "культура"  вовсе  не  означает  рост  общества.  Это    могут  быть  давно  устоявшиеся     привычки,    своды  правил,   кодексы  представлений   и  т.д...   Что,  объясните  мне,  надо  там  инвестировать? 

Я  так  поняла,  что  речь   шла   конкретно  об  искусстве,  потому  что  инвестировать    культуру,  это  как-то  не  очень   конкретно.   Давайте  говорить   о    том,  что  -  перед  глазами,   а  не   о  воображаемой   культурной  эволюции...   

На панели "Культура и гражданское общество" звучат чуть ли не лозунги "Хотите гражданское общество? Сделайте человека творцом!", "Нам нужны тезисы, что делать!", "Давайте обсудим драматургию конфликта "гражданское общество". Но слушателей здесь мало.

В "религии" тоже не густо, хотя казалось бы, после всего хаоса и шума религиозных организаций вокруг современного искусства и культуры, тут должен был быть аншлаг. Также, кажется, проблематика круглого стола не четко сформулирована, слишком интеллигентно и политкорректно: "Влияние религиозного фактора на перспективы модернизации в современной России". И еще одно упущение — среди выступающих ни одного священника.

Слушатели переговариваются: "Тупиковая беседа, ну!" Выкрикивают во время выступления Ирины Карацубы, соавтора альтернативного учебника истории "Выбирая свою историю", которая произносит безрадостные слова о роли церкви в обществе сегодня.

Здесь продолжают мочить священных коров: «С этой религией и этой церковью мы ничего не сделаем. В недрах РПЦ ничего не зреет модернизационного, — рубит Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги, — однако, несмотря на всю ту гадость, что я говорю про РПЦ, рейтинг этого института на втором месте после Путина. То есть это последняя обитель, последняя надежда и последняя радость. И пусть будет такая примитивная духовность, но будет».

На круглом столе, посвященном образованию, по сути развивается дискуссия вокруг доклада Кузьминова. В конце пленарного заседания Кузьминов рассказал об идее трехлетнего бакалавриата как о возможном рещении проблемы «Система образования в России провалилась». Сейчас на сессии нащупываются новые трудности и пути для их разрешения. В частности, говорят о "пропаже" молодых преподавателей, 80 процентов которых уходит из вузов в поисках лучшей жизни или занимается какими угодно подработками, но не продолжают научную деятельность, не творят в рамках своей профессии, а выживают.

Попробую провести прямой репортаж со своего собственного выступления. Начинаю с американского анекдота. Приезжают туристы в штат Мэн, не могут найти дорогу, спрашивают местного. "Эх, — отвечает мужичок, — туда отсюда не добраться". Как и ожидалось, этот анекдот аудиторию не смешит. А американцам смешно, потому что мысль, что куда-то откуда-то может быть "не добраться", кажется очевидно абсурдной. А мы-то знаем, что это типичная ситуация. Вот теперь смешно.

С информацией у нас примерно то же самое. Она тоже не ходит. Почти два года назад я писала в журнал "Сноб" (я вообще об этих информационных "пузырях" пытаюсь писать как можно чаще, поэтому прошу прощения у тех, кто уже знаком с этими моими тезисами) об исследователях, которые строят схемы блогосфер в разных странах. Обнаружили удивительную вещь: если американская и, скажем, иранская блогосфера выглядят примерно одинаково — серия накладывающихся друг на друга кружочков-сообществ, то русскоязычная блогосфера ни на что не похожа — это серия совершенно отдельных сообществ. И так со всеми медиа. Кремль смотрит свое собственное телевидение, бизнес читает свои собственные газеты, интеллигенция читает свои собственные блоги.

Мне кажется, что в обществе, которое устроено таким образом, страшно жить. Такое общество как тяжело больной человек, в организме которого утрачены связи между внутренними органами. Невозможно предсказать, какая к нему прицепится инфекция и как подействует на общее состояние. Невозможно предсказать, когда наступит системный коллапс — понятно только, что он непременно наступит.

В такой ситуации любые медиа становятся худшим, чем они могут быть. В частности, интернет становится эхо-камерой, местом, где человек не получает ответов на вопросы, которых он не задавал. Тут блоги, например, поигрывают даже "вражеским голосам": человек, в 70-е годы пробившийся сквозь глушилки, получал-таки ответы на вопросы, которые он задавал.

Вот, собственно, почему так важно, чтобы "Сноб" был устроен именно так, как мы его устраиваем: чтобы участники проекта приходили и по приглашению, и "сами", чтобы материалы сайта создавались и редакцией, и участниками, чтобы окончательным результатом нашей работы считалась именно дискуссия, а не запустивший дискуссию текст, и чтобы сама жизнь проекта протекала одновременно и на сайте, и на бумаге, и в виде офлайновых мероприятий. Так, может быть, мы сможем прорвать информационную пробку, создать возможности для разговора, которого иначе не было бы. И не закуклиться.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова, Виталий Комар, Liliana Loss

а какие тебе вопросы задавали? 

Меня спрашивали, для кого создан "Сноб". Потом, как я уже написала ниже, местная журналистка упрекнула всех участников секции в том, что мы "продаем контент, как соленые орешки", вместо того чтобы просвещать. Тут более или менее все участники были солидарны в том, что просвещать — не наша профессия. Были вопросы о том, как зарабатываются деньги в интернете: тут вышел небольшой и довольно специальный спор между Иваном Засурским и Василием Гатовым (который много и интересно пишет в частности об этом в своем блоге postjournalist), но в целом сошлись на том, что, как и в любых СМИ, на рекламе. А в конце встал человек, назвавшийся помощником полпреда президента, и предложил сформировать что-то вроде коалиции СМИ и государства, чтобы сделать нужные для распространения информации базы данных и достичь счастья и взаимопонимания и заодно "объяснить потребителю разницу между прессой и блогом". Что-то похожее всегда происходит на такого рода сборищах: какой-нибудь молодой чиновник, который очень хочет как лучше, говорит что-нибудь, и пропасть между образами мышления разных участников становится очевидной. В этом случае его выступление еще было интересной иллюстрацией к статье Григория Ревзина в спецномере "Коммерсанта", выпущенном к форуму. Ревзин пишет о том, что культурная политика России формируется либбистскими группами. Собственно, этот чиновник выражал ощущение, что медийное лобби недостаточно активно взаимодействует с государством. Я ему ответила, что потребитель сам разберется, где у него что и что ему надо, а журналистам от государства нужны не базы данных, а соблюдение законов, которых вполне достаточно, чтобы в медиа поступала информация — вот только она не поступает, потому что законы не соблюдаются. "Но невозможно дать информацию, которой не существует в природе", — сказал он. Я ответила, что тут он прав, но когда в разгар лесных пожаров с сайта Минздравсоцразвития средь бела дня ИСЧЕЗАЕТ информация о количестве погибших... "То это называется словом 'стыд'", — закончил за меня Гатов. На этом слове секция и закончилась.

Эту реплику поддерживают: Катерина Макарова, Liliana Loss

сильно! спасибо огромное, очень интересно.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

несколько слов

Выступления Риса Шоненфельда, который вместе с Тернером создавал CNN было странным и контрастировало с тем, что говорили российские участники. Однако потом, подумав о том, что говорил (в основном цитировал) могучий старик, понял, что он действительно важную проблему поднял: использование медиа как оружия в современном обществе. И, в особенности, использования новых медиа, распространение которых слабо контролируется и структурируется даже в самых закрытых странах.

Выступает Наталья Синдеева. Не хочу называть себя новыми медиа, говорит она, "разве что мы — телевидение в интернете. Но все сидящие за столом знают, как мы там оказались — мы так не планировали. А так мы создаем телевидение. Все происходит интуитивно. За три дня нам пришлось это организовать. Потом мы поняли, что интернет дает совсем другие возможности взаимодействия с аудиторией, этим надо пользоваться". Теперь "Дождь" идет на кабель, но уже измененный своим интернет-опытом.

Все новое, что есть на "Дожде", говорит Наталья Синдеева, нащупано интуитивно. Цели нарушить все мыслимые законы вещания не было, но получилось именно это: новости снимаются в огромной студии, где одновременно работают корреспонденты; все, включая летучки, проходит в прямом эфире. Эффект — это я уже от себя добавлю — потрясающий: такая открытость процесса полностью противоречит всем практикам российского телевидения, с его секретными списками, негласными указаниями и прочими гадостями.

По-моему, вся дискуссия, посвященная новым медиа, сводится к большой претензии к СМИ "Вы навязываете нам свое мнение", а если еще чуть глубже — то вообще глубинное недоверие к медиа, Вам так не кажется, Маша? 

Я только что отвечала женщине, которая, наоборот, упрекает участников в том, что они ничего не навязывают. Извечный спор о том, должны ли журналисты быть просветителями. Ненавижу

А какие-то свежие, не извечные ненавистные вопросы были?

Спасибо, да, поняла. А еще у меня есть вопрос не только про эту встречу, но и вообще про подобные. Есть ощущение взаимопонимания, какого-то обмена информацией, мыслями? 

У всех нас стоит старая операционная система, которая жаждет обновления. И все изо всех сил весь день стараются друг другу ее поставить, однако, пока не понятно, у кого какая версия.

Дело в том, что у нас полная дезориентация и потеря смыслов. И нам всем очень нужна прокачка. Такие форумы (Пермский же не один, это часть большой серии) — хорошая возможность прокачать сознание, изменить его. В 90-е таких встреч вообще не было. Люди, если хотели пообщаться, ехали на западные форумы. Последние пять-семь лет форумы в огромном количестве существуют в России, и это не может не радовать. Это значит, что у людей есть желание что-то изменить, собрать правильный консенсус среди правящей элиты, интеллектуального класса — как ни назови этих людей, все будет в точку и мимо. И это очень интересно, очень правильно.

Эту реплику поддерживают: Маша Гессен

Все сессии закончились, кроме тех, где обсуждают властителей дум — церковь и СМИ. Под конец и там, и там слушатели и диспутанты разошлись не на шутку: вопросы сыпятся один за одним, беседа приобретает ожесточенный характер.

Было очень смешно, когда Маша Гессен рассказала, что главное на сайте "Сноб" — это дискуссионная площадка, это способ научиться говорить на самые разные темы, задавать вопросы и отвечать на них. Это тут же вызвало большую ажитацию. И буквально через пару минут Иван Засурский, отвечая журналистке, посоветовал ей также прочитать книгу, в которой максимально полно раскрывается тема, журналистка, не дослушав Засурского, выкрикнула: "Вы что? Считаете, что я книг не читаю? Что я дура?"

так на какие темы бьются-то? за что сражаются?

У меня было ощущение, что изначально две самые вялые площадки — это как раз СМИ и религия — в отличие от своих коллег, сильно разогнались в конце. Религиозные вообще закончили чуть ли не только тогда, когда стартовало заключительное пленарное заседание.

Те вопросы, которые ставили на площадке СМИ, прекрасно озвучила Маша Гессен. А на площадке "религии", разумеется, острее всего поднимался вопрос о РПЦ, об общей необразованности религиозных институтов в России, их нежелании что-то менять и как-то расти. Но судя по репликам из зала, эти тезисы — полная ерунда. Дескать, церковь растет, священники получают очень хорошее образование, "Откуда вы понабирали таких примеров?! — кричал один мужик, — давайте посмотрим на то, что происходит сейчас, а не сто лет назад!"

Честно говоря, я не услышала ответов ни на один вопрос. И вообще, эту ситуацию хорошо иллюстрирует такой "математический" пример: две группы А и Б и выясняют между собой отношения. Перед очередной схваткой, группа А решает "цивилизованно" поговорить о проблеме внутри коллектива. Садятся. И тут-то и выясняется, что между ними общего кот наплакал...

Ксения Чудинова Комментарий удален

После сессий состоялось пленарное заседание, откуда все поехали в филармонию слушать и смотреть удивительный перформанс "Распорядок" на музыку Марка Пекарского и Владимира Мартынова — завораживающее действо об одном дне жизни мужчины.

Затем был губернаторский прием в Музее современного искусства PERMM, где гости общались, обсуждали форум, смотрели на выставку Кошлякова и слушали выступление губернатора.

А сейчас я сижу в подсобке музея. Праздник уже закончился, кто-то поехал на выступление группы Billy's Band, кто-то отдыхать. Напротив в здании вокзала "Пермь-I" большая выставка "Музей пермских древностей": там сейчас проходит таинственный перформанс с балеринами. Валерий Кошляков, несмотря на то, что у него завтра самолет в 5 утра, отчаянно звал смотреть на балерин и динозавров, но сил уже нет. Завтра продолжим! Будет не менее интересно!

Балерины  -   в    театре    оперы  и    балета,  а    при   "таинственном  перфоменсе"     -     пляски. 

Нет-нет)) Настоящие балерины! Они там, говорят, исполняли па))

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Лилиана, сейчас видео с "Распорядка" выложим — увидите, какая красота!

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

На первом пленарном заседании второго дня выступает бразильянка Ана Карла Фонсека Райс, советник по креативной экономике в ООН. Тема ее доклада: "Креативная экономика и город". Она утверждает, что, согласно докладу ООН за 2008 год, 6% ВВП России производится "креативными индустриями", в которых заняты больше 7% работников. Это, говорит она, огромные цифры, свидетельствующие о еще более огромном потенциале, ведь очевидно, что условия существования креативной индустрии в России далеки от совершенства. Как улучшить эти условия? У Фонсека пять пунктов, среди них - образование и "цифровая экономика". С образованием по формальным показателям все в порядке: Россия по-прежнему одна из самых грамотных стран мира. Этого мало, однако, но у Фонсека мало времени, чтобы рассказать, чего не хватает. Но думаю, что примерно об этом рассказал вчера Ярослав Кузьминов. С цифровой экономикой - способностью использовать цифровые технологии в экономике - все не здорово: Россия находится на 59-м месте в мире по этому показателю. Фонсека галопом проносится по основным признакам "креативного города", среди них - способность использовать кажущиеся недостатки на пользу жителей города.

Второй день работы форума начался с Анатолия Чубайса. Он говорит ярко, убедительно, сразу задавая вектор новой дискуссии. Главное, по мнению многих, — это озвученная Чубайсом мысль, обращенная к русской интеллигенции. Мыслящие образованные люди должны думать не только о себе, но и действовать согласно страновым потребностям.

В качестве примера он привел такую историю. У академика Янгеля, участвующего в разработке окислителя для ракетостроения, были большие разногласия с Берией. Однако Янгель не воспользовался возможностью уехать из страны, а остался, потому что страна гораздо важнее, чем личное.

Эта история, рассказанная Чубайсом, скорее, о чем-то своем. Действительно, та власть, которая сейчас есть, она идеологически прямо противоположна тому, за что он боролся — СПС, партия «Правое дело»… И он нам объяснил, почему, несмотря на это, он служит стране. Мне показалось, что это личное объяснение.

Я тоже периодически объясняю, почему я делаю культурный альянс с «Единой Россией». То есть мне приходится объясняться. Да, это определенный риск — сотрудничество художника с властью, но эти риски надо осознавать и все равно действовать. Но для многих моих друзей эти риски — достаточное основание, чтобы не сотрудничать.

Ксения Чудинова Комментарий удален

А не хотите стать образцовыми гражданами?

Выступает Лев Любимов, зам. научного руководителя Высшей школы экономики. "Культурно-цивилизационно мы рискуем остаться одинокими. Но не такими одинокими, как Япония. А хуже". Он рисует жутко мрачную картину, оспорить которую, мне кажется, трудно: разорванная страна, в которой далеко не мирно сосуществуют изолированные друг от друга народы. "Задача культурного обновления вообще не ставится". А надо не бояться сказать, в первую очередь РПЦ, что необходимы реформы, ведь идеология смирения давно обернулась вседозволенностью и снисходительностью, в том числе к криминалу. "У нас не случилось китайского экономического чуда, оно и не могло произойти, из-за утраты рабочей этики". ... "Мы доедаем те институты, которые при политической крыше Бориса Николаевича были созданы Егором Тимуровичем и Анатолием Борисовичем. Мы говорим о необходимости институциональных реформ. Да были они у нас, в 90-е годы". ... "Надо иметь очень большую смелость, чтобы сказать, что у нас в России есть гуманитарное образование. Мы нация с полуатрофированным правым полушарием". В результате попытки заимствовать институции из других культур обречены.

Вчера Вася Гатов заметил, что все выступления на форуме делятся на две категории: "в России все плохо" и "надо что-то делать". Любимов совмещает оба жанра. "Задача, которая стоит, — это задача не на проектики, как бы они ни были отпиарены. Это задача на два поколения... Что надо делать? В первую очередь, гуманитарное образование. Я должен вас огорчить. Я сам занимался подготовкой, но когда я увидел их в колонном зале МГУ, я подумал: 'чур меня, только не они должны заниматься гуманитарным образованием'". Аплодисменты. "И вот тоже не любим об этом говорить, но я бы хотел обратиться ко всей элите с призывом: 'А не хотите стать образцовыми гражданами?'" Бурные аплодисменты. "Это надо сделать, чтобы страна наша смогла вконец избежать своей истории".

Мне кажется, что этот призыв к элите утопичен, не потому, что у элиты он не может вызвать отклика. Судя по аплодисментам может. Но даже если сейчас "элита" захочет стать ролевой моделью для общества, нужны те самые два поколения, которые заставят забыть те нелигитимные по большей части способы, которыми нынешняя элита добиласть своей избранности...

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Илюш, я не согласна. Мне кажется, ценностные изменения на самом деле происходят гораздо быстрее, чем мы думаем. Точнее, могут происходить. И ключ к этому - как раз просвещенная элита. Еще лучше было бы просвещенное государство, но в нашем случае на это надеяться не приходится. Недавно в блоге "Политика" был очень хороший материал как раз на эту тему.

В материале в блоге "Политика", о котором Вы, вероятно, говорите http://www.snob.ru/selected/entry/23128 просвещенным как раз выступает государство, а не элита...

Поток отчаяния

Выступает Рис Шонфельд, очень пожилой американский журналист, первый президент CNN. "Я совсем не готов к выступлению, я не могу справиться с тем, что я услышал за последние два дня: такой поток злости и отчаяния, я не ожидал ничего подобного". Он действительно очень растерян и, видимо, поэтому говорит в основном банальности. В частности, напоминает, что США стали по-настоящему вкладываться в образование на государственном уровне тогда, когда Советский Союз запустил спутник, и американцы испугались потери конкурентноспособности. "Вас тоже что-нибудь такое напугает".

Эту реплику поддерживают: Василий Гатов

Вообще, конечно, жалко, что организаторы не смогли заманить в Пермь Ричарда Флориду - , профессора University of Toronto, автора концепции "креативного класса". Его последняя книга - The Flight of Creative Class - описывая Америку и ее проблемы, неожиданно много говорит о России. Кстати, а почему бы Снобу, который как раз для creative class, не сделать с Флоридой интервью и вообще какую-то постоянную историю? 

Вы правы. Как водится, тем, что лежит на поверхности, мы как-то все никак не займемся. А надо

и еще

Маша, насколько мне известно, для участия в какой-то частной корпоративной конференции 28 сентября в Москву приедет Питер Шварц (http://en.wikipedia.org/wiki/Peter_Schwartz_(futurist)), один из самых крутых в мире футурологов-системщиков. Среди прочего, он "придумывал будущее", например, для фильма Minority Report. Привозит его Monitor Group, думаю, что они вам помогут.

Сразу после пленарного заседания в 13.30 в Пермской художественной галерее, то есть буквально в ста метрах от павильона, состоится благотворительный аукцион. История этого аукциона совершенно прекрасна: 39 работ, среди которых Валерий Кошляков, Дмитрий Гутов, Евгений Дыбский, Евгений Асс и пермские художники безвозмездно отдали свои работы на выставку. Сегодня все это можно купить. Начальная цена каждого лота — 200 долларов.

Ведет аукцион актер Вениамин Смехов. Средства, вырученные от продажи работ, будут направлены на реализацию программы эстетического воспитания и арт-терапии в пермском детском доме №3.

Вот, к примеру, работа Евгения Асса:

Мы собрали 620 тысяч рублей, которые полностью остаются в Пермском крае и идут на создание художественных мастерских в детском доме, где современные художники будут работать с детьми и рассказывать им о современном искусстве. Меня многие спрашивали: «вас не смущает, что вы продаете работы радикальных мастеров типа Олега Кулика, чтобы потом эти деньги пустить на благотворительность?» Нет, не смущает. Более того, я очень рад этому. Меня смущает, когда «мишки в лесу» висят в кабинетах чиновников — вот это диагноз. Вот такая у нас и будет экономика, ни разу не инновационная.

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина

На сцене — губернатор Кировской области Никита Белых. Невероятно артистичный, с живой эмоциональной речью, он говорит о важных вехах модернизации. Его выступление постоянно прерывается смехом и аплодисментами.

Белых чудесным образом делится своим опытом и без стеснений критикует общество, народ: "Власть готова к диалогу, а общество? Обычно политики оценку обществу не дают — не дай бог кто обидится. И это неправильно. Мы должны давать реальную оценку тому, что нас окружает. Вот я пришел в администрацию, говорю: пишите, звоните, мы готовы ко всему. Но народ пассивен: нам никто не звонит, нет никакого шквала идей. Все, что я вижу, — это когда мне в ЖЖ пишут: "Губернатор, вверните лампочку в подъезде". Все приходят со словами "А давайте!" Но никто ничего делать не хочет".

Цитировать Белых просто невозможно: он говорит быстро, качественно, образно. Попробую просто зафиксировать основные мысли. 

Общество — гарант политической стабильности и контролер власти.

Общественная модернизация возможна при условии "трех К": качество, креатив, культура.

Надо договориться о языке. Мы разное понимаем под словами "либеральность", "демократия" и "модернизация".

Многие под словом "модернизация" подразумевают технологическое обновление.

Первый шаг должен быть со стороны власти, но всю дорогу мы должны пройти вместе.

Бизнес и власть должны помогать друг другу и работать вместе с обществом.

Модернизация начинается с человека. Человеческий капитал — это вообще самое важное. Да, общество депассионарно, оно деградирует, но если мы не будем сейчас действовать, и  общество вплотную подойдет к самой нижней черте, нам всем конец.

На форумы, подобные этому, должны, обязаны приезжать руководители регионов, иначе здесь получается междусобойчик, а не обмен опытом.       

Очень заманчивая для власти концепция -- мы готовы общаться, а народ нет. Но диалог тоже надо уметь начать. По сути отсутсвие ответа -- это тоже ответ, в частности отказ доверять, и неверие в исполнение любых договоренностей со стороны власти. Если Белых утверждает, что власть готова обащться, эта готовность подразумевает и некоторое признание собственной беспомощности и дискредитированность и даже невозможность поменять лампочку в подъезде...

Эту реплику поддерживают: Маша Гессен, Мария Шубина, Гуля Хошмухамедова

Россия как Мексика

Выступает Мигель Басаньез, профессор Лондонской школы экономики и один из авторов культурной реформы в Мексике. Судя по его описанию, мексиканское общество по ключевым показателям похоже на российское: слабости его в том, что общество разобщено, у людей примитивные представления о благосостоянии, сильные стороны, среди прочих, — престиж образования, равенство полов, регулирование рождаемости. Басаньез идентифицировал шесть основных направлений культурных изменений: воспитание детей, образование, религия, правовая система, СМИ, лидерство (ролевые модели). Церковь, говорит он, причем протестансткая, оказалась особенно эффективной в борьбе с алкоголизмом.

Анатолий Чубайс: Интеллектуальная элита радикально отстала от политических лидеров

После пленарного заседания состоялась пресс-конференция с Анатолием Чубайсом. Вот что он говорит:

«Мы очень часто ждем от власти то, что она в принципе не может сделать ни при каких условиях. Именно власть сформулировала направление для России — это беспрецедентный шаг, обычно — наоборот. И от масштаба этого политического вызова "Модернизация и инновации" радикально отстает интеллектуальная элита — она до сих пор не смогла дать внятного ответа на этот вызов».

Сейчас начались дневные сессии.

«Интернет как инструмент развития регионов» Модератор: Антон Носик

«Университет и город» Модератор: Маркус Аппенцеллер, руководитель международных проектов Архитектурного бюро КСАР (Нидерланды)

«Философия власти для новой экономики» Модератор: Алексей Чадаев, глава политического департамента ЦИК Всероссийской политической партии «Единая Россия»

«Культурные инновации» Модератор: Антон Губанков, председатель Комитета по культуре Администрации г. Санкт-Петербурга

«Наука и инновационная инфраструктура вузов» Модератор: Илья Пономарев, депутат Государственной Думы Российской Федерации

«Практики новой экономики» Модератор: Ирина Стародубовская, руководитель научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» Института экономической политики имени Егора Гайдара

Очень интересно, что скажут Аппенцеллер и Стародубовская...

Модераторы обычно не говорят, а задают тонну уточняющих вопросов. Зато на итоговой пленарке будем их слушать.

Вынуждена сама себя поправить

Модератор "Культурных инноваций" — Елена Зеленцова, директор агентства "Творческие индустрии".

На этой панели выступают Борис Мильграм, министр культуры Пермского края, и Марат Гельман.

Мильграму задают вопрос: Почему на форуме нет Алексея Иванова? Мильграм отвечает: Да мы звали его, но он вообще не хочет с нами ни общаться, ни работать, ни предложить свою программу. 

Гельман сейчас рассказывает об истории культурных инноваций: "Первый такой опыт случился в восьмом веке, когда первый художник подписал свою работу" — таким образом, Гельман пытается объяснить, что то, что для нас сейчас радикальщина, когда-то станет нормой.

На панели «Образование» страшно ругается академик Валерий Черешнев: у нас все в стране сделано для того, чтобы убить науку и образование как на законодательном уровне, так и на уровне эмоционального фона. "Не иметь высшего образования в нашей стране значит, что ты не можешь даже работать таксистом. Зачем им высшее образование? Надо развивать техническое!" Кстати, эту же мысль, высказанную Михаилом Прохоровым на заседании Госсовета, мы уже обсуждали на сайте.

По сути, на панели повторяют уже сказанное Кузьминовым, но останавливаясь более подробно на каждом из пунктов.

Захожу в соседнюю комнату на "Практики новой экономики" — ба! Тут тоже говорят об образовании. Ян Рязанцев, директор "Российской венчурной компании", предлагает три компонента для рецепта по созданию "правильной, полезной экономической ситуации в России": 

1. Сильный научно-исследовательский центр, способность создавать новые и оригинальные знания и решения (ивестиции в НИОКР + образование)

2. Благоприятная среда для предпринимательства, старта нового бизнеса.

3. Внутренний рынок желателен, но не обязателен. Можно заработать и вне страны для страны.

Ксюша, спасибо огромное!

По-моему, самый интересный стол — это "Философия власти для новой экономики". Собственно, здесь люди пытаются подкрутить ручку настройки нравственного канала на старом телевизоре государственной машины. Сидеть здесь долго не могу — хочу успеть к Носику на "Интернет" и на "Университет и город".

Чадаев рассказывает о круглом столе «Философия власти»: «На нашей секции были высказаны очень интересные мысли, я их даже выписал. Вот Дмитрий Бутрин сказал так: «В сегодняшней философии государства — то есть то, что оно делает в экономике, можно назвать очень мягкой модернизацией на грани поддержания гомеостаза. То есть дайте нам много-много лет, и мы изменим так страну, что вы ее не узнаете». Вопрос состоит в том, есть ли у нас эти много-много лет? Мягкую модернизацию осуществляют так: первое — сделать чуть-чуть, но замечательно. А второй метод: если есть область, в которой мы не можем ничего сделать, давайте бросим туда гранату. В результате был выведен термин: «правительство партизан». Причем власть действует как «стыдливый» партизан — она все время пользуется эвфемизмами, размытыми терминами». Дальше Чадаев озвучивает жалобу на инертный народ и завершает выступление открытым вопросом: «А что должно делать государство? Можем ли мы очертить круг задач государства?»

"Интернет как инструмент развития регионов" был бы очень полезен не журналистам газет и журналов, что там сидят, а пресс-службам и разработчикам сайтов государственных администраций. Поскольку здесь подробнейшим образом разбирают ошибки и рассказывают о том, как должен выглядеть государственный интернет-портал.

В общем, разработчикам нужно руководствоваться здравым смыслом, понимать, что он должен быть полезным, учитывать, что в целом по России медленный интернет, и основа сайта — это человек, гражданин, а не его встроенность в бюрократическую машину.

Судя по твиттеру, то, что мне с самого начала показалось скучным и малоинтересным, для слушателей было самым любопытным. Вообще твиттер читать с таких форумов интереснее, чем то, что реально на них происходит.

Зацепила только кусочек "Университета и города". Сейчас послушаем на итоговом пленарном заседании выжимки из этого круглого стола.  

Наверное, можно сказать: «Форум удался». Посмотрим, что гости скажут.

На пленарке Маркус Аппенцеллер рассказывает о секции "Университеты и города": 

"Как прийти к созданию креативных городов? Что такое кампусы — это пространственное понятие или средство для общения? Пришли вот к какому выводу: надо при создании кампусов смотреть не на план и то, как это будет встроено в  пространство, а учитывать только амбиции и собственные цели. Поскольку кампус — это создание культурной прослойки, это процесс программирования сознания. Наша панель была мозговым штурмом, где мы определили идеи для развития будущего кампуса — это диверсификация плюс широкие возможности для развития и образования".

Старобинцева рассказала, что главный вывод, к которому пришли на их круглом столе, звучит так: "Льготы — основа для коррупции". Вопросов из зала ей никто не задал. 

Сергей Капица на форуме: "Получив свободу, мы забыли об ответственности. Я хочу напомнить вам об этом".

Форум закрывается. Встают гости и благодарят за площадку, за сильный уровень дискуссии, отмечают, что стало меньше саморекламы, меньше пустозвонства, больше дельных предложений и дискуссий по обмену опытом.

Последним выступает губернатор Пермской области Олег Чиркунов, который благодарит присутствующих и говорит: "Если у вас есть идеи, если у вас есть рецепты и желание что-то делать, делитесь этим! Добро пожаловать к нам на будущий год!"

Итак, форум официально закрыт. Зато открывается фестиваль "Текстура", который пройдет ровно десять дней.

Когда мы с Эдуардом Бояковым и Борисом Мильграмом еще только обсуждали, кого пригласить и как делать форум, я сразу себе придумал задачу: у меня есть противник. Кто этот противник? Те люди, у которых есть хоть какие-то шансы расшевелить власть. Расшевелить власть можно только одним способом — испугать, посягнуть на стабильность, то есть на власть и экономику. А так как основными проектантами жизни в России сегодня являются, кроме секретных служб, разумеется, экономисты-либералы, то именно к ним я и обращался.

Мне показалось, что для той революции, которая необходима в связи с модернизацией, важно испугать политическую элиту тем, что все скоро поползет, поскольку мы свидетели колоссальной человеческой драмы.

20 лет был подряд человек как концептуальное существо был отторгнут, отторгнут от всей системы реформ в России. Мы получали частную собственность, открытые границы, свободу слова, уменьшенную цензуру, возможность участвовать (но чаще — имитировать участие) в каких-то политических процедурах, свободу высказываться, вывозить детей за границу, все что угодно, но как общество мы остались на рубеже 90-х в лучшем случае.

Мы не можем упускать человека, отводя ему место только на полосах культуры газеты «Коммерсант». Человек не только там, где рассказывают, какие премьеры происходят в Москве, какие фильмы участвуют в Венецианском фестивале,  каковы тенденции современной архитектуры и так далее. Он должен быть на полосах экономики, полосах политики. И никто этого не понимает.

И мне показалось, что есть последняя надежда, если политики этого не понимают, то, может быть, либеральные экономисты могут подумать, что без модернизации человека ничего не будет. Об этом лучше всех, конечно, здесь говорили два человека — это Анатолий Борисович Чубайс, который задумался об этом, и Лев Любимов, заместитель научного руководителя Высшей школы экономики, который замечательно говорил.

Для меня важно было, что один из докладчиков  — Ирина Стародубцева — ко мне подошла и сказала: «Меня раздражало все, что вы говорите». Видимо, с точки зрения экономиста я ввергался в те сферы, где участие человека такое эфемерное, такое трудно регистрируемое, трудно фиксируемое, не измеряемое. Представляете, какую хворобу я им предлагаю! Они же привыкли знать, сколько людей с высшим образованием, сколько со средним, как у нас происходит финансирование вузов, где частные деньги, где не частные деньги, что делают губернаторы, чего не делают губернаторы, венчурные фонды пришли или не пришли, что с точками роста, экономией, дотациями и так далее. А вдруг я привожу к ним человека. А что с ним делать, с этим человеком? Куда его девать? Как его измерять? Куда его деть?! Лучше не думать об этом! И в этом смысле, мне было интересно, и, кажется, удалось поставить такие вопросы, сказать: «Эй, господа экономисты, у нас в стране моральная катастрофа!»

Мне удалось поставить этот вопрос здесь, в Перми, и я надеюсь, что лет через пять целому ряду людей вопрос о человеке будет очевиден, и его можно будет реально пообсуждать.

Меня не раздражало, меня бесило

Наверное, я слишком сильно концентрируюсь на том, что есть "обратные потоки", и что они гораздо интереснее, чем mainsteam, о котором вы говорили. 

Форум — это дискуссионная площадка. Это место, где люди разговаривают, обсуждают возможности, проблемы, ищут пути, обмениваются опытом. Здесь не подписывают какие-то документы или соглашения (а если об этом говорят, то это полная ерунда и пустой пиар).

Для меня самого разговор, который здесь был, очень важен. Это поиск новых смыслов, нового языка — то же самое сейчас будет происходит сейчас на фестивале «Текстура»: мы будем говорить о культуре, о нравственности, о культурных кодах, но не языком политики, а художественным. И этот язык ничуть не слабее, а возможно, даже сильнее, поскольку он свободный, вдохновенный и максимально честный.

Я хочу также предостеречь многих от той уловки, на которую легко покупаются участники образовательных площадок. Здесь много было разговоров о кампусах, о создании университетов и новых школ, о преподавательском составе, о зарплатах, инвестициях и многом-многом другом. Но почти ничего не было сказано о том, чему учить. А ведь образование — это просто инструмент для трансляции культурных кодов. Что это за коды, мы и пытались выяснить на форуме.

Эту реплику поддерживают: Василий Гатов

Ксения Чудинова Комментарий удален

Спасибо и пояснения

В целом, это была очень полезная поездка и очень полезное общение. Да, с большинством московских спикеров и экспертов видишься и в столице, и даже разговариваешь на те же темы – но как-то по-другому. Здесь, по каким-то причинам, все программируют себя на общение и, наверное, поэтому разговоры получаются очень внятными и интересными.

Пермь довольно предсказуемо понравилась: и текущим состоянием, и планами. Мастер-план Перми, толстенная красивая книга – выдающийся, уникальный для России документ. Предуралью очень идет осень, как и любому лесному/речному краю, так что это все еще и очень приятно глазу.

Но, все-таки, о Форуме.

Культурная миссия, которая развивается в городе (и, наверное, всем крае) – вполне понятное и нормальное направление развития. Меня искренне удивляют люди, которые крутят пальцем у виска Гельмана и Чиркунова, ссылаются на «лагерный край» или, как уважаемый Даниил Александрович Дондурей, берут справочник «Российская Федерация в числах» и начинают делать из него апокалиптические выводы и о стране, и о культуре, и о частностях ее регионального существования. Это нормальная прагматическая история – для получения «инвестиционной премии» (и в смысле роста объема инвестиций, и в смысле их разнообразия, и в смысле позитивной оценки будущего в финансовых моделях) регион должен отличаться от других, или, говоря на языке маркетинга, иметь осмысленный бренд, обеспечивающий  distinction от других.

Губернатор Чиркунов выбрал для Перми «культурную идею», формулу «будущей культурной столицы» -  прежде всего потому, что в гипер-централизованной России есть не так много distinctions, которые федеральная власть готова отдать из двух милых ее сердцу столиц. «Культура» в ее урбанистском, широком толковании, включающем и коммуникации, и создание типологических кодов, не консервированная - как Малый Театр или Третьяковская галерея – а продолжающая поиски идентичности, особенности поведения – она федеральному правительству, как говорили дети несколько лет назад, фиолетова.

Реплика участника

Дискусссия затихла. Но я добавлю как участник форума.

Накануне форума моя компания – ФОМ -  опубликовала данные по Пермскому краю: «Половина пермяков – 52% уверены, что в регионе внедряются инновации и передовые технологии (по России эта цифра составляет только 40%, по округу – 43%)».

Было забавно услышать на форуме другие данные – телефонного опроса в Перми, 1005 ч-к (:  «Поддерживаете ли Вы Новую культурную политику, проводимую в Перми Маратом Гельманом?»

- Да, поддерживаю - 6,2%- Не поддерживаю - 6,9%- Плохо знаю о ней - 1,3%- Ничего о ней не слышал - 84,3%- Затрудняюсь ответить - 1,3%

Критиковать сильно не буду. Скажу одно. Какой вопрос, такой ответ. Иными словами, так спрашивать людей нельзя. Нарушено куча социологических законов.

Но сам факт оппозиции пермскому кейсу наталкивает на мысль, что  если не культурная модернизация, то мощное стимулирование мозгов  в городе идет.

Спасибо за интересную реплику!