Николай Клименюк /

В Германии случился свой Химкинский лес

Николай Клименюк объясняет, почему конфликт вокруг провинциальной стройки изменил политическое лицо Германии

Фото: Photas
Фото: Photas
+T -
Поделиться:

Германский «лес преткновения» обнаружился в центре Штутгарта. Там собираются построить новый современный вокзал, который не нравится горожанам, и этот локальный градостроительный казус уже поставил на дыбы всю страну. Начало строительных работ вызвало массовые протесты, которые полиция подавила с беспрецедентной жесткостью — невиданной, пожалуй, со времен студенческой революции 1968 года. 30 сентября при разгоне протестующих от действий полиции пострадали до 400 человек. Одному демонстранту, пожилому инженеру, полицейские буквально вымыли глаза из глазниц струей водомета. После этого на демонстрации протеста, уже против произвола, вышли больше 50 тысяч человек — почти каждый десятый житель города. На лицах у многих демонстрантов был грим — кровь, вытекающая из глазниц. Зрелище жуткое. В 1968 году «революционеры» боролись против наследия национал-социализма и за настоящую демократию. В сравнении с этим вокзал выглядит сущей ерундой, но эта ерунда буквально на глазах и весьма неожиданным образом меняет баланс политических сил самой влиятельной страны континентальной Европы.

Штутгартский железнодорожный узел безнадежно устарел и даже близко не отвечает потребностям одного из богатейших городов Германии, родины Mercedes и Porsche. Всем, в общем, очевидно, что надо что-то делать. Решение проблемы было предложено еще в 1994 году: заменить старый тупиковый вокзал на подземный сквозной, все пути убрать в туннель, а на месте наземной развязки построить жилые районы. План не вызывал особого сопротивления до 2005 года, когда проект был завершен и согласован во всех инстанциях. И тут против строительства развернулась настоящая борьба в судах и на выборах.

Претензий к вокзалу масса. Из-за его огромной стоимости (4,2 миллиарда евро) властям приходится замораживать другие важные проекты. Весь центр Штутгарта на 10 лет превратится в огромную грязную стройплощадку. Проект уродует здание старого вокзала и городской парк, в котором придется вырубить десятки деревьев. Экологические риски от строительства тоннеля под всем городом вообще невозможно просчитать.

Борьба не дала никакого результата, хотя проект не устраивает всех — по данным недавних опросов, против проекта 67% жителей Штутгарта и 51% жителей земли Баден-Вюртемберг, из казны которой будет покрываться львиная доля расходов на строительство.

Имеется альтернативный проект модернизации существующего транспортного узла, но власти его даже не рассматривают: решение принято, критики могут помолчать. Противники проекта во главе с Партией зеленых настаивают на пересмотре решения в парламенте. Пока все попытки добиться хоть какого-то компромисса с треском проваливались.

Эскалация конфликта оказалась для всех полным сюрпризом. Этот сюрприз, как мне кажется, выявил главную проблему стабильной современной демократии — отсутствие обратной связи. Именно за обратную связь и ведется сейчас борьба. В 1968 году немецкая молодежь пошла на баррикады не потому, что хотела свергнуть власть, а потому, что власть ее не слышала, — они остались как бы за бортом демократии. Из тех протестов, кстати, и появилась Партия зеленых — сначала они были непарламентской оппозицией, а потом стали частью истеблишмента. Но тогда, в 1968-м, речь шла не только об обратной связи — «вне демократии» оказались и граждане, которых никто не представлял, и взгляды, которые не были отражены. Современная немецкая демократия представляет весь политический спектр, но самой политики в ней мало. Западная Европа переживает период стабильности, когда политика — это менеджмент. Вместо судьбоносных решений типа войны и мира приходится заниматься процентными ставками. В таких условиях различия в политических платформах не слишком важны, а часто вообще почти неразличимы. Вот тут-то и оказывается, что решающий фактор успеха политических сил — это обратная связь с избирателями, способность представлять не свою идеологию, а их интересы. Это и вскрыла незначительная, на первый взгляд, провинциальная драма —  вокзал, которого никто не хочет, но который все равно будет построен, потому что власть так решила. А протесты она воспринимает как покушение на самое себя.

Между тем безуспешная борьба горожан с ненавистным проектом уже перепахала политический ландшафт города, федеральной земли Баден-Вюртемберг и всей Германии. В традиционно консервативном Штутгарте на прошлогодних выборах в городской совет победителями впервые стали зеленые — они получили больше четверти всех голосов и обошли вечного лидера, христианских демократов. Земельные выборы предстоят в марте и уже обещают много неожиданностей. Согласно опросам последних дней, если бы Германия выбирала новый парламент в ближайшее воскресенье, зеленые получили бы 24% голосов. В этом случае они стали бы второй по числу мандатов партией в бундестаге и смогли бы совместно с социал-демократами образовать правящую коалицию, но уже в качестве старшего партнера. До федеральных выборов еще три года, популярность зеленых за это время, вероятно, снизится. Однако у гипотетического сценария уже есть удивительный побочный эффект. При таком раскладе сил мог бы осуществиться один из главных кошмаров немецких консерваторов. Буквально на днях один баварский политик наделал шума безвкусной шуткой в «Твиттере»: «День немецкого единства в 2030 году: федеральный президент Мухаммед Мустафа призвал мусульман уважать права немецкого меньшинства». Так вот, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, канцлером мог бы стать лидер Партии зеленых, сын турецких гастарбайтеров Джем Оздемир.

Комментировать Всего 25 комментариев

Со стороны зеленых - прекрасный предвыборный ход: собрать в парке всю маргинальную тусовку Штуттгарта и окрестностей, поддержать ее обещаниями лучшего будущего с расширенным пакетом Харц 4 и посмотреть, что из этого выйдет. Правительство начинает нервничать, полиция тоже, делает пару неосторожных ходов, зеленые переиначивают происходящее на свой лад, и получается, что уже задета святая святых - "немецкая демократия", и весь народ в едином порыве (особенно политически ангажированные студенты и охотно протестующие работники немецкой железной дороги) присоединяется к демонстрантам. А вокзал-то, действительно, все равно построят. А парой деревьев больше или меньше - центру Штуттгарта вряд ли уже чем-то можно помочь.

Эту реплику поддерживают: Ираклий Бузиашвили, Евгений Стариков

400 пострадавших и один ослепший - это "пара неосторожных ходов"? Инженер на пенсии Вагнер, которому струей водомета выбили глаза - он студент или работник железной дороги? Вы очень сильно все упрощаете. Популярность зеленых растет, потому что они единственные, кто ведет себя в этой истории более-менее адекватно.

А насчет того, что вокзал все равно построят, я сомневаюсь. То есть, мне это совершенно не кажется очевидным. Вот только что прошла новая демонстрация - по подсчетам организаторов, на нее пришли 150 тысяч человек, по данным полиции - 63 тысячи. Правда, вероятно, где-то посередине. Вы считате, что каждый, скажем, пятый житель Штутграта - маргинал?

У меня плохо с математикой, про тысячи ничего не знаю. Приехав в Штуттгарт 30го числа около 7ми часов вечера я случайно вышла из вокзала не к Кайзерштрасе, а к Шлоспарку и под плакатом «Если они уже применяют слезоточивый газ против детей, то что против нас?» увидела толпу демонстрантов. Вид у них был не самый привлекательный, периодически отпочковывающиеся индивиды просили прохожих материальной поддержки сторонникам правого дела, ибо трубы горят. Я поговорила с парой пришедших поглазеть старшеклассниц, они сказали, что ничего плохого в идее нового вокзала не видят, парка им не жалко, а просто сейчас будут валить первое дерево и интересно, чем дело кончится. Из динамика засаленного хиппи орет непонятная музыка, и он громогласно приглашает прохожих немедленно привести всех своих друзей. Вокруг него образуется несколько нестройно стоящих на ногах сочувствующих и активно кивающих граждан.

Трамвая пришлось подождать – движение от вокзала было перекрыто. В подошедшем  трамвае две дамы с листовками в руках и глазами свидетельниц Иеговы обрабатывали пенсионеров, что в стране царит полицейский режим, что стражей правопорядка не останавливают даже дети, и что надо прийти завтра обязательно. Пенсионеры со всем соглашались, один понял, что от него ждут пожертвований, довольно протягивал даме 50 центов.

В пятницу в метро случайно разговорилась с женщиной, которая живет за городом и из-за демонстраций и забастовок добирается до работы вместо обычных 30 минут за полтора-два часа. Очень надеется, что вокзал наконец-то построят, винит, правда, во всех грехах иммигрантов. Другая дама никого ни в чем не винила, но хотела бы тоже пораньше приезжать домой. Поздно вечером пришлось заехать на вокзал, от него трамваи уже просто не ходили, взяла такси.

В субботу официальной демонстрации не было, и я решила прогуляться по парку. Зайти на мост стоило определенных усилий – под двумя мостами на травке вповалку спала пара десятков бомжей, мосты невысокие, амбре соответствующее. Территория будущего вокзала напоминает грязное месиво между каштанами, дальше идет аккуратный газон. Вероятно, по газону демонстранты не ходили. Представить, что на этом пяточке земли могли набиться многие тысячи демонстрантов, мне сложно. Ну, там пара домиков в кронах деревьев была, конечно. Как мне показалось, сильно на дорогу движение не выходило, только у левого флигеля вокзала.  

В поезде на Франкфурт в моем купе представительница образовательной организации Штубе от протестантской общины восхищалась одной 90летней бабушкой, которая плохо понимала, что происходит, но все равно активно махала флажком. Женщину поддержали возвращающиеся с демонстрации работники железной дороги, хающие монструозный концерн, на который они работают.

Особенно меня смущает учительница, пришедшая на демонстрацию с классом. Собственно, эти дети, как мне рассказывали, и пострадали от слезоточивого газа. Об этой истории я в прессе не читала, знаю только по слухам.

Вероятно, не стоило делать поспешных обобщений, но я была в Штутгарте, и это мое впечатление от происходящего. По крайней мере от того, как все начиналось.

Эту реплику поддерживают: Евгений Стариков, Млада Стоянович

Ваш метод аргументации хорошо известен. Им охотно пользуется, например, премьер-министр РФ Владимир Путин: главное, чтобы демонстранты не мешали тем, кто едет на дачу. Любая демонстрация по любому поводу мешает движению - хоть за, хоть  против. В любой толпе из, скажем, 50 тысяч человек всегда найдется изрядное количество психов и фриков. Что это доказывает? Мне кажется, вы путаете причину со следствием. Демонстрация случается тогда, когда другие демократические механизмы больше не работают. Причина демонстрации в том, что власть игнорирует общественное мнение. Каким образом общество еще может заявить о себе?

Кстати, совершенно неважно, почему дети оказались на демонстрации. Демонстрация - нормальная форма гражданской активности в демократическом обществе. С классом на нее можно сходить, чтобы потом ее обсудить - это довольно обычное дело. В немецкой школе вообще учат детей занимать активную гражданскую позицию. Никто не заставляет подростков нести транспаранты и скандировать лозунги. И уж тем более не существет никакой причины, чтобы применять против школьников слезоточивый газ.

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина, Irina Singh, Млада Стоянович

Почему же это общество не заявляло о себе раньше? С 2005го года прошло, кажется, 5 лет. И даже земельные выборы одни уже прошли. Почему надо было ждать начала работ, когда в проект уже вложено около полутора миллиардов, которые, в случае остановки проекта, вероятно, лягут на хрупкие плечи земли и города, причем сколько средств уйдет на проектирование нового альтернативного проекта (К21?), который, возможно, окажется не таким уж и дешевым, как представляется протестующим? Пришли бы раньше,  когда проект был одобрен - забросали ландтаг помидорами. А то понедельничных демонстраций прошло 44, т.е. начались они меньше года назад. Посмотрим, если проект действительно заморозят до выборов, как этого хотят Leben in Stuttgart, что случится на политической арене Баден-Вюртемберга до марта, и во что это непосредственное народное волеизъявление выльется.

Во-первых, между 2005 и сегодня случился кризис, денег стало меньше. Во-вторых, в Штутгарте в прошлом году прошли выборы, и выбрали там зеленых. В-третьих, в марте будут земельные выборы, и велики шансы, что ХДС пролетит на них как фанера над, хм, Боденским озером. В-четвертых, уже давно, еще до начала мощных демонстраций, горожане собрали больше 60 тысяч подписей против вокзала. И речь идет, надо сказать, о том, чтобы планы строительства еще раз были рассмотрены в парламенте. Обстановка изменилась, а власти на нее никак не реагируют. Плюс вскрылась масса мелких нарушений - например, власти просто игнорировали результаты природоохранной экспертизы и законодательство о защите редких видов. С одной стороны, конечно, это выглядит смехотворно - останавливать строительство из-за редкого вида жучка, который живет в парке. А с другой - закон запрещает рубить деревья там, где этот жучек живет. А когда власти не уважают закон - это что? Они ведь не потрудились доказать, что жучок - ерунда, а просто выбросили документы в помойку. Была и масса других таких мелочей - все это людей бесит, причем, на мой взгляд, совершенно справедливо. Хочет ХДС совершить политическое самоубийство - слава Богу.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Знаете, борьба она в белых фраках проходит только перед телекамерами, в предвыборных дебатах. А отстаивают интересы, иногда и Ваши, люди не совсем гламурновыглядящие.

Из Вашего рассказа вывод один, все ваши собеседники хотели домой побыстее. Это тоже важно, когда устал после работы, спешишь к больному или к семье.

Вы по молодости судите 90-летнюю старуху, которая активно машет флажком.  В 90 лет ей не все равно, как Вы будете жить после нее! Уважение вызывают такие люди.  Вы позже это поймете. И это будет совсем скоро. Время летит.

Ирина, я и задаюсь вопросом, мои ли интересы отстаивают эти люди? Я глубоко уважаю людей социально и политически ангажированных, вне зависимости от их возраста, до тех пор, пока они отдают себе отчет в своих действиях, и эти действия не противоречат здравому смыслу. И я очень не люблю, когда людьми начинают манипулировать.

Что меня изначально крайне не понравилось - проект на стадии одобрения не вызвал протестов и возмущения. И только со временем началось какое-то недовольство, причем непонятно чем: то ли резко стало жалко денег, то ли деревьев, то ли вокзал, то ли жучков-паучков, то ли город, под которым в туннелях будут проноситься скоростные поезда в Париж, то ли все вместе. Понятно, что со временем люди получали все больше информации, что проект претерпел определенные метаморфозы. Но то, что деревья будут вырубать, а вокзал частично сносить, ясно было, кажется, с самого начала. А именно за деревья схватилась организация LebeninStuttgart, потому как зеленая. Ну и параллельно она агитировала за отмену проекта из соображений финансовых. (Потому как, если не угрохать такую кучу денег на строительство, ее можно взять и поделить между сильно страждущими, теми, например, кто без ущерба для работы мог выходить на демонстрации по понедельникам.) А поскольку организация, вроде бы, по статусу зеленая, представляет интересы политической партии, действия эти мне не кажутся этически оправданными.

То, что правительство не смогло вступить в диалог с народом, конечно, просто безобразно. Но нужно ли было доводить конфликт до такого состояния? Можно ли было его избежать? Да, события в Штутгарте показали нынешнее правительство не с лучшей стороны, и подорвали его авторитет не только не земельном уровне. И его несостоятельность, возможно, стала очевидна только благодаря Штутгарту 21 (хотя, на самом деле, нет). Но как должно вести себя правительство в такой ситуации?

Мне вспоминается террористическое движение в 70х в западной Германии. Был ли Шмидт плохим политиком, или ситуация была настолько нетривиальной, что любой бы на его месте попал впросак? И значит ли это, что РАФ хорошие, потому что выявили бреши у службы безопасности страны? Конечно, не самое удачное сравнение, но речь в обоих случаях идет о конфронтации власти с событиями, механизмы взаимодействия с которыми изначально не выработаны.

Вот Вы как считаете, в данном случае демонстранты - борцы за свободу или инструмент политической борьбы?

Это мы играем во что-то, или кто-то играет в нас?

Вопрос очень емкий.

Кто-то борец, а кто-то за свободу.

Ответ на "сегодня молчали , а назавтра схватились" лежит в ленности человеческой. Все думают что , не меня и ладно. Не высунусь и пронесет.

-Чтоб тебя так пронесло! -подумал Мюллер, метнувшись к туалету.

Другая сторона вопроса.

Вот у вас например есть мечта купить машину. Вы планируете сделать это завтра и оставили предоплату. Но вечером вам сообщают, что вас сократили, Вы приходите домой , плачете и зайдя в ванную находите утренний тест на беременность...О! Он положительный! Вы звоните любимому, а он сообщает , что решил расстаться.

Ваши действия? Неужели вы купите машину? Или все таки пойдете и заберете залог, отказавшись от покупки.

С проектом тоже самое. УГермании масса проблем родилась совсем недавно. И граждане ищут, как наладить нормальную жизнь. Что в этом плохого? В споре рождается истина, а при молчании - копится недовольство. нам выбирать.

  В евроновостях совершенно дикие кадры показывали, просто избиение людей, и все в голову и все кулаком, совсем как у нас на маршах несогласных. Мне кажется, что такая форма подавления протеста людей ставит под сомнение наличие демократии в Германии. Ведь проект это деньги, и деньги, прежде всего. Значит и в Германии, когда дело касается денег, на мнение людей можно наплевать, Сейчас в Жуковском идет борьба против вырубки ЦАГовского леса, там тоже демонстрации, и там уже избили одного журналиста. В вашем комментарии все-таки сквозит абсолютная отстраненность  от того, что произошло  с  людьми протестующими, как в сводках о погибших во время землетрясения, хотя, на мой взгляд, одна фотография несчастного искалеченного пенсионера уже заставит думать о том, что правы - ли те, кто применяет силу против безоружных людей, не желая их слышать. 

Оно-то так, Николай ... Демонстрация прошла, очень мощная. Но в Штуттгарте. И "ноль по массе" в Карлсруэ, где тишь, да гладь, да Божья Благодать ... А ведь у нас здесь тоже Баден-Вюрттемберг ... Или это в Бадене все такие маргиналы ?

почему же вы их в маргиналы?

Николай, спасибо большое за подробный анализ !

Однако, как многолетний житель Баден-Вюрттемберга, хотел бы заметить, что резонанс у этой истории всё же не такой уж мощный.

Во-первых, начнём с того, что "Баден" и "Вюрттемберг" - это, как говорят в Одессе, "две большие разницы", поскольку баденцы и швабы, населяющие Вюрттемберг, это практически два разных народа (первые - это своего рода "немецкие французы", с высокоразвитой традицией виноделия, уличными кафе, гурмэ-ресторанами и проч. Вторые же считают, что если на свете вообще имеется немецкая раса, то это швабы и только швабы. Ясно, что при таких условиях швабы и баденцы друг дружку очень не любят. В настоящее время эта хроническая нелюбовь выражается в молодёжных драках "стенка на стенку" после спортивных состязаний, где участвуют команды баденцев и швабов).

Так что в Карлсруэ, который является традиционной (и исторической) столицей Бадена, шум вокруг штуттгартского вокзала воспринимается по принципу "где имение, а где вода". Здесь есть свой "условный раздражитель" - трамвайная линия, которую власти уже давно задумали заткнуть под землю, то есть, сделать нечто типа метрополитена. Несмотря на мощные протесты "бюргер-инициативы" - то есть "народного ополчения против произвола бюрократии" (традиционный германский способ общения народа со своими "слугами") - строительство начато, и продвигается оно весьма успешно. Ну да, был у нас тут по этому поводу некий шум (имелся в виду исключительно наш трамвай, о вокзале же в Штуттгарте у нас вообще никто не печётся !), руководящей и направляющей силой которого были в основном "зелёные" ... Местного лидера "зелёных" я знаю совершенно случайно лично - наши дочери учатся в одной гимназии ... Мужик этот - полная оторва, он тут всем отлично известен ... У его партии в Бадене - уж точно никаких шансов нет, ни при каком раскладе ...

Во-вторых, Баден-Вюрттемберг, наряду с Баварией, является самой благополучной частью Германии, как в политическом, экономическом, так и в социальном отношении. Хотя недавние события в Штуттгарте резко потрясли Германию в целом и нашли отклик в мировой печати, в общем положении земли Баден-Вюрттемберг по отношению к Германии в целом мало что изменилось. Чтобы как-то изменить статус-кво, потребуется как минимум дюжина такого рода эксцессов, причём происходить они должны одновременно или сразу друг за другом ...

Евгений, конечно, положение Баден-Вюртемберга по отношению ко всей Германии не изменилось. Зато изменилось положение зеленых. Согласно опросу, проведеному на прошлой неделе, зеленых в Баден-Вюртемберге поддерживают 32% избирателей. Это очень высокие цифры - почти столько же, сколько у ХДС, и намного больше, чем у социал-демократов. Это все, что угодно, только не "ни при каком раскладе". Вполне возможно, что следующий глава земли будет от зеленых.

Согласно этому же опросу 43% избирателей в вашей земле против вокзала, 46% за вокзал, и больше половины за то, чтобы решение принималось на референдуме (отсюда).

Спасибо за отклик, Николай !

Всё верно, опросы СЕЙЧАС показывают резкий бум в популярности "Союза-90-Зеленых". Однако, как Вы правильно отметили, собственно выборы в БВ пройдут в марте будущего года. А полгода - это достаточный срок для смены политических коньюнктур в Германии (вот уже одиннадцатый год имею право избирать - и пользуюсь им регулярно, внимательно слежу за кандидатами, как местными, так и на "бундесовском" уровне).

У зелёных за всю историю объединённой Германии было уже несколько резких взлётов их популярности (хотя, соглашусь с Вами, нынешний взлёт, похоже, наиболее резкий из всех), однако, "звёздный час" их наступил лишь во время правления Шрёдера, после чего очень долгое время в них не плевался только ленивый ... Ну, да, они, по всей видимости, смогли использовать волну народного возмущения (хотя, извините за повтор, волна эта распределилась по Германии весьма и весьма странным на первый взгляд, но отнюдь не неожиданным, способом). Однако, сумеют ли они удержаться ? Зависит это не только от их политического мастерства, но и от наличия подобных "волн". По моим оценкам, для ожидаемого Вами политического результата за полгода до собственно местных выборов таких "волн", как штуттгартская, должно быть, ну, как минимум, три-четыре - если не все шесть.

Это уж должен быть, выражаясь картёжными терминами, такой "нехилый прун", который в зажиточной (даже несмотря на экономический суперкризис прошлого года) земле типа БВ довольно-таки маловероятен. Это было бы, может быть, ещё хоть как-нибудь возможно, если бы нынешнее местное правительство БВ под управлением Эттингера лепило ошибку за ошибкой: но они-то, похоже, и сами уже поняли, что явственно переборщили ... К тому же я как-то сильно сомневаюсь и в политических талантах нынешних руководителей "Союза-90-Зеленых" ... Вот им бы сейчас да Ёшку Фишера: уж этот-то ферт точно добился бы определённых дивидендов в сложившейся ситуации ... Но, как говорится, дорога ложка к обеду !...

Вот поэтому, Николай, я бы пока не торопился с прогнозами.

Евгений, я и не делаю прогнозов. Я описываю нынешнюю ситуацию. Она такова, что зеленые впервые стали одной из ведущих политических сил и - в теории - могли бы даже "поставить" канцлера. Этого, скорее всего, не произойдет, но они в любом случае увеличили свой политический вес и стали гораздо большим мейнстримом, чем были раньше. И этот эффект безусловно удержится.

Во время и после канцлерства Шредера в зеленых плевали в основном за недостаток левизны. С точки зрения левизны это, конечно, плохо, а вот с точки зрения расширения избирательной базы, наоборот, очень хорошо. Очень здорово, что вы называете партию ее полным именем: Союз-90 - Зеленые. Для тех, кто не очень в курсе немецкой политики, я поясню, что Союз-90 было правозащитное движение из ГДР. В нынешней ситуации правозащитные корни этой партии гораздо заметнее (и важнее), чем экологические.

Да, Николай, "дай-то Бог нашому теляти тай вовка зйисты" - то есть, от всей-всей души желаю "Союзу-90-Зелёным" извлечь максимум политических выгод из сложившейся ситуации. Безо всякого сомнения - лучше они, чем какие-нибудь отпетые радикалы. Или коммуняки из "Ди-Линке" ...

Честно признаться, я не являлся и не являюсь избирателем "Союза-90-Зелёных", хотя давно, будучи ещё советским студентом, я из всех немецких политиков больше всего ценил убиенных при весьма странных обстоятельствах Герта Бастиана и Пэтру Кэлли (даю ссылки для тех, кто не знаком с вопросом) ... В результате вполне закономерного слияния западных "зелёных" с бывшими ГДР-овскими диссидентами, свидетелем чего я уже явился, получилось нечто очень и очень странное, на мой взгляд. Цели ГДРовских диссидентов были вроде как выполнены, так что они начали искать себе что-то новенькое, а "старая зелёная гвардия" их не очень-то и понимала и принимала, по большому счёту. И в результате вышел эдакий диссонанс - как на мой вкус - не понятный ни жителям бывших ГДР-овских земель (объединение Германии совершалось с помощью "огульной кавалерийской атаки", совершенно без учёта интересов бывшего населения ГДР, и бывшие диссиденты не сумели по-настоящему возвысить голос в защиту своих братьев), ни бывшим ФРГ-вцам (зелёные были-то ведь там и "до того" не шибко сильно популярны) ...

Мне очень не нравятся и ХДС/ХСС-овцы, т. к. они за всё время после объединения Германии резко (и очень глупо) поправели ...

В отличие от большинства из моего диаспорного окружения я стабильно голосую за социал-демократов (несмотря на то, что я сижу в БВ), всё-таки на сегодняшний день - это единственная по-настоящему традиционная партия в этой стране ... Хотя, конечно, после ухода Шрёдера им сейчас явно не хватает "движителя" - равно, как и зелёным после ухода Ёшки Фишера ...

Евгений. Очень интересно. То что возглавляет партию зеленых турецкий гражданин, как-то влияет на отношение немцев к ним? Эта партия - зеленые , как зеленые или по цвету мусульманского флага? В партии все таки больше этнических представителей земель или это новоиспеченные граждане?

Меня интеесует именно взгляд очевидца, а не общие СМИ-статистик

Ирина, эта партия - самые что ни на есть зелёные, вот что они сами о себе рассказывают на своём сайте:

http://www.gruene.de/

На мой вгляд, это типичная левая партия с самыми разнообразными оттенками: от защитников окружающей среды до оголтелых леваков.

К мусульманству они не имеют ровным счётом никакого отношения.

Точной статистикой по поводу членов их партии я, увы, не обладаю. Могу лишь сообщить, что поддерживает эту партию скорее молодёжь, чем люди пожилого возраста (а среди пожилых эта партия может лишь рассчитывать на поддержку т. н. "шестидесятников", бывших бунтарей-студентов). Отношение к этой партии в Бадене довольно плёвое (оно как было таким, так и осталось даже сейчас), а в то же время в Берлине они намного популярнее (вот мой папа, например, проживает в Берлине и последнее время к ним очень склонен - он-то, по сути, тоже "шестидесятник", но по другую сторону "железного занавеса", так что в принципе ничего удивительного я здесь не усматриваю) ...

Джем Оздемир - не турецкий гражданин. Он родился как раз в Швабии, и в 18 лет принял гражданство Германии. Среди лидеров зеленых он единственный мусульманин и единственный прямой потомок иммигрантов. По традиции у партии зеленых два сопредседателя. Второй сопредседатель  партии - Клаудиа Рот. Она, кстати, тоже родом из Швабии. Это я специально акцентирую, потому что Евгений почему-то считает, что зеленые и Баден-Вюртемберг - это явления почти несовместимые. Нынешняя партия зеленых сформировалась в результате слияния западногерманских зеленых (у них была прежде всего экологическая и антимилитаристская повестка) и правозащитного движения Союз-90 из бывшей ГДР. Левыми зеленых называть не совсем корректно. В сфере экономики и гражданских свобод они намного ближе либералам. У них, я бы так сказал, очень избирательный подход к госрегулированию.

В партии есть два крыла: так называемые "реальные политики" (самый знаменитый из них - бывший министр иностранных дел Йошка Фишер, который долгое время по результатом многочисленных опросов был самым популярным политиком Германии) и так называемые "фундаменталисты". В Баден-Вюртемберге, что бы ни говорил Евгений, популярность зеленых именно сейчас очень высока - по опросам за них треть избирателей, больше, чем за социал-демократов. Если эта популярность сохранится до марта, в Баден-Вюртемберге будет первый в Германии глава земли от партии зеленых.  Кстати, предполагается, что если консерваторы проиграют эти земельные выборы, то канцлер Меркель, возможно, уйдет в отставку - это обсуждалось на днях за кулисами партийного съезда ХДС.

И еще небольшая деталь: Оздемир - весьма яростный критик Путина, поминает его недобрым словом при каждом удобном случае. Например, по поводу разгрома демонстрации в Штутгарте он сказал: местный министр внутренних дел, очевидно, перепутал Германию с путинской Россией.

Блестяще! Спасибо за исчерпывающий ответ.

лиха беда - начало..

Николай, спасибо за подробный рассказ об общественно-политических аспектах штутгартского бардака - я этой темой интересуюсь, в первую очередь, как хоббист транспорта и железных дорог (недавно была интересная статья в журнале Economist об этом проекте). Но у меня профессиональный вопрос по следам демонстраций и беспорядков: земельная администрация специально напустила полицию на демонстрантов, или происшедший бардак является результатом непрофессиональных действий стражей порядка, не сумевших осуществивть элементарный crowd control без жертв и разрушений?

Сергей, очевидно второе. Сейчас идут разбирательства. Хотя на "контроль" демонстрации была заранее брошена тяжелая техника. Водометы там уже стояли

Василий Сонькин Комментарий удален