Как оценить коррупцию

Международная организация Transparency International составила новый рейтинг уровня коррупции. Великобритания заняла 20-е место, США 22-е, а Россия 154-е. Генеральный директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова отвечает на наши вопросы о том, как считают коррумпированность и как с ней бороться

+T -
Поделиться:

Transparency International с 1995 года составляет ежегодный рейтинг коррумпированности. В этом году в него включили 178 стран. Первое место в рейтинге 2010 года делят Дания, Новая Зеландия и Сингапур, а самой коррумпированной страной мира признали Сомали.

Ситуацию с коррупцией характеризует не только занимаемое страной место в рейтинге, но и Индекс восприятия коррупции (ИВК). Его составляют по данным опросов экспертов и представителей деловых кругов, и на его основе ранжируют страны. Максимальное значение индекса — 10 баллов. Чем ближе индекс страны к максимальному значению в 10 баллов, тем ниже в ней уровень коррупции. У лидеров рейтинга ИВК равен 9,3. Среди наименее коррумпированных стран серьезно ухудшилось положение Великобритании. За последние четыре года ее индекс упал с 8,6 до 7,6 балла, страна опустилась с 11-го на 20-е место. Британская пресса связывает это со скандалами по поводу финансовых злоупотреблений членов парламента  и сомнительными сделками по продаже оружия.

США за те же четыре года потеряли всего 0,2 балла (7,3 вместо 7,1) и опустились с 20-го на 22-е место. Россия за это же время рухнула с 121-го на 154-е, но индекс снизился всего на 0,4 и составил 2,1 балла. Те же 2,1 коррупционных балла присвоены в этом году Таджикистану, Кении, Лаосу, Гвинее, Конго, Камбодже, Коморским островам и Папуа — Новой Гвинее.

Елена Панфилова

   Та коррупция, которая есть в России — большая и системная — быстро не искореняется. Задача «искоренить вмиг» в принципе не стоит и не ставится. Реально можно вести речь только о минимизации коррупционных практик, о сведении их до какого-то более ли менее общественно приемлемого уровня. И в режиме сильного, но постепенного давления борьба с коррупцией и должна происходить. У нас просто нет ни возможностей, ни ресурсов всю ее в одночасье выкосить.

Ситуация в нашем обществе по отношению к коррупции неоднозначна. На самом деле, большинство людей не хочет никакой борьбы с коррупцией, а хочет борьбы с конкретными коррупционерами. То есть людям хотелось бы, чтобы вот этот и вот тот очевидно коррумпированный бюрократ, депутат, милиционер и т.д. получил по заслугам (и желательно с конфискацией и публичной поркой), но чтобы при этом у каждого из нас осталась возможность при случае какую-то важную проблему или задачу решить «неформально» и быстро — то есть с помощью взятки либо звонка кому-то и так далее.   

Комментировать Всего 125 комментариев

Екатерина Руднер Комментарий удален

Ксения Чудинова Комментарий удален

Тата Зарубина Комментарий удален

Николай Клименюк Комментарий удален

Анна Качуровская Комментарий удален

Николай Клименюк Комментарий удален

Ксения Чудинова Комментарий удален

Илья Колмановский Комментарий удален

Анна Качуровская Комментарий удален

Та коррупция, которая есть в России — большая и системная — быстро не искореняется. Задача «искоренить вмиг» в принципе не стоит и не ставится. Реально можно вести речь только о минимизации коррупционных практик, о сведении их до какого-то более ли менее общественно приемлемого уровня. И в режиме сильного, но постепенного давления борьба с коррупцией и должна происходить. У нас просто нет ни возможностей, ни ресурсов всю ее в одночасье выкосить.

Ситуация в нашем обществе по отношению к коррупции неоднозначна. На самом деле, большинство людей не хочет никакой борьбы с коррупцией, а хочет борьбы с конкретными коррупционерами. То есть людям хотелось бы, чтобы вот этот и вот тот очевидно коррумпированный бюрократ, депутат, милиционер и т.д. получил по заслугам (и желательно с конфискацией и публичной поркой), но чтобы при этом у каждого из нас осталась возможность при случае какую-то важную проблему или задачу решить «неформально» и быстро — то есть с помощью взятки либо звонка кому-то и так далее.

Для кого имеет значение рейтинг «Трансперенси»? Влияет ли он, например, на инвестиционную привлекательность стран?

Я думаю, ИВК имеет значение для тех, кто хочет понять, как жить и как вести бизнес в той или иной стране. Думаю, некоторые инвесторы обращают на него внимание — для кого-то это предостережение, а для кого-то — сигнал о «возможностях».

Насколько я понимаю, коррупция в этом рейтинге не делится на «бытовую» (гаишники, поликлиники, паспортные столы) и «высшую» (лобби, крупные откаты). Есть ли данные, где какая из них лучше развита? Допустимо ли вообще такое деление, и если да, то какой из видов коррупции опаснее?

Да, в нашем исследовании коррупция рассматривается в целом, это индекс восприятия всей коррупции как социального явления, без разделения на большую и маленькую. На мой взгляд, обе коррупции — и бытовая, и та, что называется «grand corruption» — у нас, увы, одинаково развиты и одинаково опасны. Они подпитывают друг друга и создают своего рода коррупционную вертикаль, основанную на принципе «как ты, так и я». Бытовая коррупция опасна тем, что она, в первую очередь, бьет по самым незащищенным и наименее образованным слоям населения — люди, которые не очень знают свои права и обязанности власти, чтобы получить что-то от этой власти (соцзащиту, лекарства и т.д.), платят последнее. Бытовая коррупция параллельно создает в обществе ту самую атмосферу правового нигилизма, которую у нас принято считать виной всему. Большая же коррупция сжирает ресурсы для развития, перекашивает базовые экономические и социальные институты и, в конечном итоге, становится угрозой национальной безопасности.

Эту реплику поддерживают: Юлий Либ, Вячеслав Орешков

Юлий Либ Комментарий удален

Юлий, на мой взгляд тут не с чем бороться - это же всё базируется на нормальных, понятных и по сути дела вполне приемлемых желаниях людей делать свои дела с проверенными, надёжными партнёрами. Не бороться с этим надо, а крепенько подумать, как извлечь из всего этого государственную выгоду ... Если кого-то вообще хоть как-нибудь занимает государстство с его интересами ...

Юлий Либ Комментарий удален

Проблема в нашей ситуации в том, что эти партнеры - не всегда надежные. Всё чаще и чаще происходят истории, когда до поры до времени "надёжный" партнер со стороны государства просто сжирает бизнес через рейдерский захват, а потом делает невинное лицо, что он тут совершенно ни при чём, что это совершенно обычная бизнес ситуация. Госудраственной выгоды из коррупции, как мне кажется, извлечь невозможно. Коррупционер по определнию думает в первую очередь о выгоде собственного кармана и лишь в последнюю - о выгоде государства. Вернее, он может конечно сделать что-то и общественно полезное, если это полезно так же и для укрепления его собственных позиций, для карьерного роста, для показателей, которые от него требуют, но врдя ли это можно рассматривать как деятельность в интересах общества на системной основе. 

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Конечно же, Елена, я с Вами и с Юлием полностью согласен ! В России, да и вообще на постсоветском пространстве, всё зашло уже настолько далеко и глубоко, что очень трудно выискать какую-либо возможность совладать с тем повальным безобразием о котором Вы оба говорите.

Да, очень трудно. Но, сдаётся мне, это вовсе не значит, что совершенно невозможно ... В своём комментарии я хотел лишь подчеркнуть основу, на которой заводится плесень (по-немецки коррупция именно так и называется: Schimmel или Filz). Основа-то ведь сама по себе ЗДОРОВАЯ ! Вот именно это я и хотел подчеркнуть. 

Плесень заводится в очень и очень определённых условиях - как у нас дома, так в государственном масштабе - на мой взгляд, действительно здесь есть очень чёткая параллель между этими двумя процессами гниения ...

Всё дело в нежелании/неспособности государственных структур всерьёз просанировать вверенное им "помещение": наш Общий Дом ...

Юлий, Я С Вами тоже совершенно согласна. Сращивание бизнеса и властными структурами, то, что по классике называется ‘statecapture’, а в наших условиях всё больше превращается в ‘businesscapture’ – самая сложная для «вытравливания» форма коррупции. И не только у нас, а во всем сире тоже. Многие страны успешно справились с бытовой, низовой коррупцией, с большинством форм административной коррупции, но и в них время от времени всплывают истории, весьма похожие на такое вот мафиозное сращивание. Что с этим делать? На мой взгляд,  главное тут сделать так, чтоб любые властные органы были максимально удалены от бизнеса, жёстко контролировать это через полный запрет «конфликта интересов», в случае выявления такого конфликта выносит жёсткие санкции. Кто это будет делать? В теории инициаторами таких реформ должны быть лучшие из тех, кто наверху и из тех, кто внизу, в том же бизнесе. Но поскольку подобных инициаторов у нас пока не очень видно, жизнь в системе сращивания нам предстоит ещё долгая. Но это не повод не пытаться хотя бы чуть-чуть её раскачивать.   

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Юлий Либ Комментарий удален

Про сращиваение в развитый странах: приведу пример Берлускон, напрмер. И я тоже оптимст, и по отчасти тем же причинам. 

Юлий Либ Комментарий удален

В нынешнем рейтинге мы наблюдаем не только вечное «Россия на одном из самых последних мест», но и, например, стремительное падение Англии в этом рейтинге на 9 позиций за 4 года (с 11-го места на 20-е). О чем это говорит, как вы думаете?

Я думаю, это связано с тем, что в последнее время в Великобритании случилось несколько весьма шумных коррупционных скандалов (с членами парламента, некоторыми чиновниками, скандал с BAE и др.), на которые общество адекватно среагировало — наш индекс ведь отражает именно «восприятие» коррупции. На фоне этих самых коррупционных дел как раз и возникло ощущение большей, чем раньше, коррумпированности тех или иных сфер жизни в Великобритании.

Во-первых, позиции 11 и 20, если отвлечься от технических деталей, это практически одно и то же. Как говорят терапевты, «колебания веса в пределах одного стула». Во-вторых, надо понимать, что в отличие от академического мира, где последние пару тысяч лет есть определенные правила проведения исследований и изложения выводов, организации типа Transparency International сами устанавливают себе правила, сами их выполняют и сами же себя контролируют. Поэтому не стоит принимать их выводы близко к сердцу. В качестве лирического отступления мне вспоминается, как Transparency International 11 лет назад искали гендиректора. Основным требованием были не академические заслуги или опыт консалтинговых исследований, а связи в международных организациях и умение получать гранты и благотворительные взносы. Такой цинизм поразил даже видавших виды выпускников бизнес-школ.

Даже не знаю, что сказать. Если коротко, то: а) методику нашу обсуждает и контролирует куча народа, в том числе и академического, из самых разных университетов. Поскольку тема такая чувствительная, а ИВК мы рассчитываем уже почти 20 лет, то вся критика, какая может только быть, уже случилась. И еще случится. Мы к ней прислушиваемся и стараемся совершенствовать ее применение; б) действительно, колебания внутри ИВК происходят, и это, собственно, дело самой страны, как к этому относится: как к нечаянной безделице или как к серьезному сигналу о проблемах. Каждая страна сама решает; в) было бы странно, если бы секретариат общественного международного движения искал человека именно с академическим опытом на должность руководителя и координатора повседневных операций. Исполнительный директор ТИ отнюдь не руководит исследовательской деятельностью, да и консалтинговых услуг ТИ не оказывает.

Если не знаете, то не говорите. 

а) ваша организация - вне академического мира, поэтому слова про контроль и обсуждение - это общие слова, не более того, ибо нет институциализированного механизма контроля вашей методики (если ошибаюсь, пожалуйста,  дайте ссылку)

б) безусловно, это дело правительства страны - прислушиваться к мнению Transparency Int'l, собранию старейшин или местным активистам GreenPeace - авторитет и легитимность примерно одинаковые.

в) академический или консалтинговый опыт в проведении исследований не помешал бы, даже исполнительному директору (поинтересуйтесь, кто этой работой занимается в консалтинге или университетах - вовсе не "высасыватели грантов", а профессионалы)

Трансперенси - некоммерческая организация. То есть, живет на гранты и пожертвования. Привлекать спонсорские деньги - жизненно важная работа для НКО, и для нее нужны профессионалы. В чем здесь цинизм? Грантодатели, особенно частные, не идиоты, и деньги свои тратят, если понимают, что это приносит пользу. Вот, кстати, список доноров ТИ. Покажите пальцем - кто из них лох, которого развели?

Очень странно, что в качестве положительного примера вы приводите академическую науку. Для серьезных ученых написание грантовых заявок - самая неприятная, мучительная и ненавидимая часть профессии. Тысячу раз об этом говорилось, в том числе и на Снобе. Вот здесь, например, про это говорит нобелевский лауреат этого года по физике Костя Новоселов.

Говоря вашими словами: поинтересуйтесь, как относятся в академической среде к мастерам выбивания грантов. Это отдельное умение, никак не связанное с качеством науки. Очень хорошо, что когда структура организации позволяет отделить иследовательскую работу от добывания денег на нее.

Цинизм в том, что умение выбивать гранты и пожертвования ставилось на первое место при поиске первого лица.  Не "зама по грантам", а руководителя организации, претендующей на проведение корректных исследований, пусть и по ограниченному кругу вопросов.  Возможно, это связано с тем, что для  Transparency International  не существует системы институализированной независимой оценки построения индекса. Такой как система peer review в академической среде, например. 

Неужели на Transparency нет никакой управы (в смысле независимой оценки качества работы)?  Оказывается, есть, и мы сейчас над этим работаем.  Часть финансирования этой организации идёт за наш счёт, за счёт налогоплательщиков. Как напрямую (через бюджет Foreign Office), так и опосредованно (через бюджеты международных организаций, получающих фондирование от британского правительства).  Сейчас, когда каждый бюджетный пенни на счету, давайте-ка попросим получателей принести независымые ревью методологии построения индекса от уважаемых академиков.  Вот тогда мы все будем спокойны, что наши деньги не потрачены на содержание функционеров, компилирующих вторичные данные (secondary research) в произвольной манере.

Эту реплику поддерживают: Владимир Леонов

Нет, Кирилл, не ставилось. В описании требований к исполнительному директору, насколько я помню, на первых местах были опыт руководства большими международными организациями, опыт обеспечения координации работы и т.д., а опыт в обеспечении финансирования находился где-то в середине списка. Как Вы знаете, в результате конкурсного отбора на эту должность был назначен человек, работавший до этого в Oxfam. Три года назад был выбран новый исполнительный директор, Cobus de Swardt, который как раз не имел большого опыта в привлечении финансирования, но отвечал многим другим критериям. 

Что касается внутренних и внешних оценок методик исследований ТИ, то я выше Вам об этом написала. Конечно, и наличие внешней независимой академической структуры, рассчитывающей индекс, и наличие Advisory Committee могут показаться кому-то недостаточной гарантией академической чистоты исследования. На этот случай ТИ всегда оставляет возможность любому желающему представителю академического мира присоединится к работе по соврешенствованию Индекса, соответствующие приглашения регулярно рассылаются. 

Что же до финансирования, то во-первых, мнение о том, что ТИ жирует на деньги всевозможных налогоплательщиков сильно преувеличено, так же как мнение, что делает оно это безконтроль - ТИ постоянно находится в состоянии содержательных и финансовых аудитов, результаты которых само собой публикуются. Во-вторых, значительный объем именно исследовательской деятельности покрывается из пожертвований частных компаний. Так, например, оодно из исследований вскладчину финансировали Ernst & Young и какая-то норвежская компания. И, наконец, в-третьих, в ТИ в принципе нет функционеров. 

Методика компиляции ИВК - это "хозрасчётная" работа, пусть и сделанная в академии.  Peer review не наблюдается. В этом и состоит моя претензия. 

Касательно внешнего контроля - я не про финансовый говорю.  А про внешний контроль исполнения методики.

Про объявление. Формально согласен, а по сути, если читать job spec между строк, то "опыт руководства в больших международных организациях" в данном случае подразумевал связи для выбивания грантов.

Кирилл, поверьте, никто так не осознает некоторые "косяки" методики Индекса, как те люди, как я, например, кому "выпадает честь" их представлять на пресс-конференциях, а потом отвечать на все многочисленные вопросы. Я много лет входу в рабочую группу по совершенствованию методики, и все эти годы мы с коллеками пытаемся сделать всё, чтобы было больше внешнего (да и внутреннего) контроля за методикой. Я думаю, довольно скоро будет создана разумная система такого контроля, удовлетворяющая самым взыскательным критикам. Мне кажется, дело в том, что в своё время, в середине 90-х, когда Индекс был придуман, он был замыслен как 'awareness raising tool', многие годы именно это и было написано у него в заголовке, и задача была - просто привлечь внимание к проблеме. Но время шло, и сам подход, и цели, и задачи, и методику пришла пора соврешенствовать. Мы пработаем над этим.

И, пожалуйста, давайте не читать между строк. Там такое можно вычитать, порой. :-) Скажу так, назначили мы Кобуса исполнительнымм директором безо всякого опыта фандрайзинговой деятельности - и совершенно об этом не далеем, он прекрасно справляется со своими обязанностями. А поиском средств занимается тот, кому положено - три человека в группе финансов. 

"Больше или меньше" внешнего контроля не бывает.  Нельзя быть "немножко беременной".  Внешний аудит методики (в общепринятом определении) либо есть, либо его нет.  Если есть сомнения, что считается внешним аудитом, всегда можно спросить у IBLF - они (бесплатно) объяснят.  Ну или у большой четвёрки.  Но платно.

Я - в курсе, почему сложилось так, как сейчас есть.   Выражаю глубокое понимание.  Но факт "наличия отсутствия" институализированного внешнего контроля методологии и выполнения работы по компиляции индекса вынужден констатировать. 

Кирилл, всего лишь повторю: я знаю, что такое внешний аудит, ТИ сейчас как раз работает над этим, результаты работы буду знать в ноябре. Письма с предложениями по внешнему контролю были разосланы (в очередной раз) этим летом, посмотрим что из этого получится. 

Елена Панфилова Комментарий удален

Добрый день, Кирилл, извините, что сразу не ответила, пришлось отъехать в командировку в Киев. Теперь по пунктам:

1. Методика конкртено ИВК разработаывалась в Университете Пассау под руководством профессора Графа Ламбсдорффа . В данный момент он руководит Центром исследования коррупции. Так же для целей надзора за методикой Индексов ТИ (а их в ТИ несколько) в свое время был создан Index Advisory Committee , в который вошли представители самых разных академических институтов. Летом этого года состав Комитета был расширен и в него вошли дополнительные предстаители Columbia University, European School of Management and Technology, London School of Economics, German Institute of Economic Research плюс ещё пара представителей исследовательских центров, которые на память не помню. Комитет встречается на наших ежегодных собраниях и представляет ТИ свои заключения по валидации методики и процессу проведения последненго исследования. В ноябре, когда я вернусь с годового собрания, я буду рада поделиться с Вами текстом этого заключения.

2. Вы безуслно правы, только заключения и рекомендации консалтинговых компаний обладают достаточными авторитетом и легитимностью для того, чтобы к ним прислушивались правительства. В конце концов, человеу свойственно больше доверять тому мнению за которое он заплатил. Общественные организации для большинства правительств таким авторитетом и легитимностью не обладают. 

3. Мне кажется, что когда-то где-то ТИ Вас либо фактом своего существования, либо каким-то конкретным действием очень обидело. Мне это крайне неприятно, поэтому я приношу Вам свои самые искренние извиниения. Да, и при случае передавайте от меня большой привет коллегам из IBLF. Они делают очень важную и нужную работу. 

1. Иметь Advisory Committee - это недостаточно.  Приведу аналогию.  У публичной компании есть Совет Директоров.  Но внешний аудит ей все равно нужен.  Совет Директоров не может сам себя аудировать, даже если там большинство независимых директоров.

2. Рекомендации ТИ потому и имеют слабую легитимность, что нет внешнего контроля а) методологии и б) исполнения компиляции индекса. Index Advisory Committe не может выполнять эту функцию так же, как и независимые директора компании не могу её аудировать.

3. Мне не нравится, что правительство тратит бюджетные деньги на организацию, которая существует вне концепций корпоративного управления.  Особенно печально, что эти концепции приходится объяснять её функционерам.  ТИ, конечно, не будучи коммерческой компанией, имеет право игнорировать такие пожелания, но и комиссия по бюджету Форин Офиса тоже имеет право урезать фондирование.

Я всё же не вполне согласна, что Комитет в данном случае - аналог Совету директоров. Их роль именно во внешнем аудите, поткрепленном их собственными исследовательскими возможностями. Индекс вообще рассчитывается вовне ТИ (раньше в Университете Пассау, теперь - в Колумбийском Университете), поэтому, как нам кажется, защищен от подозрений в метоодологической предвзятости. Но может, и стоит усилить внешнее присутствие в Индексе. Вреда точно не будет, а выгод - море. Как минимум мне придётся меньше об этом говорить. 

Знаете, к рекомендациям ТИ все относятся по-разному. Кто-то на них образает внимание, кто-то нет. И меня лично такая ситуация вполне устраивает. 

Насколько я знаю, Британия еще 2-3 года назад значительно сократила финансирование всегог общественно-международного. 

В англосаксонской концепции Advisory Committee у non-profit - аналог Board of Directors у публичной компании.  В немецкой и японской концепциях не разбираюсь.

Факт расчёт индекса вовне ТИ не отменяет необходимости контроля за ним - внешнего по отношению к институту, осуществляющему компиляцию. Только не от ТИ, ибо это - заказчик. 

да вообще классная работа - сидеть и показывать пальцем:)))

можно подумать кто-то, кому это действительно нужно знать не в курсе о ситуации с коррупцией в России без таких важных исследований.

Они действительно нужны исключительно самим исследователям, чтобы хоть как-то  иметь возможность выколачивать гранты и взносы.

Дмитрий, мне кажется, что вы оставили свой комментарий не для того, чтобы принять участие в разговоре, а для того, чтобы обидеть одного из собеседников. Пожалуйста, будьте конструктивны или воздержитесь от участия в дискуссиях.

Гипотеза, высказанная коллегой Маришкиным, вполне легитимна, хотя и выражена в шутливо-полемической форме.  А вот Ваше замечание содержит угрозу цензуры тех, кто не согласен с мнением некоторых сотрудников Сноба.

Вовсе нет, не содержит. Во-первых, коллега Маришкин не высказал никакой гипотезы. Во всяком случае, я никакой гипотизы в его реплике не обнаружил. Вы высказали, а он - нет. Во-вторых, его комментарий содержит обидный выпад и не содержит никаких аргументов. Ваш содержит, а коллеги Маришкина - нет. В-третьих, я ничем коллеге Маришкину не угрожаю, я его прошу и надеюсь на его и ваше понимание.

Кирилл, а почему вы считаете TI вредной организацией? Только потому, что она содержится в том числе на бюджетные деньги?

Я не считаю Transparency International вредной организацией.  Даже термина этого не понимаю.  Но не придаю значения самопровозглашённым оракулам и (мягко) удивляюсь, когда это делают те, кто, закончив "крепкую восьмилетку", вроде бы должны были научиться самостоятельному мышлению.

Жалко, что в этой дискуссии мало участников.  Тема, если её обобщить, очень-очень интересная.  Если подумать, всё началось (не смейтесь только!) с Леннона.  Когда он написал Imagine...   Потом появились Боно и другие непрошенные борцы за счастье человечества...   Обидно только, что многие взрослые люди, включая государственных мужей, падают перед их "авторитетом" ниц, идут у них на поводу....   в основном, за счёт налогоплательщиков.

Кирилл, поясните пожалуйста. Ваше мнение, что такое исследование и рейтинг нужны, но некорректны (или проводится/составлен по непонятной методике, следовательно невозможно проверить их объективность), или Вы считаете, что именно этот рейтинг вообще не нужен, так как его производит организация, не заслуживающая доверия? Или другое? 

Другое.  Рейтинг полезен.  Необходим институализированный контроль (хотя бы какой-нибудь) методологии компиляции рейтинга.  Контроль всегда нужен.  У публичной компании - это аудит, у государственного учреждения - ревизор, у академика - peer review, у парламентария - избиратели, у консультанта - клиент и т. д.

А корректна методика или нет - будет ясно из заключения оного контроля.  Не мы же с Вами сейчас полезем проверять разумность компиляции индекса....

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

В общем, логично. Мне кажется, внутри транспарренси тоже может и должна идти некая возня в распределении финальных мест. Во всяком случае сравнение России с Таджикистаном или США с Сингапуром всегда весьма натянутое из-за разницы размеров хотя-бы...

Внутри ТИ никакой "возни" не происходит просто потому, что ТИ получает (раньше из Университета Пассау, теперь из Колумбийского Университета) уже готовые индексы, на которые никто никак повлиять не может, даже если вдруг с какого-то перепуга захочет, поскольку надо всем над этим нависает Index Advisory Committee.

Елена, а что значит получает? То есть сам процесс распределения мест и от транспарренси закрыт?

Всё весьма открыто,  из университетов мы получаем огромные таблицы, из которых видно какие данные легли в основу какого индекса. Каждая цифра подтверждена источником и соответствующим рассчётом. Всё это в ТИ штудируется, потом еще раз отправляется на валидацию, и только после этого сводится в ту таблицу, которую все знают как Индекс. 

Как я уже сказала выше, я Вам обязательно пришлю или вывешу здесь заключение Index Advisory Committee. И ещё, пожалуй, попрошу исследовательский отдел ТИ вывешивать такие заключения и материалы обсуждений в открытый доступ, чтобы об исследованиях ТИ не создавалась такое вот мнение.

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Повторяю.  Заключение Index Advisory Committee - это не внешний контроль.  Вот, например, British Petroleum вам в следующий раз "вывесит" протокол Совета Директоров вместо аудита....  вот будет номер :)))))

Кирилл, меня так и подмывает пригласить Вас в состав нашей рабочей группы по методике Индекса. Мы ведь очень приветствуем внешнее мение и внешнюю критику. Может и приглашу. 

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Так я собственно на это и напрашиваюсь.  Вы разве не в курсе, зачем в младших классах мальчики дёргают девочек за косички и кладут им жабу в портфель? :)

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин, Марьяна Фролова

А на поводу-то как идут? Вместо взяток дают гранты? :)

Государственные мужи часто идут на поводу у клоунов вроде Боно.  Например, все госрасходы сейчас пойдут под нож на 20-25%, кроме здравоохранения (это спорно, но хоть как-то понятно) и...    приз в студию....   помощи слаборазвитым странам!   Возможность покрасоваться с Боно и Манделой перед камерами...   Хорошо хоть, гранты для Transparency проходят по чуть-чуть другой статье...   а то бы при сокращении финансирования полиции и университетов коллеги Панфиловой наслаждались бы докризисным финансированием...   Вот был бы номер.

Юлий Либ Комментарий удален

Кирилл, я буду рада присоединитсься к дискуссии о месте и роли глобальных общественных организаци и инициатив, если Вы её начнете. Меня эта проблема тоже очень беспокоит. Я иногда вижу перекосы и злоупотребления такими инициативами, ещё более часто вижу маскировку общественно значимыми программами весьма неблаговидных целей. К сожалению, в России об этом мало говорят (так, лишь шум время от времени в Интернете), хотя многие истории таких злоупотреблений и манипуляций происходят именно здесь. 

С какого момента мы стали коллегами?:)

Кирилл совершенно прав (или просто потому что он незаинтересован и просто более объективен или у Вас осознанное желание давить на подписчиков с комментариями) - угроза совершенно четкая, даже смешно, что Вы этого или не понимаете или просто делаете вид:) Вы "администрация сайта", Вы употребили слово "или" - так ведут себя шантажисты - "или Вы отдаете мне мешок с деньгами или я пристрелю заложника". Если бы Вы меня просили - то так и написали бы - "прошу привести факты" (которые кстати Вам Кирилл же и привел:), и уж точно не писали бы "прошу воздержаться от дискуссии"

Я высказал очень четкую гипотезу - я уверен, что Вы совершенно осознанно игнорируете смысл моей гипотезы - про это активно пишут многие - та же Латынина - ООН это бюрократия, которая мечтает только о расширении себя самой. В данном случае то же самое - вот если бы кто-то покупал продукт - то можно было бы говорить о востребованности его, а учитывая, что речь идет именно о дотировании всей этой деятельности, то аналогии очевидны.

Во вторых мой комментарий не более обидный, чем Кирилла:) -вот цитата

Во-вторых, надо понимать, что в отличие от академического мира, где последние пару тысяч лет есть определенные правила проведения исследований и изложения выводов, организации типа Transparency International сами устанавливают себе правила, сами их выполняют и сами же себя контролируют." если бы я занимался этими исследованиями - мне было бы обидно - четкий намек на то, что  "что хочу то и ворочу"

Подписчиков не боитесь распугать?:)) из не так много судя по достоверным данным...

да ничего страшного... с кем не бывает

Вы правы, любые исследования нужны исключительно и только самим исследователям. Действительно, зачем исследователи косомоса постянно там исследуют, ведь всем и так ясно, что там, наверху - космос. И непонятно, зачем люди в медицинских лабораториях исследуют чьи-то там анализы, ведь всем и так ясно, что если температура - надо выпить аспирин, и все пройдёт, а всякие эти диагностики и анализы - лишняя трата времени и средств, необходимая лишь самим исследователям. Кстати, возможно Вам будет любопытно узнать, что упомянутые Вами "гранты и взносы" довольно часто не приходится выбивать, а их добровольно приносят. А мы зачастую отказываемся от них, потому что весьма часто приносящие "и так в курсе" той или иной проблемы, и им надо лишь проштамповать это знание якобы независимым исследованием. 

Они не космос и температуру исследуют

они ищут ответы на конкретные вопросы - и прежде всего "что делать с неизлечимыми болезнями?"

Главный же продукт такой организации как Ваша - "какое место Россия занимает в списке где процветает коррупция?" - это место известно всем, кто интересуется этим без всяких исследований - точно не там где находится Финляндия или Германия.

Вам бы вместо передергиваний вообще со мной в дискуссию не вступать... Лучше бы подумали что делать с милицией в России, как сделать так, чтобы туда перестали брать откровенных отморозков

Если страны, про которые мы думаем как про очень эффективные, теряют в рейтинге, говорит ли это о том, что коррупция — это не про эффективность, а про что-то другое? Про что?

Коррупция есть в любых странах мира — в эффективных и в неэффективных. Вопрос в размерах и в том а) насколько это влияет на жизнь людей и работу бизнеса и б) насколько адекватно власть и общества реагируют на эти проблемы. Человеческая алчность не имеет национальности и коррупционный скандал может произойти где угодно — и тогда страна потеряет в индексе. Но если она адекватно отреагирует, примет меры и законопатит ту дырку, откуда коррупция произросла, через некоторое время индекс снова улучшится. Таких примеров довольно много.

В рейтинге за последние несколько лет заметно ухудшились позиции Великобритании, США, Германии. О какой коррупции идет речь в этих странах?

Чаще всего о политической и о корпоративной.

То есть бытовая там минимизирована?

Бытовой коррупции просто нет. По крайней мере, я не встречалась за 19 лет.

Всё-таки начинать борьбу с коррупцией нужно с себя...

Это мое уже утвердившееся мнение.

Ольга, то что Вы повторяете навязываемый нам постоянно штамп из уст некоторых  журналистов и начальников, очень мило, конечно, только совершенно неэффективно. Просто уверен, что Ваш муж и Вы давноначали с себя и являете собой образцы морали и нравственности одновременно, а Россия все опускается в рейтинге и опускается....

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

я таки далека от образца морали :)

Знаете, Вячеслав, есть такой анекдот.

Количество знаний на Земле - величина постоянная.

А население растет...

Тем не менее я верю, что знаний о мире и обществе у меня несколько больше, чем было, скажем, у моей прабабушки.

А еще я знаю, что не смотря на навязываемые постоянно из уст журналистов (правда, зарубежных) штампы, секса в СССР не было.

А дети - были.

В борьбе с любой проблемой есть три возможных варианта этой борьбы:

1. Борьба с последствиями - практически, бессмысленна. Это то, что происходит сейчас в нашей стране - идет совершенно иллюзорная война со "стрелочниками".

2. Борьба в режиме текущего времени. Условно успешна, но цена такого результата слишком велика. Пример - любой диктаторский режим, включая сталинский.

3. Борьба с причинами, условиями  и истоками, способствующими возникновению самого явления, т.е. недопущение возможности возникновения/развития проблемы. Самый эффективный вариант (та же Грузия в плане борьбы с коррупцией полиции). У нас невозможна, ибо напоминает попытку барона Мюнхгаузена вытащить самого себя из болота за собственные волосы. Нынешняя структура власти генетически  была рождена на основе коррупционных отношений и в политике, и в экономике. Она не может "переродить себя заново". К сожалению.

Игорь, Вы аболютно правы. Борьба с последствиями чаще всего весьма имитационна. А борьба с причинами для власти - это борьба с собой. Именно поэтому то, что называется "борьбой с коррупцией" выглядит так, как выглядит. 

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Возможно потому, что количество российских эмигрантов превысило критическую массу....

Георгий Абдушелишвили Комментарий удален

Я читала у вас на сайте, как проводятся исследования. И вот что мне интересно. Располагает ли «Трансперенси» базой заведенных уголовных дел по коррупции? Можете ли вы не только составить рейтинг «восприятия коррупции», но и указать на те страны, где идет настоящая борьба против коррупции и заметен эффект (в рейтинге поднимается вверх)?

Нет, у нас такой всеобъемлющей базы нет, просто потому что у нас нет достаточных данных для ее составления. Увы, наши правоохранительные органы не рвутся делиться такой информацией и сообщать нам об открытых делах. Но наиболее заметные дела, те, о которых можно получить информацию из открытых источников, мы отслеживаем. Что касается стран, которые лучше всех поднимаются в ИВК, то чаще всего это не те страны, где больше уголовных дел заводится, а те, где выстраивается более эффективная и устойчивая система предотвращения коррупции.

Те компании, которые участвуют в исследовании, были ли хоть раз пойманы на даче взяток в тех странах, которые они оценивают?

Честно говоря, не знаю. Но, насколько мне известно, именно те исследовательские группы, данные опросов которых ложатся в основу ИВК, на взятках не попадались.

А еще у меня есть личный вопрос, который меня ужасно мучает. Я вообще не даю взяток и ни разу ни за что не давала, всегда требую чек и провожу денежные операции через Сбербанк. Кроме одной ситуации — когда к моим детям или мужу я вызываю «скорую», во мне срабатывает житель уездного города, который вдруг сует лекарям деньги, беспокоится, сколько надо дать, обижает ли это людей и законно ли я поступаю. Вот это самое считается взяткой?

Ксения, в моей жизни это тоже единственная ситуация, когда я ничего не могу с собой поделать и плачу, сколько ни попросят. В принципе, принято считать, что все (в пределах разумного), что после оказания врачебной услуги — это благодарность. А все, что до — взятка за получения доступа к услуге. Но мы все прекрасно понимаем, что когда речь идет о здоровье и жизни — гори он огнем, этот доступ, его законность и т.д. Моральные и правовые императивы выключаются, включается инстинкт выживания.

У меня в коллективе какое-то время назад был молодой сотрудник, который пришел к нам добровольцем после того, как его друг умер, потому что «скорая» не хотела его везти в специализированную больницу «за так», а у родителей не оказалось ночью дома наличных…

Спасибо Вам! И за эту историю, и за ответы, и за то, что вы обращаете наше внимание на проблемы общества. Вместе изменимся!

Извините, пожалуйста, что вмешиваюсь в разговор, но мне кажется, что вот эта проблема - очень животрепещущая. Не каждый день люди сталкиваются с гаишниками, чиновниками и прочей "элитой" коррупционеров, но вот человеку в России действительно приходится за все платить "в черную". И при этом совершенно непонятно, платишь ли ты за какую-то работу, за которую государство не удосужилось нормально заплатить (так хочется думать и так оправдываешь себя), или все таки даешь взятку и провоцируешь при этом вгляды, что это все нормально и так оно и должно быть...

Да, у нас есть чудовищная проблема, которая заключается в том, что то, что выглядит как обычная бытовая коррупция и которую таковой объявляет власть (люди сами платят за всякие услуги, чтобы их побыстрее, полегче получить), на самом деле явлется коррупционным вымогательством, когда коррумпированные представители власти устраивают всё так, что в важных человека сферах жизни услуги в принципе невозможно получить без дополнительной оплаты. И постепенно это становится нормой. И если люди, как и Вы, сомневаются в такой "нормальности", то власть при каждом удобном случае повторяет: это не мы, это они сами наличные суют, это их надо перевоспитывать. Мне кажется, что про это надо говорить громко и вслух, что я и стараюсь делать. 

в основном врачей судят за взятки 300-1000 рублей за фиктивные больничные. есть и такие примеры:

http://19rus.info/news/56627.html

Расскажите, как устроен этот рейтинг. Как высчитывается индекс восприятия коррупции в каждой стране и какими источниками вы пользуетесь для вычисления этого индекса? И почему он называется «индекс восприятия», а не «индекс коррупции»?

ИВК ранжирует страны согласно восприятию степени распространенности коррупции в государственном секторе. Это составной индекс, представляющий собой комбинацию нескольких исследований и опирающийся на данные опросов экспертов и представителей деловых кругов, проводимых различными независимыми и авторитетными организациями. Индекс отражает мнения экспертов из различных стран мира, в том числе проживающих и работающих в странах, в отношении которых проводились исследования.

Коррупция представляет собой незаконную деятельность, которая в большинстве случаев выходит на свет лишь в результате коррупционных скандалов, расследований или приговоров по делам о коррупции. Соответственно, очень трудно дать оценку уровня коррупции по различным странам и территориям в абсолютных величинах, опираясь лишь на фактические материалы. Поэтому возможные попытки оценить уровень коррупции путем сравнения данных о количестве учтенных взяток, числа уголовных дел или судебных приговоров, прямо относящихся к коррупции, будут недостаточны для того, чтобы исчерпывающим образом установить соответствующие показатели. Скорее всего, такие данные будут характеризовать качество работы правоохранительных органов, судов или средств массовой информации по выявлению коррупции. Поэтому одним из относительно надежных методов сбора сравнительных данных является измерение восприятия уровня коррупции теми лицами, которые способны предложить экспертные оценки коррупции в государственном секторе той или иной страны.

Оценки, выраженные в баллах ИВК, присвоенных различным странам, опираются на данные о коррупционной практике, предоставленные представителями деловых кругов и экспертами как из индустриально развитых, так и из развивающихся стран. Опросы, данные которых используются при составлении ИВК, опираются на два типа выборок респондентов: проживающих в соответствующих странах и нерезидентов. Важно заметить, что мнение граждан страны об уровне коррупции высоко коррелирует с точкой зрения иностранных экспертов.

ИВК-2010 основан на данных 13 различных опросов и исследований, проведенных 10 независимыми организациями. Источники данных, использованных в ИВК за 2010 год, были опубликованы в период с января 2009 года по сентябрь 2010. ИВК использует лишь такие источники, которые содержат ранжированные списки стран/территорий и предоставляют оценки каких-либо аспектов уровня коррупции в соответствующих государствах, что оставляет за его рамками опросы, включающие коррупцию в качестве одного из нескольких объектов измерения. Полный список исследований можно посмотреть тут.

Чем TI занимается, кроме составления рейтинга? Как происходит взаимодействие с властями в разных странах?

Георгий Абдушелишвили Комментарий удален

TИ много чем занимается, но чтобы объяснить, чем конкретно, надо, наверное, коротко рассказать, что такое TИ.

Трансперенси Интернешнл — это не вполне обычная международная общественная организация. Это международное движение по противодействию коррупции. Почему движение? Потому что ТИ состоит из почти 90 независимых национальных отделений, каждое из которых зарегистрировано в своей стране согласно национальному законодательству и строит свою работу в соответствии с потребностями и задачами именно своей страны. Та или иная организация (одна на страну) может стать отделением ТИ, если она полностью разделяет уставные цели и задачи, принципы подотчетности и прозрачности и к порядочности тех людей, которые в ней работают, нет вопросов. У ТИ нет центрального офиса в традиционном его понимании, отделениям ТИ никто не говорит откуда-то из головного центра, что делать и чем заниматься. Главным органом движения ТИ является годовое собрание всех отделений (Annual Membership Meeting) — как раз такое собрание в начале ноября 2010 года пройдет у нас в Таиланде. Годовое собрание избирает правление и председателя правления. Для координации повседневной работы и проведения сквозных исследований, таких как ежегодные ИВК, Барометр коррупции, Всемирный доклад о состоянии коррупции, у нас есть секретариат в Берлине. Секретариат играет содержательно-техническую роль, но никому ничего не приказывает и, кстати, отделения не финансирует. Например, мой Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл – Россия — российская общественная организация, созданная в 1999 году и официально зарегистрированная Минюстом весной 2000 года. Осенью того же 2000 года международное движение ТИ на своем годовом собрании признало нас своим российским отделением. С тех пор мы и работаем в качестве отделения ТИ и реализуем самые разные виды деятельности: проводим мониторинги коррупции, разрабатываем и реализуем разные методы гражданского контроля (проверка деклараций о доходах, например), исследуем политическую коррупцию, организуем образовательные программы, много чего делаем в интернете (например, у нас есть антикоррупционный сетевой кабинет askjournal.ru), а самое главное, помогаем в наших приемных (в Москве, Воронеже, Владимире и Санкт-Петербурге) конкретным людям и предпринимателям, столкнувшимся с коррупцией.

 В других странах отделения так же занимаются именно тем, что для них релевантно.

В России официально ведется борьба с коррупцией. Как TI взаимодействует с российскими властями?

Взаимодействуем ровно настолько, насколько нам это кажется эффективным. С разумными и порядочными людьми (а такие во власти все же еще есть) взаимодействуем всеми доступными правовыми способами.

Существуют ли в официальной борьбе реальные успехи, или одна лишь болтовня?

Пока реальных успехов небогато. Но довольно наивно ожидать, что система, которая выстраивалась столетиями и окончательно окрепла в последние десять лет, за пару лет сдастся на милость победителя. Коррупционеры не будут сидеть и наблюдать, как с ними борются или им противодействуют. Они защищаются, и в силу того, что у них власть и возможности, делают это весьма упорно и не без изящества: никто не кричит, что он против борьбы с коррупцией, но изо всех сил старается, чтобы его личную «делянку» такая борьба не затронула.

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Показательные антикоррупционные процессы — они признаки реальных попыток изменить ситуацию, или борьба с коррупцией используется для сведения счетов, захвата собственности и т. д.?

Пока никаких сколько-нибудь значимых показательных антикоррупционных процессов я не заметила. Как только увижу, сразу отвечу на ваш вопрос.

Как вы думаете, антикоррупционная риторика российских властей хоть как-то влияет на отношение к коррупции в обществе?

Когда существует колоссальный разрыв между антикоррупционной риторикой и реальным изменением ситуации, общество реагирует на это только все более возрастающим недоверием к тому, что делается. Власть должна делать все, чтобы каждое ее слово подкреплялось делом.

Политолог Николай Злобин высказал недавно на нашем сайте радикальную идею: если не получается коррупцию побороть, надо ее легализовать. Как вам такое предложение?

Мне оно совершенно не нравится. Мы что будем легализовать? Взятки? Откаты? Злоупотребление административным ресурсом на выборах? Заказные статьи в прессе? Назначения на должности по звонку или за деньги? Мошенничество с бюджетными средствами? Все это? И где мы тогда окажемся?

Елена, ТИ делает большую работу. Коррупция - серьезнейшая проблема в России.

Но все-таки, есть ли организация (ции), которая занимается реальными полевыми исследованиями по коррупции в России / хотя бы отдельных городах/регионах? Смущает слово "восприятие". Сразу встает вопрос "а судьи кто"?

Есть. Мы - такая организацию. Во-первых большое, международное ТИ ежегодно публикует Барометр коррупции, который основан именно на полевом исследовании и оценивает и восприятие коррупции конкретными гражданами конкретной страны и их практический опыт столкновения с коррупцией. Барометр за 2010 год будет опуликован 9 декабря, а пока могу Вам предложить посмотреть данные за 2009 год. Кроме того, мы, Центр ТИ-Россия, совместно с фондом ИНДЕМ разработали и провели исследование Индекс коррупции российских регионов. Там всё основано на данных совсем "снизу". Это было в 2002 году, но, увы, повторить это исследование мы не смогли - страна у нас большая, и делать поле в таких объемах очень затратно, у нас банально не нашлось средств. Но есть отчасти хорошая новость - по схожей методике сейчас полевое исследование проводит в 70 регионах ФОМ, выигравший соответствующий тенедр Минэкономики. 

«Деловая Россия» запускает портал «Дал взятку.ру» — предпринимательскую соцсеть по борьбе с коррупцией, что-то вроде всероссийской жалобной книги. Как вы оцениваете перспективы этого начинания? Алексей Навальный, например, считает ее совершенно пустой затеей.

Я за то, чтобы каждый, у кого руки чешутся что-то сделать по поводу нашей коррупции, делал это. У нас с гражданским активизмом вообще не так чтобы очень хорошо, поэтому пусть растет, пусть развивается, пусть набивает шишки. Ненужные и неэффективные инициативы сами собой отомрут, а нужные и важные останутся. Нельзя в принципе регулировать развитие гражданского общества и гражданских инициатив. С единственной оговоркой — такие инициативы не должны маскировать какие-то иные намерения.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова, Марьяна Фролова

В какой момент можно сказать про страну, что она коррумпированная? Когда взятки берут полицейские?

Когда коррупция начинает сказываться на повседневной жизни людей и ежедневной деятельности бизнеса.

Существует ли зависимость между уровнем коррупции и уровнем безопасности?

Да, безусловно, существует. В системно коррумпированной стране, в которой можно дать взятку правоохранителю, могут себя весьма комфортно чувствовать преступники и террористы. Если за взятку можно купить разрешение на тот или иной вид деятельности, в стране могут начать падать дурно построенные дома, появляться на прилавках опасные продукты и т.д. Например, мы все в московском метро видим объявления «Санитарная книжка за 1 день», но не очень задумываемся, что такую санитарную книжку может купить кто угодно, и завтра человек с инфекционным заболеванием может прийти работать поваром в кафе, где мы ежедневно обедаем. Да и, в конце концов, не надо забывать о том, что коррупционер, человек, ставящий незаконное обогащение превыше всего, вряд ли будет бросаться на амбразуру, защищая национальные интересы. Его интересы там, где банк с его вкладом и его вилла.

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Назовите, пожалуйста, три основных негативных последствия коррупции.

Неравенство доступа к здравоохранению, образованию и социальной защите. Неравенство доступа к справедливым решениям суда. Растаскивание по частным карманам национального общественного богатства, которое должно обеспечивать будущее страны и наших детей.

Эту реплику поддерживают: Марьяна Фролова

Есть такое понятие как intangible values — имеются в виду окружающие нас «неосязаемые ценности»: чистота воздуха, скорость интернета, сервис, доброжелательность окружающих, трафик и так далее. Не могли бы вы, отталкиваясь от этого термина, составить хотя бы примерный рейтинг основных стран, включая Россию, США, Англию?

Елена, по этим критериям обычно сравнивают не страны, а отдельные города (впрочем, это дает представление и о рейтинге страны)

http://www.mercer.com/referencecontent.htm?idContent=1307990

Сергей, спасибо. Я это и имела в виду, конечно.

Ох, подобный рейтинг будет весьма субъективным. Вот сейчас я сижу в номере гостинице в Киеве (я тут в командировке), и у меня в отеле очень быстрый Интернет, воздух за открытым окном прекрасный, персонал в гостинице дружелюбный, а местный большой министр вчера вечером убеждал меня, что и с коррупцией тут всё не так плохо (нет, я ему не верю, но обязана об этом доложить). Но я отлично понимаю, что для жителя Киева всё это может не только выглядеть, но и быть совершенно обратным. Но я подумаю над Вашим вопросом, и попробую проранжировать хотя бы те страны, которые я немного знаю изнутри. 

Уважаемая Елена,

Спасибо, буду ждать Вашего ответа. А Киев я бы в своем личном рейтинге, кстати, поставила где-нибудь неподалеку от Таллинна. Там ведь действительно хорошо жить: более или менее чистый воздух, приветливые люди, еда вкусная, большое количество туристов, что тоже важно и тд. 

Как отмечает председатель Transparency International Югетт Лабелль, проблема коррупции — глобальная, и подходить к ее решению также следует глобально. Что необходимо сделать правительствам стран первой десятки для того, чтобы активно включиться в борьбу с общемировой эпидемией коррупции?

Ну, для начала хотя бы запретить своим банкам работать с коррупционными деньгами (соответствующие методики определения источника средств есть у FATF), взять под контроль инвестиции и покупку собственности с "неясными" источниками, т.е. запретить коррупционерам из других стран легализовать коррупционные деньги в их странах и держать в узде контроля свои компании, работающие за рубежом, которые весьма бойко в коррупционном смысле там себя порой ведут. 

Свои на своих постах. Друзья. Родственники. Одногрупники и.т.д. И все занимаются делом.Как тут бороться?

Как минимум говорить об этом вслух и показывать пальцем на друзей, родственников и одногруппников. Они этого не любят. 

"То есть людям хотелось бы, чтобы вот этот и вот тот очевидно коррумпированный бюрократ, депутат, милиционер и т.д. получил по заслугам (и желательно с конфискацией и публичной поркой), но чтобы при этом у каждого из нас осталась возможность при случае какую-то важную проблему или задачу решить «неформально» и быстро — то есть с помощью взятки либо звонка кому-то и так далее"

-   По-моему,  такое  заявление  не  несёт  в  себе   никакого   аналитического  обзора   ситуации.   Оценка  мотиваций  людей,  что  им  хотелось  бы  иметь    возможность  решать  свои  проблемы  с  помощью  взяток,  представляется   не  профессиональной.

Сам  термин  "восприятие  уровня  коррупции"   отдаёт  демагогией.   Есть  явление    "коррупция"   и  можно  сколько   угодно  дискутировать   на  эту  тему,     но  восприятие   коррупции,  это  -  нечто  запредельное,    да     и     эффект  самого  рейтинга   -  на  уровне   любопытства    и  без  каких-либо  видимых   результатов   за   20  лет  подобных    исследований.

Надеюсь,   я  не   получу    замечание   за  неконструктивность   своего  комментария,   потому  как    единственное  неконструктивное,  это  -  рассуждения  о  восприятии    и  подведение  под  него  статистических  данных.

Уважаемая  Елена,   мой  дискурс     не  несёт    личного  обращения   к  Вам,  понятно,  что  Вы  выполняете   свою  работу,   но  невозможно  не  высказаться  по  поводу   такого   факта,  как  изыскание   восприятий   в    таком  предмете  обсуждения,  как   коррупция.

Эту реплику поддерживают: Михаил Авилов

Лилиана, мое мнение о том, что думают люди основано не на моих представлениях, а на том, что я слышу от людей, которые приходят в нашу Приемную. Что касается исследования "восприятия", Вы правы - в середине 90-х Индекс восприятия коррупции задумывался именно для привлечения внимания к проблеме. В то время коррупция отнюдь не считалась очевидной проблемой, во многих странах существовало налоговое освобождение для взяток, данных за рубежом (в Германии, например) и не существовало никаких международных антикоррупционных конвенций и инструментов. Индекс создавался для того, чтобы эта сутуация сдвинулась с мертвой точки. Вроде бы отчасти сработало. А для понимания того, что на самом деле представляет собой коррупция существуют более детальные исследования и на международном уровен (Барометр коррупции) и на страновом (наши Индексы коррупции российских регионов). Я ссылки на них дала чуть выше. 

С конца

-  Я  понимаю,   "что  на   самом  деле      представляет    собой  коррупция".

-   Коррупция   всегда   считалась  проблемой,  но  в последнее   время  стало очевидно,  что  она   является  тормозом  прогресса.

-   Для   того,  чтобы  привлечь  внимание   к проблеме,  нет  необходимости   в  создании   организации   по   восприятию  коррупции.

-    Если   база  данных    есть   представления  людей,  которые   приходят  в приёмную,    остаётся   только  вздохнуть....

Вывод:  На  свете   имеется   много   вещей,  казалось  бы  созданных  для   усовершенствования  нашей   жизни,  но   в  реальности  -   не  имеющих   никакого  значения...  

Елена, как TI взаимодействует с гражданами, которым близка ваша философия? Вы рассказываете о пришедших в вашу организацию людях или о предпринимателях, которые уже столкнулись с коррупцией.

А как могла бы взимодействовать с вами моя семья, например? Какой пример проактивности Вы могли бы привести?

Ольга, мы взаимодействуем с гражданами всеми доступными способами, многие приходят к нам просто так, с улицы и становятся волонтерами (в Приемной, в работе с обращениями, в подготовке образовательных программ и т.д.). Я Вас приглашаю: приходите, мы обязательно Вам и Вашей семье всё покажем и расскажем. Я буду в Москве в понедельник, звоните 915-0019. Буду рада поговорить. 

Спасибо! Я или муж позвоним.

Приехать - вряд ли. Я иногда жалею, что мы не в Москве. Особенно после анонсов программы Премиум :)

Страдаю ужасной аллергией  на любые присутственные места, готова платить взятки кому угодно и сколько угодно за простые, по сути, рутинные операции - получение паспортов, прав, разрешений на работу и прочих справок, туда не ходить и не видеть эти "лица во власти". Мое время и нервы мне дороже принципов в этом случае, гори они все огнем. Бытовая коррупция в большей массе на этом и базируется.  Что может заставить меня прекратить это делать? Налаженная, адекватная государственная система. Дайте мне инструмент позволяющий получить загранпаспорт без хамства, очередей на морозе с 6 утра, ненужной бюрократии.  Произойдет ли это в нашей стране? Сомневаюсь...

Не понимаю как Украина может быть менее коррумпирована чем Россия...

А она и не "менее". Моя личная точка зрения: все страны, у кого меньше 3 баллов - абсолютно одинаковы, а вся разница в не столь значимых деталях. 

Проводит ли TI оценку планов по борьбе с коррупцией (ПДК) разных ведомств?

 На сайте довольно-таки коррупциогенной службы - Росреестра, имеется прелюбопытнейший документ: ПЛАН противодействия коррупции в Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии на 2010 - 2011 годы. Скачать его можно по ссылке.

Приведу ряд мероприятий из этого Плана:

1.1. Обеспечение действенного функционирования Комиссии по соблюдению требований к  служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов. 

1.7. Организация правового просвещения федеральных государственных служащих по антикоррупционной тематике (семинары, тренинги, лекции, совещания).

Особенно мне понравился пункт 1.11 - Обеспечение соблюдения    государственной тайны, а также защиты персональных данных федеральных государственных   гражданских служащих.

 2.4. Внедрение в деятельность Росреестра инновационных технологий государственного управления и администрирования.

3.1. Обеспечение размещения на   официальном интернет-сайте         Росреестра информации об антикоррупционной деятельности, создание и ведение специализированного    раздела о противодействии коррупции.

 

И так далее, и в том же духе.

В графе "Ожидаемый результат" в 80% случаев можно увидеть: Доклады руководителю Росреестра. Не могу понять, а разве результат не должен ложиться на стол прокурорским работникам? Т. е. вся борьба государственного ведомства с коррупцией сводится к докладу вышестоящему начальству? Но это же маразм!

Может ли TI выступать экспертом по такого рода Планам?

"У нас просто нет ни возможностей, ни ресурсов всю ее в одночасье выкосить". коррупцию в вузах выкосили очень эффективно. да, не всю, конечно. но как Вы  выразились до "более ли менее общественно приемлемого уровня" - это точно, причем как раз в одночасье.

как мне кажется, в России, много проще бороться с коррупцией, чем в странах демократии. административно можно обязать к чему угодно, а потом тем же способом жестко проверить, усилить и зажимать настолько сильно и настолько долго насколько потребует результат. просто всерьез никто не занимался. Медведев хочет, да не знает как подступиться. а остальные - это как раз те кому это не выгодно. 

Упал еще один рейтинг России, на этот раз рейтинг условий для предпринимательства Doing Business-2011, выпускаемый Международной Финансовой Корпорацией, дочкой МВФ Международного Валютного Фонда. (В котором Россия тоже состоит членом. Так что рейтинг наверно все же об'ективен.)

МФК занимается продвижением рыночных проектов в развивающихся странах по всему миру и кое-что понимает о ведении бизнеса в разных местах. В ее рейтинге Россия потеряла 7 мест по сравнению с прошлым годом и стоит на 123 ступени из 183 возможных. Что печально, так это тот факт, что рейтинг считается наиболее авторитетным показателем, как живется в стране малому и среднему бизнесу. Также печально и то, что Грузия в этом рейтинге занимает 12 место. Многие другие бывшие Советские республики, даже например Молдова, тоже оказались выше России, что свидетельствует о том, что они озаботились развитием и поддержкой частного бизнеса. В Восточной Европе в целом дела идут тоже довольно хорошо.

А лидирует в рейтинге как обычно Сингапур.

Давайте рейтингнём рейтинги

Рейтинги - это, конечно, звучит серьёзно. Особенно авторитетные рейтинги. Но давайте поспрашиваем предпринимателей, не только российских - где они выберут заниматься бизнесом - в Грузии, Молдове, Сингапуре или России? Не думаю, что надо долго соображать над ответом, даже имея в виду нынешнюю мегакоррумпированную Россию. Кроме того, я лично считаю, что финансовый кризис был и остаётся в первую очередь кризисом рейтинговых систем и рейтинговых компаний. Короче, фигня всё это, imho.

Да. Рейтинговые системы или агенства себя не очень хорошо проявили в кризисе. Это точно. Но сразу так все рейтинги и системы поэтому огульно кидать в помойку я бы тоже не стал. Например, рейтинговые агенства в последние лет 10 легли в постель с эмитентами и конечно из этого не вышло ничего веселого для тех, кто этими рейтингами пользовался. Тем не менее, пока кроме системы рейтингов--официальной или нет, которую каждый держит в голове и для которой использует некие свои критерии--мы ничего не придумали. Конечно российский бизнесмен в России будет бизнес делать. Причем часто уровень коррупции в этом решении его лишь укреплаяет. Но это ничего не значит. Я например пользуюсь уже мне известной моделью телефона, покупая всякий раз Блекберри, хотя говорят Ай-фон лучше.

Алексей, можно делить людей, страны и компании по разным признакам. Исайа Берлин разделил учёных на лис и ёжиков. Я сам когда-то разделил всех бизнесменов на жаб и волков. Вы разделили пользователей мобильных телефонов на blackberry people and i–phone people. Это всё замечательно, но мы говорим о принятии бизнес-решения на основании рейтинга, делящего по каким-то признакам различные варианты. И что, менеджер швейцарского хедж-фонда выберет Грузию вместо России в качестве объекта вложения денег?

Хочу добавить: "...легли в постель с эпитетами..." - это только часть проблемы, причём меньшая часть. Главное - некомпетентность. И я не вижу сейчас возможности это исправить. Что значит, в какой-то мере, люди будут пользоваться некорректными критериями. Потому что других нет. 

Именно что. Это про хедж фонды. Но нужно рейтинги понимать и относиться к ним скептически, как вы. Они не измеряют всего--лишь какую-то деталь. Компетентно или нет это уже другой вопрос. Я когда-то работал в S&P, у нас как в любой организации были профессионалы, а были дураки. Но система в принципе работала. Пока не хряслулась. Но это со всем так, в этом мире. Живешь-живешь, пока не умрешь.

Transparency провела новое исследование, согласно которому уровень коррупции вырос по сравнению с ситуацией трехлетней давности. 56% людей сказали, что коррупция в их стране выросла. Самыми коррумпированными институтами опрошенные называют политические партии.