Президент, которая грабила банки

Президентом Бразилии впервые избрана женщина, бывшая террористка Дильма Руссеф. Дочь болгарского эмигранта-коммуниста начинала свою политическую карьеру с нападений на полицейских и экспроприаций, пережила тюрьму и пытки, а после падения диктатуры стала «крепким хозяйственником»

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

В детстве Руссеф мечтала стать балериной, пожарным или цирковым гимнастом.

Но соблазн изменить мир к лучшему оказался сильнее цирковой и даже юридической карьеры — Руссеф после школы изучала юриспруденцию. Уже юной студенткой в середине 60-х Руссеф пришла в политику. Реальную политику, которая делалась на улице: с 1964 года в Бразилии у власти была военная хунта. Можно сказать, что она была потомственной коммунисткой: отец Дильмы, болгарский коммунист Петр Русев родился в Габрово и в 1929 году бежал от репрессий царского режима, добежав до самой Бразилии.

В 1967 году Дильма Руссеф вступила в организацию Colina (Comando de Libertação Nacional, «Власть национального освобождения»), радикальную марксистскую группировку, которая вела вооруженную борьбу против бразильского военного режима. Участники этого движения говорили про себя как про «военно-политическую организацию марксистско-ленинской ориентации, которая стремится выполнить задачи революционной борьбы и создания партии пролетариата для того, чтобы захватить власть и построить социализм».

Сейчас про этот этап жизни Руссеф говорят «городская герилья» или «участие в движении сопротивления против диктатуры». На самом деле сопротивление диктатуре представляло собой нападение на полицейских и ограбление банков — распространенный еще со времен большевиков и эсеров способ пополнять партийную кассу. Самым громким делом, в котором принимала участие Дильма Руссеф, было похищение сейфа с 2,8 миллиона долларов у любовницы губернатора штата Сан-Паулу.

Впрочем, сегодня, когда Руссеф стала респектабельным политиком, некоторые бывшие товарищи по борьбе говорят, что она не участвовала в этом громком деле. Но никто не отрицает активной роли Руссеф в рядах герильи. В 1970 году, когда ее арестовали, 23-летняя революционерка отвечала за сохранность оружия своей ячейки в городе Сан-Паулу.

Руссеф провела в тюрьмах почти три года. За это время многие ее соратники были убиты без суда или замучены. Многих пытали, в том числе и ее. Ее отпустили раньше, чем ожидалось: первоначально Руссеф должны были осудить на шесть лет. Она вышла на свободу в декабре 1972-го, исхудавшей, тяжело больной и с запретом на политическую деятельность в течение 18 лет. И она прекратила революционную деятельность, по крайней мере ту, которую ведут с оружием в руках. Потом она окончила экономический факультет университета в Порту-Аллегре, родила дочь от бывшего соратника Карлуша Араужу и начала работать на то государство, с которым еще недавно боролась: стала активистом единственной легальной оппозиционной партии.

В 1980 году военные оставили власть в Бразилии. С этого момента в стране появились полноценные политические партии, и началась бурная карьера Руссеф. Она стала «крепким хозяйственником», сначала на муниципальном уровне, потом в качестве министра энергетики при новом президенте Бразилии Лула да Силве. В 2005 году Дильма стала главой администрации президента, а в 2010-м он сделал ее кандидатом от Трудовой партии на президентских выборах.

Выборы Руссеф выиграла благодаря поддержке в первую очередь бедных штатов на севере и северо-востоке Бразилии: в Байе за нее проголосовали 70% избирателей, в Мараньяне — 78%, в Пернамбуку, родном штате Лула да Силвы, — 75%. Всего она набрала 55,39% голосов избирателей, ее соперник, социал-демократ Жозе Серра — 44,61%.

Биография Руссеф легко может стать книгой или фильмом. Но еще она ярчайший пример того, как левое движение эволюционировало от герильи к нормальному политическому истеблишменту, который добивается результатов исключительно парламентскими методами. Недавно политолог Фредо Ариас-Кинг рассказывал нам об эволюции левых политиков в Чили. Президент Уругвая Хосе Мухика тоже был участником леворадикального движения и провел тюрьмах с начала 70-х годов почти 14 лет. Латиноамериканские левые не оставили социалистических идеалов своей бурной молодости. Просто они соотносят юношеские идеи с экономической и социальной реальностью изменившегося мира.

Комментировать Всего 3 комментария
ресоциализация радикалов

Когда Йошка Фишер был министром иностранных дел Германии, всплыла фотография конца 1960-х, как он на какой-то демонстрации лупит палкой полицейского. Нынешний министр иностранных дел Гидо Вестервелле, а тогда - лидер оппозиционных либералов, по этому поводу сострил: "Конечно, ресоциализация радикалов - вещь необходимая. Но нужно ли заходить так далеко и назначать их вице-канцлерами?" В Бразилии с ресоциализацией, очевидно, пошли еще дальше.

Кстати, Фишер был и даже на пенсии остается одним из самых популярных политиков ФРГ. Он лично всегда был намного популярнее своей партии, Зеленых-Союза-90

Посмотрим, что будет с популярностью Дильмы Руссеф после отставки. Пока её путь во власть напоминает карьеру Д.А. Медведева. Она, безусловно, яркая личность и эффективный менеджер, но президентом стала только потому, что да Силва не мог идти на третий срок и выдвинул кандидита, которому доверяет.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

вдогонку

И в этом смысле она не вписывается в традиционную схему "женщина во главе государства/правительства", при том, что есть колоссальная разница между тем, как приходят к власти женщины в развитых демократических обществах и в  формально демократических странах третьего мира.

Маргарет Тэтчер, Голда Меир  или Вигдис Финбогадоттир  побеждали благодаря своим предвыборным программам и личным качествам.  Первая женщина, которая возглавила современное государство -  Сиримаво Бандаранаике , которая стала премьер-министром Цейлона в 1960 году, Индира Ганди или Кристина Фернандес возглавили государства потому, что принадлежали к правящим кланам.

Руссеф не принадлежит ни к той, ни к другой группе.