Николай Клименюк /

Почему такой шум из-за Аун Сан Су Чжи

Военная хунта Бирмы освободила из-под ареста неформального лидера нации

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

13 ноября бирманская военная хунта выпустила из-под домашнего ареста 65-летнюю женщину по имени Аун Сан Су Чжи. С 1989 года она провела в заключении в общей сложности больше 15 лет. Обама сказал, что Аун — его герой, а Саркози и генсек ООН Пан Ги Мун пообещали внимательно следить за тем, чтобы ей не мешали на свободе. В мировых СМИ Аун Сан Су Чжи по привычке называют «диссидентом» и «лидером бирманской демократической оппозиции». Это совершенное недоразумение. На самом деле Аун никакой не оппозиционер, а мать нации. Это не она борется с режимом, а режим вот уже 22 года безуспешно борется с ней.

Когда Аун вышла за двери своего дома, где провела последние семь лет в полной информационной изоляции, ее встречала многотысячная толпа ликующих поклонников, а на следующий день в ее честь собрался гигантский митинг. Аун уже выпускали в 2002 году, но через некоторое время снова отправили под арест: генералам надоели ликующие толпы, которые сопровождали Аун буквально повсюду. Но даже полная информационная блокада не уменьшила ее влияния.

Есть, наверное, единственная причина, почему эта женщина до сих пор жива, — ее происхождение. Аун Сан Су Чжи — дочь основателя независимой Бирмы генерала Аун Сана. Хунте очень трудно бороться с дочерью человека, чьи золотые статуи стоят буквально на каждом бирманском углу. Несколько лет назад военные пытались избавиться от этих памятников и переименовать названные в честь Аун Сана улицы. Ничего не вышло — это оказалось намного труднее, чем превратить Бирму в Мьянму, а ее столицу Рангун — в Янгон.

В 1947-м, накануне объявления независимости от Британии, Аун Сан, возглавлявший тогда переходную администрацию страны, был убит при попытке государственного переворота, когда его дочери было два года. Аун воспитывала мать, которая сначала работала в правительстве, а потом стала дипломатом. Аун окончила колледж в Индии, потом получила степень бакалавра по политологии и экономике в Оксфорде, работала в ООН (генеральным секретарем с 1961 по 1971 был бирманец У Тан), вышла замуж за британского востоковеда Майкла Эйриса, переехала в Англию, защитила докторскую, родила двух сыновей. До 1988 года Аун была вполне нормальной британской интеллектуалкой с аномальной биографией.

Матерью нации Аун Сан Су Чжи стала почти случайно. Когда в 1988 году она поехала в Бирму навестить свою собственную больную мать, в стране вспыхнули студенческие волнения, которые переросли в настоящее восстание против правящей в стране с 1962 года хунты. Теперь это называется «восстание-8888» — оно произошло 08.08.1988. Аун присоединилась к восставшим, 26 августа впервые в жизни выступила на митинге, а в сентябре стала основателем и председателем собственной партии — Национальной лиги за демократию. Демократия, вернее анархия продолжалась в Бирме всего три месяца. Потом произошел новый военный переворот, генерала-коммуниста сменил генерал-националист, Аун Сан Су Чжи не допустили до выборов и впервые поместили под домашний арест.

Новая хунта тем не менее провела выборы (первые за 30 лет), «Лига за демократию» набрала на них 59 процентов голосов и получила 80 процентов мест в парламенте. По результатам Аун должна была стать премьер-министром. Военные власть не отдали, результаты выборов отменили, Аун снова была арестована. После этого главной заботой военных стало отправить ее обратно в Англию к сыновьям и мужу — предложение, от которого она всегда отказывалась: было понятно, что ее больше не пустят назад. Аун была под домашним арестом в 1991 году, когда ее сыновья-подростки принимали присужденную ей Нобелевскую премию мира. С 1995 по 2000, когда она была на свободе, военные особенно старались выжить ее из страны: в 1999 году к ней не пустили умирающего от рака мужа. В 2002-м ее снова освободили, а через год, после совершенного на нее же покушения, снова арестовали и тайно заключили в тюрьму — четыре месяца о ее судьбе ничего не было известно. В 2010 году ее партия отказалась участвовать в инсценированных хунтой выборах и была распущена: бирманский закон требует обязательного участия в выборах всех политических партий. Выступая на первом после своего освобождения митинге, она призывала не к свержению антинародного режима, а к национальному примирению.

Зачем я все это рассказываю? Огромная, в два раза больше Германии, богатая ресурсами Бирма практически отсутствует на карте мира. Ее полностью высосал военный режим: сначала почти 30 лет коммунистических экспериментов, потом еще 20 лет ничем не замутненной коррупции и самого беззастенчивого воровства. Это страна, в которой почти ничего нет и почти все запрещено. И в этой стране живет совершенно немыслимая в современном мире героиня.

Комментировать Всего 19 комментариев

"Чувствую, Боно сегодня напьется" - пишут на русскоязычном фанатском сайте U-2. Дело в том, что Боно давно и регулярно публично высказывался за освобождение Аун Сан Су Чжи - в гастрольном туре U2 360° исполнялась песня в ее честь. Помнится, на московском концерте в августе этого года  Лужниках он тоже ее пел, конечно, а люди вокруг меня страшно удивлялись: что это за женщина с непроизносимым именем? Почему мы должны о ней что то знать, почему она важнее, чем пожары? Пусть лучше поет про наш смог и наш апокалипсис. В итоге только моя подруга Оля, которая живет последние 10 лет в Америке, была в курсе, кто такая Аун Сан Су Чжи.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Ну и мы с тремя друзьями тоже были в курсе :) Но вокруг действительно какое-то было замешательство.

Эту реплику поддерживают: Анна Карабаш

Кстати, примерно такая же ситуация наблюдалась на московском концерте Джейн Биркин в зале "Элизиум" - вот как это описывал "Коммерсант": "Но помешала концерту вовсе не чересчур степенная обстановка, а сама Джейн Биркин. Она, за что ее уважают очень многие и даже награждают орденом Британской империи, яростная правозащитница, активно помогающая Amnesty International. К нынешней России у нее особые счеты, и скрывать этого она не стала, произнеся посреди концерта, чередуя французские и английские слова, пламенную речь о том, как нарушают права человека в Чечне и за ее пределами и как с этим боролась покойная Анна Политковская. После этого она спела песню про Аун Сан Су Чжи, легендарную бирманскую оппозиционерку и нобелевскую лауреатку, уже 20 лет с небольшими перерывами пребывающую под арестом. У публики все это не вызвало ровным счетом никаких эмоций, на певицу она снова обратила внимание тогда, когда та вернулась к более беззаботным мотивчикам"

Вот эта песня в честь бирманской героини - от Джейн Биркин. Сейчас она уж точно прозвучит к месту - но продолжиться этот концерт освобождения должен, конечно, джиггой!

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Николай,

Как я понял, Вы к периодну коммунистических экспериментов относите оба периода: с 48 по 62 и с 62 по 88-й, хотя оба эти периода сильно отличались: "демократический" бардак и военная коммунистическая хунта Не Вина, которая  объявила "о создании Партии бирманской социалистической программы", и выступила с программой „Бирманский путь к социализму“.

Насколько я понял, до 62-го в стране была частная собственность и почти непрерывная гражданская война, запрограммированная англичанами (как и в случае с Ближним Востоком)

PS: я не спорю, я спрашиваю.

Почти 30 лет - я имел в виду, конечно, период первой диктатуры с 62 по 88 год, а не "демократический бардак". Слишком щедро округлил? Англичане, что и говорить, постарались. Я не большой специалист в современной азиатской истории, но насколько я могу судить, англичане спровоцировали войну тем, что пообещали независимость нескольким бирманским регионам. Хунта эти регионы и сейчас не контролирует - там власть принадлежит местным Warlords и наркобаронам. И в убийстве Аун Сана и других членов "переходного правительства" тоже были замешаны офицеры британской армии.

Я, кстати, несколько лет назад был в Бирме. Чтобы получить визу, пришлось выдать себя за бухгалтера - журналистов туда не пускают в принципе. Эта страна совершенно поражает воображение. Все, что там еще работает, осталось после англичан. Через реку Иравади на 2000 км имеется ОДИН единственный мост. На самой реке - перелицованные корабли, оставшиеся от воспетой Киплингом флотилии Иравади. Древний поезд с древним паровозом ползет по древним рельсам со скроростью пешехода.

Когда я приехал в Бирму, там было сильное наводнение. У Мандалая Иравади разлилась так, что не было видно берегов - море, из которого торчат верхушки деревьев и золотые шпили пагод. Так называемые дома местных жителей - хибарки о трех стенах  - смыло. В тех, что остались, люди спали на крышах. Особенно прекрасно на этом фоне смотрелись военные на блестящих новых джипах. А других машин я там почти не видел. В Мандалае главный вид транспорта - эдакая телега с двигателем, который работает то насосом, то генератором, а то тягой для телеги.

Не могу сказать, что я много разговаривал с местными, но с некоторыми говорил. Бирма, конечно, жесткая и закрытая диктатура. но это не тоталитарный, а полностью коррупционный режим. Местные все как один говорили о военных с глубоким презрением, при этом разговаривать со мной люди совершенно не боялись. То, что рассказывали мне бирманцы и немногочисленные западные иностранцы, которые делают в Бирме бизнес, по-настоящему впечатляет - и размеры взяток, и бюрократическая волокита. Особенно меня поразили две детали.  Менеджер компании "Ориент Экспресс", например, у которой в Бирме есть круизный теплоход, рассказала, что им приходится согласовывать с властями заказ на продукты за полгода. При том, что в Бирме нельзя купить почти ничего, чем можно было бы кормить иностранных туристов. Другой сюжет - автомобили. 20-летние машины с учетом взяток и пошлин стоят столько же, сколько они стоили новыми в стране производства - типа, 100 тысяч долларов за 124-й "Мерседес"

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Вот меня всегда страшно удивляет, почему никто из моих знакомых, которые так балдеют от Кастро и от социалистической Кубы, не восхищаются Не Вином (не говоря уже о Тан Шве)? Ведь по сути они мало отличаются. Бородой не вышел? курево плохое? или они просто не в курсе?

Александр, где Вы находите таких знакомых? :) Правда, я тоже знал одного поклонника Че Гевары.

Интеллигенты, Степан. Каждый второй - левак.

Бирму при Не Вине даже в "соцлагерь" не взяли. Плохой у них был социализм, некачественный

Есть много стран про которые можно сказать:

"Ее полностью высосал режим: сначала почти N лет коммунистических экспериментов, потом еще 20 лет ничем не замутненной коррупции и самого беззастенчивого воровства." :(

Причем некоторые страны еще и до второй (видимо, неизбежной) стадии не дошли. Куба, к примеру.

Удивительно, когда в бедной и несчастной стране находятся люди, которые могут купить подержанную машину за 100 тысяч долларов.

Ну, во-первых, у меня не было возможности перепроверить информацию о ценах - может, мои собеседники преувеличивали. Во-вторых, в Бирме полно чиновников.  В-третьих, машин там вообще очень мало, в основном доисторические японки. Даже в "парке" главных рангунских гостиниц было какое-то старье. Новые дорогие машины - только у военных. Одно из главных занятий армии, насколько я понимаю, это крышевать наркотраффик.

Степан, диктатор этой несчастной страны, генерал Тан Шве, собирался за 1 миллиард долларов купить Manchester United, сообщают нам WikiLeaks и Guardian. Тан Шве собирался покупать 56 % акций МЮ ровно в тот момент, когда Бирма пострадала от тайфуна и 140000 человек погибло. Тан Шве упрекал международные организации в том, что они медленно предоставляют гуманитарную помощь. Диктатор очень любит футбол и справедливо считает, что он может отвлечь широкие трудящиеся массы от политики.

А вы говорите - подержанная машина.

"Диктатор очень любит футбол и справедливо считает, что он может отвлечь широкие трудящиеся массы от политики."

Да, удивительная страна Бирма!

Степан Пачиков Комментарий удален

"При том, что в Бирме нельзя купить почти ничего, чем можно было бы кормить иностранных туристов."

Кстати, а чем Вы питались в Бирме?

В Рангуне я ел в гостиницах, а по стране я перемещался как раз на корабле Ориент-экспресса. Кормили там неплохо - по меркам Ориент-Экспресса кухня там спартанская, а так - уровень среднего, скажем, московского ресторана с претензией. Я вообще любитель всякой гастрономической экзотики, но бирманцы используют в огромном количестве блюд какие-то зловонные бобы и страшно неприятную траву, которую они добавляют во все карри. Это прямо поразительный контраст со всеми соседними странами - продукты в основном те же самые, и тип кухни, в общем, похожий, но есть это совершенно невозможно.

Кстати, все европейцы и американцы, которые были со мной на пароходе, на полном серьезе обсуждали, правильно ли они поступили, приехав в Бирму несмотря на все призывы к бойкоту. Не знаю, как в Штатах, а в Европе про это говорили очень много - особенно после того, как Аун Сан Су Чжи арестовали в 2003 году. У хунты очень мало легальных источников доходов, и она разрешила туризм, чтобы в страну потекла хоть какая-то валюта. Так вот западные сторонники бойкота говорили, что ехать в Бирму - это поддерживать хунту. Есть и еще одно соображение. Главная туристическая достопримечательность Бирмы - храмовый комплекс в Пагане. Так вот, хунта выселила из Пагана почти всех местных жителей, а комплекс "отреставрировали" в духе храма Христа Спасителя, так что этот уникальный памятник лишился охранного статуса Юнеско.

Эту реплику поддерживают: Александра Штаерт

Степан Пачиков Комментарий удален

жжесть какая!

Когда читала Вашу заметку об этой удивительной женщине - мурашки пошли по коже! Спасибо!

а вот и Голливуд подоспел

Работа над фильмом уже кипит. В роли Аун Сан Су Чжи снимается одна из самых выдающихся красавиц мирового кино Мишель Йео - девушка Бонда (Tomorrow Never Dies) и звезда "Крадущегося тигра, затаившегося дракона". На днях она втречалась в Бирме с Аун и провела с ней целый день - изучала, так сказать, образ. Сама Йео родом из Малайзии, а живет в Гонконге. Кстати, Йео встречалась со своей героиней в тот самый день, когда та провожала сына Кима, с которого не видела десять лет. Пока Аун была под домашним арестом, родственников к ней не ппускали.