Ксения Семенова /

Евгений Нудлер получил премию Леонарда Блаватника

Четвертый год подряд лучшие молодые ученые штатов Нью-Йорк, Нью-Джерси и Коннектикут получают по 25 000 долларов — для совершенно свободного использования

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Эта премия была организована бизнесменом и филантропом Леонардом Блаватником в 2007 году. Помимо заслуг на поле научной деятельности, одно из важных условий — чтобы день рождения получивших премию был не раньше первого января 1968 года.

По мнению Блаватника, надо выявлять и награждать именно молодых, многообещающих ученых в тот момент карьеры, когда поддержка им особенно необходима, поэтому он организовал эту премию: «В конце концов, эти ученые — наше будущее, мы надеемся, что именно они сделают этот мир лучше для всех нас».

В этом году из 150 кандидатов из восьми нью-йоркских научных и исследовательских институтов путем голосования независимого жюри, состоящего из 58 ведущих ученых (сам Блаватник в жюри не входит), на премию были отобраны 12 человек. Единственный русский из них — участник проекта «Сноб» профессор Евгений Нудлер. Он работает над проблемами старения и устойчивости к антибиотикам.

Комментировать Всего 26 комментариев

За что тебе дали эту премию?

Это научная премия, которую учредил Блаватник при Нью-Йоркской академии наук. Она дается молодым ученым в разных областях наук. Я получил, соответственно, в разделе «биология». Она дается как бы за прошлые заслуги. Там лишь ограничение было по возрасту, то есть ты не должен быть старше 41 года, так что я как раз успел.

Премия, конечно, мне, но заслуги мои скорее организационные. Научная лаборатория, которая, собственно, работает над теми открытиями, которые мы сделали, также заслуживает награды. Поэтому, может быть, я организую им какую-нибудь поездку, отдых в ближайшее время. Сама премия, так называемые unrestricted money, может быть использована мной на что угодно.

Ты уже профессор, но все еще номинируешься как молодой — это очень удобно!

На самом деле, да. Всем финалистам под 40 лет. Это все условно молодые. Обычно профессорами становятся уже далеко за 30 и называются тогда «молодой профессор». Но я-то уже, на самом деле, профессор с 1997 года, так что никак не молодой. Поэтому звучит немножко иронично. Но все равно приятно, что я еще молодой. Это хорошо совпадает с моей программой по борьбе со старением и теми исследованиями, которыми я занимаюсь.

Как проходило награждение?

Было начальство всех университетов, чьи сотрудники стали финалистами. Соответственно, Нью-Йоркский университет, Йель, весь East Coast, короче. Так как вечер был сопряжен с инициативой Нью-Йоркской академии по улучшению качества еды, то были деятели от разных пищевых и фармацевтических компаний. Ну, и важные ученые были. Я, например, там беседовал с Джином Уотсоном, который, все знают, наверное, сделал открытие структуры ДНК.

Я его последний раз видел лет, наверное, 10 назад. Но всегда приятно поговорить с живой легендой. Он пожаловался, что не осталось людей, которые мыслят. На что я его переспросил, остался ли у него хоть какой-нибудь кумир в науке. Он подумал, назвал одно имя, потом вспомнил, что он уже умер, еще немножко подумал, назвал еще одного и сказал: «А, этот тоже умер». В общем, выяснилось, что нет ни одного ныне живущего, которого бы он мог назвать своим кумиром. Еще там были ученые, которых я знаю, и было приятно, что они меня все поздравляли. Вообще вся атмосфера... Я немножко нервничал, потому что я не был уверен, что выиграю, все финалисты были довольно сильные. Потом, как можно выбирать — например, один финалист астроном, другой финалист физик, третий инженер, четвертый там биохимик, как я, пятый нейробиолог. То есть как выбирать между домом и яблоком. Не знаю, как они выбирали в итоге, но, в общем, выбрали.

А свою кандидатуру ты сам подавал?

Нет, меня кто-то номинировал, я даже не знаю кто. Наверняка кто-то из Нью-Йоркского университета. Я, честно говоря, даже не знал про эту награду до того, как меня номинировали. Эта премия уже очень престижная, как оказалось, хотя всего существует четыре года. Всем было очень приятно, что меня номинировали, мой Нью-Йоркский университет особенно рад.

Ну, да, для них это вопрос престижа.

Ксения Семенова Комментарий удален

Да, конечно. И опять же сам вечер награждения — потенциальная возможность привлечь новых денежных «доноров». Такие мероприятия провоцируют именно будущие какие-то пожертвования на науку, на медицину. В этом плане они особенно довольны остались.

А ты был до этого знаком с Леонардом Блаватником?

Я с ним был знаком. Кстати, тоже член клуба «Сноб» Саша Маркво меня, собственно, познакомила с ним в Москве. Случайно, на какой-то вечеринке. И, собственно, все, после этого мы не пересекались до последних событий. Но мне было приятно, что он меня пригласил на ужин за день до этого. Были разные интересные люди, его соратники, пара ученых была, один — нобелевский лауреат Ричард Аксель. В общем, очень приятно.

Эту реплику поддерживают: Игорь Рябов

Женя,

Поздравляю, целую и обнимаю!

Эту реплику поддерживают: Алексей Фридлянд

Поздравляем!

И зачем нам все это..... в зоопарке?  Прям   как конкурс на лучшего жирафа...

частично верю...  но сам предпочитаю искусство.... с него навару больше.

устойчивость к антибиотикам, надеюсь, никак не связана со старением? :) 

поздравляю! 

Молодому от старого

Женя, поздравляю! Так и до Нобеля дотянешь.

Эту реплику поддерживают: Юлия Щербатова

ПОЗДРАВЛЯЮ!!!

Молодец, Женя! Ты заслужил это.

Поздавляю! Надо отметить :)

Спасибо за поздравления!!

Надо собраться в ближайшее время и отметить.