Надира Исаева: Я не знаю, кому в структурах власти я могу оппонировать

Главный редактор дагестанской газеты «Черновик» Надира Исаева стала лауреатом ежегодной премии International Press Freedom Award, которую присуждает международная организация «Комитет защиты журналистов» за смелость, проявленную журналистами при исполнении профессионального долга. Мы спрашивали Надиру Исаеву про Северный Кавказ — опасный для журналистов регион, про который в последние годы разучились говорить в международных и федеральных российских СМИ

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Награда была вручена Надире Исаевой 23 ноября в Нью-Йорке. Исполнительный директор «Комитета» Джоэл Саймон сказал на церемонии награждения: «Лауреаты премии 2010 года испытали на себе насилие, угрозы, арест и даже пытки. Каждый из них внес заметный вклад в жизнь общества в своей стране. Они освещали правонарушения, коррупцию и скептически рассматривали действия властей».

В Дагестане Надира Исаева обвиняется в экстремизме. Так власти оценили ее публикации о жестких методах, которыми спецслужбы борются с вооруженным исламским подпольем. Уголовное дело против Исаевой и еще пяти сотрудников газеты «Черновик» было возбуждено в 2008 году после статьи с высказываниями одного из лидеров подполья, который обвинил власти Дагестана в коррупции и «раболепстве перед Кремлем». В доме Исаевой и офисе газеты проходили обыски, прокурор Дагестана отправлял ее на психиатрическую экспертизу. По этим обвинениям журналистам газеты грозит до восьми лет заключения.

В 2009 году Роскомнадзор Дагестана пытался закрыть газету за «враждебное отношение к правоохранительным органам и экстремистские публикации»: в своих статьях Надира Исаева писала, что именно коррупция в рядах МВД — основная причина существования исламского подполья в Дагестане и что исламизация региона уже необратима. Иск против газеты Роскомнадзор проиграл в федеральном суде, но уголовные обвинения с журналистов пока не сняты.

Премия International Press Freedom Award присуждается с 1991 года и считается индикатором плохого положения со свободой слова в тех странах, где работают ее лауреаты. В 2010 году кроме Надиры Исаевой премии удостоились журналисты из Ирана, Эфиопии и Венесуэлы.

Комментировать Всего 84 комментария

У всех сегодня на слуху кубанская станица Кущевская. Насколько положение на Северном Кавказе и конкретно в Дагестане похоже на ситуацию в станице, где криминал сросся с местной властью и правоохранительными органами?

Доброй ночи! Я бы сказала точнее: местная власть и правоохранительные органы срослись с криминалом. Принципиальное отличие от станицы в том, что там, на Кубани, нет системного вооруженного исламского подполья.

Существуют ли какие-то связи между вооруженным исламским подпольем и властными структурами в регионе? Насколько влиятельны исламские радикалы и есть ли во власти люди, которые негласно их поддерживают?

Вы не конкретизируете, о какого рода связях власти и подполья идет речь. Если о родственных, то они очень вероятны. А вот в идейном плане это два несходимых и несводимых полюса. Связи в виде добровольно-принудительного финансирования «леса» есть.

Надира, что вы имеете ввиду, то есть существует обязательное спонсирование исламистских радикалов? Это оброк на бизнес или на налогоплательщиков в том числе?

«Обязательное» — слово обязывающее. Это, конечно, не фонд Рамзана Кадырова. Отжимают в основном чиновников, глав муниципалитетов, бизнес.

Если подполье воспроизводимо и идейно, и в плане людского ресурса, оно уже влиятельно. Я не говорю о давлении их на политику Москвы на Кавказе...

Вы говорите про исламизацию региона. Насколько я могу судить, речь идет именно о консервативном и даже радикальном исламе. Насколько сильны были раньше позиции умеренного ислама и почему он их сдает?

Надира, поздравляю с премией! Скажите, а какие корни у этой исламизации? Почему это происходит и как влияет на события в республике?

Спасибо! Корни историко-ментальные. А усиливаются процессы потому, что официальное государство не отвечает запросам граждан на безопасность и соблюдение фундаментальных прав личности. Люди ищут альтернативные принципы саморегулирования социума.

Когда против ширящегося влияния ислама используют БТР и тайные концлагеря, умеренный, пацифистский ислам не выдерживает критики сторонников вооруженного сопротивления.

Фундаментализм — более подходящее слово. Эти люди призывают к безусловному, внеконъюнктурному, строгому, я бы сказала, жесткому соблюдению установлений шариата. Позиции умеренного ислама были сильны во второй половине 1990-х.

Позиции умеренного ислама были сильны во второй половине 1990-х. А там, где проблема ширящегося влияния ислама государством решается через БТРы, штурмы жилых домов и концлагеря, пацифизм умеренного ислама не выдерживает критики сторонников джихада.

На всех последних фотографиях, которые я видел, вы носите платок. В платке вы были и на церемонии вручения награды в Нью-Йорке. Два года назад вы еще появлялись на людях с непокрытой головой. Что произошло?

То, что вы видели: я надела платок. Это во внешнем облике. А внутренне — ничего кардинального. Платок — это не мода, это убеждение. 

Я правильно понимаю, что вы стали консервативнее? Вы считаете, что хорошая мусульманка не может ходить с непокрытой головой? Многие умеренные мусульмане считают платок признаком чуть ли не мракобесия и наглядным признаком радикализации ислама. Я много раз слышал такую точку зрения в разговорах. А как вы относитесь к этой точке зрения?  

Я не понимаю, что значит «консервативнее». Убежденнее — да. Я не знаю тех «умеренных мусульман», с которыми вы общаетесь. Люди, озвучивающие это мнение, не знают установления ислама.

Надира, а Вы читали "Снег" Памука?

Как вам кажется, почему для остальной России Кавказ - мало интересная тема? Даже теракты становятся просто рядовой новостью...

Потому что во всех регионах масса своих проблем. Я их понимаю. Мы в зоне повышенной турбулентности.

Мы — все, кто живет в России.

Чувствуют ли в Дагестане люди себя частью России? Насколько вообще центральная власть заметна в Дагестане?

Централ

Центральная ВЛАСТЬ — значит ядро, сила, сила притягивающая. Такой силы нигде в Росиии, я думаю, не чувствуют. И не надо путать насилие и власть через принуждение с реальной властью через согласие.

А на Северном Кавказе люди вообще ощущают, что они живут именно в России, в Российской Федерации? Насколько сильно ощущение, что "мы - часть большой страны"?

Настолько же, насколько оно сильно на Дальнем Востоке, в Сибири. «Мы — часть большой страны» — это когда гордишься, это когда ты часть общего. Повторяю: скажите мне, какая идеология у России как государства? Тогда и можно говорить: «Мы — часть большой страны». Хотя нет, вы правы, территориально мы все — часть большой страны. А вот часть государства, понимаемого через идейно обусловленную общность, — я такого не нахожу.

Эту реплику поддерживают: Самвел Аветисян

За разжигание ненависти к представителям правоохранительных органов. Это официальная формулировка. Развитые демократии это называют свободой слова, в том числе и критики власти.

Что изменилось с назначением в феврале этого года нового республиканского президента?

Приоритет его политики — найти точки консолидации общества. Новый президент и его команда пытаются отвечать импульсам, идущим снизу, от общества. Происходит попытка обеспечить управляемость процессом исламизации, снизить масштабы милитаризации исламской молодежи.

Надира, как Вам кажется, почему именно в Дагестане так широко распространается ваххабизм?

Я не понимаю, что значит «ваххабизм», так же как не понимаю, что подразумевают различные востоковеды и эксперты под словом «исламизм».

Ваххабизм – религиозно-политическое движение, возникшее в XVIII веке в Центральной Аравии, в Неджде. Оно начало свою активную деятельность под лозунгом «очищения» Ислама, «возвращения» к порядкам времен Пророка (мир ему и благословение) и объединения арабов против Османского халифата.

Если речь идет о влиянии фундаментализма, то тому есть историческое объяснение. Это раз. Во-вторых, многонациональность Дагестана становится причиной, по которой национализм в любых его проявлениях здесь никогда не доминировал. Если помните, и в 1990-е годы Дагестан, в отличие от других республик, не требовал особых договоров с центром, и никто здесь не воевал под знаменами национализма.

Хорошие вопросы. Жду ответов с интересом.

Надира, поздравляю вас с вручением премии! 

Кого вы могли бы назвать своими соратниками, кроме коллег из "Черновика"? Кто, кроме вас в Дагестане, освещает деятельность властей в оппозиционном ключе? 

И еще можно я задам вам личные вопросы: что для вас мужество? Вы чувствуете, что совершаете ежедневный подвиг? Боитесь ли вы?

У нас много патриотически, я бы сказала, даже ура-патриотически настроенных журналистов. Нередко СМИ берут на себя роль правозащитников. Что касается оппозиции — оппозиция значит позиция, противная позиции официальной власти. Вот здесь начинается абракадабра. В фактически унитарном государстве с непредсказуемой политикой как федерального масштаба, так и региональной, тем более на Северном Кавказе, я не знаю, кому конкретно в республиканских структурах власти я могу оппонировать. Есть общее понимание ненормальности ситуации.

Какая у России идеология? Назовите мне ее, тогда я назову идеологию ее субъекта — Республики Дагестан.

Но я такой не знаю. И не вижу платформы для реальной, концептуальной оппозиции, а не конъюнктурно-тактической. К сожалению.

Меня не покидает

Меня преследует мысль, что ничего мужественного я не совершила. Нет, я не боюсь. Потому что не думаю об этом. Вера в Аллаха укрепляет: все будет так, как предписано. Есть изречение Пророка (с.а.с.) о том, что удивительно положение верующего: во всем для него благо: и в радости, и в горе.

В чем вы видите для себя смысл жизни? 

Как ни странно, смысль моей жизни не в профессиональной самореализации. Сейчас я бы больше всего хотела иметь пару-тройку детей.

Эту реплику поддерживают: Самвел Аветисян

И еще хотел спросить, что вас мотивирует в жизни? Что является внутренним катализатором?

чувство ответсвенности перед страной?

Русские на Кавказе — враги?

Для махровых националистов — да, для мусульман — нет.

Я слышал такую точку зрения: большая заслуга Рамзана Кадырова в том, что он примирил чеченцев с русскими. Он сумел переключить всю ненавись и все обиды на Ельцына - дескать, это он во всем виноват, все беды были из-за него, а на самом деле русские друзья. Такая оценка хоть как-то похожа на правду? И как вы сами, кстати, оцениваете Рамзана Кадырова?

Его нельзя оценивать в категориях «русский — чеченец». Он, как сказал бы математик, экстремум функции власти. Помните алгебру. Функция и ее экстремальные значения. Вот он и есть экстремум.

Но ведь те, кого Вы называете "махровыми националистами" тоже верят в Аллаха, пророков и объясняют свою борьбу имеено верой, как же так?

Какие публикации "Черновика" кажутся вам самыми важными? Может ли газетная статья на что-нибудь повлиять в Дагестане? А в других кавказских республиках?

К счастью, именно в Дагестане публикации влияют. Но эффективность публикации — во многом вопрос профессиональной специализации журналиста, освещающего тему.

А ваша семья вас поддерживает?

Скажите, какое у вас было впечатление: как хорошо известно то, что происходит на Кавказе и в Дагестане в частности в Европе и в США. Есть ли понимание ситуации, какой-то интерес. Потому что сегодня это один из наиболее взрывоопасных регионов на свете.

В США, насколько мне удалось понять, Кавказ представляют не очень хорошо. Так, современные процессы на Кавказе все еще ассоциируют с войнами в Чечне. В Европе мне не довелось бывать.

А интерес есть, несомненно.

И еще вопрос. Как может повлиять на то, что происходит российское или мировое общественное мнение?

Трудный для меня вопрос. Мне не понятны механизмы реализации этого влияния. До сих пор по моему, надо сказать, небедному для 30 с хвостиком, опыту я не видела, чтобы именно мнение влияло на процессы.

Надира Исаева Комментарий удален

Надира Исаева Комментарий удален

Надира Исаева Комментарий удален

Надира Исаева Комментарий удален

Надира, поздравляю с премией. Как к вам и материалам "Черновика" относятся коллеги-журналисты в Дагестане? Есть ли поддержка с их стороны?

Спасибо! Этичнее было бы рассуждать об этом моим коллегам по цеху.

Я думаю, тут важен момент - чувствуете ли вы чью-нибудь поддержку?

Женщина-главный редактор в исламской стране - с какими трудностями вам, как женщине, приходится сталкиваться в своей работе?

Я ведь совсем не в исламской стране живу и работаю. Как раз в светской мне и сложнее.

Скажите, я правильно Вас понял, что в Саудовской Аравии, например, где до сих пор забивают женщин камнями, вам было бы легче?

Я живу в республике, где общество расколото, напряжено, живет под давлением навязываемых страшилок.

НАдира, так не понятно. Какие страшилки вы имеете в виду?

Страшилка №1 — «ваххабизм».

Ну про страну я погорячилась. Имела ввиду, конечно, республику Дагестан, в которой 95 % населения мусульмане - с какими трудностями вам, как женщине, приходится сталкиваться в своей работе?

И какие страшилки навязываются?

А милиция сама по себе страшилка. Ею даже пугать не надо.

Надира, спасибо Вам за Вашу работу. Скажите, Вы сейчас в России? В Дагестане? Или где-то на Западе? Вы знаете, мы (люди, живущие за пределами Северного Кавказа) так мало знаем ПРАВДЫ об этом регионе, что Ваша деятельность - на вес золота. Хочется общаться побольше с людьми, варящимися в этом котле --- что в Дагестане, что в Чечне, в Ингушетии или других северокавказских республиках. Хочется знать правду из первых рук о процессах, там происходящих.

Спасибо Вам. Буду безумно рад, если Вы продолжите свое присутствие на Снобе --- мне кажется, тут есть замечательная площадка для обсуждения самых разных вопросов. Вас --- я имею в виду профессионалов, знающих правду о Северном Кавказе, процессах в российском исламе --- очень не хватает.

Эту реплику поддерживают: Анна Качуровская, Мария Шубина

А как женщине... Женщина-руководитель слаба физически, это означает, что

это означает, что надо искать другие способы лидерства: через личные качества, деловые, дипломатию... Это интереснее и сложнее.

Спасибо! Было очень занимательно для меня. Как бывает занимательна математика в школе.

Эту реплику поддерживают: Ираклий Бузиашвили

Я сейчас на работе. В Махачкале.

Понял. Спасибо. Скажите, много ли тех людей, которые хотят реально решить проблему Северного Кавказа? Мне кажется, между россиянами и людьми из северокавказских республик такая пропасть --- так это видится на расстоянии. Ощущение такое: "они сами по себе, мы сами по себе. И чем меньше мы с ними пересекаемся, тем лучше". Как на это смотрят в Дагестане?

Как раз в Дагестане люди не хотят так думать. Они в массе своей и по инерции хотят иметь «старшего брата». А решить проблемы Кавказа... К сожалению, от тех, кто порой искренне желает их решить, я все равно слышу слово «уничтожить».

Неудобно мучить Вас вопросами, но не могу не спросить главного. Как Вы лично считаете, Надира --- возможна ли полноценная интеграция Северного Кавказа в Россию? Светского, но со свободой вероисповедания, со своими обычаями, но не нарушающего российские законы? Готовы ли люди к этому на Кавказе и в остальной России, как Вам кажется? И сколько на это нужно времени по самым оптимистичным прогнозам?

Надира Исаева Комментарий удален

Хочется пожелать Вам личного и женского счастья, силы и мудрости на Вашем пути, мира и процветания Вашему народу.

Вы различаете "ислам" и мусульман? 

Надира, добрый день. Если Ваш анализ ситуации в Дагестане ( и на всём Северном Кавказе) верен, то лично я - за любую светскую власть, пусть самую криминальную, самую коррумпированную. Лишь бы не "радикальный исламизм". Мы это уже "проходили в начале 20го века: наши предки зачем-то выбрали "радикальный социализм". вместо загнивающей, насквозь коррумпированной, агрессивной и бесчеловечной самодержавной власти. Всего Вам доброго)