Илья Колмановский /

Неделя после теракта: нам не стоило смотреть ТВ

Исследование психологов из Университета Хайфы показывает, что просмотр сцен теракта по ТВ ведет к опосредованной травме, подрыву эмоциональных ресурсов

+T -
Поделиться:

Возможно, это прозвучит кощунственно, но у меня была отвратительная неделя. К пятнице я понял, что вообще ничего не успел сделать. Настроение было безобразное, и сам я казался себе совершенно никчемным бездельником; работа, которую я вообще-то люблю, совершенно не вызывала интереса — как не вызывало интереса общение, чтение и даже собственные дети.

И тут мне попалось на глаза новое исследование профессора Моше Зайднера и его коллег из Университета Хайфы, которое описывало слово в слово, как ровно такое же состояние удалось вызвать у группы из 78 студентов-волонтеров, показывая им сцены терактов, записанные из израильского телеэфира (контрольная группа смотрела просто новостные сюжеты). Итог: в основной группе сразу после показа наблюдалось так называемое истощение психологических ресурсов — низкая самооценка, сниженное чувство собственной значимости, отсутствие преданности своему делу, чувство неуспеха.

Я вспомнил, что все четыре раза, что я попадал на этой неделе в спортзал, прямо напротив тренажера было три телеэкрана, на которых монотонно повторялась сцена взрыва в Домодедове, снятая камерой видеонаблюдения. Я каждый раз вглядывался в картинку с болезненной тщательностью, невольно представляя себя на месте взрыва, соображая, как нужно пригнуться и куда бежать.

Моше Зайднер

   Дорогие друзья, мы с вами и от души сочувствуем. Мы давно знали, что прямое наблюдение теракта — тяжелая нагрузка для психики и ведет к посттравматическому синдрому. Теперь делается ясно, что даже опосредованное наблюдение теракта имеет последствия — и каждый должен найти свои стратегии совладания с этими последствиями.   

 

Комментировать Всего 49 комментариев

Дорогие друзья, мы с вами и от души сочувствуем. Мы давно знали, что прямое наблюдение теракта — тяжелая нагрузка для психики и ведет к посттравматическому синдрому. Теперь делается ясно, что даже опосредованное наблюдение теракта имеет последствия — и каждый должен найти свои стратегии совладания с этими последствиями.

Что конкретно происходит с нашей психикой? Казалось бы, какая тут связь — почему чужое горе вызывает чувство собственной неполноценности?

Около 20 лет назад психолог Хобфол сформулировал «теорию сохранения ресурсов».

Согласно этой теории, чтобы успешно функционировать, нам нужны некие психические ресурсы. Их трудно восполнить, но легко подорвать. Страх, лицезрение кровавых сцен — это ведет к истощению ресурсов. Ощущение потери контроля над реальностью, ощущение, что разрывается связь между нашими действиями и их результатами — все это подрывает ресурсы.

Есть ли еще какая-то конкретная связь между процессами в психике и наблюдением сцены теракта?

Да, через эмпатию к жертвам. Существует термин «истощение через эмпатию». Есть еще один момент: ощущение неподконтрольности окружающей среды, незащищенности вызывает стремление к рискованному поведению — раз все равно не спастись. Это тоже накладывает отпечаток.

А частые повторы этих сцен не ведут, наоборот, к толстокожести, к привыканию?

Возможно, но это совершенно не значит, что параллельно не происходит потеря психических ресурсов. Я помню такое огрубение и по себе: во время обстрелов «кассамами» (в июле 2006 года сотни этих ракет были выпущены «Хезболлой» с территории Ливана). я перестал шарахаться от каждого выстрела — но это был очень тяжелый период, именно в смысле состояния психики.

Стоит ли пытаться ограничить, защитить себя от этих сцен?

Вообще никто не заставляет их смотреть. Если же этого не избежать, важно наметить какие-то стратегии совладания: не просто смотреть, но и бороться за усиление мер безопасности, например. Я не думаю, что цензура — это выход; важно, впрочем, защитить от этих сцен детей.

Истощение через эмпатию

Моя терапист это мне объяняла. 

В вашем исследовании описано, что в результате эксперимента с телепоказами студенты-арабы страдали от психического истощения сильнее, чем евреи. Почему так получилось?

Я могу только строить гипотезы. Во-первых, они испытывали сильнейший конфликт: в теракте страдали их соседи-евреи, и могли бы пострадать и они сами — но вместе с тем они идентифицируют себя с палестинцами. Во-вторых, они невольно приписывают своему еврейскому окружению горечь и ненависть по отношению к таким, как они, — и это не может не сказаться на их настроении.

Получается, что наши соседи-кавказцы, живущие в Москве, пережили еще более страшную неделю...

Эту реплику поддерживают: Софья Баскина

Странно....

у меня например просмотр сцен жестокости и насилия на телеэкране  ( да и в жизни)  вызывает прилив творческих сил и вдохновения....

И на похоронах я тоже всегда прихожу в радостное приподнятое настроение.... ( даже неудобно перед родственниками)   Может это что-то генетическое?  Дионисийское?  Культ  этрусских  предков?

То есть можно наверное как-то и позитивно использовать эти информационные потоки.  В конце концов психическая энергия - она одна ... и важна  именно разность потенциалов, и вектор,  а не абсолютный заряд.

Эту реплику поддерживают: Надежда Ларионова

Рекомендую пересмотреть фильм Висконти "Гибель богов" и "Иди и смотри" Климова.

Завидую, но отчасти. У Вас непробиваемая психика.

Это очень необычная реакция, и мне трудно говорить заочно - возможно речь идет о какой-то скрытой потребности в насилии, которая таким образом находит выход.

Мне на ум приходит еще такой пример. Во время Войны в Заливе по Израилю было выпущено множество ракет. Zahava Salomon в книге об этих событиях описывает, как пациенты с тяжелыми формами психических нарушений, подолгу живущие в больницах, резко улучшили свое состояние. У них прекратились галлюцинации, ушла депрессия, и так далее. Как только война закончилась, состояние вернулось на прежний уровень.

В чем дело? объяснение такое: когда началась война, оправдалась их картина мира - мир действительно стал так ужасен, как им это кажется.

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов

Вот-вот  ,  существует огромная армия людей - искателей приключений  которые без этого чувства  смертельной опасности чахнут и болеют.  Что-то там с андреналиновой зависимостью  у них не так как у других.

Это у нас семейное, наследственное.... любовь к этрускам..... эпигенетика возможно  сыграла роль.  :-)

Хотелось бы понять принципы формирования такого состояния у человека? У меня например вызывает сомнения, что подобного рода состояния у человека может вызвать только информация о террористическом акте. На этой неделе показывали фильм Кирилла Набутова «Блокада», а по Культуре, ужасно тяжелый документальный фильм о том, как Николай Киселев спас 218 евреев, выведя их из зоны оккупации за линию фронта.  И интервью с очевидцами тех событий. Разве подобные эмоционально-психологические состояния не зависят от степени восприятия человека?

Смерть всегда ужасна, а тем более гибель людей и для меня неважно, невиновны они или виновны. В СМИ любят повторять: гибель такого-то количества невиновных. По степени эмоциональной боли я не могу разделить эти три события: взрыв в Домодедове, кадры сотен умирающих, и изможденных в блокадном Ленинграде, и рассказы спасенных евреев, из 280 в живых осталось 218. Все это произвело на меня ужасающее впечатление, но никоим образом не повлияло на мою самооценку, и работоспособность. Скорее я думала очень много о возмездии и справедливости.

 

Это любопытное отличие. Возможно, израильское общество отличается в этом смысле от российского. Основной механизм подрыва ресурсов в такой ситуации - это empathy fatigue, усталость от сострадания. Было исследование во время Ливанской войны, которое показало, что уровень сострадания не зависел от дистанции до места событий. Не исключено, что для таких больших стран и таких огромных мегаполисов восприятие отличается.

Уровень сострадания - интересно, но разве он может меняться в зависимости от частоты тер актов, или войн. Хотя и принято говрить, что человек ко всему привыкает, я не могу поверить в это. Иначе, генетическая память сформированная всеми войнами за историю человечества, вообще бы уничтожила способность человека к состраданию.

Моше говорит о том, что уровень сострадания в ситуации, когда нация живет как одна большая деревня - сильнее, чем таком мегаполисе, как Москва.

Это самоидентификация  населения, как единого народа. А у нас этого уже нет.

Эту реплику поддерживают: Илья Колмановский

А меня, когда узнаю о теракте,  настигает жуткий приступ гастрита. Каширка - Американские близнецы - метро - теперь вот Домодедово.. Прям вот скручивает так основательно. Я все эти разы хорошо так помню..Причем сознательно я себе все объясняю и не паникую особо,  пытаюсь продолжать обычную деятельность, но вот организм, видимо, отказывается это воспринимать и реагирует как умеет..Соматика, ага - говорят, желудок бунтует тогда, когда не может "переворить" события, которые происходчт в жизни.

У моей мамы точно такая же реакция на большой стресс. :(

ТВ - зло!

Для меня эти события - всегда  включение в работу на 200%. Прием пострадавших, сортировка, лечение. Включение, как правило, сопроваждается полным "отключением" о внешних источников информации на какой-то срок. Дом-клиника-дом. При чём, дорога в режиме автопилота и никаких внешних раздражителей (радио и т.п.). Завершение лечения наиболее тяжелых пострадавших совпадает с полной тишиной в эфире...

Остается непонятным, неукротимое ни кем, желание представителей масс-медиа получить интервью именно у пострадавших из серии "А что? А как?" И клали (извините за акцент) они на психологические резервы не то что зрителей, а самих жертв 

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне, Млада Стоянович

Я, кстати, думала, что тебя было не видно как раз из-за того, что у тебя сильно в эти дни прибавилось работы...

Так и не дождусь ТВОЕГО поста про "London is a capital..."

Врачи особенно сильно рискуют подорвать свои ресурсвы в такие дни; отказ от ТВ и радио в такие дни - вероятно, попытка защитить себя от дополнительной травмы.

Что касается бесцеремонных медиа, очень большая опасность получения травмы - для родственников и близких тех, кого показывают по ТВ.

Моше, резервы могут подорвать резиденты...))) Я думаю, что у нас есть свои не изученные механизмы защиты и адаптации. А отсутствие радио - это просто желание побытть в тишине после рабочего шума. Думаю, мы на эту ситуацию смотрим в основном с позиции: "А всё ли ты сделал? А правильно было всё организовано с позиций оказания помощи"

Эту реплику поддерживают: Илья Колмановский

А меня всегда бесит рукопожатие президента и премьера. Как это все убого, стыдно выглядит. И показные кадры и люди в новых пижамах. А после съемки, боль, несчастье. Мне всегда стыдно видеть эти кадры.

Эту реплику поддерживают: Илья Колмановский

Тут,  Млада, своя мотивация - выборы на носу

Рекоммендации не смотреть повторы катастрофы давались и членам семей разбивщихся Шаттлов - сколько раз посмотришь, столько раз по новой переживешь смерть родных.

Так что все это очень плохо, но ничего нового.

"некие психические ресурсы", "теория сохранения ресурсов"

Блин, вот она психология позапрошлого века во всей своей красе. Главное придумать новый термин и написать про это книгу а лучше и десяток. То что частое лицезрение сцен насилия вызывает банальный хронический стресс (а нечастое - бодрящий прилив адреналина у мужчин), негативные эффекты которого (и гастрит, и пониженная самооценка) хорошо изучены нейрофизиологами - это для настоящего психолога слишком просто. Термина нет, не за что ухватиться и развесить клюкву.

Эту реплику поддерживают: Надежда Ларионова, Владимир Кайгородов

Всем давно понятно, что вызывает стресс, что его снимает или хотя бы снижает. Меня никто не заставит смотреть сцены насилия, теракты. Ни за что. Прочитаю, послушаю один раз из хорошего источника и хватит. Беречь надо людей и не показывать подробности. И что это за фитнес центр, в спортзале которого показывают теракт!? ЧуднО.

Стресс - слишком общее слово. Конечно, стресс - но не любой стресс подрывает ресурсы; есть масса ситуаций, где стресс воспринимается как нечто положительное. Теория Селье просто описывает явление, но ничего не говорит о психике. Теория сохранения ресурсов выделяет ситуации с позиции значимости для психического баланса, успешного функционирования.

Эту реплику поддерживают: Максим Зарубин

Согласен, что не любой стресс - причичина недомоганий и депрессий. Если даже поверхностно проанализировать историю человечества, то можно прийти к выводу, что именно стрессовая составляющая во все времена была двигателем прогресса.

Эту реплику поддерживают: Илья Колмановский

Илья, то ли я такой луддист, то ли не заню почему! но как-то все время, как сталкиваюсь с научной колонкой, тянет возражать. А как же memento mori? Не слишком ли мы оберегаем себя и других?

Вспомнилось, как я какой-то великовозрастной немецкой ученице (17 лет!!!) стал говорить о том, что музыка, которую она играет -  знаменитый до-диез-минорный прелюд Рахманинова (http://www.youtube.com/watch?v=EtuMVBLEWJU) -  это о смерти, что первые три ноты -  это приговор... Она посмотрела на меня. как на ненормального! это было с ее точки зрения какой-то неуместной шуткой... Я бы прописал ей смотреть теракты на ночь.

Есть школы философии и психотерапии, которые говорят о пользе осознания смертности. Но речь идет о рефлексии в совершенно особом контексте - на кушетке терапевта, в задушевном разговоре с близким человеком.

Травматичное, резкое осознания смертности, незащищенности, в контексте кровавой сцены - действует совсем нетерапевтично.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Жизнь состоит из многих вещей, и из трагедий тоже. И рекомендации "не волноваться", оградить себя от неприятных востей, не смотреть терракты по телевизору , не читать  , не слушать - все это гроша ломаного не стоит - для людей взрослых и здоровых психически. Невозможно жить в стерильном пространстве.

А в отношении данного исследования - может быть и ценность в ломаный грош - или больше появилась бы, если бы они протестировали эмоциональный уровень участников через неделю - или месяц . Тогда бы мы может быть узнали что-нибудь кроме самоочевидных вещей, происходящих при первичной реакции на терракт.

Эту реплику поддерживают: Мария Имас, Надежда Рогожина

Моше, скажите, а прочтение-прослушивание текста без просмотра изображения влияет на испытуемых в статистически уловимых величинах?

Так случилось, что прошлая неделя для меня была очень насыщенной всякими встречами, общением. Конечно, вспоминали о трагедии. Но что меня поразило - это частота националистических высказываний из уст давно знакомых людей. Это тоже, наверно, способ совладать со стрессом...

Много слышать о теракте от травмированных людей - это способ тоже получить травму. Известно, что даже если психотерпевты закрывают глаза, и они не видят, но слушают о страданиях - они все равно получают истощение от сострадания.

Профессор, неужели у психотерапевтов нет тактики защитить себя от истощения? В противном случае, истощенный психотерапевт, подозреваю, не может полноценно помогать клиенту?

Наталия, что вы думаете об этом?

У меня тоже прошлая неделя была тяжелая, с похожими симптомами. Я думаю, смотри–не смотри, действует сам факт осознания полной незащищенности – те, как говорит профессор Зайднер, потеря контроля над происходящим.