Милиционера, избившего журналистку, уволили не блогеры. Ну и что?

Почему так важно возмущаться в блогах, даже если все решают связи

Иллюстрация: Getty Images/Fоtоbаnk
Иллюстрация: Getty Images/Fоtоbаnk
+T -
Поделиться:

Только что произошла удивительная история. Начиналась она вполне ужасно и вполне обычно. В воскресенье вечером в подмосковном городе Московском пьяный милиционер избил женщину, с которой захотел на улице познакомиться, а она знакомиться отказалась. Потерпевшая обратилась в милицию, а милиция отказывалась принимать заявление и заводить дело — нападавший оказался начальником местного уголовного розыска. Это российская повседневность.

Дальше случилось нечто менее распространенное, но тоже довольно обычное — сын потерпевшей написал про это на Facebook, его пост перепостили десятки, а может быть и сотни раз. Что обычно происходит в таких случаях? Сначала не происходит ничего, кроме бесконечных перепостов в блогах и в социальных сетях. Потом информация попадает в онлайн-СМИ, в некоторые газеты, изредка даже в телевизор. Потом, может быть, какой-нибудь милицейский начальник (а то и сам президент) обещает разобраться, потом еще очень долго ничего не происходит, а потом милиционера наказывают — например, увольняют с работы. Или, гораздо чаще, выносят какой-нибудь ничего не значащий выговор или не наказывают вовсе. Но в этом случае все развивалось намного быстрее. Пострадавшая Наталья Сейбиль — журналистка, она работала на телеканалах ТВ-Центр, Рен-ТВ и на Первом. Поэтому в СМИ ее история попала практически мгновенно — тут сработали и знакомства, и профессиональная солидарность. На следующее утро милиционера-драчуна уволили, а перед пострадавшей извинился официальный представитель подмосковного ГУВД.

Как оказалось, эта моментальная реакция, похоже, не имеет никакого отношения ни к волне возмущения в социальных сетях, ни даже к тому случайному факту, что жертвой милицейского насилия стала столичная журналистка. У Натальи Сейбиль был телефон человека, у которого были телефоны важных милицейских начальников. Он позвонил кому надо, и его звонок привел в действие административную машину. По опыту мы знаем, что объединенные усилия блогеров если и приводят к подобным результатам, то на это уходят дни, недели и даже месяцы.

Все это вроде бы должно развеять иллюзию об эффективности «электронного протеста», гражданской позиции и просто неравнодушия, выраженных нажатием на кнопку «Like». Какой вообще смысл поднимать информационные волны, если связи и телефонное право позволяют добиться результата значительно быстрее?

Конечно, как замечает корреспондент Slon.ru Наталья Ростова, знакомых с телефонами генералов на всех не хватит. Но главная проблема, кажется, не в отсутствии знакомых, а в том, что в этом случае мы наблюдаем две совершенно разные модели поведения, которые выглядят в принципе несовместимыми. Первая присуща открытому информационному обществу, где важны общественное мнение и личная позиция каждого гражданина. Вторая традиционна для закрытого кланового общества, где все решают статус и связи. И первая, кажется, полностью проиграла. Люди, которые распространяли в соцсетях информацию о нападении на Наталью Сейбиль, наверное, рады, что истории дали ход и преступник будет хоть как-то наказан. С другой стороны, многие чувствуют себя немножечко дураками — ну и зачем все это, если можно и нужно совсем по-другому.

Действительно, зачем? А затем, что именно благодаря этим постам и перепостам милицейский и чиновничий произвол и вообще любые злоупотребления из абстрактного знания «из газет» превращаются в личное дело каждого, кто сказал «Like». После того, как кнопка нажата, образуются отношения принципиально нового качества. «Государство» не просто творит свой произвол или покровительствует беззаконию (тоже мне новость!), оно игнорирует каждого сказавшего «Like» персонально. Поэтому когда очередной журналист или очередной блогер напишут про очередной замятый скандал или очередное замотанное дело, для многих это будет не просто информационным шумом. Плевок в лицо, может быть, и мелочь, но причиняет он гораздо больше дискомфорта, чем чужая боль.

Когда в какой-нибудь внешне апатичной стране совершенно неожиданно случается очередная твиттер-революция, все вдруг начинают удивляться: а кто все эти люди, которые пришли на главную площадь? А это те самые люди, которые писали в Facebook и ЖЖ про то, как полицейские избивают граждан, нажимали на «перепост» и ставили друг другу «Like».

Комментировать Всего 11 комментариев

Т.е. этого чмыря, за то, что он избил женщину - просто уволили, и всё?

Эту реплику поддерживают: Кирилл Подольский

Адвокат Натальи Сейбиль говорит, что будет добиваться уголовного преследования майора Климова. Странным образом, за превышение служебных полномочий, поскольку майор был при исполнении. Кто бы мне объяснил, что за полномочия такие он превысил?

Эту реплику поддерживают: Ася Чачко

А как в России обстоят дела с установкой CCTV камер? Просто Европа в том числе такая спокойная и потому, что тут же камеры на каждом шагу..

как всегда: воруют

большинство установленных у подъездов камер CCTV в Москве оказались муляжами. мошенника вроде бы посадили, но сомневаюсь, что камеры заработали после его посадки http://www.rosbalt.ru/moscow/2011/03/31/834504.html

Ну до твиттер-революции, я думаю, нам пока далеко  - слишком малое коллдичество людей постоянно пользуются этим сервисом. А нажатие кнопочки "лайк" мало свидетельствует о гражданской позиции человека. Хотя соцсети информируют - и то хлеб

Эту реплику поддерживают: Лера Грант

твиттер- революция это скорее бунт

не помню, где прочитал эту мысль, но полностью согласен с автором: революции в Африке никакие не революции, потому что не приводят к созданию новых принципов существования в обществе. Хотя, время покажет, может, в Египте и случилась революция, а в Ливии- думаю нет. Там возмущенная толпа. Возмущенная же толпа в нашем интернете. Не хочу как-либо осудить или унизить отечественное интернет-бурление, сам в нем иногда участвую. Но как-то пока это возмущение так и остается в нереале. К обсуждаемой истории добавлю случай банкира Урина, охранники которого отфигачили не того человека. Скромного, на неброской машине. Но правосудие случилось не то что благодаря или в свете интернет- обсуждения- через несколько часов. Причем так, что человек еще будет отдыхать на нарах, а бизнес уже отобрали. Так что пока интеренет-обсуждение воистину виртуально и почти не связано с действительностью. Но все может измениться. Думаю тогда, когда наше поведение станет немного походить на японское. Я имею в виду такое качество, как ответственность, качество, против которого просто воюет наше государство. Пока успешно.

надо иметь телефон не генерала, а блоггера "тысячника" (и проф журналиста)

Николай,  "снобщество" мне в новинку. Просто так случилось, что мой материал о детях шпионов  появился на вашем сайте одновременно с Вашей заметкой. Я думал стоит ли поправлять Вас, но все-таки истина дороже. Я об истории с избиением Натальи узнал из следующего поста известного журналиста и блоггера Антона Красовского: "Антон Красовский: Мою приятельницу Наталью Сейбиль, когда-то работавшую шеф-редактором программы "Пусть говорят" только что избил некий милицейский (или что, полицейский?) начальник Алексей Климов. Прямо у ее дома. Климов был сильно пьян. В отделении милиции (или что, – полиции?) "Совхоз Московский" (Наташа живет во Внуково) сказали: "А что мы можем сделать? Он наш начальник". Наташа поехала в травмпункт фиксировать и снимать побои. Sunday at 21:31 · Like · "  Вместо того, что нажимать на клавишу Like, друзья Красовского соорганизовались и подняли шумиху. Буквально через два часа Антон вместе сообщил следующее: Антон Красовский На место происшествия в ОВД "Совхоза Московский" выдвигаемся вместе с одним из лучших городских адвокатов Александр Железников." Лишь утром пришли новости о снятии полицейского-хулигана. Т.е. личным делом (как вы пишите) сотен людей это стало задолго до того, как об этом написали газеты и сообщили электронные СМИ.  Иными словами, фейсбук  помог людям организоваться (не удивлюсь, если Антон нашел адвоката для Натальи через эту социальную сеть), а не просто площадкой для выражения протестов. И на клавишу "лайк" на первое сообщение Антона нажало лишь 4 человека. Все остальные либо высказывали сочувствие, либо предлагали помощь - в комментариях и, видимо, в личных сообщениях.

И еще: твиттер революции делаются не из-за того, что на улицу выходят только люди, которым наплевали в душу, проигнорировав их "лайки" в фейсбуке . В Тунисе (спровоцировавшем революцию в Египте) революция началась после самосожжения торговца фруктами, обобранного тамошними властями. Сомневаюсь, что он пользовался Твиттером или Фейсбуком...

Эту реплику поддерживают: Владимир Тодрес

Игорь, вы узнали про эту историю из одного поста, я из другого, а вообще постов и ссылок на сообщения про Сейбиль было очень много,  так это и работает. Не вижу никакого противоречия. А тунисский торговец и забитый полицейскими египетский бизнесмен, естественно, не сами про себя в твиттере и на ФБ писали - про них писали.

Николай, это понятно, что они не сами писали посты, а кто то о них. Но писали о о торговце фруктами и египетском бизнесмене не совсем друзья и даже не знакомые. И, полагаю, что обе революции начались не после прочтения сообщений об этих историях в ФБ, а после того, как их друзья вышли на улицу потому что их достало не виртуальное насилие (игнорирование Лаков), а реальное.

И еще хотел у Вас спросить (просто для того, чтобы понять эту историю лучше, а не потому что хочу Вас на чем то поймать): откуда Вы знаете, что у Натальи были телефон человека, который звонил знакомым милицейским чиновникам? Просто это как то не стыкуется с тем, что я почерпнул из прочтения постов Антона Красовского.   

Игорь, у меня по разным причинам сложилось, возможно, неверное представление о том, что генералам звонил сам Красовский. Вполне может быть, что генералам позвонил кто-то, кто узнал о нападении на Наталью Сейбиль из его поста. Если так, то социальная сеть помогла быстро найти административный ресурс. Раньше это делалось путем обзвона знакомых, а сейчас работает намного быстрее. В любом случае, сам Красовский написал, что дело сдвинулось благодаря вмешательству генералов, то же самое говорит и Наталья Ростова на "Слоне". Мне не кажется, что вопрос о том, кто именно звонил, так уж принципиален.

+++ У Натальи Сейбиль был телефон человека, у которого были телефоны важных милицейских начальников. Он позвонил кому надо, и его звонок привел в действие административную машину.+++

У Наташи Ростовой на Слоне (откуда вы, про всей видимости, взяли информацию) НЕ написано, что у Красовского были телефоны важных начальников и что он позвонил кому надо. Вы спросили у Красовского? Или хотя бы у Ростовой? Или вы просто сделали такое заключение на основании ее текста?

Просто интересуюсь.