Николай Клименюк: 
Шахтерский бунт в «Известиях»

В одной из крупнейших национальных газет России случился политический конфликт без политической подоплеки. Новые владельцы «Известий» пытаются выжить лишних сотрудников — так, как это принято в России

Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ
Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

В газете «Известия» случился конфликт, по уровню шума сопоставимый с легендарным «спором хозяйствующих субъектов», когда государство в лице «Газпрома» отбирало у Гусинского «Медиа-Мост», в который входили телеканал НТВ и журнал «Итоги». Внешне в «Известиях» произошло нечто похожее. Газету, которая последние несколько — много — лет находится в состоянии глубокого упадка, приобрела «Национальная медиагруппа», известная прежде всего как издатель таблоида Life.ru. В апреле новые владельцы назвали нового главного редактора «Известий» — Александра Малютина, опытного журналиста делового профиля, который занимал руководящие должности в Forbes, Smart Money, «Маркер».

А дальше произошло вот что. Для новой редакции создали новое юридическое лицо, а из ста с лишним человек старого состава редакции в новую пригласили 38. Остальных — не только журналистов, но и весь бэк-офис — просто оставили за бортом: не уволили, ни о чем не предупредили, ничего не предложили. Это простой и понятный план, абсолютно типичный для российского бизнеса: поставить работников в невыносимые условия и вынудить их уволиться по собственному желанию. Я сам, как, наверное, и большинство россиян, работающих по найму, несколько раз оказывался в похожих ситуациях. Однажды, когда я сам был средней руки начальником в неком очень уважаемом издательском доме, генеральный директор требовал, чтобы я выдавил сотрудников, с которыми хотели расстаться. Я настаивал на увольнении по закону, директор возмущался тем, какой я плохой менеджер. В другом случае выдавливали меня — надо сказать, вполне успешно. Я не стал качать права: решил, что нервы дороже. Сейчас мне кажется, что напрасно.

Любой крупный конфликт в сфере общественно-политических СМИ автоматически переводится в политическую сферу. Почему «Известия» сменили владельца? Не иначе, под выборы. Чего хотят новые владельцы? Возможно, кому-нибудь удружить. Но это, кажется, не главное, а главное, что они хотят заработать. Поэтому они перенесли редакцию из исторического здания на Пушкинской в более дешевое помещение и собираются делать газету, которую будут читать и которая будет приносить прибыль.

«Известия» много лет были плохой и невлиятельной газетой с раздутым штатом. И неважно, что среди ее сотрудников были уважаемые ветераны и просто хорошие журналисты. Чтобы переделать полумертвую газету во что угодно, нужно провести реорганизацию и уволить лишних людей. Проблема в том, что такое увольнение — вещь дорогая. Всем положены компенсации. Кандидаты на увольнение подсчитали, что расставание по закону обошлось бы новым владельцам в два миллиона долларов. Конечно, те хотят сэкономить. И, конечно, они делают это привычным для России способом. Известинский конфликт, в отличии от конфликта вокруг НТВ, — это спор хозяйствующих субъектов в самом номинальном, хозяйственном значении, без какой-либо политической составляющей. Это история не про газету, а про страну, в которой она издается. Так поступают не только с договорами найма, но и вообще с любыми неудобными договорами. С той лишь разницей, что у бизнеса иногда бывает «крыша», а у наемных работников — разве что громкий голос.

Журналисты, права которых были нарушены, обратились к новому руководству через «Новую газету» с призывом соблюдать закон. Руководство ответило, что все в порядке. А некоторые коллеги злорадно заметили, что известинцев не жалко — дескать, нечего прислуживать власти.

Я намеренно оставляю за скобками всю профессиональную составляющую этой истории, то, как видят ее участники прошлое и будущее газеты, ее место в предвыборной игре или роль СМИ в современном обществе. Потому что борьба ведется не за идеи и не за сохранение уникального облика издания (его давно нет), а за соблюдение трудового законодательства. Это российская повседневность: клерков увольняют целыми фирмами, рабочих заводами, а журналистов вот редакциями. Очень редко выброшенные на улицу люди приходят стучать касками по Горбатому мосту или перекрывают какую-нибудь федеральную трассу в каком-нибудь Пикалево. Журналистам поднять шум намного легче. И здесь важно не рассуждать о моральном облике известинцев, а просто их поддержать. Они попали в обычную российскую историю. У шахтеров на Горбатом мосту никто не спрашивал, были ли они стахановцами. И сейчас не надо. Спор не об этом.

Комментировать Всего 4 комментария

Николай, с главной мыслью абсолютно согласен. Но не могу не высказать одно возражение. Если бы вопрос прибыльности (означающий и профессиональную состоятельность) был в данном случае главным, то в число немногих оказавшихся в новом штате "Известий" едва ли попала бы г-жа Ямпольская, печально известная своими победными плясками на разрушенной Фукусиме, после которых в издания, желающие стать влиятельней "Ъ", не берут. В "Жысь" берут, а в "Ъ-2", наверное, стыдно.  

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

"Душою я - матерьялист,

Но - протестует разум!"

Чудовищная история. Грязная, как газета "Жизнь". Никогда бы не поверил, что Александр Малютин на такое подпишется. Никогда.

не понятно только в чем "бунт"? в том журналисты написали в газету? :)