Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Линор Горалик

Линор Горалик: 
…Например, смирение

Примы у нас порядочные, ангелы деловитые, а бойцы одинокие

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

...Например, в небольшой комнате отдыха при торговом центре златовласый херувим лет шести с наслаждением носится туда-сюда и при этом истошно вопит во всю глотку. Его красивая строгая мать на миг отрывается от книги и говорит со сдержанным упреком: «Анатолий! Я же не сказала тебе истошно вопить во всю глотку! Я сказала тебе просто носиться туда-сюда!»

...Например, в небольшую, но очень элитную косметологическую клинику обращается оперная прима средних лет с признаками достойного старения на лице. Прима долго и довольно неопределенно рассказывает консультанту о том, чего бы ей хотелось от этой клиники. В общих чертах картина складывается понятная: приме хотелось бы, чтобы молодость, ясное дело, знала, а старость, соответственно, могла. Но все это прима излагает в таких деликатных, таких неопределенных выражениях, так округло помахивая руками, что консультант под конец переходит с попыток вести нормальные записи на некоторую скоропись, а со скорописи — на откровенные кракозябры, сохраняя при этом очень приветливое выражение лица. Наконец его работа по приведению примы в предвосхищение окончена, и он препровождает приму на прием к престижному практику, то есть к давно облюбованному ее подружками хирургу. Хирург скупо улыбается. Прима задает вопросы. Она читала много женских журналов, и вопросов у нее тоже много. Хирург излагает стандартные подробности таким тоном, словно предлагает пациентке крайне интимное откровение. «Но ведь при лазерной шлифовке...» — начинает прима, но хирург знает вопрос заранее и перебивает ее подробным ответом. «Но ведь после блефаропластики...» — хряп! — подробным ответом. «Но ведь вместо криолифтинга...» — хряп! — подробным ответом. Наконец прима немножко выдыхается, но видно, что ее еще мучает какой-то один, самый распоследний, но уж такой важный, уж такой выношенный вопрос... Хирург скупо сияет и терпеливо ждет. Наконец прима наклоняется к нему через стол и тихо, смущенно спрашивает: «А с точки зрения церкви оно как?..»

...Например, молодая бизнес-леди рассказывает подруге, что вчера, когда этот негодяй... И прямо в офисе... А она рыдала... А Митрохина ее увела в туалет... А она так плакала, так плакала... А Митрохина ей платочек… А ее аж колотит... А Митрохина ей таблеточку... В общем, сегодня она с утра сказала Митрохиной: «Настя! Дарю тебе бизнес-идею, чтобы ты могла заработать денег и спокойно отдать мне долг. И со счетчика тебя снимаю!» И подарила Митрохиной бизнес-идею. Потому что Митрохина — ангел.

...Например, гаишник останавливает водителя, повернувшего на Петровке налево, и убедительно сообщает, что налево здесь нет и отродясь не было. Водитель в ответ убедительно сообщает, что навигатор показывает ему налево, вот он и едет налево. Милиционер требует предъявить навигатор. Водитель предъявляет. Навигатор убедительно сообщает томным женским голосом, что здесь еще как есть поворот налево. Водитель довольно упирает руки в бока. «Ну что вы упираете мне руки? — расстроенно говорит милиционер. — Вам легко упирать руки, а я, выходит, одинокий боец с коварным вторжением высшего разума».

...Например, старательно завитая красотка лет пятнадцати ответственно заявляет старательно уложенной красотке лет четырнадцати за стаканом безалкогольного «мохито» на веранде интеллигентного клуба: «Нет уж, я планирую потерпеть, сколько надо, и потерять девственность не тогда, когда мне взбредет в голову, а тогда, когда это будет складываться очень, очень красиво».

..Например, невеста, обливающаяся потом в платье-тортике посреди раскаленной Красной площади, терпеливо говорит своему обливающемуся потом жениху в черном костюме-тройке: «Ничего, Кирюшенька... Если мы с тобой это выдержим, мы с тобой все выдержим».

Комментировать Всего 17 комментариев

При чтении отрывка с ребенком вспомнил историю, когда ехали дед с бабкой и внучкой лет 7, внучка без остановки болтает и болтает, на что бабка ей говорит: "Ты не могла бы говорить  про себя?"

Мне кажется это не имеет никакого отношения к смирению, это какое-то вселенское неуважение к себе и окружающим. Если конечно в названии текста не скрыта ирония.

Как бы это нам решить, скрыта ли в названии текста ирония ? И, не дай бог, в самом тексте ?

Текст, на мой взгляд совершенно банален, а потому нет в нем никакой иронии. Вот Нарозов гениален в своей иронии и самоиронии)))

У Наврозова гиперинтеллектуальная псевдо-декадентская словесная жвачка ... к литературе отношения не имеющая ... впрочем, последнее эссе было неплохо ...

А насчет иронии у Наврозова - по-моему Вы путаете иронию и оголтелое хамство.

Вы знаете, Иосиф, я не соглашусь с Вашим мнением о Наврозове, хотя, порой он пишет так,  что я не могу принять всё  в полной мере,  но он всегда заставляет думать, и восхищаться своим слогом.

Что касается хамства, оно, как правило, является реакцией на непроходимую тупость, и здесь как всякий художник, считающий себя гениальным (без упрека Наврозову), он выбирает тот метод борьбы, который ему хочется. Конечно, с точки зрения этики, это неправильно, но есть такие люди - баловни судьбы, им все дается легко, и многое прощается. Почему? Я не знаю. Возможно причина в личном обаянии. И я умом понимаю, что он не всегда справедлив, по отношению к своим оппонентам, и, тем не менее, уверена, что его протест и возмущение связаны, прежде всего, с тем, что  читатели не дают себе труда, как следует поразмыслить, над тем, что он написал.

 

всякий художник, считающий себя гениальным- да, тут Вы попали в точку.

Впрочем, довольно о Наврозове.

А вобще - мне кажется, что сравнение с Наврозовым несколько неправомерно, поскольку они с Горалик действительно пишут в разных жанрах про разные вещи.

Ну у меня сложилось такое мнение, что Горалик пишет в спешке. Либо человек обладает талантом и пишет по наитию, попадая в цель, либо все-таки нужно работать над текстом, ставя конкретные задачи. Ну что за смирение? Смотрела Шинель Гологя 12 июня. Вот где есть о чем подумать. И то вопрос, смирение ли это было? Или отсутствие воли к жизни, задавленность.

Ну, у Гоголя наверно задавленность .

Вы знаете, миниатюра, мне кажется, тот жанр, который не пишется в спешке вообще. Вы можете позволить себе несколько неверно расставленных слов в трехсотстраничном романе, но не в миниатюре.

Мне кажется, что смирение - это как раз то , что ощутимо отсутствует в каждом из эпизодов ... 

А попробуй назови : "Например, гордыня" - и весь юмор будет убит, получится нравоучительная агитка - в духе пятничных проповедей  одного нашего общего знакомого ...

Миниатюра, по себе могу сказать, что на одном дыхании. Может быть я так устала от хамства и от того, что люди здесь смиренно, как овцы его принимают, скорее даже от этого, потому что лично на себе я его не чувствую, мне как-то не хамят. Нет сил смеяться, когда каждый день по ТВ показывают репортажи  об униженных, ограбленных, обманутых.

Время разбрасывать камни, и время их собирать.

А умение смеяться - это очень важный навык выживания. Когда они все же соберутся Вам нахамить - вы будете готовы. А силы - дело наживное.

Да ну их)) Я лучше книжечку почитаю, или с собакой погуляю) Вот уж, кто никогда не нахамит))) А если серьезно, то удручают люди, не могущие себя отстоять, даже в таком ерундовом вопросе, как свежий воздух в вагоне метро. Будут ехать, пыхтеть, задыхаться, но не один не протянет руку к заветной форточке вагонного окна. Дикость, какая - то. А на дорогах!  Я за рулем всего 8 месяцев, но я понимаю, что ничего не изменится в стране, потому что зло в головах людей,  а они винят исключительно власть, а на себя и не посмотрят. И не понимают, что они относятся к другим так же, как, власть ко всему народу.

 

Давно известно, что вождение автомобиля выносит на поверхность все худшее, что есть в людях.  Люди в салоне автобуса относятся друг к другу гораздо лучше, чем автомобилисты на дорогах.

Да? Значит это в Москве такое хамство. Что-то я в Питере почти не замечала, и в Белоруссии, и в Польше , и в Австрии.

Полностью согласна. Ни один из примеров со смирением не связан. Не могу понять цель автора. Дискуссия? Тут и так все понятно.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Линор.

Какие же вы пишете прекрасные "штучки".

Спасибо.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Евгения Кобыляцкая