Россия не хочет считаться с Европейским судом

+T -
Поделиться:

Исполняющий обязанности председателя Совфеда Александр Торшин еще на прошлой неделе внес в Думу законопроект, согласно которому решения Конституционного суда России могут отменить решения Европейского суда по правам человека. Сегодня газета «Ведомости» сообщила о том, что такой законопроект может быть принят в ускоренном порядке.

Традиционно международное законодательство считается главнее законов конкретной страны — Россия входит в Совет Европы, а значит решения Страсбурга должны быть главнее решений Конституционного суда. К чему такой законопроект и такая спешка объясняет юрист, адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант.

 

В.Ш.

Комментировать Всего 11 комментариев

Я считаю, что такой законопроект не имел права не то, что появиться, но даже обсуждаться, как идея, потому что соотношение национального законодательства и международных обязательств, в которых участвует Россия урегулировано на конституционном уровне. И никаким законом это пересмотреть невозможно, можно только умышленно создать выдуманные коллизии. Это пойдет во вред стране, ее репутации и ее гражданам, в старые времена такие действия назывались бы страшным словом «вредительство». Я не хочу дальше делать юридический анализ, поскольку это все очевидно даже и не юристу, а юристу (тем более юристу-законодателю такого высокого уровня) не к лицу выступать с такими инициативами, даже если очень хочется кому-то угодить.

Для меня несомненно, что в наших высоких бюрократических инстанциях существует паника из-за рассмотрения в ЕСПЧ дел, связанных с ЮКОСом и Ходорковским, которая является, если не единственной, то одной из основных причин всей этой суеты, включая появление этого позорного, на мой взгляд, законопроекта.

Эту реплику поддерживают: Сергей Серебренников

Добрый день, Вадим, можете объяснить, на чем настаивает суд по делу Ходорковского, какие реальные факты он имеет против МБХ? Почему Его держат, когда это дело абсурдное?

P.S. Простите, что не по делу темы.

С уважением, Максим

Всякая попытка умалить значение решений Европейского суда является по меньшей мере неразумной. Это просто не укладывается в голове. Это действие вне правового поля. Надо подчиняться тому, что создано общими усилиями всех европейских стран, и нашей, в том числе! А нам очень не нравится подчиняться, нам кажется, что это умаление государственного суверенитета, но это не так.

Эту реплику поддерживают: Владимир Невейкин, Катерина Инноченте

Да, если перевести слова Медведева на язык Эллочки-людоедки, то это же классическое "Не учите меня жить!" 

Какое то феноменальое упорство в деле уничтожения независимости правосудия в стране, даже удивления уже не вызывает.  Логика действий - проста и незамысловата до невероятности: контроль над судами в стране достигнут - осталось добиться невмешательства извне. Опричнина, ей-богу.

Выходит, что каждый житель страны должен делать выбор: либо быть жестоким, агрессивным и бесчеловечным, либо быть униженным. Без честного суда - надеяться не не что.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

И все-таки что-то меняется...

В принципе, можно просто принять закон: Главный Узурпатор имеет право отменять ЛЮБОЕ решение любого Суда как внутри , так и вне государства. А дальше построить совершенное общество с точки зрения Глввного Узурпатора. Но что-то мешает это сделать. Приходится юлить, извращаться, маневрировать. Зачем? Это же отдаляет нас от того совершенного счастья, которое нам всем хочет подарить совершенный Узурпатор (он же Национальный Лидер, он же Любимый Вождь, он же Отец Народа (какойтотамстраны Баши).  А тут какие-то церемонии развели. Да взять их всех, да и на Соловки. Однако не выходит такой "каменный цветок". К чему бы это...

Владимир, у этого узурпатора на Г (простите за аббревиатуру) всюду народ не тот, ни в своей стране, ни в других. Хоть самому рожай...

Вся эта канитель, начавшаяся со статьи Зорькина, конечно, нелепа. Но нелепость идет не от самой идеи отказа от приоритета правовых позиций ЕСПЧ, она вся сконцентрирована в исполнении.

Мысль о том, что даже в области прав человека существуют пределы интеграции, не нова. И при подписании Конвенции много спорили, и потом, после подписания, с большим скрипом проходили дополнительные протоколы к ней... Кто не согласится с тем, что гей-парады в Москве будут восприняты иначе, нежели гей-парады в Лондоне? И Европейский Суд раньше часто подчеркивал, что его задача - установить лишь необходимый минимум прав и свобод, все бонусы на усмотрение государств, им виднее. За последние десятилетия практика ЕСПЧ здорово изменилась, и все чаще читая его постановления многим приходит на ум: "а мы вообще к этому готовы?" Это не говоря уже о том, что сама идея о наделении судей правом решать, что такое хорошо и что такое плохо, а не просто применять закон, давно подвергается во многом обоснованной критике. Но это другой разговор.

В статье Зорькина и появившимся вслед за ней законопроекте пугает не идейная составляющая, а меркантильность целей и посредственность исполнения.

Эту реплику поддерживают: Сергей Серебренников

Зачем нам нужен суд, если он работает против нас?

Разница между юристом и политиком заключается в том, что юрист исходит из закона, а политик из целесообразности. Юрист говорит: "Это незаконно". Политик отвечает: "Зато целесообразно. Придется изменить закон." В России политики всегда побеждали юристов. Но они - народ упрямый, и продолжают твердить - незаконно!, хотя кроме них самих этого давно уже никто не слышит. :(

Modus operandi сегодняшнего Кремля отличается от классического большевизма лишь тем, что вместо классовой целесообразности у них работает финансовая (то есть бабки). Но и в том и другом случае главное - стабильность власти. Закон и обслуживающие его юристы - надстройка, работающая на укрепление системы власти.  Будут мешать - найдем других!

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Или снимайте, или наденьте...

Лет четыреста назад так и было: каждое государство имело короля, или царя, или вождя, который делал всё, что ему заблагорассудится. Где-то уже пришли к выводу, что жечь на кострах ведьм неразумно (красивых женщин не остаётся), где-то - шили колпаки Ку-Клус-Клана, и всем было, в общем-то всё равно, что там у соседей.

Потом всё начало потихонечку меняться. Стало понятно, что есть некая ответственность не только за своих вассалов (по принципу что хочу, то и ворочу), но и за человечество вообще. За то, чтобы всем было что есть, чтобы по национальному признаку людей не делили. Да что там, по национальному, по гендерному!

Это всё было очень  и очень постепенно, с кровью, потом и борьбой. Право на это тоже прореагировало, выработав приоритет международного права над национальным. Можно убрать из Конституции право на жизнь или на справедливый суд - но международные обязательства (покуда, конечно, из них не вышли) - останутся.

Да, можно выйти из обязательств (в частности, отказаться от признания Европейского суда), но мне кажется, даже нынешние неумные правители не хотели бы международной изоляции (которая в каком-то виде последует: поневоле начинаешь строить забор и держать поближе детей, если знаешь, что соседом у тебя - людоед, да?).

Поэтому и изобретаются всякие (как им кажется) хитрые способы и невинность соблюсти, и рыбку, вроде как, съесть.

Мне кажется, невозможность нахождения одновременно без трусов и с крестиком, становится очевидна уже вменяемому восьмикласснику. Но некоторые старятся, как говорит БГ, не успевая начать взрослеть...