Алексей Жеглов /

Лукашенко может не бояться

В Белоруссии уже не первый месяц по средам проходят акции протеста, организованные через социальные сети. Сейчас особенно часто говорят про «молчаливый протест» без лозунгов и плакатов. Особо отважные политологи предсказывают, что Лукашенко грозит судьба Хосни Мубарака. Батька боится, но совершенно напрасно. Большинство белорусов считают, что альтернативы ему нет, а потому эффектные точечные молодежные акции не перерастут в общенациональный протест

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Только что у меня случилась маленькая личная драма: мне не удалось найти «Вконтакте» новые фотографии моего двоюродного брата из Нью-Йорка, которые он обещал выложить после путешествия в Мексику. Не удалось, потому что я живу в Минске, а белорусские спецслужбы, готовясь к традиционно проходящим по средам акциям протеста, заблокировали для жителей страны доступ к этой социальной сети. По белорусским меркам это абсурд: обычно здесь блокируют оппозиционные сайты и социальные сети только на время президентских выборов.

Власть параноит. Это кажется глупым, но от того не становится ложью: «всеми обожаемый», как утверждает местная номенклатура, президент Александр Лукашенко испугался молодежи, которая каждую среду собирается на главных площадях всех белорусских городов и просто хлопает в ладоши, выражая таким образом свой тихий протест власти.

Попытаемся разобраться: что такого белорусский режим усмотрел в этих акциях протеста? Что могло показаться ему опасным? Почему за неполных два месяца с тех пор, как они начались, по стране арестовано около двух тысяч человек? И почему людей задерживали сегодня вечером, хотя они даже не хлопали, а просто, собравшись в одном месте, слушали звонки будильников на своих мобильных телефонах? Почему за это арестовывают на 5-10 суток?

Дело в том, что белорусский Батька сейчас очень сильно боится разных провокаций. Где гарантия, что в следующую среду где-нибудь во время такого оппозиционного митинга кто-нибудь не начнет палить из газового пистолета? Где гарантия, что неформальную молодежь (а ее на таких акциях много) не начнут избивать скинхеды? Знакомые в правительстве и президентской администрации объясняют: ОМОН и другие спецслужбы разгоняют все акции не потому, что искренне верят, будто с этого движения может зародиться «революция через социальные сети», а потому, что если кто-то, не дай Бог, во время этих манифестаций погибнет, все смерти спишут на «кровавого диктатора в центре Европы». Поэтому власть панически боится любых массовых сборищ.

Скажу сразу: я не верю в революционный потенциал «сетевых» протестантов. Координаторы соответствующих групп «Вконтакте» сидят за границей и периодически несут такую чушь, после которой становится совершенно очевидно: никакие серьезные структуры за этими подростками, воодушевленными иллюзией, что они «что-то могут», не стоят. Чего стоит, например, недавний призыв «объявить Лукашенко экономический джихад». Всем несогласным предлагали не покупать белорусские товары, не платить штрафы, экономить воду, на все свободные деньги покупать валюту и не ездить в общественном транспорте. Любой белорус знает: за ЖКХ он платит только 30% от реальной стоимости (остальное субсидирует государство), за транспорт — 25%. Значит, чтобы подорвать, как здесь принято говорить, «Луканомику», нужно было бы, напротив, заменить душ ванной, а с машины, которую заправляешь и ремонтируешь сам, пересесть на троллейбус или метро. В общем, ежу понятно, что за «сетевыми революционерами» ничего не стоит, кроме их собственного желания свергнуть изрядно им насоливший режим. Сами по себе «революции через социальные сети» к этому моменту, если бы власть проявляла к ним равнодушие и не занималась «хапуном», выдохлись: сегодня людей на площадях белорусских городов было в разы меньше, чем в прошлый раз, а неделю назад их было значительно меньше, чем в июне. Революционные настроения пошли на убыль.

Проблема всех демократических начинаний в Белоруссии в том, что их начинают не те люди. Вся белорусская оппозиция состоит из людей, персонально обиженных на Лукашенко: одних он когда-то уволил, друзья других еще в 90-х пропали без вести, родственников третьих Батька когда-то упрятал за решетку. В этом-то и беда: когда оппозиционные митинги в Белоруссии еще проходили, на них почти никогда не звучали экономические лозунги — сплошь и рядом говорилось только о судьбах политзаключенных и пропавшем без вести операторе ОРТ Дмитрии Завадском. Собственно, если бы не эти «пятна» в белорусской истории, простому электорату обижаться на Батьку было бы решительно не за что: такой приватизации, как в России, в Белоруссии не было, медицина здесь до сих пор качественная и почти бесплатная, а зарплаты, если не считать казуса-2011, почти всем всегда хватало на пресловутые «чарку и шкварку». У друзей по СНГ кругом всегда было только хуже: беспредел милиции, грязь на улицах, нищенское существование бесконечно горюющих учителей и медсестер.

Молодые «революционеры», зазывавшие людей на площади в интернете, всего этого не понимают. Они не связаны с «традиционной» местной оппозицией, они, в отличие от электорального белорусского большинства, бывают в Европе, и они, в отличие от многих своих сверстников, благодаря образованию, полученному в ЕС (тот же Европейский гуманитарный университет в Вильнюсе, созданный специально для белорусов), знают, какой демократия может и должна быть. А вот те, кого они зовут на акции протеста, всего этого не понимают. Эти люди просто «физически» устали от Лукашенко. Его слишком много: в телевизоре, газетах, в светских беседах. И многим хочется жить «как раньше», то есть до 2011-го, и иметь другого политика, которого имело бы смысл обсуждать. Рыночные реформы, свобода слова, права сексуальных меньшинств и тому подобные вещи чужды большинству белорусов. И они за них сражаться не будут.

А это значит, что единственная «революция», на которую можно рассчитывать в Минске, состоит в том, что у Белоруссии когда-нибудь появится преемник Лукашенко. Как Путин у Ельцина. Или Медведев при работающем Путине. Единственная причина, по которой этот человек не появился до сих пор, состоит в том, что у Батьки действительно невероятно крепкое здоровье. Он, в отличие от Ельцина, еще не устал.

Комментировать Всего 2 комментария

А собственно где Лукашенко кушает?  Ведь небольшая  солонка с правильно подобранной смесью нужных микроэлементов  вполне сможет ускорить его уход на пенсию по состоянию здоровья и помочь Беларуссии с преемником.

Может в соцсетях можно найти людей имеющих доступ к кухне Лукашенко?  И разделяющих взгляды реформаторов-оппозиционеров.

батьку про человеческие яйца и ограниченный электорат

Гуманитарная помощь - это бесплатно, это для народа, в том числе для учёных, для чиновников.

 -- Возле кормушки, имя которой власть, все хрюкают одинаково: и красные, и белые. 

-- Я своё государство за цивилизованным миром не поведу! 

-- Вы мне тут на болезнь не жалуйтесь. У нас в правительстве больных много. 

-- Я на этой земле родился, я здесь и умру! Чего бы мне это ни стоило! 

-- Я работал в деревне и жил с мужиками. 

-- Я очень люблю спорт - это самое лучшее моё качество. 

-- Уникальность ситуации в Белоруссии состоит в том, что я никому ничего не обязан. 

-- Я обещаю, что к Новому Году у каждого белоруса на столе будут нормальные человеческие яйца.

 -- Я с жуликами, в том числе и с Россией, акционироваться не буду. 

-- Ради сохранения спокойствия в стране, я готов пожертвовать собственным разумом! 

-- Жить будете плохо, но недолго!!! -- В детстве я рос среди животных и растений. 

-- На меня, так сказать, обвалилась философская мысль! Я просто обязан сейчас быть в центре! 

-- Я буду легитимным еще долго. Я еще не все сделал, из-за этого власть потеряю не скоро. 

-- И дай бог справиться с родной Беларусью. Согласитесь, что достаточно этого куска, чтоб его проглотить. Дай бог за пять лет хоть как-то прожевать. 

-- Я своими руками пощупал боеголовки и знаю, что никто их снимать не будет. 

-- Только я взялся за яйца, как сразу масло пропало. -- Пора принять меры и наложить вето на табу!Реальное высказывание А. Лукашенко на русском с белорусским акцентом:

-- Я регулярно ператрахиваю все кадры и точно знаю, кто врот, а кто не врот! -- Мы эту проблему решили в узком кругу ограниченных людей. 

-- Мы им окажем гуманитарную помощь (пауза) оружием

 -- Сегодня именно в Беларуси положено начало самому демократическому процессу в мире: 

-- Нам такая демократия с гвалтом не надо. Нам демократия надо, когда человек работает, получает хоть какую-то зарплату, чтобы и хлебушка купить, молочка, сметаны, творожку, иногда кусочек мяса, чтобы накормить ребенка и так далее. Ну, с мясом уже давайте летом много есть не будем.

 -- Мы, как в 1941 году, находимся во вражеском кольце. Враги засели в руководстве соседнего государства, с которым мы недавно подписали договор о сообществе. 

-- Я дал вам хорошую погоду. 

-- Там, где в военных вложишь, там и отдача будет.

 -- В вечернее время, когда весь народ в автомобилях едет, слушает, должен транслироваться именно наш продукт, наших людей. Пугачёву мы слышим с каждого утюга. Я не говорю, что её там не должно быть, но 25% вполне достаточно! 

-- Они обращают моё внимание на то, что произошло в Украине. Хочу заверить, что лимит войн и революций наша страна исчерпала!

 -- Я очень люблю играть в футбол, хоккей, но чаще играю один.

 -- Дело не в том, изберёте вы меня или нет. Где вы денетесь, изберёте! И если вас устраивает, то я буду работать.

 -- Кто пьёт, у того нормальных детей не будет. С этим злом мы будем сражаться, как с самым страшным злом.А то получается - напился, случайно родил, а ты, Лукашенко, расти этого ребёнка. И таких детей у нас в стране 35 тысяч... 

-- Кто пьёт - лучше за меня не голосуйте, я с такими дружить не буду.