Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

/ Москва

Валерий Панюшкин: Русский трюфель

+T -
Поделиться:

О русском трюфеле рассказал мне Александр Николаевич де ла Серда — бордоский винодел, потомок двух породнившихся благородных семей — русской и французской. А еще знаток Биаррица, историк Страны Басков, журналист, писатель и прототип «предводителя биаррицкого дворянства» в книге Василия Аксенова «Редкие земли». Мы разговаривали на террасе отеля дю Пале в Биаррице, и самый факт, что вот мы сидим во дворце Наполеона III и королевы Евгении, смотрим на тот самый океан, купания в котором описывает Набоков, придавал нашему разговору некоторую несвойственную обычно моим разговорам значительность. К тому же Александр Николаевич говорил на том книжном русском, на котором сто лет уже никто не разговаривает. К тому же серферы на пляже были по случаю прохладной погоды в гидрокостюмах, и от этого время вокруг нас смахивало на XIX век, когда купались одетыми.

— Видите ли, — говорил Александр Николаевич, поднимая бокал и любуясь рубиновым оттенком произведенного им вина, — я нашел в архивах документы, красноречиво свидетельствующие, что русский трюфель существует, что в прежние времена Россия была значительным производителем трюфелей и совершенно, в смысле трюфелей, не зависела ни от Италии, ни от Франции.

«О боже! — подумал я. — Пелевинщина начинается. Очередной миф о величии и суверенности России рождается у меня на глазах. Россия — в очередной раз родина слонов. Только теперь она еще и родина высокой кухни».

Так я подумал, но воздух Биаррица предполагал благородную сдержанность, и вслух я сказал:

— Что вы говорите! Как интересно!

— Да-да! — продолжал Александр Николаевич. — В России собирали трюфели. Только если во Франции для сбора трюфелей используют свиней, а в Италии собак, то в России использовали медведей. И, знаете ли, сбор трюфелей с медведями имеет свои особенности. Это отчаянный риск, решиться на который может только совершенно бесстрашный человек. Дело в том, что медведь находит трюфель, — Александр Николаевич развел руки так, будто он медведь и держит в лапах трюфель величиною с арбуз, — находит, но не хочет отдавать. И нужно отобрать трюфель у медведя. А он, знаете ли, опасный зверь и огромными когтями способен разорвать человеку плечо.

— Не только плечо, Александр Николаевич, — продолжил я светскую беседу, — даже и живот может разорвать…

«Предводитель дворянства» отвечал как-то, но я уж не слушал. Безумные фантазии о русском трюфеле развлекли меня и захватили мою и так обожженную аквитанским солнцем голову.

Так вот, стало быть, думал я, откуда этот миф, что в Москве по улицам ходят медведи. Это ж не просто медведи. Это трюфельные медведи — непременная составляющая традиционного (если верить «предводителю») и крайне прибыльного (если вспомнить, что трюфели идут по пяти тысяч евро за килограмм) русского промысла.

Так вот, стало быть, откуда эти медведи на гербах многих русских городов. Это же трюфельные города. Города, экономика которых держалась на трюфелях. Так вот, стало быть, что делал в имении Кирилы Петровича Троекурова медведь, которого застрелил Дубровский.

И вот, раз уж на то пошло, что значит медведь, изображенный на стене офиса бизнесмена Брынцалова в Москве. И вот как объясняется брынцаловское богатство. Не на свином же инсулине Брынцалов разбогател. На трюфелях же! Хотя и свиньи тоже к трюфелям отношение имеют непосредственное.

Александр Николаевич еще что-то рассказывал, но я, признаюсь, пропустил дальнейшие его рассказы мимо ушей. До того ли мне было? Все новые и новые факты, связанные с трюфельными медведями, вспоминались мне, складывались у меня в голове и делали осмысленной нашу бессмысленную российскую жизнь. Разве не является медведь символом правящей партии «Единая Россия»? Разве не символом русского трюфеля является медведь? И коли так, то вот откуда все это благосостояние и все эти дома на Рублевке. Не нефть они контролируют и не газ, а трюфели же, разумеется. И принадлежность к партии есть принадлежность к тайне: русский трюфель существует, его можно собирать, хоть бы и в Подмосковье, и жить припеваючи и ни в чем себе не отказывать. Почему, думаете, миллионеры живут на Рублевке, а в Химках, например, не живут? Не потому ли, что в Барвихе — трюфельные места, а в Химках трюфель растет плохо? Зачем, думаете рублевским жителям такие огромные участки и такие высокие заборы? А для того, чтобы иметь трюфельные угодья побольше и чтобы получше скрыть от случайных прохожих медведя, роющегося там у них в ландшафтном дизайне.

Боже мой! Голова кружится! А молодежные прокремлевские движения! Откуда они берут свои названия типа «Мишки»? Вот же их свозят со всей страны автобусами — что делать? Сдавать трюфели, найденные в тамбовских или липецких дубравах. Глупые молодые люди, никогда не обедавшие в ресторанах с мишленовскими звездами и не знающие, каков трюфель на вкус и запах. Глупые молодые люди, которых свозят на озеро Селигер учиться — чему бы вы думали? Да трюфели же искать, конечно! Отсюда и тайна, покровом которой окутаны досуги «Наших» на Селигере. Ибо только для непосвященных богатое патриотическое молодежное движение называется просто «Наши». Посвященные знают, что на самом деле движение называется «Наши трюфели».

Ибо кто контролирует в России трюфели, тот контролирует Россию.

Теги: блог
Комментировать Всего 2 комментария

Да-да!

Вот и Ленин был грибом...

Ad memoriam Сергея Курехина...

Аркадий Богданов Комментарий удален

Не просто грибом! Трюфелем, это очевидно! Это как-то Курехин недоработал тему. Возможно, просто в далеком 91-м он и не знал о таких грибах, не его в том вина...