Елена Гринберг /

В Израиле бунтуют «избалованные дети»

Больше месяца в Израиле продолжаются массовые демонстрации под лозунгом «Народ требует социальной справедливости». Правительство в растерянности, оно попыталось выяснить, чего именно хочет народ, но оказалось, что всего и сразу

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

А началось все в середине июля, когда в Facebook появилось сообщество с призывом установить палатки на одной из центральных улиц Тель-Авива в знак протеста против дороговизны жилья. За призывом стояла не группа людей, а отчаявшаяся девушка Дафна Лиф, 25-летняя израильтянка, которой при обновлении договора хозяин повысил квартирную плату. Начав искать новую квартиру, она обнаружила, что ей не по карману не только крохотная квартирка-студия, но и комната в коммуналке. До нее подобный неприятный разговор с арендодателями имели тысячи израильтян: в этом году цены на аренду поднялись на десятки процентов. Например, трехкомнатная квартира в Тель-Авиве, за которую в течение четырех лет я платила сначала 3600 шекелей (на тот момент это было около 1000 долларов), потом 3900, 4100 и 4444 (последняя цена была назначена хозяином из любви к прекрасному), вдруг подскочила в цене до 6500, а это почти 1900 долларов. На этом мое терпение лопнуло, и мне пришлось поменять прекрасный Тель-Авив на пригород — Яффо.

Призыв Дафны Лиф в Facebook за три дня поддержали 6 тысяч человек, но 14 июля, когда Дафна перебралась со своим скарбом из квартиры на бульвар, вместе с ней разбили палатки не более десятка человек. У митингующих не было никаких особых требований, кроме одного: «Сделайте хоть что-нибудь, а то нам негде жить!»

Постепенно палаток на площади становилось больше, вокруг них сформировалась живая молодежная тусовка, гудящая по ночам за кальяном в спорах о том, почему стало так тяжело жить в Израиле с его «стабильной экономикой», о которой все время говорит правительство; почему израильские товары за границей стоят в два раза дешевле, чем в Израиле; почему все попытки создать здоровую конкуренцию на рынке заканчиваются провалом; почему экономика страны оказалась зависимой от десятка богатейших семей? Из этих «почему» наспех сформировался список требований, где к дешевым квартирам прибавились налоговая реформа, бесплатное дошкольное образование с трехлетнего возраста, реформа общественного транспорта и т. д. Чем длиннее выходил список требований, тем больше становилось и участников «палаточного протеста».

На бульваре Ротшильда вскоре образовался штаб протестного движения. Активисты назвали себя членами «большой палатки». Журналисты назвали их «избалованными детьми». В первое «протестное» утро урны на бульваре Ротшильда были забиты свежей прессой, а члены «большой палатки» пообещали доказать, что за ними — сотни тысяч израильтян.

В назначенный день, в субботу 23 июля, на площадь перед тель-авивским музеем пришли 15 тысяч человек, что по израильским меркам немало. Но на традиционном воскресном заседании правительства прозвучало, что «никаких толп не было видно». В ответ на это 6 августа в Тель-Авиве собрались 280 тысяч человек, марши протеста прошли в Иерусалиме, Нетании, Хайфе, Беэр-Шеве. В общей сложности в них участвовали 320 тысяч человек — это была самая массовая демонстрация в истории Израиля.

О том, что на фоне жилищного кризиса в обществе зреет недовольство, еще три года назад предупреждал статистический центр кнессета. В нескольких отчетах говорилось о том, что неконтролируемый рост цен на недвижимость может привести к массовым выступлениям. Примерно в то же время Биньямин Нетаньяху попытался провести реформу в Земельном управлении, которому принадлежит порядка 90% земель под застройку. Однако его предложение встретило резкое сопротивление в самом управлении. Через две недели после начала протестов Биньямин Нетаньяху объявил, что если не удается «продавить» бюрократическую структуру, то правительство будет действовать в обход. Но к тому моменту, как Нетаньяху обнародовал свой план, обитатели палаток поняли, что жизнь тяжела не только из-за отсутствия доступного жилья, и список требований снова стал пополняться. 

Противостояние с улиц перешло в экспертное сообщество. Нетаньяху сформировал правительственную комиссию «по социальной справедливости», в которую напросились 15 министров. Более 60 экспертов в различных областях, включая экс-заместителя главы Банка Израиля Авия Спивака, захотели войти в комиссию, созванную манифестантами. «Народные эксперты» объявили, что не будут сотрудничать с правительственными. И если раньше израильские аналитики предполагали, что правительству удастся при посредничестве взрослых и ответственных людей наладить диалог с молодежью, то теперь такой надежды не осталось.

На вопрос, может ли перерасти «палаточный протест» в неуправляемый бунт, израильские социологи и психологи отвечают: «Вряд ли». По их мнению, в израильском обществе слишком сильны социальные связи. Страна маленькая, если поговорить со случайным соседом по столику в кафе, обязательно найдутся общие знакомые. А бить морду однополчанину своего школьного товарища совсем не комильфо.

Но судя по тому, что на последнем еженедельном заседании правительства об акциях протеста вообще не говорили, Нетаньяху не особо нервничает. Возможно, он тянет время и ждет, когда начнется учебный год в университетах, и тогда активисты свернут палатки и разойдутся по аудиториям.

Комментировать Всего 3 комментария

Несколько фотографий из палаточного лагеря в центре Тель-Авива можно посмотреть здесь http://www.snob.ru/profile/8468/blog/39730

А как вы сами думаете, Елена, есть ли у "детей" шансы добиться каких-то изменений таким способом? 

На мой взгляд, эти "дети палаток" уже кое-чего добились: глава правительства был вынужден признать, что жилищный кризис существует и предложить ряд мер для ускорения процесса строительства, стали обсуждаться варианты строительства жилья под длительную аренду. Этого недостаточно, но все же процесс сдвинулся. Кроме того, будет открыт для конкуренции рынок молочной продукции и товаров для детей… И я думаю, что даже если они сейчас свернут палатки и разойдутся по домам, то они сделали большое дело. Возможно, им бы удалось и больше, но именно в тот день, когда на "Снобе" был опубликован материал, Израиль захлестнула очередная волна террора. Уже несколько дней сотни тысяч израильтян находятся под ракетными обстрелами.  И тема безопасности, увы, стоит острее, чем тема "социальной справедливости".