Пора доставать кимоно

Путина освистали на боях без правил. Мишель Обаму — на гонках NASCAR во Флориде. Лукашенко хотят лишить места в Зале хоккейной славы. За отсутствием собственно политических достоинств политики пытаются вернуть популярность с помощью спорта. Болельщики с легкостью могут обратить это заигрывание со спортом против политиков

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

Кажется, уже давно никто, говоря о спорте, не цитирует Пьера де Кубертена. Но вчера я увидел слова основателя современного олимпийского движения:

О спорт! Ты — благородство!

Ты осеняешь лаврами лишь того, кто боролся за победу честно, открыто, бескорыстно.

Ты — безупречен.

Ты требуешь высокой нравственности, справедливости, моральной чистоты, неподкупности.

Кубертена цитируют европейские и белорусские деятели искусства, требующие удалить из Зала хоккейной славы в Торонто майку белорусской сборной с фамилией Лукашенко и провести чемпионат мира по хоккею в 2014 году не в Белоруссии, а в другой стране. Это обращение было опубликовано в блоге руководителя минского Свободного театра Николая Халезина.

Призыв убрать из музейной экспозиции майку Лукашенко — точно такой же символический и иррациональный жест, как и шарф с цветами любимой команды, надетый поверх пиджака и галстука. Это действие принадлежит миру создания кумиров и ниспровержения идолов. Бороться за достижение политической цели околоспортивными средствами — значит быть иррациональным или, что резонно для людей театра, верить в силу зрелища. Если вынос майки президента Белоруссии из Зала хоккейной славы случится, то это будет пародией на вынос тела Сталина из мавзолея — тот же ритуал, но повторенный в эпоху поп-культуры.

А цитата из Кубертена здесь вряд ли уместна. Барон-идеалист писал про мечту, сказочный образ античного спорта. Современный спорт похож на него примерно так же, как пересказ мифов и легенд Древней Греции для детей младшего школьного возраста на «Теогонию» Гесиода.

Спорт не требует ни нравственности, ни моральной чистоты. Он требует результатов, зрелищности и медийности. Тех самых, тоже кубертеновских, «быстрее», «выше», «сильнее», а еще и красивее. Политик, если он не откровенный фашист, не апеллирует к физической красоте и физическому превосходству как к ценности. Он говорит другие слова: про Родину, про партию, иногда про процветание. Как тот же Путин. Болельщикам это неинтересно, тем более что ничего нового Путин не скажет. Болельщикам вообще неинтересны слова. Федор Емельяненко хорош и без комментария. Гоночные автомобили для любителей NASCAR значат куда больше, чем Мишель Обама. Болельщики ждут триумфа силы и воли и, конечно же, невиданных чудес. Голов, забитых на последних секундах. Они готовы болеть «за наших» и за национальный флаг, но этот флаг должен быть обмотан вокруг биатлониста, чьи замороженные сопли крупным планом показывает государственный телеканал «Спорт»: этот биатлонист пришел первым, и он лучше всех стрелял. Вот Лукашенко сам иногда выходит на лед в той самой форме белорусской хоккейной сборной. А что Путин? Декоративный бадминтон с Медведевым может вызвать или смех, или презрение, и даже странно, что кремлевские рекламщики не напомнили премьеру: отставных дзюдоистов не бывает, так что пора доставать кимоно.