Николай Злобин /

Как ПРО победила «русский вопрос»

В последние дни в связи с выборами в России тема угрозы США приобретает все большую актуальность. В недавние предвыборные недели риторика Дмитрия Медведева в адрес НАТО и США приобрела весьма жесткий характер. Никогда еще российский президент, имеющий в западных СМИ репутацию политика, симпатизирующего западным ценностям, не делал столь резких заявлений

Иллюстрация: Cagle Cartoons
Иллюстрация: Cagle Cartoons
+T -
Поделиться:

Сначала он резко высказался по поводу конфликта в августе 2008 года и, в частности, сказал, что его действия там были, оказывается, продиктованы стремлением остановить проникновение НАТО. Понятно, что в предвыборной борьбе противостояние с НАТО выглядит гораздо серьезней, нежели защита интересов Абхазии или Южной Осетии, которую немалая часть избирателей не готова воспринимать как правильный международный шаг Москвы. Потом Медведев выступил с тезисами, содержащими возможную российскую реакцию на развертывание системы противоракетной обороны в Европе. И это выступление тоже было в основном рассчитано на внутреннюю аудиторию, ибо для Запада оно не содержало ничего нового и неожиданного. К президенту присоединились МИД и МО, также выступившие с резкими заявлениями.

Конечно, многие опасения России, связанные с невозможностью полноценно обеспечить сегодня собственную национальную безопасность, имеют под собой основания. Однако объяснять их неуступчивостью Запада, мне кажется, несколько примитивно.

Во-первых, сама Россия продолжает занимать не проактивную, а сугубо реактивную позицию, являясь не ведущей, а ведомой державой в вопросах как своей, так и глобальной безопасности. Это ставит ее в зависимое положение. Логика президентских заявлений (если США сделает этак, то Россия в ответ поступит вот так и т. д.) свидетельствуют о содержательной зависимости российского подхода от действий Вашингтона. Америка методично реализуют свои национальные интересы и видение собственной безопасности в глобальном мире, имея на это полное право. Россия, в свою очередь, занимается безуспешными попытками корректирования американского мировоззрения, вместо того чтобы предложить миру свое глобальное видение безопасности и на основе собственных национальных интересов заняться его продвижением, пытаясь поставить США и Запад в целом в положение, когда уже им придется реагировать на политику Москвы.

Во-вторых, строительство системы противоракетной обороны является не решением НАТО, как это часто пытаются представить в Москве, а вполне осознанным решением правительств и парламентов 26 европейских государств, Канады и США. То есть это коллективное мнение европейских стран, выражающее их политическую волю. Иными словами, дискуссия с ними должна вестись не на военном, а на политическом языке в целях поиска политического, а не военного компромисса. Более того, по вопросу сооружения ПРО среди членов НАТО сложился полный консенсус, связанный не только с общим пониманием целей и задач этого проекта, но и с тем, что он полностью финансируется из США. То есть создает рабочие места в странах Европы, стимулирует инвестиции и развитие технологий, повышение обороноспособности национальных армий, что немаловажно в условиях экономического кризиса. Разбить этот консенсус России не удастся.

В-третьих, нельзя забывать, что страны НАТО в свое время осознанно поставили свою безопасность в зависимость друг от друга. Нападение на одну из них воспринимается как нападение на весь блок. В отношении России это правило, естественно, не действует, если она не член этой организации. В этих условиях ни у НАТО, ни у России нет никаких гарантий, что в случае военной опасности они автоматически придут на помощь друг другу. Да и опасности, как показали многочисленные политические дискуссии последнего времени, две стороны видят очень по-разному. Понятно, что в этих условиях просто невозможно говорить об аутсорсинге со стороны НАТО даже части военных вопросов в Россию. Позиция России тоже свидетельствует, что она не готова передать часть своей безопасности в руки Брюсселя. Существующая в России система ПРО никак не может быть конвергирована в систему, которую НАТО планирует строить в Европе. Отсюда вытекает невозможность создания единой системы ПРО или ее «сегментарного» построения, как это предлагала Москва.

В-четвертых, Москве не стоит сводить проблему своей безопасности к конфликту по ПРО. У нее множество гораздо более серьезных вызовов, где сотрудничество с США и Западом просто необходимо: от нераспространения ядерного оружия до сохранения территориальной целостности; от колоссальных экономических и демографических трудностей до острейших национальных проблем, которые могут разорвать страну; от растущего неверия общества к власти до полного технологического отставания и множество других. Поразителен контраст: США все время обрастают союзниками, они каждый раз оказываются способными собрать под свои военные и политические проекты большие международные коалиции, а Россия продолжает быть страной без союзников, страной, которой приходится полагаться только на саму себя. Этот факт — самый фундаментальный провал российской внешней политики последних десятилетий, который больше, чем любые ПРО, подрывает ее безопасность.

В-пятых, продолжает существовать проблема огромного взаимного недоверия между Россией и Западом. Нельзя забывать, что до сих пор американские ракеты нацелены на Россию, а российские — на Америку. Не военные принимали это решение. Поэтому нынешние взаимные уговаривания поверить в добрые намерения друг друга — разговоры в пользу бедных. С обеих сторон это будет предательством национальных интересов.

Ни США, ни России не нужны гонка вооружений и возврат к холодной войне. Но мне кажется, что поезд ПРО уже ушел. США, так или иначе, будут создавать ее в Европе. России пора начать исходить в своей политике из этого факта, не преуменьшая, но и не преувеличивая его последствий. Понятно, что жесткие антизападные заявления Дмитрия Медведева носили предвыборный характер. Ими решалась сугубо внутренняя задача: сменить главную тему парламентских выборов с национального (русского) вопроса на традиционную угрозу с Запада. Как результат, ПРО победила на выборах «русский вопрос». Но эта предвыборная победа не может быть основой эффективной внешней политики Москвы. И тем более не может стать громоотводом для выяснения отношений власти и общества после выборов.

Комментировать Всего 19 комментариев

Николай, спасибо за ясный и трезвый анализ.

Эту реплику поддерживают: Игорь Уткин, Степан Пачиков, Иосиф Раскин

Спасибо, Владимир:)

" Россия продолжает быть страной без союзников, страной, которой приходится полагаться только на саму себя."

Удивительно, но даже Украина и Белоруссия не могут считаться союзниками России. Есть ли у нас хоть один союзник? Абхазия и Осетия? Армения? Казахстан? Северная Корея? Венесуэла? 

Может ли Лавров хоть чем-нибудь похвастаться?

Лавров  - набичвар, как говорят в Грузии (бастард - по-американски)! Тбилисский армянин пошел против родины... На его месте любой уважающий себя мужик должен был подать в отставку!

Лавров - тбилисский армянин? Я и не знал ... Еде более противно, так как у меня к Тбилиси и Грузии особо нежное отношение. Я там жил в 50-х (в Вазиани) и учился в конце 60-х начале 70-х. Я обожаю Тбилисскую публичную библиотеку. Я в ней просто жил :)

Настоящая фамилия Лаврова - Калантаров (Калантарян)

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

— да никто. мы как шиитский иран в суннитском кольце. как еврей среди арабов. все та же холодная война. бессмысленная и беспощадная.

и вроде бы не скажешь, что в стране плохие люди. и вроде бы не скажешь, что в стране сволочей больше, чем в других странах. а такое ощущение от истерии, что все вокруг только потирают руки и бубнят: ну когда же ты сдохнешь, наконец... 

пресса как под копирку не устает пользоваться заголовками шаблона "ХХХХ осталось всего YYYY года (месяца)". и так день тянется больше века, а большой ППЦ никак и никак не настанет, превратившись в азартный стиль жизни, после чего никакая беда уже не страшна.

люди, не ходите завтра на площадь. кульминация полного лунного затмения не сулит ни ясности разума, ни ясной реакции, ни безопасности.

Что касается секторального разделения ПРО наверное не всё ещё потеряно:

"Предложение постпреда США в НАТО Иво Далдера, заявившего в интервью "Ъ", что НАТО готово "принять адаптированный вариант предложенного Россией секторального подхода, при котором альянс будет отвечать за защиту своей территории, а Россия — своей" (см. "Ъ" от 7 декабря), Сергей Лавров тоже подверг критике. "Это не новый подход,— заявил он.— Мы понимаем, что НАТО не может передоверить обеспечение безопасности своих членов кому бы то ни было, но мы хотим, чтобы и они уважали наше право обеспечивать безопасность своей территории".

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1833889?stamp=634590198212569636

Но  риторика  Медведева о мерах в ответ на натовское ПРО и реплики Путина про "несогласных" как иуд, производят тягостное впечатление. Какое то "охранительское" желание законсервировать реальность. Если не сказать большее - возврат к сумрачному прошлому.

 У нас с Западом общие культурные и нравственные ценности, зачем из России делать обиженную, насупленную на всех остальных невесту?

Пояс безопасности от Владивостока до Ванкувера, магистраль под Беринговым проливом и продолжение освоения Сибири  вот интерес России, США и Евросоюза.

Иначе это "освоение" будет сделано с "юга" и европейская цивилизация, к которой относится и Россия, будет существенно "отодвинута"  от ресурсов и как следствие от устойчивого развития.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Виталий Крамарь, Iouri Samonov

ПРО - занятие пустое: испытать в РЕАЛЬНОМ  противодействии нельзя, а без этого  бессмысленно -  (http://www.snob.ru/profile/18626/blog/43512)

И второе. "Поразителен контраст: США все время обрастают союзниками..."

Можно примеры?

А я пока почитаю последние новости  про Пакистан и о Сообществе стран Латинской Америки и Карибского бассейна  (если забыли, напомню: без США).  

Что значит - в реальном противодействии? В войне что- ли?

Как это не порадоксально, но - да:  испытать при  реальном противодействии реального противника невозможно. поэтому вся затея имеет иные цели. 

Возможно, что ПРО - вообще отвалечение внимания России от более реальных угроз. Об этом говорит, например,  Ивашов Л.Г.

Американцы делают то, что считают нужным. Что Россия считает важным - это уже не их дело. Я как раз и писал,что зря Россия втягивается в противостояние по ПРО, на мой взгляд. Это и есть один и пунктов заметки

Вам всерьез нужны примеры союзников США или это у Вас такая фигура речи была?

Союзников США я знаю - хотелось бы узнать кого Вы относите к тем, коими они  "ВСЕ ВРЕМЯ  обрастают". 

На нашей с вами памяти только - почти все страныСНГ, три балтийских государства, например. Афганистан, Индия, Ирак, уже большая часть Африки, значительная часть Юго-Восточной Азии, включая Вьетнам. Даже Китай сегодня скорее политический союзник США, нежели экономический конкурент и т.д.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Владимир Невейкин, Iouri Samonov

Ну в принципе да, США сейчас в практически полной изоляции. Не в пример России, там все в шоколаде. Вообще, стоит собраться всем передовым государствам в Москве и отменить США за ненадобностью. Вот чем надо заниматься, а не на площади ходить. Вот роль правящией партии и президентов великой страны - организовывать народный гнев против реального врага за 5000 миль.

И даже бывало!

Ну тогда и мы - союзники.
Китай готовится к войне с США

Военно-морской флот Китая должен усиленно готовиться к войне. Об этом на заседании Центральной военной комиссии КНР сообщил председатель КНР Ху Цзиньтао.

Такие заявления могут быть ответом на решение Барака Обамы разместить в Австралии морских пехотинцев, как следствие угрозы стабильности для всего Тихоокеанского региона, которая вызвана экономическими интересами и экспансионистскими целями Пекина.

Пентагон попытался снизить значение заявлений Ху. По словам представителей Пентагона, Китай имеет право строить планы и развивать свою военную мощь, как и США. Но американцы постоянно обращаются к своим китайским визави с просьбой о прозрачности. Американцы считают, что это является частью отношений, которые Штаты продолжают строить с китайскими военными