Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Мы не безнадежны

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Я не знаю, какие политические последствия будет иметь митинг на Болотной площади. Полагаю, что последствия поначалу будут куда скромнее, чем ожидают организаторы митинга, чем хотел бы Акунин, и чем хотели бы мы все в порыве митинговой эйфории. Полагаю, что последствия будут даже и более чем скромные. Но есть одно событие, которое уже свершилось. Есть нечто, что поважнее новых выборов, поважнее отставки Чурова, поважнее роспуска партии «Единая Россия» и поважнее даже отставки Путина, которая, без сомнения, произойдет (что вы ухмыляетесь?) — не завтра, так через несколько лет, не по политическим причинам, так по физиологическим.

Я утверждаю, что 10 декабря на Болотной площади в Москве и на центральных площадях в еще девяноста городах России был разрушен самый стойкий, самый коррупционный, самый вредный, самый ядовитый миф о нас с вами — миф о том, что мы, якобы, безнадежны.

«Эти колхозники безнадежны…» — думала интеллигенция о своем народе и позволяла себе непозволительную роскошь ничего для народа не делать.

«Эти болтуны безнадежны…» — думал народ об интеллигенции и позволял себе непозволительную роскошь не участвовать в политической жизни.

«Эти гламурные б…ди безнадежны…» — думали мужчины о женщинах, стоило тем хотя бы помечтать про туфельки Маноло Бланик, и позволяли себе не разговаривать с женщинами, то есть исключать из общественной жизни наиболее гуманную половину населения.

«Эти мужики безнадежны…» — думали женщины о мужчинах, потворствуя тем самым мужской агрессивности.

«Эти менты безнадежны…» — думали оппозиционные демонстранты.

«Эти радикалы безнадежны…» — думали полицейские.

«Эта власть безнадежна…» — думал весь народ, отказываясь от наималейших попыток поменять власть или хоть что-то во власти.

«Этот народ безнадежен…» — думала власть.

И только нынешней власти — единственной! — думать так было выгодно.

Я утверждаю, что в теперешних наших условиях произносить слово «безнадежный» — это коллаборационизм. Потому что если народ безнадежен, значит власти можно творить все что угодно. Если власть безнадежна, значит народу логично лежать на печи и ждать смерти.

10 декабря в Москве мы воочию убедились, что никто не безнадежен.

Народ не безнадежен, потому что встал и пришел на площадь. Да, всего один процент населения. И плюс еще у каждого пришедшего остался дома кто-то сочувствующий. Всего два процента, те самые хрестоматийные два процента активного населения, которые отличают придушенную страну от свободной.

Власть не безнадежна, потому что пошла на переговоры, чтобы избежать кровопролития. Стало быть, даже в теперешней власти есть ответственные люди.

Демократы не безнадежны, потому что умеют же объединяться, когда хотят. Поругались, конечно, немножко, но ведь объединились же.

Интеллигенция не безнадежна, потому что умеет же, оказывается, разговаривать простыми словами с большими массами людей.

И большие массы людей не безнадежны, потому что умеют же, оказывается, понимать слова.

И националисты не безнадежны, потому что мы видели их истинный процент в толпе и их застенчивую решительность. И коммунисты небезнадежны, потому что они — то же самое, что «Единая Россия», так что незачем бояться их победы на гипотетических свободных выборах.

И телевизионщики не безнадежны, потому что умеют, оказывается, снимать нормальные сюжеты, и хотели бы, очевидно, снимать еще и сюжеты хорошие. И милиционеры не безнадежны, потому что умеют же направлять и охранять большие потоки людей.

Разумеется, те люди, что были смелыми 10 декабря на Болотной площади, еще испугаются. Это нормально. Возможно, испугаюсь я: я же человек. Если человек испугался, это не значит, что он безнадежный трус. Мы же с вами видели этих людей смелыми.

Разумеется, полицейские, которые были корректны и профессиональны на Болотной, еще сорвутся в жестокость и изобьют кого-нибудь дубинками в следующий или послеследующий раз. Это нормально. Вы ведь тоже срываетесь иногда в жестокость и грубость, все люди срываются. Это не значит, что мы жестокие и грубые.

Разумеется, кто-нибудь из стоявших 10 декабря на Болотной предаст тогдашних своих товарищей. Так бывает. Так всегда бывает. Возможно, предам я: я же человек. Но это не значит, что все люди предатели.

И конечно, хорошо создать комитет. И выдвинуть требования. И найти переговорщиков. И провести переговоры. И добиться результатов…

Но главное, мне кажется, даже если результаты заставят себя долго ждать… главное — помнить: это не безнадежная страна, это не безнадежный народ. Уныние есть форма коллаборационизма с воровской властью. (Говорю это со знанием дела, как человек, в уныние неоднократно впадавший, заражавший своим унынием других и унынием своим поддерживавший невольно унылый режим.) Главное — делать что-то, сообразуясь с обстоятельствами, собственными возможностями и собственным разумением. Надежда есть.

Комментировать Всего 36 комментариев
Я утверждаю, что в теперешних наших условиях произносить слово «безнадежный» — это коллаборационизм.

+1

Как людям никогда не стоявшим на коленях, не пришлось с этих "виртуальных колен" подниматься, так же и людям, никогда не считавших себя и окружающих "безнадёжными", сейчас тем более в голову не придёт себя к таковым причислить..

А если "коллаборационисты" существовали раньше, но теперь исправились - добро пожаловать в наш клуб безнадёжных оптимистов!

А с Вас - извинение за выводы предыдущего блога.

А текст выше разве не тянет на извинения?

Прекрасно. А я то и не заметил.

Долой уныние и коллаборционизм!

"Главное делать что-то, сообразуясь с обстоятельствами, собственными возможностями и собственным разумением" - sic!

Не понимаю, где Вы там 1% увидели? И 1% населения чего? Страны? Города? Района? А так да, мы не безнадежны! И это радует!

Митинг был в Москве. Сто тысяч от десяти миллионов -- разве это не один процент?

Давайте только не докапываться к подробностям. Вы скажете, что не десять миллионов, а четырнадцать. Я скажу, что люди приходили и уходили, и на самом деле через митинг прошло больше ста тысяч. Вы сошлетесь на данные МВД, я скажу, что вранье эти данные. Давайте без всего этого. 

Предлагаю наслаждаться моментом.

Эту реплику поддерживают: Михаил Фарих

Спасибо! Очень точная формулировка - не безнадежны.  И нас, небезнадежных - много!

Валерий, спасибо за добрые слова.

а мне грустно. И немного... не безнадежно, но тревожно, что ли. Так действует Омон - ты стоишь, а они выхватывают из цепи кого-нибудь и уводят...как в Коммерсе...на твоих глазах... и сделать ничего нельзя, потому сопротивление - это нарушение закона, а мы за мирное решение. Мне очень не хочется, чтобы сейчас за оставшиеся 10 дней размыли цепи. Я, конечно, пойду 24-го, но как нужно, чтобы еще пришли все, кто 10-го пришел! Вообще, мы до конца не представляем, что еще придумают к 24-му. Ей-богу, Властелин колец какой-то...прости господи

Бодрись, Наташа. Они тоже не знают, что мы придумаем к 24-му. А уж что мы к 4-му марта придумаем. 

Кроме того, у нас есть могущественные сторонники: никто так усердно не работает на демонтаж этого режима, как Путин и Медведев.

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье, Мария Генкина, Михаил Фарих

Валера, я вижу много прекрасных лиц, но не вижу одного ГЛАВНОГО в этой ситуации... я все же не отвергаю роль личности в истории. Спасибо, что поддерживаешь дух. Просто что теперь будет делать Максим? Остальные, которых начнут дербанить по одному? Как их-то поддержать?

Во-первых, я не знаю, проиграет Макс на этой истории или выиграет.

Во-вторых, я не готов создать, но готов вступить в живой профсоюз журналистов и платить, например, десять тысяч рублей в месяц на поддержку уволенных журналистов.

В-третьих, может пора уже создать СМИ под названием "Безработный" и собрать туда всех, кто потерял работу? Звёздная команда получится между прочим.

Эту реплику поддерживают: Владимир Лебедев, Инесса Саух

Суперидея! то есть обе - и профсоюз, и СМИ "БЕЗРАБОТНЫХ"!!! НАДО!!

Вопрос уже решен.

Экс-владелец ИД "Коммерсантъ" Борис Березовский заявил, что готов трудоустроить Демьяна Кудрявцева и Максима Ковальского, уволенных Алишером Усмановым, в свои структуры после того, как вернется в Москву.

Осталось дождаться.

Эту реплику поддерживают: Артур Соломонов

Сообщают,  что Акунин и Парфенов отказались  участвовать в следующем заседании оргкомитета. Как же так? Их авторитет велик. Неправильно это как-то.

Я сидел там в уголочке на полу. Меня тоже резануло. Они стали объяснять, что не отказываются от участия в митинге, а хотят только, чтобы их кресла в совете ратировались. Выглядело неубедительно. По-моему, взялся за гуж, терпи хоть до 24-го.

Но с другой стороны, их можно понять. Парфенов хочет снимать фильмы. Акунин хочет писать книжки.

Ну совсем нельзя уходить ни тому, ни другому. Ну как они не понимают? ну объяснил бы им кто-то...

Не царское это дело.

Парфенов,  сказал во вторник на заседании оргкомитета митинга, что он и Борис Акунин в следующей встрече оргкомитета принимать участие не будут. "Что мы предлагаем, мы сказали, работать над этим чисто организационно мы не сможем". http://www.ria.ru/politics/20111213/515667309.html

Каждый из этих очень занятых людей пришел на заседание комитета. Хоть и один раз. И я пришел. Придите Вы. Хоть один раз.

Не надо лукавить - список девяти (десяти?) участников составлен и никого там не ждут. Эти деятели о своей занятости могли бы заявить при обсуждении  их участия. 

Посидели. Сориентировались. Поняли.  Ушли.

Вот я пришел и меня не выгнали. Вы придите. Или не царское это дело?

Я, Валерий, свое уже отприходил. Неоднократно.  Заслужил безупречной службой под знаменем Гайдара, возможность понаблюдать за тем, как это получится у вас.

Акунин тоже не молод. Да и Парфенову шестой десяток. Да и мне сорок два. 

Ну что уж там: Карл Маркс - умер, Фридрих Энгельс - умер, да и мне что-то нездоровится.

Эту реплику поддерживают: Максим Терский, Elena Nikolaishvili

Так и запишем: отказался участвовать в общественно-политической жизни страны по состоянию здоровья.

А вот этого - не дождетесь. Чем могу:

Из вас революционеры, что из г…  пуля.

На Lenta.ru  прочитал: «Акунин и Парфенов - участники высокого собрания по организации митинга 24 декабря призвали переписать недовольных избирателей».Надо полагать, что бумагу и ручку им даст ФСБ.На этом участие в революционном движении указанных персонажей не закончилось. Акунин и Парфенов дали собравшимся свои рекомендации по проведению очередного светлого праздника демократии, указали им пути дальнейшего развития демократического движения в России и откланялись. Их больше здесь - и в оргкомитете, и на митинге – не будет. Они заняты.

Один барин  - в Париж, другой еще куда-нибудь…Согласитесь: уж лучше никак, чем так!Ушли. Почему?

На вторых ролях быть непривычны. Только в центре народного внимания, и желательно – восхищения.  И в этом они не одиноки.

Вся оппозиция повально больна политическим пупизмом.«Может ли Немцов согласиться на роль второго плана?» - принципиальный вопрос русской революции беленьких 2011 года.Я ответ знаю. Думаю, что его знаете и вы, дорогой читатель.А представляете этих же людей во власти?

Спаси и сохрани!

(http://satimson.livejournal.com/209384.html)

Не знаю, где уж Вы берете эти заметки, и кто их автор, но:

1. Он всё переврал, хотя полная запись совета выложена в сети.

2. Он насмерть завидует умным и талантливым людям, которые успевают и книжки писать, и фильмы снимать, и на площадях митинговать.

Есть чему завидовать! Как нам повезло жить в эпоху зодчего Церетели , композитора Крутого и писателя Акунина.

Если человек занял кресло в совете, так значит у него "пупизм".

Если освободил кресло в совете для других желающих, так значит предатель.

Куда крестьянину податься?

Если бы "пупизм" проявился вчера - ладно бы. Люди, именующие себя всякими красивыми словами поделить народную любовь не могут уже много лет.  Любви уж нет, а они все делят.

И по поводу пришел-ушел:  о своих намерениях принято предупреждать "на сухом берегу"  и не ставить остальных в дурацкое положение.

Что не говорите, а впечатление то еще.