Наташа Мозговая /

Как Америка встречает своих солдат из Ирака

Американские войска, наконец, вышли из Ирака. Исторические итоги этой войны оценивать еще рано, ясно только, что сейчас американцы попытаются о ней забыть. Чем скорее, тем лучше

+T -
Поделиться:
Фото: Наташа Мозговая
Фото: Наташа Мозговая
Майор Саид Мустафа, мусульманин, 27 лет в армии США: "Я выполнял приказ. Я горжусь быть частью истории"

В 2002 году Барак Обама, который занимал тогда пост сенатора в Конгрессе Иллинойса, назвал планы президента Буша атаковать Ирак «глупой войной», пояснив, что он не пацифист, но бессмысленные войны с целью свержения диктатора он не понимает. На этой неделе, по приказу президента Обамы последние американские солдаты покинули Ирак. Последствия этого события труднопредсказуемы.

Конец войны был отмечен без помпы. Во время скромной церемонии в багдадском аэропорту был свернут и убран в чехол флаг, под которым американцы воевали в Ираке без малого девять лет. А министр обороны Леон Панетта произнес речь, из которой следовало, что пролитая кровь была не напрасной, поскольку она «помогла иракскому народу открыть новую страницу в истории, свободную от тирании, и полную надежд на мир и процветание». В этой войне погибло 4487 американских солдат, свыше 30000 были ранены, число жертв среди иракского населения до сих пор не известно — по самым скромным подсчетам, их не меньше ста тысяч.

За день до того, президент Обама, встречавший солдат на базе Форт Брэгг в Северной Каролине, высказался в том же духе, добавив, что «начать войну легче, чем завершить», — и что благодаря им, солдатам, в результате этой войны «Америка стала сильнее и безопаснее». 

В народе между тем особого ликования не наблюдается — не только потому, что во времена безработицы и грядущих сокращений в армии, десятки тысяч солдат придется как-то устраивать. И даже не потому, что армия профессиональная, большинство солдат концентрируются на базах в нескольких штатах, и многим американцам никогда не приходилось общаться с военными. Дело скорее в том, что хотя иракскую войну и нельзя сравнивать с войной вьетнамской, но очень сложно гордиться войной, которую начали под предлогом наличия у Саддама Хусейна оружия массового поражения (так и не найденного). И в которой были эпизоды вроде издевательств над заключенными в тюрьме Абу-Грейб, или расстрела 17 мирных жителей на площади Нисур в Багдаде. Аргумент, что американцы освободили Ирак, тоже завял, когда иракцы почему-то отказались восторгаться по этому поводу. Иракский премьер Нури Аль-Малики, конечно, нанес визит в Вашингтон, и даже возложил вместе с президентом Обамой венок на могилы солдат на Арлингтонском кладбище — но даже самые упертые оптимисты в Америке не очень верят в то, что рядовые граждане Ирака переживают по поводу вывода войск США. 

«Арабская весна» оживила было надежды нео-консервативных мыслителей, что мол, свержение Саддама Хусейна и послужило толчком к началу массовых протестов в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Фуад Аджами, любимый специалист по Ближнему Востоку президента Буша-младшего, заявил, что «Саддама выкурили из его паучьей норы, и произошло нечто очень значимое — люди увидели, как он выходит с поднятыми руками, без единого выстрела. И всем стало ясно, что бравада диктаторов, которым их заставляют поклоняться — фальшивая. Люди увидели Саддама в крайне унизительном положении. И те, кто его любил, и те, кто его ненавидел, взяли это на заметку». 

Но победы исламистов на выборах — в частности в Египте — поставили под угрозу и эту слабую надежду реабилитировать доктрину Буша о грядущем триумфальном марше демократии на Ближнем Востоке. То есть демократия, может, конечно, и воцарится — но демократия в исламском стиле американским консерваторам не очень по душе. Еще меньше им нравится идея того, что убрав Саддама, американцы преподнесли тем самым подарок Ирану, убрав с дороги опасного и упрямого соперника. 

Судя по тому, что буквально на этой неделе параллельно трогательным церемониям встречи солдат в США в Ираке были атакованы минибус, везущий судей, винные магазины, и еще несколько точек, — спокойнее там явно не станет. Вашингтонские аналитики, специализирующиеся на Ираке, рисуют в эти дни самые разные сценарии развития событий, один мрачнее другого — от слабого, но цельного государства — до гражданской войны и постепенного развала страны. 

 

Фото: Наташа Мозговая
Фото: Наташа Мозговая
На татуировке - "армия США"

 

В отличие от тех, кто воевал во Вьетнаме, к вернувшимся из Ирака солдатам относятся с уважением — в самолетах им зачастую предлагают лететь бизнес-классом, в ресторанах предлагают скидки и так далее. Но народ не очень-то интересуют рассказы об их подвигах, и тем более раздражают рассуждения специалистов о том, что бросать Ирак нельзя ни в коем случае, несмотря на безработицу, зашкаливающий национальный долг и тот факт, что война и так уже обошлась Америке в сотни миллиардов долларов. И что надо не просто поддержать премьера Аль-Малики, но укрепить связи с иракской армией, наладить поставки оружия, чтобы у иракской верхушки не появилось мыслей в напряженный момент повести себя безответственно. 

Солдаты и их семьи меж тем предпочитают об этом не думать. 

«Мы не всегда согласны с тем, что делает государство, но это был один из тех моментов, когда солдаты выполняют приказ — а мы должны их поддерживать», говорит Вики Уоттс, которая ехала 12 часов из Калифорнии в Форт Блисс в Техасе, чтобы встретить сына Дейвида по возвращению из Ирака. Она уверена, что Дейвид, который был автоматчиком на военном джипе, многого ей не рассказывает про свою службу. Но главное, говорит она, что он вернулся целым и невредимым. На приготовленном плакате она написала: «Ты — герой!»

Вообще церемония возвращения солдат на базе Форт Блисс проходит в типично американском духе и напоминает театральное представление. Солдаты, которые сдали оружие и получили листок с телефоном психолога, (на случай, если им вдруг потребуется помощь), выстраиваются в колонну по одну сторону металлической двери. По другую сторону ждут семьи с воздушными шарами и плакатами, среди которых есть кокетливые плакаты жен, вроде, «Сержант! Твоя главная миссия — сегодня ночью!». Даже младенцев, многие из которых родились, когда отца как раз отправили в очередной раз в Ирак, многие мамаши одевают в распашонки защитного цвета. В зал, где ждут семьи, напускают дым. Солдаты демонстративно стучат кулаками в дверь — семьи отвечают восторженными визгами. Дверь, наконец, поднимается — солдаты выстраиваются перед командиром, который торжественно объявляет: «Вольно! С праздником!» — и начинается грандиозный бардак поиска родственников среди сотен солдат и членов их семей. 

Сержант Джон Салинас, которого отправили в Ирак летом, через четыре дня после рождения единственного сына, готов часами говорить о том, что младенец его «точно узнал!». Про войну он говорит неохотно. В этот раз послали не на год, а на пять месяцев — и погибших не было, ни одного. А о большой политике и смысле войны, говорит он, пусть толкуют командиры. Он выполнял свой приказ. Несмотря на то, что американские солдаты покинули Ирак после того, как США не смогли договориться с иракским правительством по поводу юридического иммунитета военнослужащих, Салинас не чувствует, что его оттуда «выдавили». 

«Мне кажется, иракцы прощались с нами со смешанными чувствами», говорит он. «Некоторые, вероятно, не очень хотели, чтобы мы уходили — но с другой стороны, им не терпелось начать новый этап самостоятельного правления. Я был с ними на блокпостах — мне кажется, они готовы». 

Майор Саид Мустафа, который прослужил в армии 27 лет, считает, что американцы «вернули Ирак иракскому народу», и что вывод войск никак нельзя назвать бегством, как это делают некоторые республиканские политики, поскольку договор о выводе войск был подписан еще Бушем-младшим. Мустафа, афроамериканский офицер, который принял ислам во время службы в Сомали, говорит, что как у мусульманина, у него не было никаких проблем участвовать в иракской кампании, которую многие люди его веры окрестили «войной против Ислама». «Я — профессиональный солдат. Это был приказ, и я его выполнил. Я добровольно принял этот образ жизни. А сейчас я рад вернуться домой, и быть частью истории».

25-летней Ванессе, жене рядового Питера Кастийо, немного обидно, что иракцы не проявляют особой благодарности солдатам, которые «стольким для них пожертвовали», добавляя, что жертва распространяется и на семьи военнослужащих — ее муж служил в Ираке трижды, два раза по году, и сейчас — 5 месяцев, так что их дочь половину жизни не видела отца. 

«Но может, они (иракцы) как дети — когда они маленькие, они не понимают, что родители для них сделали». Она уверена, что ее пятилетняя дочь Ариана, который говорит всем, что ее отец — герой, будет гордиться его службой в Ираке и через 20 лет.

В первый год, говорит Ванесса, она пыталась узнать об Ираке как можно больше — разобраться в конфликтах шиитов с суннитами, в претензиях курдов. Но со временем Ирак ей надоел, и она перестала даже следить за новостями, удовлетворяясь сводками, предоставленными мужем. И нет, ей совершенно никогда не хотелось там побывать. Есть куча мест поприятнее. Сейчас, когда война завершена, Ванесса надеется что она, наконец, сможет забыть про Ирак. 

Вряд ли это получится у американской верхушки — как бы им этого не хотелось. 

Комментировать Всего 4 комментария

Спасибо! Очень интересная статья.

Словно 9/11 вновь пересмотрел и проникся сочувствием к этим людям выполнявшим свой долг и их семьям..

Понятное дело, что нет ничего дороже близких, понятно самопожертвование во имя блага нации, но очень печально, что жертва приносится всего-лишь в угоду чьим-то амбициям.. Хотелось провести параллель с текущей ситуацией в России перед президентскими выборами, но, несмотря на то же чувство обманутости, пока что рано делать какие-либо выводы.

Спасибо за статью, было интересно.

Вообще церемония возвращения солдат на базе Форт Блисс проходит в типично американском духе и напоминает театральное представление

... ради "шоу" американцы так же пришли воевать с гитлеровцами в Европу и закопали полмиллиона солдат...ради показухи воевали с коммунистическим Севером во Вьетмаме и на Корейском перешейке...участвовали с НАТО в устранении миролюбивого Милошевича, но уж про своего в доску Хусейна в Кувейте и Химического Али в Курдистане и вспоминать не хочется....вообще без Штатов и их наивного стремлениея к всеобщей свободе и демократии в мире было бы намного веселее, хотя и далеко не всем, но это мелочь...!

Гм, какая связь? Фраза относилась к тому, как была обставлена встреча с семьями - с дымом, стуком в железные двери, поднятием занавеса и прочее. Хотя если уж говорить по сути, - число убитых режимом Саддама, вероятно, уже меньше убитых во время этой войны, которая была довольно позитивной для Ирана, - и с последними взрывами в Багдаде, действительно непонятно, чем это кончится. По-моему, сравнивать эту кампанию со Второй Мировой не очень правильно.