Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Против тренда

Фото: Василий Шапошников/Коммерсантъ
Фото: Василий Шапошников/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

Власть устроена волшебно-дрянным образом. Обычно, для того чтобы обладать властью над людьми, надо приказывать людям то, что они и без тебя намереваются сделать. На этом, собственно, десять лет основывалась власть Владимира Путина. Так или иначе, он приказывал людям сидеть дома, радоваться росту цены на нефть и молчать в тряпочку. И люди повиновались, ибо и без всякого Владимира Путина собирались сидеть дома, радоваться росту цены на нефть и молчать в тряпочку.

С тех пор, как людям по тем или иным причинам надоело быть тряпочными молчальниками, любой приказ «лидера» оборачивается своей противоположностью. Он говорит: «Не нацепляйте белые ленточки, они похожи на презервативы…» Но вместо повиновения немедленно получает господствующий на проспекте Сахарова лозунг «Нам не нужен использованный презик». Он говорит про бандерлогов — и немедленно превращается в удава Пуу. И лучше б уж он молчал, потому что ни один политтехнолог не смог бы причинить Владимиру Путину столько вреда, сколько причинил себе сам Владимир Путин за последнее время. Просто выпал из тренда. Просто то, что раньше нравилось в нем, теперь раздражает.

Политика — это ведь очень циничная наука. Нельзя приказывать людям того, чего они не хотят. Нельзя призывать людей к тому, чего они бы не сделали и без всяких приказаний.

Путин десять лет призывал людей поддерживать правящий режим, и люди поддерживали, потому что хотели поддерживать и без всяких приказаний. Оргкомитет митингов на Болотной и на Сахарова призывал людей прийти, и они пришли, потому что хотели прийти и без всякого оргкомитета.

Я вот сейчас могу приказать писателю Акунину свернуть протестную деятельность, возвратиться во Францию и засесть тихонечко за новый роман. И Акунин послушается. Свернет протестную деятельность, вернется во Францию и засядет за новый роман, ибо давно уже об этом мечтает и безо всякого меня.

Я могу приказать телеведущему Парфенову прекратить митинговую активность, на площадь больше не ходить, по крайней мере до февраля, и снимать себе новый фильм. Парфенов послушается. Потому что он и так хочет снимать новый фильм. Потому что это его работа. Потому что он любит свою работу, и съемочные дни расписаны.

Не то что я, а хоть бы даже и сама Тина Канделаки может приказать сейчас продюсеру Шацу забыть про площадь, а пойти и провести несколько корпоративов, причем желательно в наиболее одиозных компаниях, желательно принадлежащих гаду какому-нибудь из кооператива «Озеро». И Шац послушается. Это ведь его работа. Новый год же. Елки же. И никакое человеческое достоинство не отменяет того факта, что в работе Шаца наиболее высокооплачиваемой частью являются эти самые корпоративы. Это ж понимать надо. Это ж издержки производства: проктолог в дерьме копается, фермер животных убивает, Шац развлекает людей, которым хотелось бы плюнуть в морду.

Понимая приблизительно, кто из людей чем именно собирается заняться в ближайшее время, я могу приказывать людям и получать извращенное удовольствие от того, что люди подчиняются. Немцов? Слышь, Немцов! А ну, быстро сел и поехал кататься на виндсерфинге во Вьетнам куда-нибудь. И чтобы до середины января я тебя не видел в Москве! Так я могу сказать. И Немцов послушается, несмотря даже на хамский мой тон.

Такова суть власти. И надо быть самовлюбленным дураком вроде Нашего Мальчика, чтобы верить во все это, чтобы всерьез считать себя значительной фигурой на том только основании, что Акунин по моему приказу поехал писать роман, Парфенов по моему приказу углубился в съемки фильма, Немцов по моему приказу отправился кататься на серфинге, а Шац по моему приказу выступил на корпоративе…

А вы вот попробуйте изменить что-нибудь против тренда. Попробуйте сделать так, чтобы выпустили на волю Сергея Удальцова, например. Мы, со всей нашей силой Болотной площади и со всей нашей силой проспекта Сахарова, не можем, не имеем никакой власти выпустить на волю этого смелого и честного парня к красивой и смелой жене, к детям. Это выше наших сил. Заставить Медведева болтать что-то демократическое Болотная площадь может. Выпустить Сережу Удальцова не может ни проспект Сахарова, ни Болотная площадь. Потому что Сергей Удальцов — против тренда. Потому что он по-настоящему смелый и бескомпромиссный человек, не то что мы.

И даже Владимир Путин, если бы даже и захотел, не может теперь отпустить Сережу Удальцова на волю. Потому что тогда судья Боровкова утратит немедленно всяческую лояльность по отношению к Путину. А если уж и судья Боровкова утратила лояльность, тогда Путину вообще хоть ложись и помирай. И потому не вякнет Путин, не вякнет ни слова против коррупционной системы, которую сам же и создал, ибо создал он ее потому только, что она хотела создаться.

И что бы мы теперь ни делали, Сережа Удальцов будет сидеть в тюрьме. Он единственный из нас, чей протест не ловил ветерок тренда, не для того был придуман, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте. Он единственный — год за годом, из глубины сердца, в одну дуду.

У модных людей бывают сторонники и последователи. У смелых людей бывают только сочувствующие. Все, что я могу сделать, — это сочувствовать Сергею Удальцову. Выйти на безнадежный пикет, написать про него эти строчки, выпить, наконец, за него в Новый год, чтобы он скорее вернулся к детям и к жене Насте.

Выпейте и вы за него. Выпейте хотя бы за него в Новый год, если уж совсем ничего не можете сделать против тренда.

Комментировать Всего 2 комментария

Юлия Чернявина Комментарий удален автором

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день идет за них на бой!

Выпьем, конечно, и за Удальцова, и за Ходорковского, и за всех тех, кто за нас каждый день идет на бой - без перерывов на серфинг, корпоративы и новые нетленные фильмы и книги....

Какой фаталистический взгляд на жизнь, однако. То есть Вы считаете, что не существует возможности что-то изменить волевым решением? Что все происходит только потому, что должно было так произойти, что тому были какие-то предпосылки?

Но такое можно утверждать всегда только задним числом. Например, можно сказать, что совок развалился, потому что люди хотели, чтобы так случилось (это была бы правда). Но если бы ГКЧП победил, мы бы говорили «потому что наш народ на самом деле был не готов выйти из-под заботы любимой партии» (кто-нибудь тоже сказал бы, что это правда)?