Алексей Ковалев /

Новояз «сурковской пропаганды»

Российская власть спешно пытается найти язык для описания протестного электората, но получается пока не без сбоев

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

После декабрьских акций протеста старый, командный стиль общения власти с народом больше не работает, его заглушает многотысячное скандирование лозунгов на площадях. Первые лица государства спешно ищут новый язык. В ход пошла лесть: Владислав Сурков назвал демонстрантов «лучшей частью общества», а президент заявил: «Я слышу тех, кто говорит о необходимости перемен, и понимаю их. Надо дать всем активным гражданам возможность участия в политической жизни» и пообещал сделать лучше, либерализовать и открутить обратно гайки.

При этом любопытно наблюдать, как пытаются поспеть за начальственной мыслью подчиненные. 10 декабря, когда секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что правительство не имеет точки зрения по поводу митингов, некоторые функционеры «Единой России», не получившие неопровержимых сигналов от начальства, отметились довольно оригинальной отсебятиной. Например, замсекретаря президиума Верховного совета ЕР Андрей Исаев заявил, что люди вышли на Болотную протестовать... против непрозрачности в системе ЖКХ.

Новый, комплиментарный язык власти, в котором участники Болотной и Сахарова уже «активные граждане», а не подкупленные Госдепом раскачиватели лодки, сосуществует со старым, еще не успевшим выветриться из голов штатных пропагандистов. В межмитинговом перерыве, когда Владислав Сурков еще не успел сформулировать новую линию партии в интервью «Известиям» за два дня до проспекта Сахарова, кремлевские блогеры продолжали соревноваться в сочинении обидных прозвищ для митингующих. Особенно усердствовал политолог Павел Данилин, родивший мутанта «лемминго-хомяки» (у Данилина вообще мысль течет замысловато: например, на вопрос, как так получилось, что на одних участках в Ясенево «Единая Россия» получила больше 50%, а на соседних не доползла и до 30%, он заявил, что жители района таким образом благодарят партию за качественную инфраструктуру, в частности за станцию метро «Ясенево»; станция была введена в эксплуатацию в 1990 году, когда лидер «Единой России» едва успел дослужиться до подполковника КГБ СССР в дрезденской командировке).

А пресс-секретарь движения «Наши» Кристина Потупчик и свежеиспеченный депутат от «Единой России» Владимир Бурматов в прошедшие две недели, кажется, больше ничем иным не занимались, кроме как дискредитацией всех и всего, что имеет отношение к митингам. Потупчик скрупулезно замеряла громкость свиста в адрес выступающих на проспекте Сахарова и постила в ЖЖ карикатуры на организаторов, Бурматов изобличал в «Твиттере» оргкомитет, якобы организовавший на митинге VIP-зону с фуршетом.

Впрочем, Кристина Потупчик все же тонко чувствует начальственные тренды: если после 10 декабря она клеймила провальный митинг, на который пришли только нацисты, алкаши и фрики, то после соответствующих комментариев президента и Суркова про состав митингующих она больше не говорит, переключив свое внимание на лидеров оппозиции, которые, по ее словам, отнюдь не лидеры, освистаны один другого громче и только и делают, что ругаются в своих потешных комитетах и так далее.

Лояльные Кремлю СМИ тоже активно участвуют в попытках доказать никчемность протестов. Портал LifeNews в последние две недели развязал настоящую информационную войну — от нашумевших публикаций телефонных переговоров Бориса Немцова до попыток занизить количество участников митинга на проспекте Сахарова. А «Комсомольская правда» вообще выдала феерический текст, начинающийся со слов: «Воздух свободы на проспекте Академика Сахарова в Москве в субботу отчетливо пропах перегаром».

Получается, что с одной стороны — активная часть общества, хоть и с освистанными лидерами, с другой — активно продолжаются попытки изобразить участников митингов безмозглыми леммингами, бегущими к обрыву «ливийского сценария» и «оранжевой заразы». На YouTube появляется явно постановочный ролик «Света из Иваново на Сахарова» — как бы ответ на нашумевшее выступление студентки провинциального техникума, приехавшей барабанить на Триумфальную вместе с «Нашими» и в ответ на вопрос о достижениях «Единой России» ответившей: «Мы стали более лучше одеваться». Этот деревенский плеоназм так всем запомнился, что мелькал на плакатах и в отчетах с Сахарова не реже пресловутых путинских презервативов. «Сахаровская» сестра Светы из Иваново с белым шариком мычит, смотрит в сторону, несет какую-то нарочитую чушь про «права меньшинства», пытаясь, видимо, доказать, что на митинги оппозиции ходят такие же двоечники, как на нашистские.

В «Фейсбуке» постоянно появляются фальшивые страницы оргкомитетов и будущих протестных митингов, то тут, то там всплывают объявления с приглашениями на «санкционированный митинг 24 декабря, оплата 300 р.» и так далее.

Впрочем, никому пока не удалось побить рекорд пропагандистского рвения, который поставило белорусское телевидение. В понедельник на канале ОБТ вышел новостной сюжет об акции на Сахарова, которая, цитирую, «анонсировалась как многотысячная, но в результате пришли лишь сотни», чему предшествовали, опять же цитирую, «обвинения в разделе и отмыве денег, которые предназначались для проведения акций протеста». С сайта телекомпании сюжет оперативно убрали, но YouTube все помнит.

И в то же время митингующие все-таки «лучшая часть общества». Почему такой разрыв между новой сдержанно-одобрительной риторикой властных верхов и старыми мелкими пакостями низов, без конспирологии понять сложно. «Наши» (которые теперь все чаще предпочитают маскироваться под псевдонимами типа «Новые люди» или еще что-то в этом роде), создававшиеся для борьбы с «оранжевой революцией» на улицах и в интернете, борьбу эту провалили практически полностью и, возможно, теперь пытаются запоздало доказать свою нужность, продолжая по привычке бесноваться в комментах у Навального и строчить посты про пакостника Немцова. А если завтра Потупчик со ссылкой на LifeNews напишет, что на митингах на самом деле было не 30, а 300 тысяч и это признак здорового общества, то будет понятно, что учебники нового языка общения с народом все-таки спущены из кремлевского РОНО. В любом случае сейчас уже с трудом вспоминается, что 10 декабря в телевизоре никаких демонстраций и Болотных не было, а были только толпы молодежи, «поддерживающей политику руководства страны».

Комментировать Всего 7 комментариев

Для людей, в принципе, аполитичных, вроде меня, читается, как шпионский роман с продолжением.

Понимаете, Константин, если бы мне, скромному обозревателю отдела культуры, кто-нибудь бы сообщил, что спустя пару лет я буду рецензировать не концерты, а путинскую пропаганду, я бы сам над собой посмеялся :) Деваться, понимаете ли, некуда.

Я на днях в разговоре с британскими коллегами сам для себя сформулировал, что сейчас в России невозможно быть журналистом и вообще избегать политики. Время такое.

…так вот почему мне нравится читать, как вы пишете про политику))

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Не могу сказать, что мне так уж нравится про нее писать, но определенный кайф в этом есть, примерно как биологу обнаружить в чашке Петри какую-нибудь особо вирулентную спирохету :)

Мир Пу ру...

Давеча «TheGuardian» напечатало колонкой Машу Гессен - статья "Мир Владимира Путина рушится":

«Наблюдать за распадом авторитарного режима - все равно что смотреть очередную серию "Доктора Хауса". В данный момент Путин лихорадочно действует, расставляя на ключевые посты собственных твердолобых. Он делает это, потому что испытывает страх и отчаянно хочет возродить страх, который позволял ему править последние 12 лет.

…Счастье Путина, что из среды недовольных россиян до сих пор не выкристаллизовался его антипод, и горе Путину, если однажды он сам станет олицетворением всех невзгод этой страны".