Евгений Левкович /

20388просмотров

Борис Немцов: 
У них на меня ничего нет

Немцов успел побывать депутатом, министром, губернатором, зампредседателя правительства и партийным боссом. В 90-е годы он был в политическом мейнстриме, а в нулевые перешел в оппозицию. 27 февраля 2015 года Борис Немцов был убит в Москве на Васильевском спуске. Это интервью он дал проекту «Сноб» в начале 2012 года

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Сейчас впервые за десять лет появился шанс изменить политический расклад в стране.

Какова вероятность смены власти в России? Нужны ли нам новые революционные реформы? Устроит ли оппозицию, если Путин пойдет на обещанные реформы? Зачем Немцов ходил к американскому послу? Почему уехал отдыхать в тот момент, когда казалось, что между властью и протестующими возможны переговоры? 

Комментировать Всего 80 комментариев
"Сити-менеджмент"

Борис, что Вы думаете на предмет замещения вакантных должностей в правительстве, министерствах, ведомствах и муниципалитетах Российской Федерации лицами, не имеющими российского гражданства? 

Я против. Члены правительства должны быть гражданами страны, никаких запасных аэродромов. А то не вышло — и сразу уехал.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

И все же, нанять Ричарда Брэнсона вместо Рогозина управлять Роскосмосом и прочим ВПК - могло бы пойти нам на пользу?

Конституция этого не запрещает, следовательно, у общества есть такое право - нанимать зарубежных специалистов.

Конкуренции не опасаетесь, часом?

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Литвин

Каково Ваше отношению к Стратегическому партнерству России с США и Японией?

...по типу плана Маршалла США-Германия и США-Япония после войны...помню 100 лет назад Ходорковский в вашем присутствии открыто выступал против этого...а Вы как?

Я считаю, что Европа и Запад в целом — наши стратегические союзники. Перед лицом исламского фундаментализма и коммунистического Китая это единственный способ сохранить Россию как цивилизацию и суверенное государство.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Как вы думаете, Путин умрёт на посту или всё-таки на пенсии?

Нет ли общего в нынешней ситуации лидеров оппозиции с ситуацией прошлого лидерства в СПС?

Сейчас оппозиция едина как никогда. У нас общие цели — вернуть в страну народовластие, Конституцию и провести честные выборы. Когда цель будет достигнута, мы будем бороться на выборах, в том числе и друг с другом.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Добрый вечер

Оппозиционные настроения в обществе сильны, на что указывают поствыборные страсти/митинги, ваше (и иных политиков) стремление "оседлать волну" вполне понятно, но возникает следующий вопрос:

В новостях и мнениях часто проскальзывают мысли о поразительной неспособности оппозиции объединиться, левому не нравится правый, нацистов мы пускть не будем и так далее. Есть ли у вас какой-либо ценз? Осознаете ли вы, что, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, необходимо объединение абсолютно всех анти-ЕДРОсовских сил? 

С уважением.

Я в прошлый задавал вопрос Немцову, но он на него не ответил и на меня "все наехали" из-за моего "неэтичного" вопроса. Так что я - пас.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Почему протестующие всё-таки уходят с площадей, а не остаются на них, как, например, в Киеве? Если это за "Россию без Путина", как за "Украину без Кучмы" или как в 2004-м, когда ставили цель не допустить обмана на президентских выборах, то где палатки? Или это предусмотрено на весну? Неужели вы считаете, что Путин уйдёт, всего лишь насмотревшись на развиртуализацию сограждан?

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

У нас холодно. Надо о людях думать. Вы что, хотите, чтобы все оказались с пневмонией в больнице? Весной ситуация может поменяться. Будем решать, что делать, в зависимости от развития событий.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Анна Неги

Борис, в свете восстановления Республиканской партии Рыжкова, каким Вы видите будущее Парнаса? Если уже есть план формирования супер-партии, с какими людьми и силами планируете объединяться?

Уважаемые учатсники проекта. Спасибо большое за участие, на данный час прием вопросов окончен. Ответы на них плюс большое интервью читайте на "Снобе" уже завтра. 

С митинга на Болотной площади прошло почти два месяца. Власть на требования протестующих не реагирует, и вряд ли что-то изменится после шествия. Что оппозиция собирается предпринимать дальше? Поход на Кремль?

Я не считаю, что власть не реагирует. Об этом говорит хотя бы то, что в Думу внесен новый закон о выборах губернаторов, пусть и с элементами маразма.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Под маразмом вы что имеете в виду?

То, что любая партия, перед тем как выдвинуть своего кандидата, должна проводить консультацию с президентом. То есть, если кандидат ему по каким-то причинам не понравится, он может его регистрацию отменить.

Тем не менее то, что Кремль предложил на обсуждение не просто «бла-бла-бла» из послания Медведева, а какой-никакой закон, я рассматриваю как положительный момент.

Второй момент: неделю назад Верховный суд РФ признал незаконным отказ в регистрации Республиканской партии Рыжкова. Это дорогого стоит. До этого Рыжков выиграл Европейский суд по правам человека, но в Кремле говорили, что в гробу видели решение — мол, это внутренние дела России, и нечего вмешиваться. Однако теперь Кремль отменил отказ.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

То, что теперь должны восстановить одну из внесистемных партий. Это ведь тоже было одним из требований Болотной площади и проспекта Сахарова, и это прорыв, потому что последние пять лет никого не регистрировали. Третий момент: требование отменить цензуру, конечно, не выполнено, но, с другой стороны, появление в эфирах, пусть и в урезанном виде, внесистемных оппозиционеров нельзя не заметить. Еще несколько месяцев назад на центральных телеканалах такое было просто невозможно.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Вас, кстати, сильно «режут»?

Сильно. Но важнейшая для митингующих резолюция, принятая на проспекте Сахарова, прозвучала несколько раз полностью. Поэтому говорить, что вообще ничего не происходит, нечестно. Конечно, наши требования гораздо более жесткие, и лично у меня нет никаких иллюзий по поводу смены режима. Но лед тронулся. Последний пример — переговоры с мэрией по поводу шествия 4 февраля. Первую консультацию с вице-мэром Горбенко мы провели еще 18 января, перед подачей заявки. Стартовая позиция мэрии была такой: марш не разрешим, причем нигде. Хотите митинг — проводите, шествие — ни при каких обстоятельствах. Но в результате многочасовых дебатов, когда Горбенко понял, что мы проведем марш в любом случае, позиция изменилась. Пусть нам не разрешили первоначальный маршрут — для нас это не стало катастрофой или потерей лица. Мы с самого начала были готовы на компромиссы, но только в пределах центра Москвы. Этот компромисс был достигнут.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Что может следовать за шествием по центру города? Несанкционированный митинг возле стен Кремля?

Я уже много раз говорил, что против революции — я за переговоры, как и подавляющее большинство членов оргкомитета. Все понимают, что нужно искать компромиссы, но при этом сохранив свою позицию. Хулиганить, воевать с полицией никто не хочет. Именно поэтому, кстати, мы 10 декабря уводили людей с площади Революции, чтобы возможные провокационные призывы «а давайте-ка сейчас возьмем штурмом Думу или Кремль» некому было реализовывать. То, что Лимонов потом в сердцах закричал: «Немцов украл у меня революцию!», я воспринимаю как комплимент.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Все будет зависеть от реакции властей. Тогда и будем думать. Надеюсь, до них все-таки дойдет: немедленных политических реформ хочет не лично Немцов, или Удальцов, или Навальный — этого требует народ. За последние недели все кандидаты в президенты, кроме Путина и Жириновского, что понятно, включили в свои программы требования протестующих. Да, включили далеко не все пункты, с нюансами и оговорками, но у всех как минимум есть пункт об освобождении политзаключенных, пункт об отмене декабрьских думских выборов и проведении новых. При этом Миронов пошел еще дальше — заявил, что готов быть президентом переходного периода: то есть в случае избрания через год уйти в отставку и провести новые президентские выборы.

Далее — мы имеем программу действий объединенной оппозиции на 4 марта. Лозунги сформулированы четко: «Ни одного голоса Путину» и «Не пустим Путина в Кремль». Практическая задача — второй тур. С этим также согласна вся оппозиция — от националистов до нас. Вот на это и работаем: готовим наблюдателей, договариваемся о стратегии — голосовать за какого-то одного кандидата или нет.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

К какой стратегии склоняетесь лично вы? Отдать голос за любого, кроме Путина, как предлагает Навальный, или все-таки выбрать для поддержки одного?

Я против того, чтобы отдавать предпочтение кому-либо просто потому, что он — не Путин. Надо поддержать того, кто примет программу оппозиции в полном объеме.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Артур Соломонов

Пока это сделал только Миронов. Значит ли это, что вы призовете сторонников голосовать за него?

Вполне возможный вариант. Но окончательный ответ я смогу дать после того, как будут опубликованы предвыборные программы всех кандидатов. Положим их на стол, сравним с резолюцией, принятой на площади Сахарова, и примем решение. Не исключаю, что, кроме Миронова, подписаться может еще и Прохоров.

Вы говорите о втором туре. А вы ни на секунду не допускаете, что Путин по-честному может набрать в первом больше 50 процентов голосов? Все-таки его рейтинг выше партийного.

Не верю. Есть общие электоральные принципы, которые работают всегда и везде. Рейтинг премьера двигался в сторону понижения на протяжении последних полутора лет. Можешь убедиться, посмотрев его историю по «Фонду общественного мнения» — это единственная служба, которая отслеживала рейтинг Путина все 12 лет его власти, причем в еженедельном формате. Так вот, за последние полтора года не было ни дня, чтобы он рос. Всего с 2008 года Путин потерял около 30 процентов поддержки. Сейчас его реальная поддержка — чуть больше 40 процентов. Как физик, я понимаю, что тренд за короткий срок поменяться не может, поскольку объект не совершает никаких экстраординарных поступков. Есть вещи, разворачивающие ситуацию на 180 градусов, как было в 1999 году: война, взрывы домов, захваты заложников. Ничего этого, слава Богу, сейчас не происходит. То, что кремлевская служба ВЦИОМ, которая, на секундочку, финансируется самим Путиным, рисует ему 52 процента поддержки, лично для меня не является аргументом в пользу того, что он победит в первом туре. Вообще, окружение премьера оказывает ему медвежью услугу. Для него самого был бы выгоден второй тур, если он хочет доказать свою легитимность.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Кажется, он этим не особо озабочен.

Нет, озабочен. Есть факты, для многих малозаметные, но тем не менее свидетельствующие об этом. Например, Путин дал команду пригласить на выборы наблюдателей ОБСЕ, хотя ненавидит их, считает мировой закулисой, агентами Госдепа и прочее. На прошлых выборах их не было. Мелочь, но показательная.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

На думских выборах все было очевидно, поскольку «Единой России» пришлось «рисовать» в разных регионах по 20-25 процентов, то на президентских, в случае с Путиным, для победы будет достаточно «нарисовать» три-пять. Согласитесь, такую фальсификацию отследить и доказать куда сложнее, если это вообще возможно. Что делать?

Готовить целую армию наблюдателей, учить пресекать самые изощренные способы подделки голосов — что же еще? Фальсификация пяти процентов — точно такое же преступление, как и двадцати пяти. Слава Богу, сейчас огромное количество волонтеров хотят за этим следить. Я сам буду наблюдателем на одном из участков, обязательно. И знаю еще массу людей, которые никогда в жизни не помышляли об этом, но сейчас готовы участвовать в процессе. В этом смысле и «Лига избирателей», и организация «Гражданский наблюдатель» — очень хорошие инициативы.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Представим, что Путин все-таки преодолевает пятидесятипроцентный барьер, и претензий к проведению голосования нет. Что тогда? 5 марта оппозиция все равно выходит на улицу?

Да. Конечно, многое зависит от выполнения наших требований. И тут совершенно не важно, победит Путин или нет — мы в любом случае будем добиваться конкретных шагов по изменению политической системы. Но президентские выборы незаконны уже сейчас. Потому что решение допустить того или иного кандидата принимает лично Путин. Игрок является еще и арбитром — как такое возможно? Так что одна повестка дня на 5 марта уже есть — это были не свободные выборы. И мы требуем, чтобы они были проведены заново, по правилам — собственно, мы требуем этого с декабря.

После митинга на Болотной кремлевские СМИ с удвоенной энергией пытаются дискредитировать оппозицию. Вам достается больше всех — правда, пока все сводилось к обсуждению ваших телефонных разговоров и личной жизни. Неприятно, конечно, но никакого криминала. А есть у Кремля какой-нибудь действительно серьезный компромат на вас?

Я один из редких людей в оппозиции, кто в 90-е был губернатором и работал в правительстве. Думаю, второго такого ты не найдешь. И это не случайность. Люди, которые противостоят Путину,  должны твердо знать: если на них есть хоть что-нибудь, то они гарантировано будут в тюрьме. Я на свободе, как видите. Когда принимал решение встать к Путину в оппозицию — а принимал я его давно, после «Норд-Оста» — то, конечно, все для себя взвесил. Я не святой, это очевидно. Но преследовать меня не за что. У них на меня ничего нет.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

За день до интервью я попросил пользователей Facebook сформулировать вопросы к вам. Вот просьба от Toljaga Primorski: «Пусть Немцов расскажет о том, как двигал своего другана Бревнова на пост РАО ЕЭС, и как он с ним пилил бюджеты».

Вторая часть заявления — просто бред, вранье стопроцентное. Нет ни одного факта. Что касается первой — действительно, «двигал», и назначил его главой РАО ЕЭС. Это была моя кадровая и человеческая ошибка. Через год я снял его с работы. Сейчас он, кстати, живет в США.

Я совершил множество ошибок в своей жизни, Бревнов — одна из них. Но преступлений я не совершал.

Максим Коротин просит прокомментировать уголовные дела, связанные с вами и банком «Нижегородец», а также с вами и вашим советником Клеменьтевым.

По поводу всех моих нижегородских историй были вынесены судебные решения, причем сами суды были открытые. Кто не следил — может запросить материалы этих уголовных дел у адвокатов, и прочесть их от корки до корки. И не только их, кстати, но и дела, связанные с Навашинским судостроительным заводом, с Балахнинским комбинатом.

Вообще ничего на меня нет. Просто люди вместо того, чтобы вникать в суть, читают какие-то статьи из «Википедии» и смотрят журналистские «расследования» в стиле Аркадия Мамонтова и НТВ.

Расскажу одну показательную историю. Когда Путин в декабре 2011 года на прямой линии с народом сказал, что «Немцовы, Рыжковы, Касьяновы “поураганили” в 90-х и украли миллиарды вместе с Березовским», я подал на него в суд за клевету. Сам премьер, разумеется, на процесс не явился, но прислал своего представителя — адвоката с говорящей фамилией Забралова. Я задаю ей вопрос: «Ваш доверитель заявил, что я украл с Березовским миллиарды. Есть хоть одно решение суда, подтверждающее это?». Ответ: «Нет». Дальше я спрашиваю: «А есть какое-нибудь уголовное дело, где я фигурирую в качестве подозреваемого или обвиняемого, свидетельствующее о том, что я замешан в коррупции и воровстве бюджетных средств?». Ответ: «Нет таких дел». Следующий вопрос: «А что же тогда позволило вашему доверителю обвинить меня в краже денег?». Ответ: «Статьи из Википедии». Это адвокат Путна говорит, понимаете?! Дальше вынимаются какие-то статьи, вырезки из газет, показываются всем. Я после этого задал судье Адамовой вопрос: «Вы не пробовали в поиске Google или Yandeх набрать “Путин — вор?”». Она побледнела. «А я, — говорю, — пробовал. Два миллиона сообщений! Прошу приобщить к делу».

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Чем в итоге суд закончился?

Судья Адамова, понимая, что ответчик проигрывает, а наказать нельзя, постановила следующее: оказывается Путин, когда говорил «немцовы украли миллиарды», имел в виду не физическое лицо, Немцова Бориса Ефимовича, а «явление». То есть “Немцов” в данном случае не живой человек, а имя нарицательное, и истцом в суде должно быть именно оно. А поскольку перед нами стоит физическое лицо, то дело закрывается и рассматриваться не будет. Это на полном серьезе отражено в решении суда.

Знаете, что просят узнать у вас больше всего? Зачем вы ходили к американскому послу.

Вы ведь наверняка понимали, что в сложившейся ситуации это может быть использовано против вас. Почему нельзя было его отложить? Неужели вы настолько недальновидны?

Почему я должен в своих поступках ориентироваться на идиотов?! Макфол — мой старинный знакомый. Я что, должен был ему сказать «извините, не могу откликнуться на ваше приглашение по причине того, что у нас ту всеобщая сурковская паранойя?». Я знаю Майкла с 90-х годов, когда он был еще профессором Стэнфордского университета, специалистом по России. Потом десятки раз встречался с ним, когда его пригласил в свою команду Обама. Макфол, кстати, был одним из идеологов «перезагрузки». Мало того, что он хорошо знает Россию, он действительно благожелательно к нам относится и заинтересован в улучшении отношений.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Но позвал-то он вас не как старого друга, и пошли вы к нему не один, а целой делегацией.

И что? Логика Макфола такова: Россия — это не только российская власть. Это еще и гражданское общество, куда входит политическая оппозиция, правозащитники, экологи, деятели культуры. Он на Россию смотрит не так примитивно, как хотелось бы Путину и Суркову. Да, он решил познакомиться с оппозицией. А до этого встречался с министром иностранных дел. А еще до этого — с главой администрации. А когда-то входил с Сурковым в комиссию, созданную во время визита Обамы в Москву, которая так и называлась — «Макфол–Сурков». Почему про них не пишут, что они получают инструкции вашингтонского обкома?

Эту реплику поддерживают: Артур Соломонов

Что было на вашей встрече?

Обычная протокольная встреча. Ближайшую протестную акцию мы не обсуждали. Говорили о системе ПРО, о договоре СНВ-2, о фальсификациях на выборах, о том, почему мы считаем, что стране необходима скорейшая реформа политической системы. Я, в свою очередь, спросил у Макфола, как его вообще назначили послом. Это же удивительно, на самом деле. В Америке ровно такая же паранойя, как в России. Здесь — у Путина, там — у республиканцев. Макфола не хотели назначать! В Штатах его называют чуть ли не агентом Кремля, обвиняют в том, что он хочет раскрыть нам какие-то секреты системы ПРО. Он ведь должен был стать послом еще прошлой осенью, но республиканцы не пропускали его через комитет по международным делам сената. А у нас, наоборот, оголтелые нашисты, журналисты НТВ, Lifenews, и прочие жертвы путинской пропаганды сутками стоят возле посольства, чтобы доказать, что оппозиция — агенты вашингтонского обкома, а встреча с послом — предательство.

Я знаю, что вся эта паранойя идет лично от Путина. Он всех нас считает врагами Родины. Но почему я должен отвечать за его комплексы?

Еще один вопрос из интернета: «Для чего лично вы сейчас ведете политическую деятельность? Остались ли у вас президентские амбиции?»

Моя цель понятна — я хочу жить в свободной, европейской, демократической России. Замечу, она у меня не менялась на протяжении последних двадцати лет. Моя же дальнейшая политическая судьба во многом будет зависеть от поддержки людей. Меня спрашивают: «Хотели бы вы участвовать в президентских выборах?». Если я буду самым популярным кандидатом среди оппозиционных лидеров — то обязательно приму участие. Если нет — не приму.

Но вообще о президентских амбициях думать сейчас рано. Я не испытываю никакой эйфории. Да, Москва проснулась, просыпается Россия, хотя гораздо медленнее, но впереди очень долгая, затяжная борьба. Нынешняя власть гораздо более жестокая и циничная, чем коммунисты в конце 80-х. Те, по большому счету, были нищие, кроме самой власти им терять было нечего. А у этих ребят миллиарды долларов, просто так они их не отдадут. Делать вид, что еще пару митингов, и они улетят, не честно. Так что какие могут быть президентские амбиции? Думаю, пока я буду продолжать заниматься партийным строительством, пытаться со своими коллегами зарегистрировать ПАРНАС. При этом какое именно место буду занимать в партии, для меня не имеет судьбоносного значения. И это не кокетство.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

А у вас в штабе есть люди, которые в ежедневном режиме следили бы за вашим рейтингом?

Нет, могу ответить только эмпирически. Последний раз я участвовал в выборах в 2009 году, в родном городе Сочи, когда баллотировался на пост мэра. В день голосования я получил 23 процента, при том что кампанией против меня занимался лично Путин, его спецслужбы и вся местная пресса. У меня не было ни секунды на радио и телевидении. Думаю, 23 процента — это тот потенциал, на который можно было бы рассчитывать и на президентских выборах: конечно, при условии, что они честные, открытые, что проводятся дебаты на ТВ в прямом эфире и в прайм-тайм. Путин ведь не случайно так боится дебатов и не участвует в них.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Характерно, что перевыборов в Думу пока не предвидится, а оппозиционные движения вовсю обсуждают создание коалиций. Коммунисты пытаются объединиться вокруг КПРФ. Националисты создают единую национал-демократическую партию. Либералы на этом фоне выглядят пока самой разрозненной и недоговороспособной силой. ПАРНАС, «Яблоко», «Демвыбор», Республиканская партия Рыжкова — вы наплодили кучу движений. Понимаете, что если в новых политических условиях не сможете объединиться, то с треском проиграете всем?

Я — понимаю. Объединение жизненно необходимо. Я уже говорил, что идеальной конструкцией на нашем фланге считал бы создание суперпартии. Причем можно сохранить в ней разные фракции — ради бога. Сейчас такой исторический этап, когда объединенные либералы могли бы занять до 30 процентов мест в думе и изменить страну. Кто и какую роль при этом будет играть — надо садиться за стол переговоров и обсуждать. И все же это не задача сегодняшнего дня. Скорее — лета.

Явлинский опять тормозит?

На самом деле сейчас споры между нами и «Яблоком» прекратились, и я бы очень не хотел, чтобы они начались снова после этого интервью. Мы и так с большим трудом достигли объединения оппозиции. На сегодня есть более актуальные задачи — честные выборы, «не пустим Путина в Кремль» — на них сейчас надо работать. Все вопросы, которые даже теоретически могут привести к конфликтам, надо оставить на потом.

В нынешней оппозиции есть человек, стоящий особняком — Алексей Навальный. Пожалуй, самая популярная фигура, и самая загадочная. То он появляется в компании откровенной «демшизы», то идет на митинг к националистам, то приходит к Тверскому суду вызволять Удальцова. Как вы к нему относитесь? Показалось, что с настороженностью.

Навальный делает многие вещи, которые я полностью поддерживаю. Настороженность связана только с одним — с его участием в «Русском марше». Когда толпа «зигует», а в ее центре стоит Навальный, у людей демократических взглядов возникают неприятные ассоциации. Мне кажется — подчеркиваю, лично мне — он все-таки совершил ошибку, участвуя в этом мероприятии. При этом не хочу ни к кому лезть в душу. На данный момент у нас одна цель. В оргкомитете вообще нет ни одного человека, которого я не могу назвать своим союзником. В глобальном же смысле националисты, конечно, моими союзниками не являются, коммунисты тем более. Я готов выступать вместе с ними за свободу, рука об руку. Но когда будут обеспечены честные выборы, я буду с ними бороться. А там уже как решит народ. Победим мы — хорошо. Нет — значит мы плохо работали.

Кстати, самая заметная часть вашей «прослушки» — это разговор с лидером «Славянского союза», националистом Демушкиным. Вы с ним беседуете, как старые приятели.

Да я его сто лет знаю. Сидели вместе. Но, конечно, мы никакие не приятели. Я считаю, что сама идеология национализма — прямая угроза для страны. Меня убивает безответственность некоторых людей в этом движении. Когда в многонациональном государстве доминирующими становятся этнические вопросы — это стопроцентная кровь. В этом смысле чеченские и русские националисты делают одно гнусное дело — разваливают страну.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

А не считаете, что Россия и в самом деле чересчур большая?

Эту реплику поддерживают: Артур Соломонов

Я могу считать все что угодно, но это — тысячелетняя история. Разрушить ее одним махом — преступление.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин, Сергей Любимов

Допустим. Однако наши отношения с Чечней — это не просто история, а история постоянных войн и конфликтов. Возникает вопрос: а зачем это все?

Нет простого решения чеченской проблемы. Идея взять и просто отделить Кавказ — это чудовищная ошибка. Не потому, что потом начнут отделяться все остальные, а потому, что это будет Сектор Газа, который станет источником террора, криминала, наркотиков. При этом мы там ничего не сможем контролировать. Я — против. Надо же хотя бы учиться на ошибках других! Очевидно, что у Израиля решение вопроса с Газа затянется на долгие десятилетия. Зачем своими руками загонять себя в такую же ситуацию? Да, в Чечне есть большие проблемы. В Дагестане, кстати, они еще больше. Ну вот так тупо решать — давайте стену поставим… Между Израилем и Газой стена, а что толку? При том что по масштабам Израиль — далеко не Россия.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Еще вопрос из интернета: вы взятки когда-нибудь давали?

Давал. Последний раз — совсем недавно. Я ехал в эфир телеканала «Дождь», нарушил немного, гаишник тормознул. Я ему говорю: «Пусти, пожалуйста, поскорее, у меня прямой эфир, дебаты, я никак не могу опоздать». А он — наоборот: осознав, что я в полной заднице, стал специально тянуть время. К сожалению, единственный выход который я нашел — это дать денег. Каюсь.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Георгий Елин просит: «Задайте Немцову два вопроса. Первый: когда он издавал в «Вагриусе» своего «Провинциала», на каких основаниях он до выхода книжки выколачивал (пользуясь служебных положением ) из издателей гонорар в 100 тысяч у.е.? И выколотил!»

На основании договора, который Лисовский не хотел выполнять. Мое положение тут вообще не причем. Договорились — выполняй.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

И второй: «В дни “Норд-Оста”, когда Немцов вместе с Хакамадой шел на переговоры к террористам, он вдруг начал названивать по мобиле, а потом замедлил шаг и “потерялся” в кустах. Он что, дерьмо из штанов пошел выгребать?»

Это одна из самых драматических страниц в моей жизни. Было чрезвычайное положение. Путин обратился ко мне — не ходить. С такой же просьбой он обратился и к Лужкову. Он сказал, что несет ответственность за ситуацию как президент. Это была ошибка с моей стороны, надо было не слушать и идти. Впоследствии я узнал истинные причины просьбы Путина — он был обеспокоен ростом моего рейтинга, как и рейтинга мэра. А то, что люди в заложниках, ему было наплевать.

Вам не стыдно сейчас смотреть в глаза коллегам-оппозиционерам, при том что в 2000 году вы поддерживали Путина на выборах?

Решение о том, чтобы поддержать, принимал не я лично, а партия СПС, в которой я тогда состоял, вернее - ее высший совет. В него входили Гайдар, Чубайс, Кириенко, Хакамада и я. Первые трое проголосовали за Путина, мы с Хакамадой — против. Мы проиграли 2:3, вот и все. Я всего лишь озвучил решение партии. Хотя, не буду лукавить, в глубине души тоже на что-то надеялся. В тот момент ведь не было еще ни Беслана, ни «Норд-Оста», ни подводной лодки «Курск», ни Ходорковского, ни кооператива «Озеро», ни миллиардных состояний Ковальчука и Тимченко. И я, грешным делом, думал, что раз Путин ученик Собчака, то совсем кошмара, наверное, не будет. Окончательно мне все стало ясно в 2002-м, когда он цинично разобрался с заложниками в «Норд-Осте». Первым сигналом был «Круск», вторым — закрытие НТВ, а финальным аккордом — «Норд-Ост».

С Путиным произошла какая-то метаморфоза, или он был таким всегда, просто вы в нем не разобрались?

Тут все просто: когда власть безгранична, она развращает и делает негодяем любого человека. И меня бы сделала, и вас. Обязательно надо выходить из кабинета, проветривать.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Борис Ефимович, добрый день! А каков Ваш источник дохода, т.е  на  средства из каких источников вы оплачиваете свои ежемесячные расходы? Нынешняя власть опубликовала, они конечно вызывают много вопросов, мягко говоря, но все же.

Илья Тимаков Комментарий удален автором

Ну что же, на редкость здравые ответы на все вопросы.

 

Новости наших партнеров