Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Маша верит

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Маша Аверьянова — слушательница школы журналистики, где я веду раз в две недели необременительный семинар. Маше лет семнадцать, наверное, или даже шестнадцать. В одном из эссе, написанных по моему заданию, Маша рассказала историю, которая беспокоит меня вот уж третью неделю. Мне кажется, я не сумел объяснить Маше, что в ее рассказе тревожит меня. Я и теперь не могу этого объяснить.

История простая и короткая. Две минуты чистого времени, не больше. Действие разворачивается зимой в Москве, в подземном переходе, где не то чтобы теплее, чем на улице, но мороз какой-то вялый и грустный. Народу довольно много. Люди как будто бы спешат, даже те, кому спешить некуда. Шарканье множества ног сливается в общий гул. Уши слышат этот гул, но мозг игнорирует. Из многих неоновых ламп под потолком одна моргает. Пахнет сырой обувью и сахарными, теплыми, сдобными, но невкусными булками.

Маша идет по подземному переходу и издалека видит нищенку. Женщина сидит на картонке около стены. На женщине поношенное, но довольно чистое светлое пальто. Выражение лица у женщины скорбное.

То и дело кто-то из прохожих перекрывает Маше эту женщину, сидящую у стены на картонке. Поэтому Маша не сразу понимает, что в руках у женщины — младенец. Младенец завернут в одеяло. Женщина склоняется над младенцем, шепчет ему что-то и качает его тихонечко. Рядом с женщиной на полу стоит небольшая картонная коробочка. Некоторые люди, проходя мимо, бросают туда мелочь. И Маша издалека видит, как к женщине подходит полицейский.

Этот полицейский — единственный в подземном переходе человек, который никуда не спешит. Он останавливается над женщиной, покачивается на каблуках и говорит что-то, Маше не слышно, Маша еще довольно далеко. Он говорит что-то, а женщина не отвечает ему, продолжает нянчить ребенка. Тогда полицейский мыском ботинка переворачивает коробочку, и монетки катятся по полу, подпрыгивая и, наверное, звеня, только Маше не слышно, как они звенят. Звон монет тонет в гулком шарканье.

Женщина монеты не собирает и вообще никак на действия полицейского не реагирует, продолжает качать младенца. Тогда полицейский наклоняется, берет за краешек одеяла и с силой дергает вверх. Одеяло разматывается, младенец летит на пол, а женщина пытается поймать ребенка в воздухе, предотвратить его падение. Но безуспешно.

Маша уже совсем близко. На мгновение у нее перехватывает дыхание и она останавливается как завороженная. Младенец со всего размаха падает на каменный пол головой. Но нет того особенного звука, с которым бьются головой дети. Ударившись головой, младенец подпрыгивает, переворачивается, падает на ноги, еще раз подпрыгивает, заваливается на бок и лежит прямо, не плачет, не скрючен, не сломан.

Тут только до Маши доходит, что это не младенец, а кукла. И вдруг оживают звуки. Маша начинает слышать вместо нечленораздельного гула отдельные шаги, шарканье ботинок, стук каблуков, позвякивание моргающей неоновой лампы, звук катящейся монеты, слова, которые говорит полицейский женщине и женщина полицейскому.

«Иди отсюда! Иди по-хорошему!» — говорит полицейский.

«Куда же я пойду?» — бормочет женщина.

«Иди отсюда со своей куклой!» — говорит полицейский.

«Это моя дочка».

«Иди отсюда, я сказал!»

«Сейчас, только ребенка одену».

«Тьфу ты черт!» — говорит полицейский и отходит прочь.

«Сейчас, только одену», — бормочет женщина скороговоркой.

Маша стоит напротив нищенки, и та поднимает на девушку взгляд. Взгляд не безумный. В глазах у нищенки не горит бредового огонька. Нищенка заматывает куклу в одеяло и внятно говорит Маше:

«Ты тоже не веришь, что это моя дочка?»

Маша не знает, здорова ли эта женщина. Что с ней случилось? Потеряла ли ребенка? Сошла ли с ума? Или профессиональная нищенская наглость позволяет женщине придуриваться в присутствии полицейского и задавать прохожей девушке бессовестный вопрос?

«Ты не веришь, что это моя дочка?»

Маша отвечает:

«Я верю!»

Комментировать Всего 38 комментариев

Меня в этой истории сразу ошеломило поведение полицейского. 

Валерий Панюшкин Комментарий удален автором

Валерий Панюшкин Комментарий удален автором

А Вы как бы поступили, если бы у вас на участке постоянно паслась нищенка с куклой? Примите еще во внимание, что Вы при этом московский полицейский, то есть человек без образования и без наималейших представлений о социальных технологиях.

Валерий, я понимаю, как рискованно отвечать на вопрос: "А Вы как бы поступили?" тем более с таким "мощным" ограничением: "Примите еще во внимание, что Вы при этом московский полицейский, то есть человек без образования и без наималейших представлений о социальных технологиях.", но все же попробую объяснить свою реплику про полицейского. 

Вы написали в своей заметке: 

"Мне кажется, я не сумел объяснить Маше, что в ее рассказе тревожит меня. Я и теперь не могу этого объяснить." 

Я задумался: а что тревожит меня? Нищие есть почти в любой стране и почти в любой стране полицейские их гоняют. То, как они это делают (и как общество реагирует на то, как они это делают) есть довольно точная характеристика общества. Если бы я был на месте этого полицейского (даже будучи менее грамотным, чем я есть), то я не стал бы ногой отшвыривать банку с деньгами, которая есть результат труда этой несчастной женщины. Можно арестовать, можно прогнать, можно даже отругать и накричать, но нельзя вести себя так очевидно подло и мерзко. На нем ведь форма защитника мира и спокойствия граждан. Его должны уважать и любить за это. Но вряд ли мое объяснение Вас устроит. 

Эту реплику поддерживают: Елена Журавлева

Отчего же, устроит.

В защиту полицейского должен сказать, что своими глазами его не видел, а пересказываю рассказ Маши, как его понял. Может быть, тут подкрашивается мое негативное отношение к московским полицейским. Может и хороший был парень, только неграмотный и затраханный.

Я пишу не о реальном полицейском, а том, который описан в рассказе Маши. Может быть, тут подкрашивается мое априорно положительное отношение к полицейским. 

Хороший парень-полицейский, даже если он неграмотный и затраханный, так поступить не может. Явно, что он эту нищенку знает давно и это не их первая встреча и не первый разговор. И он не в первый раз бьет ногами по ее банке с деньгами и не в первый раз отшвыривает привычным жестом ее куклу. 

Но рассказ написан хорошо. 

Когда-то читала у Стругацких повесть о планете, где надсмоторщики в шубах пинали рабов пиками и чувствовали себя хозяевами мира. прилетели инопланетяне - земляне из 23 века, где уже построен коммунизм, - попытались ласково поговорить с таким надсмоторщиком. Он воспринял это как слабость и тут же начал пытаться отобрать у землян одежду, корабль ... После пары затрещин он забился в угол и признал себя пленником, перестал хамить и угрожать.

Этот парень-полицейский - просто примитивен в своем развитии и понимает отношения: либо я бью, либо меня бьют. Он не неграмотный, он не развился до уровня цивилизации в странах, где гуманизм - это не понятие, а образ мышления.

Ну... боль -- это более или менее один из основных симптомов жизни :))) Особенно после сорока.

Валерий, можно откровенно, почти в личку:

уже много лет (начиная с gazeta.ru) я, если вижу Ваш материал, то, чтобы прочитать его, ухожу, закрываюсь.... потому, что понимаю, что без слез не обойтись.... это очень хорошо.... признак жизни.... но иногда больно так, что ойкаешь... особенно ближе к 60 :)))

Здесь, понятное дело, не рассказ Маши Емельяновой, а рассказ Валерия Панюшкина, и он написан так, что после его чтения у меня осталось светлое чувство. Оно при этом тоже немного тревожное, точнее - с налетом тревожности, но в целом - светлое. Меня не смущает полицейский,  выхватывающий из рук матери ее "дочку" - не стал бы он этого делать, если бы не был уверен, что это кукла. Впечатление, которое оставляет всякий амбивалентный рассказ, во многом зависит от его конца. В конце рассказа - слова Маши: "Я верю". После "разоблачения" нищенки это можно понимать очень и очень по-разному. Наверное, отсюда мой налет тревожности. Ну а светлое чувство, я думаю, связано с тем, что отвечает нищенке Маша.  Мне хорошо от ее слов: "Я верю!". Было бы интересно узнать от автора, почему все же его задел рассказ этой девочки. Почему-то мне кажется, что он это так или иначе знает.

Простите, очень смутно. Я давно понял, что рассказывать про жизнь я умею, а понимать, почему дела обстоят так или иначе -- не могу. Это как автомобилем управлять: ехать на автомобиле могу, но как автомобиль устроен, и почему едет -- понятия не имею.

Не в порядке дискуссии, а в качестве коллегиального комплимента:

Вы хорошо передаете эту смутность. Это, по-моему, возможно лишь тогда, когда видишь, что в ней проглядывается. И в этом смысле можно как-то знать, почему становится, например, спокойно или тревожно. Под слоем реальности, поддающейся осмыслению, смутно все. Дать это увидеть другому, как я думаю, более ценно, чем что-то в этой смутности объяснить

Ну да....ну да. Перехватило....дыхание то. В нескольких местах. Я тоже смутно догадываюсь про что это...ПРо многое и сразу.

Я некоторое время назад (коллеги ссылку кинули) прочла Ллойд де Моза "Психоисторию". Перессказывать не буду. Больно жутко

Но я поняла из этой книги что мы ВООБЩЕ МОЖЕМ НАЗЫВАТЬСЯ ЛЮДЬМИ  лет 100-150 не более.

Я имею в виду когда "ид" более менее был взят под контроль и "животное" в нас  отступило...

Ох, какие все бедные люди.

Спасибо Вам. Если честно, то было бы интересно побывать на Школе журналистики с Вами в главной роли.

В воскресенье в два в Домжуре.

Я вначале, честно говоря, боялась, что это снова история про детей, которых подпаивают наркотой, чтобы они спали. Поэтому вначале сердце сжалось, потом когда пошло про куклу и женщину верящую в то, что это ее ребенок, так и не отпустило.

Может и правда был у нее раньше ребенок, с которым она в переходе сидела, а потом что-то случилось с ним, пусть будет - опека забрала, а мать тронулась...

надеюсь Валерий, вы не посчитаете это уходом от темы

Я тоже видела такую картину жизни. Только в Питере. Только хуже.

Садишься на Невском в поезд метро и видишь: мальчик лет десяти с аккордеоном

заходит в вагон. На перроне остается девочка лет шести или пяти. С сумочкой детской в обоих руках в районе живота. Оба в бедных пальто, но в шапках. Девочка с шарфом.

Мальчик говорит назидательно : «Стой здесь! Никуда! Понимаешь! Я вернусь через полчаса. Ты хорошо понимаешь?» Девочка серьезно смотрит на него и кивает головой.

Двери вагона закрываются, и мальчик начинает играть и петь.

Я не помню, что он пел и играл. Я даже не помню, положила ли я деньги в его сумочку.

Такой провал сделался со мной, что очнулась я только дома на кухне и обнаружила, что мои родные пытаются мне что-то говорить. Я не помню что.

До сих пор страшно.

А потом в Нью Йорке мальчик в вагоне метро говорит даме социальному, очевидно работнику: «Они все время, жрут чипсы и смотрят телевизор!» А женщина тихо говорит: «Но предыдущая семья ты говорил, была хуже! Эти же другие. А что ты ждешь?» Видимо это был разговор вот такого же вот мальчика, которого отдают в адаптационные семьи социальные американские работники.

Эту реплику поддерживают: Елена Журавлева

Если бы я была на месте тот женщины с куклой, я бы, наверное, тоже так себя вела. А как иначе? Проще типа "я с дочкой, вы чего", чем уйти из перехода с подаянием.

Это - самое настоящее попрошайничество, если б женщина была ненормальна, она бы не просила милостыню, а "выгуливала" бы дочку на детских площадках и во дворах

Эту реплику поддерживают: Антон Жаров

Спасибо за текст!

Полицейский прав, он поступает по закону. И, боюсь, по-другому, кроме как такой жестокостью, он не может выгнать ее из метро - просто потому, что она больна. Хотя я бы вызвал санитаров, поместить ее в соответствующий дом, по-моему, было бы милосердней. Тепло, кормят и она со своим ребенком/куклой, ее никуда не гонят.

p.s. Офф-топик: http://www.echo.msk.ru/programs/tsluchay/ - последняя передача "Отношение к попрошайкам: подавать или игнорировать?"

Вот это меня и беспокоит в Машином рассказе. Кроме Вашей, моей и полицейского рациональности, она, Маша, чувствует что-то еще и говорит: "Я верю". Потому что маленькая, добрая и смущенная миром, где только начинает жить.

Эту реплику поддерживают: Антон Жаров, Игорь Геращенко

"Полицейский прав, он поступает по закону."

Игорь, какой закон позволяет полицескому вести себя так грубо? Где это прописано в законе? Я почти уверен, что любой закон, даже советский - это запрещает и если судить по закону, то этот полицейский его нарушил.  

Эту реплику поддерживают: Мария Сидорчук

И как же он должен себя вести? Кстати, вы не правы. В суде, если будет доказано, что это не первая ее попытка бомжеваться, что она не реагирует на внешние раздражители и т.д. и т.д., то полицейский будет прав даже в своей грубости, просто потому, что иначе он не мог выполнить свои обязанности.

Если бы это была их первая встреча, тут еще можно было поспорить, хотя за неповиновение сотруднику дубинкой обычно бьют, не то что мелочь раскидывают.

Вы юрист? Законы настолько сложны, особенно в уголовной части, что лучше туда не соваться...

Законы настолько сложны, особенно в уголовной части, что лучше туда не соваться...

В суде можно доказать превышение служебных полномочий  - это уголовная ответственность для должностного лица (полицейского). Под давлением общественности такого парня после скандала даже в тюрьму не возьмут, свои же порвут на тряпочки из-за "выноса сора из избы". Если бы нужно было потрепать нервы его начальнику - отличный мог бы быть медиаповод.

Если бы такому монстру, как, например,  Доренко "заказали" подготовку общественного мнения перед реформой МВД - эта история  была бы хорошим гвоздиком в карьерном гробу парочки генералов.

Не знание законов, особенно в "уголовной части"  не освобождает от ответственности за их нарушение.

Полицейский должен вести себя согласно нормативным документам, которые регламентируют его деятельность (Конституция, законы, инструкции и т.п.). Как вы думаете, хоть в одной его инструкции мы найдем метод пресечения правонарушения путем публичного унижения?

P.S. Я - юрист, бывший судебный журналист. 

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Она не вменяемая. Кукла - не ребенок. Можно спросить у Катерины Мурашовой, как у психолога.

Он вывел ее из транса своеобразным путем, но это не было общественное унижение. Его мотивом не было унижение либо оскорбление, она не полезла за мелочью, его мотивом была как раз инструкция - избавить переход от попрошайки.

Вменяемость определяет экспертиза. Она не в трансе, а на работе. "Своеобразный путь" - это не оправдание для должностного лица. В инструкции нет алгоритма действий, предполагающий избавление перехода от попрошайки. В инструкции указаны действия по предупреждению (профилактике) преступления и \или нарушения общественного порядка. Там четко ограничены полномочия полиции. И он, поверьте, эти полномочия превысил.

Эту реплику поддерживают: Игорь Геращенко

По-моему, полицаи должны выгонять попрошаек, впрочем, ладно. Я им все равно доволен. Попрошайки в переходах Москвы ежедневно убивают мне психику и нервы, мне это неприятно.

дело в том, что он ее не выгнал... она осталась.

"то полицейский будет прав даже в своей грубости, просто потому, что иначе он не мог выполнить свои обязанности."

То есть он мог сапогом не в банку пнуть а ей в лицо? И был бы прав в своей грубости?

Я не юрист, но совет не соваться в законы, так как они сложны ... мне кажется уникальным.

А Вы, Игорь, юрист?

Нет, не юрист. Точнее, учусь по двум специализациям, но главная - экономист.

Степан, я имел ввиду то, что нам с Марией или с вами туда лезть не стоит, потому что МЫ (по крайней мере, я) дилетанты в этой сложной науке. Тут, конечно, лучше бы спросить профессионального юриста.

Я считаю, что в действиях полицейского нет умысла унизить или нанести ущерб, Мария, видимо, наоборот. В законах много что написано, но еще больше оставляется на усмотрение. Я не знаю (хотя всегда в это верил), существует ли инструкция касаемо попрошаек в метро. Очень жаль, если нет. Найти сам в Интернете не могу.

Мы можем сколько угодно их жалеть по-человечески, но некоторые из них несут серьезное зло...

"или с вами туда лезть не стоит"

Почему - не стоит? Это способ понять и разобраться. 

Слишком много тонкостей. Впрочем, хорошо. Буду с нетерпением ждать вашего ответа.

Санитарам она - вменяемая - тоже не нужна. Никто не финансирует содержание таких людей в больницах.

3D

Познания, порождают действия (касается всех персонажей). 

СТОП!

Нет НИКАКОГО сочувствия человеку, который попрошайничает, просиживая дни с ребенком на руках!

Этот человек - истязатель и, по большому счету, убийца. Каждый, кто подает в таком случае - сообщник убийцы и истязателя.

То, что женщина сошла с ума - это другой вопрос.

То, что полицейский должен был ее тащить в отделение и привлекать к ответственности, а не "рассыпать монетки" - другой вопрос (хотя, тут состава преступления как бы и нет - не ребенок же на руках, кукла).

В Литве, например, просить милостыню - уголовное преступление, подавать - административное правонарушение (с крупным штрафом). И поделом.

Впомнилось про "Чистоград"

В бытность работы в политических капмапаниях и избирательных штабах я учавствовала в различных тренингах. Одной из самых эфективных форм командообразования в новом проекте была ИГРА - это моделирование несуществующей реальности для всех штабистов с соревновательным фактором в условиях закрытого пространства. Проще: собирали всех дня на 3-4 на загородной базе , отбирали мобилки, делили на команды и "сталкивали лбами" как на выборах. Мы предлагали свои программы "избирателям", штабы воевали друг с другом на идеологическом фронте, вели тайные переговоры "с властью", подкупали членов избирательных комиссий и т.п.

Так вот, самыми агрессивными в одной такой игре (перед выборами мэра Киева) были молодые радикально настроенные агитаторы. Они предложили концепцию "Чистоград" - вывоз бомжей в чистополе, тюрьма для ницих, жесточайшие репрессии графитчикам и т.п. вплоть до публичной смертной казни для коррупционных чиновников. На наших "выборах" этот проект занял второе место по числу голосов условных горожан.

Мне кажется, что люди, оправдывающие действия полицейского из эссе - это потенциальный электорат таких "чистоградцев", а проще - фашистов.

Давайте сжигать в печах циган (они ВСЕ торгуют наркотой и бродяжничают), усыплять бомжей - иньекция обходится дешевле, чем строительство и содержание приютов, давайте кастрировать малоимущих - неча жить за счет других на пособие и плодить нищету... Думаю, у такой "программы" и сейчас найдется много сторонников, даже в этой ветке дискуссии. 

Причем полицейский, публично пиная ногой коробку с мелочью, подчеркивает свой статус власти жестокой, постороенной на страхе и унижении. Потому что знает - эта нищенка ничем ему не ответит. Пусть пнет мою "коробочку"! Не станет, уверена, испугается. 

И пока у нас все держится на страхе и унижении тех, кто слабее, пока мы это оправдываем "законодательством" или "производственной необходимостью" - будем жить по (законам) понятиям зоны и радоваться доппайке баланды от смотрящего. 

Мария, а Вам доводилось каждый день сталкиваться или проходить через бомжей?

Одна наша знакомая год снимала квартиру возле вокзала  и не могла съехать раньше, т.к. квартира  была проплачена за год вперед. И за этот год из спокойной, гуманной девочки она превратилась в невротичку ( её ужасно бесили эти толпы бомжей, которых невозможно было обойти, эти груды шприцов и бутылок, вонизма, хамское поведение данных  лиц и безразличие ментов и власти на все это).

Хорошо, что через год она съехала оттуда и стала опять доброй и приятной во всех отношениях девочкой.

 Это  к тому, что очень хорошо быть гуманной, когда каждый день не сталкиваешься с этим всем.

А та девочка, в тот год  проголосовала бы за Чистоград. Что она никогда не сделала бы ни до,ни после того года.

Я лично вызывала "будку" для отлова бродячих собак, после того, как приехав домой поздно вечером не смогла выйти из машины - свора дворняг готова была разорвать меня... и мне не стыдно за этот поступок. Но я против ЖЕСТОКОГО УНИЧТОЖЕНИЯ четвероногих бродяг. Должен быть другой путь решения проблемы. И он есть.

Ваша подруга столкнулась с ассоциальными элементами, вонючими и мерзкими. Мне, по человечески жаль ее... может быть, она не знала, что возле вокзала жить не сладко...

Но человек, который одевает мундир госслужащего и патрулирует улицы не имеет права на наивность. Он бы голосовал за Чистоград по убеждению, а не из-за обстоятельств. И в этом разница.