Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Что общего у меня с народом

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Мы сильно отличаемся друг от друга, я и народ. Узкий круг моих друзей и народ — мы сильно друг от друга отличаемся. Дело даже не в белых ленточках. Да я уж давно белых ленточек и не ношу: мне кажется, революция уже свершилась. Теперь уже докатится до конца сама собой. И надо работать на то, чтобы минимизировать ее последствия, чтобы не перебили друг друга люди с белыми ленточками и люди с георгиевскими.

Мне кажется, хотя бы для себя я должен найти что-то общее, что-то, что объединяло бы меня с народом, с людьми, пошедшими в Лужники или на Манежную или не пошедшими никуда.

Но мне очень трудно найти что-то общее между мной и народом. Все разное. Все отличается даже не диаметрально, а так, как круглое отличается от синего, твердое от сладкого, мокрое от длинного…

Я и народ — мы по-разному едим, по-разному одеваемся, по-разному развлекаемся, по-разному работаем. Любим разное.

Я, например, пью вино, а народ пьет водку (и неизвестно, кстати, что честнее).

Я считаю лакомством устрицы и трюфели (и неизвестно, снобизм ли это мой или развитый вкус). А народ считает лакомством пельмени.

Из музыки я слушаю Хейфеца или Гульда, а народ слушает Стаса Михайлова или Ёлку. Когда в музыкальных вкусах я хочу быть ближе к народу, то слушаю Тома Уэйтса — ближе не могу.

Народ если читает, то Life News или ЗОЖ в бесконечном поиске чего-то нового. А я бесконечно перечитываю «Капитанскую дочку» Пушкина, «Анну Каренину» Толстого или «Всю королевскую рать» Уоррена.

В политическом смысле я хочу бесконечной свободы и беспрестанных перемен, а народ хочет твердой руки и стабильности.

В религиозном смысле народ верит в справедливость Страшного Суда. А я верю в Апокатастасис. Я верю, что всех простят.

Народ смотрит телевизор, а я не смотрю.

На первый взгляд, единственная общая для нас вещь — это презрение друг к другу. Всех этих людей, таких разных, я легко описываю словом «народ», которое в моих устах звучит в лучшем случае снисходительно. Меня люди, которым вообще известно о моем существовании, наотмашь записывают в либералы и оппозиционеры, хотя я и не либерал, и не оппозиционер.

Объединяющее нас презрение — это негативное чувство, не способное никого объединить.

Но есть еще одна вещь — я нашел! — еще одна вещь, которая объединяет меня с народом. Это мое ремесло.

Если бы я был врачом, я бы лечил всех людей, вне зависимости от того, слушают ли они Стаса Михайлова или Гленна Гульда. Люди относили бы ко мне подобострастно или хамски, дарили бы коньяк или воровали бы больничные полотенца, но я все равно бы их лечил. Они рассказывали бы мне о целебных свойствах древесного гриба, но забывали бы вовремя принимать таблетки и даже просто мыть руки. Я бы расстраивался, но это никак не влияло бы на мое врачебное поведение.

Если бы я был учителем, я учил бы детей делить дроби вне зависимости от того, пьют ли родители этих детей вино или водку. Люди ругались бы на своих детей за то, что я поставил им двойку, или ругались бы на меня, чтобы я поставил четверку. Я бы огорчался, но все равно учил бы их детей делить дроби.

Если бы я выращивал хлеб, люди бы ели мой хлеб, и это всерьез бы нас объединяло.

Но я — рассказчик историй. Я всерьез верю, что истории нужны людям больше, чем хлеб, больше, чем научные знания, и больше, чем лекарства. Во всяком случае, я видал, как люди живут без научных знаний, без лекарств и даже почти без еды. Но я никогда не видал, чтобы люди жили без историй.

Еще больше истории, которые я рассказываю, нужны мне самому. Без историй мое время идет по кругу: утро-день-ночь, осень-зима-весна-лето. Истории делают время линейным, сообщают времени смысл.

И вот я рассказываю истории. Я рассказываю их людям и про людей. Иначе невозможно. Мне нужны люди, про которых я пишу, и люди, которые меня читают. А я нужен им, иначе они бы не читали меня. При этом мне, по большому счету, не нужно, чтобы истории мои были оценены или хотя бы поняты. Мне достаточно, чтобы истории были рассказаны. Мне нужно, чтобы истории были рассказаны про кого-то и кому-то. Кроме народа — не про кого и некому. Это нас объединяет.

Прочтя мои истории, люди довольно редко благодарят меня за них. Чаще ругаются: называют меня козлячьей рожей, жидомасоном и либерастом. Иногда угрожают. Обязательно найдется кто-нибудь, кто напишет: «Какой же отвратительный стиль у этого Панюшкина». Я, конечно, расстраиваюсь, особенно с тех пор, как в средствах массовой информации появилась возможность комментировать (все равно как пациент получил бы возможность оставлять свои комментарии в истории болезни).

И тем не менее мы нужны друг другу. Чем больше расхождений между мною и моими героями (они же читатели), тем драматичнее история. Если представить себе, что однажды мои читатели (они же герои), не вынеся разногласий, разорвут меня на куски, я стану историей, которая рассказывает сама себя.

В некотором смысле это высшая цель, которую ставит перед собой рассказчик историй. Как игрок в скраббл ставит перед собою цель выставить на поле все случайно доставшиеся ему буквы.

Теги: как жить
Комментировать Всего 101 комментарий

Валерий, Вы думаете, что Вас читают поклонники Стаса Михайлова? Маловероятно, у них есть другие рассказчики...

Читают. Я лично знаю пару. Стас Михайлов не просто так самый дорогой певец для корпоративов. Его слушает очень много успешных женщин за сорок, входящих в топ-менеджмент разных компаний.

Наверное, Вы правы, Алена, есть и такие. Но "целевые группы" явно совпадают в очень незначительной части.

Николай, Вы недооцениваете Стаса Михайлова, он отнюдь не пролетарский певец. Я просто по работе корпоративами занимаюсь в том числе. Он, я бы сказала, очень женский певец. А женщин у нас в стране, как известно, большинство.

Но Валерий действительно слегка переоценивает значимость своих текстов для этой аудитории.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Анна Неги

Алена, не буду спорить, у меня, вероятно, действительно превратное представление об аудитории Стаса Михайлова.

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье

входящих в топ-менеджмент

...что вовсе не является признаком культурного уровня

Несомненно, но они при этом вполне аудитория Валерия, по крайней мере его колонок в Ведомостях и New Times.

Его точку зрения на Ходорковского многие из них поддерживают и на Болотную они также ходили.

Николай!

А кто такой Стас Михайлов?

Я без иронии спрашиваю

О нем так много говорят, нотя совсем не знаю кто он такой и что поет/играет?

Алексей, я вряд ли могу считаться специалистом по Стасу Михайлову, предпочитаю читать Валерия Панюшкина :)

Певец такой популярный, пошлость par excellence

Ааааа

Из серии Стрелки, Блестки и пр. Понял, спасибо

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин

Алексей, это певец, который в некотором смысле феномен вместе с еще двумя другими - Еленой Ваенга и Григорием Лепсом. Они раскрутились без телевизора и стали собирать стадионы. На Стрелок они не похожи, тк не являются продюсерским продуктом. Скорее это такой поп-шансон, который оказался народу ближе...

Спасибо

Просто гуглить лень было

Ну что же, лет ит би, как говорится. Пусть летят пчелы.

Эту реплику поддерживают: Ирина Ткаченко

Это такая сложная тема... Вот Лена де Винне в дискуссии про Pussy Riot сказала, что по ее мнению если человек считает, что то, что он делает - искусство, то это искусство. Стас Михайлов несомненно считает то, что он делает искусством.

Но является ли это искусством на самом деле?

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Наталья Старокожева

Да нет, пусть считает

И, видимо, искусство

Просто - искусство не для меня

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Леш, не из прессы - известнейший сиделец и крайне талантливый человек  - Ходорковский, в кругу друзей говорил - если это не кино для всех - значит это кино не для меня. Мысль и восприятие по-моему ясны.

Алена, с общим утверждением Лены не вполне согласен. Но думаю, то , что делают люди  масскульата - не важна принадлежность и размерность массы, это искусство. Далее можно много писать, но не стоит.

Достаточно того, чтобы с поклонниками Стаса Михайлова происходили истории, которые я пишу.

Это серъезный уровень единения с народом. Примерно как у огородника с картошкой.

Если Вы замените слово "картошка" словом "хлеб" или словом "земля", фраза перестанет быть смешной и станет даже патетической. Да -- как у землепашца с землей.

Что общего у меня с народом...

Хороший пример. А что общего у землепашца с землей, Валерий? Что характерно, это землепашцу земля необходима, он без нее не может, а вот земле пахарь совсем необязателен...

"Когда в музыкальных вкусах я хочу быть ближе к народу, то слушаю Тома Уэйтса — ближе не могу".

Ах!!!

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин, Алексей Насретдинов

Кстати

Вопрос об элитарности (вкусов) в частности - в музыке, совсем не прост

Есть, конечно, классмузыки (и любого другого искусства), который почти невозможно понять/полюбить без большой работы.

Но есть ведь и Моцарт, скажем

Не случайно ведь, что это композитор для мобильных телефонов

Можно 100000 раз говорить о "глубине понимания" и тп. Но ктоимерил то?

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин, Сергей Любимов, Lucy Williams

Действительно, очень интересный вопрос!

На этот вопрос у меня нет ответа. Сам давно им мучаюсь

Есть только Бах - за него и держусь :) полу (с)

Эту реплику поддерживают: Евгения Киселева

Моцарт безусловно популярнейший композитор. По такому критерию его можно считать "попсой". В некотором смысле для своего времени он таким и был. Я тоже не знаю Стаса и прочих перечисленных персонажей. Правда, вообще не знаю. Не вторгаются в мою жзинь. Так что разрыв между Панюшкиным и народом, думаю, еще больше, чем он представляет....))) Они про него не знают. Если в телевизоре не сообщат))) И мы мало что знаем, честно говоря.

В том, что Вы говорите, очень много правды (не истины, но - правды)

Однако, тут теряются и размываются критерии оценки

Например, Ландау восхищался красотой специальной теории относительности Эйнштейна, она имправда очень красива. Кто может оценить эту красоту? Единицы.

Мне как-то открылась неимоверная глубина иикрасота музыки Прокофьева. Кто у нас слушает Прокофьева? Единыцы. Ну хорошо, сотни, даже - тысячи.

Мне интересна связь музыки с И Цзин. Тех, кому это еще интересно, я знаю лично.

Что отсюда следует?

Да ничего не следует!

Отсюда следует только то, что, как говорят социологи, несмотряина то, что наш мир обладает признаками "тесного мира", системы, где связь каждого элемента с кпждым может быть осуществлена через всего 7 элементов. Наш мир ещеии "кластерный" мы живем в кластерах разного размера и наши кластеры мало соприкасаются пежду собой.

Эту реплику поддерживают: Юлия Гельман, Сергей Любимов

Это очень умно. как пишут в ФБ, "многабукфф"))) Наши с Вами кластеры - не соприкасаются, возможно, или очень опосредованно. Я же просто говорила про разрыв в обществе - он больше, чем мы (и Панюшкин) думаем. Мы питаемся информацией, просеиваем ее, осуществляем вкусовой и смысловой отбор. Народ (?), о котором пишет Панюшкин, и который мы -по старой русской интеллигентской традиции - должны любить и уважать, получает эрзац, фастфуд, и не стремится ни к чему другому. Вспомните недавних девушек из телевизора (программа "Красивые и умные", что ли?) - они думают, что холокост - это вариант дихлофоса. С одной стороны, это ужасно, и страшно понимание этого разрыва. В другой - что ж, надо больше полагаться на самих себя.

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин

Не знаю, не знаю

Мои многобуков сводились к тому, что оценки в рамках одного кластера не очень пригодны для других

В деревне, где все смотрят сериалы и не знают кто такой Аристотель, я встречал людей гораздо чище и более творческих, чем в среде "креативных дизайнеров", гордящихся (или просто вскользь упоминающих) имена малоизвестных в массах художников и композиторов

Это просто снобизм, ИМХО, не в самом лучшем смысле этого слова. Неумение понять чужую точку зрения. Отсутствие толерантности и внутренней свободы.

В данном случае - это не к Вам обращение и не к Панюшкину. Это моя оценка "популярных в узких кругах воззрений"

Именно так, Алексей.

Это, знаете, были в свое время разногласия между питерской и московской школами психологии (не знаю как сейчас). Московская школа считала, что всех людей можно типировать, и их разновидностей не так много, а питерская, что напротив, каждый человек индивидуален и уникалнен.

По крайней мере так мне рассказывали представители питерской школы :)

Эту реплику поддерживают: Алексей Насретдинов

О том то и речь, что всякий разрыв пропадает, стоит только человеку из сколь угодно далекой страты попасть например под скальпель к хирургу.

Наплевать хирургу, профессор у него на столе, рабочий ли, скинхед, демократ, с Болотной, с Поклонной -- никакой разницы.

Рассказчику историй тоже все равно, с кем случилась рассказываемая история.

А не понимают рассказанного в сообществе "Сноб" точно так же, как и в любом другом. Вероятно, плохо рассказываю. 

Валерий, Вы очень хорошо рассказываете. Так хорошо, что может закончиться не очень хорошо. В одном из рассказов Борхеса образованный молодой человек рассказывал про Иисуса Христа необразованным гаучо. Распяли его, конечно же. Штука в том, как потом комментировал сам Борхес, что герой был готов пойти на крест. Это как бы было логичным продолжением его просветительской деятельности. У Стругацких была в каком-то романе та же идея: Иисус хотел на крест, чтобы люди его услышали: он же не знал, что на кресте мучительно невозможно говорить.

А на Снобе Вас не слышат, потому что в Ваших текстах слишком много слоев, а все же хотят побыстрее, вот и едят только  верхний.

Вот уж напугали! Можно подумать неграмотные гаучо остались жить вечно.

Неграмотные гаучо остаются жить вечно. Это как с котенком Ницше (могу переврать имя философа): абсурд думать, что это тот же котенком, который скакал здесь триста лет назад, но полный абсурд думать, что это другой котенок.

Да. Хирургу - точно все равно.

И еще раз - да. Прочитала материал до конца и задумалась: о чем же (о ком) эта история? На первый взгляд просто игра в слова (ну не может же образованный человек не понимать, что нет никакого "я и народ", а есть лишь иллюзия типа хождения солнца вокруг земли и т.д. из-за нахождения точки зрения в самом наблюдателе). Но ведь прямо сказано (и нет оснований не верить) - рассказываю истории. О чем же - эта? Об иллюзиях?

О ремесле. О мастере (простите за пафос). О -- как говорили в школе -- предназначении поэта и поэзии.

:))) автор хотел сказать, что жить не так уж страшно, если знаешь какую-нибудь вещь, поважнее, чем жизнь.

О ремесле. О мастере ... О ... предназначении поэта

О! :)

Мне интересно. Но на все времени не хватает.

Дорогая Наташечка! Да как же вы читаете то текст? А про то, что у них ребенок заболел раком крови, они знают? Ну, вот автоматически и становятся предметом моего ремесла, персонажами (и читателями волей-неволей) моих истоиий.

Прекрасное интеллигентское рассуждение. Думаю, мы все толерантны. И прекрасные люди есть везде. А разрыв огромный. И я бы не смешивала душевные качества и индивидуальные черты характера с уровнем информационной подготовки и образования. А вообще про это вяс русская и советская (Шукшин) лирература.

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин

Это же высшее проявления снобизма, отделять себя от народа!

Ведь народ- это все мы, и неважно кто какую музыку слушает, или кто что пьет, ест или читает. 

Я всегда стремился быть ближе ко всем слоям общества.Пытался понять их, услышать, просто узнать.Пил дешевую водку с ребятами из провинции и дорогое вино в московских клубах, общался с сельскими жителями и со многими людьми, которые гораздо старше и мудрее меня. Но тем не менее, я воспитал себе вкус, и всегда предпочту того же Уоррена, Беккета или Фолкнера любому бульварному роману. Тоже самое с музыкой. 

А общая у нас  Родина, как бы это патетично не звучало.

Все это так Илья. Общаясь с людьми в разных слоях общества, мы приобретаем понимание их образа жизни, мысли. И не больше. Жить среди тех, кто слушает не ту музыку и читает не те книги, Вы не сможете. Мне так кажется.

Эту реплику поддерживают: Илья Нилов

Это правда. У меня был опыт просто поработать на проекте в бизнесе, где люди в основном были иного уровня образования, чем я(включая топ-менеджмент), так вот я поняла, что ни за какие деньги не смогу это делать постоянно. Есть только один способ не перестать развиваться - это начать развивать окружающих, но могут и побить, а иначе тупеешь. Где-то был комментарий Виктора Майклсона о Ксении Собчак, что постоянное пребывание в статусе самого умного развращает.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Это верно. Чем больше самообразовываюсь я, чем больше узнаю, чем больше получаю навыков, тем меньше общего с теми, кто остался на том же уровне. Я не могу долго находится в их обществе, с постоянными сплетнями, обсуждениями чужих жизней, сериалов по ТНТ и так далее. Когда-нибудь связь совсем разорвется, причем довольно скоро.Но тогда получается, что Валерий прав, что общее у нас только одно: презрение друг к другу? 

Выходит, что прав.

Но еще, как Вы сказали выше, мы живем в одной стране и  у нас общая история.

Я вот тоже не понимаю этих "интеллигентских" завываний. "Вышли мы все из народа, дети семьи трудовой..." По крайней мере я и большинсто моих друзей. В этом Паннюшкин при всех его более или менее удачных попытках стеба вызывает у меня что-то, похожее на классовую ненависть. А причина ее неожиданно проста - ощущение того, что люди, будучи не слишком недалекими, считают что они умны просто по происхождению, разбиваются об реалии жизни .Но если бы они действительно так считали. Все проще и хуже.

Валерий, а ведь у вас очень много общего (судя по перечисленным пунктам, конечно) с теми, против кого вы так активно боретесь ... 

Активно борюсь я с раковыми клетками, с вирусами, с некоторыми видами бактерий и грибов. Больше ни с кем не борюсь.

Эту реплику поддерживают: Алексей Будовский

Значит, у вас гораздо больше общего с народом, про который вы пишете.

Валерий, вы замечательный человек, это без шуток.

Тут есть школы мысли. Например, Вы говорите "устрицы и трюфели", а народ - "ойстеры и трюфелЯ". Но бесконечно перечитывать Уоррена скорее ближе к "трюфелЯм". А вот настоящая загадка - кто народнее, тот кто говорит "скраббл" или "эрудит"?

Эту реплику поддерживают: Elena Nikolaishvili, Сергей Любимов, Lucy Williams

Отличие в возрастной группе :) те, кто старше 35 - эрудит, он так в детстве назывался...

Те, кто младше - скраббл... в их детстве, был уже скраббл..

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин, Сергей Любимов

А я думал, это совсем разные игры.Признаться, играл только в эрудит, в скраббл не приходилось...)

Не-е-ет. Скрабблом Эрудит назвали те, что читал тамиздат. Набоковское словечко, как и "крестословица". Слово "скраббл" было как пароль. теперь забылось.

Валерий, я очень люблю ваши истории. Спасибо!

О чем все это ? Я и народ? Роль народа в моей жизни ? Люблю хороший стеб. Допустил  бы, что он слишком хорош для моего понимания - но комменты не позволяют.

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Если исходить из таких приметивных признаков определения народа, то лично я поближе к народу. И, кстати, меня это никак не огорчает. Я даже знаю кто такой Стас Михайлов. И пельмени при случае поем с удовольствием.

И вообще, я очень хотел бы надеяться, что я и есть тот народ, про который здесь говорят в третьем лице. Ну.... хотя бы часть этого народа.

Сочту это за честь.... Готов даже отказаться от устриц, если кому то это так важно...)

Будучи человеком, про которого Вы говорите в третьем лице (а то и множественного числа), замечу: презрение -- вот первый порыв, возникающий в связи с заявленной темой.

Вы, Валерий, про какое презрение? Которое нас объединяет или то, которое не способно на это?)

У меня лично нет никакого презрения. Все люди разные. Если кто не нравится, так я и не общаюсь. А если дружу, то всяк не за деньги. Вот и все обьединение.

1. Это одно и то же презрение

2. Вот о том то я и говорю, что надо общаться с людьми, которые не нравятся. Вот, например, сосед не нравится, но общаться с ним необходимо, иначе не спилишь надломленую ветку с дерева, которое растет между участками и рискует упасть и убить и Ваших детей, и детей несимпатичного соседа.

Для того и ищу общего.

Написано пронзительно честно. Это и называется "интеллектуальная честность". Я бы так не смог. 

А я даже приблизительно не понимаю, как устроены Ваши циферки и железяки :)

Фраза Елена "я бы так не смог" относилась к способности (умению) писать (интеллектуально) честно. 

Циферки и железки - это знания, которые может почерпнуть любой, потратив на это труд и время

Но Вы же не приходите на сайт, где "мы" их (циферки) обсуждаем и не оставляете свои комментарии и не читаете посты там. 

Я это к тому, что сравнение не очень точное. Вы пишите о проблемах бытия. Жизни и смерти. И Вам важно (извините за смелость), что бы я, читая это, понял, что Вы пишите и зачем Вы это мне пишите. 

Только для меня, Степан, писать о пролемах бытия -- такая же профессиональная задача, как для Вас придумывать (вот даже не знаю, как это правильно называется) компьютерную программу.

Понимаете, есть разница профанного отношения к делу и специалистского. Пациенту апендэктомия кажется чудом, а врачу - простейшей операцией. При этом скорость падения капель в капельнице пациенту кажется ерундой, а врача могут под суд отдать за неправильную скорость капель в капельнице.

Сегодня пришла учитель рисунка, и моя дочка нарисовала сама очень похожее яблоко (видели бы вы ее глазенки). Полтора часа потребовалось женщине, чтобы научить девочку рисовать яблоко так, как я бы не нарисовал за миллион долларов.

Это я к тому, что писать о проблемах жизни и смерти -- это такая же профессия, как оперировать грыжу, тушить пожар, штурмовать захваченное здание или пилотировать самолет. 

Это мне кажется многообещающей объединительной идеей.

"Это я к тому, что писать о проблемах жизни и смерти -- это такая же профессия, как оперировать грыжу, тушить пожар, штурмовать захваченное здание или пилотировать самолет."

Но есть и разница. Никто из пассажиров не полезет давать пилоту советы как посадить самолет ... можно лететь в самолете и не представлять себе как это делается ...

Трудно предстваить читателя (слушателя), который в состоянии воспринимать текст, не подставляя себя на место автора ...

Издержки :) знали бы вы, сколько советов дает хирургу пациент с операционного стола и сколько советов дает учителю ученик. Мне даже однажды вкатили морфия на операционном столе, чтобы не лез со своими советами :) Это были счастливейшие четыре часа в моей жизни.

Осталось от прочитанного странное ощущение. Казалось, что вот еще пару предложений, и автор сам поиронизирует над сказанным. Если это не сознатаельная провокация, то очень удивлена.. Все-таки у хороших врачей и учителей чувствуется любовь к людям ( как это не пафосно звучит), а вот у Вас, Валерий, презрение... Надеюсь, что я просто что-то не так поняла.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович, Сергей Любимов, Lucy Williams

"Казалось, что вот еще пару предложений, и автор сам поиронизирует над сказанным."

Автор это делает на протяжении всего текста, начиная с названия. 

За эту Вашу фразу с меня отдельный дринк, как только окажусь в Нью-Йорке.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Не заметила!!! И теперь мне "отдельного дринка" не видать!!!)))

Казалось, что вот еще пару предложений, и автор сам поиронизирует над сказанным

Я тоже этого ждала, Тина!:)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Нуууу... Я то ждала, что этот клоун станет жонглировать на канате горящими факелами, а он всего лишь прыгал через скакалку...

Я то ждала...

Валерий, я отнюдь не считаю самоиронию  необходимой в любом тексте. Однако в данном случае мне как читателю ее действительно  не хватало !:)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Тина Кубрак

Хорошо, что современная интернетная культура позволяет читателю только комментировать, но не редактировать.

Хорошо, что современная интернетная культура позволяет читателю только комментировать, но не редактировать

Валерий, я не заметила, чтобы кто-то из Ваших читателей претендовал на роль редактора,  и не вижу причины подобных опасений:)

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Неплохая идея. Надо над ней подумать ...

Если Вы придумаете функцию, позволяющую читателю редактировать текст в СМИ, я к Вам такую личную неприязнь стану испытывать, что даже кушать не смогу.

 "... я к Вам такую личную неприязнь стану испытывать"

Уговорили! Не буду думать на эту тему. 

Нет уж, подумайте. Представьте себе, что можно отредактировать инаугурационную речь Путина. Капризничаю, да?

"... отредактировать инаугурационную речь Путина"

Ставить перед собой надо только достойные задачи :)

Удивительные метаморфозы происходят с истинными демократами. Дочитав до конца текст Панюшкина, можно понять, что он, как пушкинский крепостник, ставит полный знак равенства между народом и читателем. Для него это одно и то же. Но и по ходу встречаются разные интересности. Так Панюшкин пишет: "Я, например, пью вино, а народ пьет водку (и неизвестно, кстати, что честнее). Я считаю лакомством устрицы и трюфели (и неизвестно, снобизм ли это мой или развитый вкус). А народ считает лакомством пельмени".Диво дивное. Я, очевидно, народ, потому что гораздо больше люблю водку. И не то что бы каждый день ем устрицы, но в разы чаще, чем пельмени. Устрицы с вином, это доктор прописал. А лакомство, конечно, пельмени под водку - недоступное, запретное, вожделенное.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Шура, во-первых, вот он я. Можно обращаться во втором лице.

Во-вторых, я наверное все же невнятно излагаю. Никакого знака равенства между народом и читателем я не ставлю, поскольку читатель бывает двух видов -- посвященный и профанный.

Я вообще делю людей на посвященных и профанов. При этом сам могу оказываться то в той группе, то в этой. Например, когда япишу тексты, я посвященный. А когда я ложусь в больницу, я профан. 

И как я дивлюсь, отчего это читатель не узнал незакавыченной, но очевиднейшей цитаты, так и мой доктор дивится, отчего это я курю, хотя очевидно же, что нельзя.

А текст был про то, что посвященный и профан совершенно объединяются в момент осуществления посвященным своего ремесла: врач ли лечит, писатель ли пишет, пожарный ли тушит -- в момент лечения-писания-тушения они едины с каким-угодно народом, какими угодно профанами и какими угодно реципиентами их ремесла, даже враждебными.

И это обстоятельство кажется мне очевидным преодолением кажущегося раскола в обществе.

Там финал у Вас красивый. Но в середине пельменный народ зря сливается с читателем. Они по-разному прекрасны и по-разному ужасны, по-моему.

Александр Тимофеевский Комментарий удален автором

Вполне допускаю, что и зря. Но скорее -- не удалось внятно объяснить, что можно быть читателем истории, а можно быть героем истории. Герой может быть читателем, а может и не быть. Читает герой историю или не читает -- не оказывает влияния на историю, как масса не оказывает воздействия на скорость падения тела в вакууме.

Можно еще сказать, что Калибан Шекспиру не менее важен, чем Просперо. Истории не получится ни без того, ни без другого.

Кирилл Славин Комментарий удален автором

Есть несколько прекрасных слов, произносить которые вслух - всё равно что натираться лекарством, предназначенным для внутреннего применения. Я, вот, наверное, осторожно отойду от человека, который говорит (а не думает или по крайней мере шепчет) слова "Любовь", "Творчество", "Родина"...  :-)

И вызывают спазматически-ненормативные позывы такие словосочетания, как "Моё творчество",  "Мой народ"... :-)

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Я уже понял: чтобы читатель считывал иронию и самоиронию, надо ставить смайлики, одной интонации и порядка слов мало.

А с другой стороны: ну, вот неприлично было употреблять слово "патриотизм", и не употребляли. И что? Просрали всякое нормальное патриотическое чувство.

Вы не поверите: мое творчество существует. Можно обсуждать его качество, Можно сомневаться в его самобытности. Но оно есть, и мне даже за него платят деньги.

И мой народ существует. И мой язык. И моя культура. И потерпите, пожалуйста, если я говорю, что с этим всем проблемы.

Вы бы еще запретили мне слова "мое сердце". Тогда бы я и в скорую не смог позвонить в случае сердечного приступа.

"Я уже понял: чтобы читатель считывал иронию и самоиронию, надо ставить смайлики, одной интонации и порядка слов мало."

Вы забыли в конце поставить смайлик :)

А можно еще у конце писать (говорить): "Шутка!" Или включать запись с громким смехом в зале. 

При этом многие писатели прошлого вполне успешно без них (смайликов) обходились. 

Просто ирония такая вещь, если ее не видит никто, кроме автора, то ее - как бы и нет, если ее видят все - то она груба и навязчива, а нащупать правильную пропорцию - невозможно по причине очевидной. 

Степан, добрый день. По-моему, и у Вас и у Валерия с правильными пропорциями все в порядке, вы их не только нащупываете, но просто держите в объятиях. Народ у нас, конечно, хороший, его презирать нельзя, но и образовывать тоже смысла нет, просто задачи для совмсетного решения надо решать вместе, а потом расходиться по сторонам. Недавно народ меня чуть не растерзал, когда на его вопрос "А вы в салат кинзу ложите?", я ответила "Да, мы в салат кинзу кладем"

"... но и образовывать тоже смысла нет"

Образовывать всегда есть смысл. Я не знаю примеров в истории, когда образование кого-то бы ни было (скажем - народа) не было на пользу.

Степан, вопрос только на пользу кому? Народу? Народ сейчас решает две основные задачи: купить по дишману и сходить по приколу. и Фолкнер в этом не помощник. Интеллигенция всегда образовывала народ для самой себя: с надеждой, что образованный народ их не перережет, и чтобы совесть не мешала по вечерам спокойно кушать чай.

"Степан, вопрос только на пользу кому?"

Всем. Тем, кого образовывают. Тем, кто образовывает. Главное - человечеству.

"Интеллигенция всегда образовывала народ для самой себя: с надеждой, что образованный народ их не перережет, и чтобы совесть не мешала по вечерам спокойно кушать чай."

Юлия, я уверен, то это  очень нелестное мнение об интеллигенции реально не соответствует действительности. Оно из разряда высказываний типа: "Знаю я этих мужиков! У них одно на уме!" :)

"Образовывали народ", так как думали и надеялись, что от этого жизнь всех станет лучше. Думаю, что они были правы. 

PS:  А что такое "купить по дишману"? Я не знаю такого выражения, к моему стыду. 

"В письмах всё не скажется и не всё услышится..."

Валерий, я вообще-то говоря, писал свой коммент не по Вашему тексту, - его-то моё сердце приняло и поняло легко! Я просто включился в разговор "про это"  :-)

Отредактировал - теперь, по-моему, вылядит, как надо.

Очень интересно наблюдать, как новые смысловые пласты текста открываются (понимаются), хотя скорее, как мне представляется, формируются (порождаются) прямо во время дискуссии )))

...какой же прекрасный стиль у этого Панюшкина! :)

Очень получилось похоже на группу подростков из класса моей дочери, маящихся своей неземной тонкой натурой и вкусами, едой, музыкой и развлечениями. Все не как  у "народа".

И что же в этом ценного? К чему Вы это? Ведь это такая неисключительная малость в познании мира.  

Про объединяющее ремесло получилось неубедительно. Не только потому, что это акт второй после антракта, когда впечатление от первого акта уже сформировано. А потому, что врачи, учителя,  пилоты самолетов, юристы нужнее нам больше,  чем все журналисты вместе взятые - им.  Увы и ах. 

Они нужнее, пока кто-то из рассказчиков историй не останется , скажем, голодать в умирающем голоде со своим - своим - несчастным народом, и не сможет этот город стихами - или историями - вдохновить. Тогда возможно.

А до тех пор.....

p.s. А статьи пишете такие хорошие )

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Странно, вы вычитываете какие-то смыслы, которых в тексте нет. Если мы с народом едим разное, то вы вычитываете, что это не мой народ. Почему?

Вот моя десятимесячная дочка ест протертые овощи, а я жареную картошку с аджикой. Это же не значит, что дочка мне чужая.

"Голодать в умирающем городе" не приходилось. Но в бесланских кафе кормили бесплатно. Говорили: "Журналист? Заходи, поешь. Спасибо, что приехал".

Не нашел в интернете аудиофайла, но о том же самом пел в конце 80-х Юрий Наумов: http://pesenki.ru/authors/naumov-urii/i-a-pou-lyrics.shtml