Участницы Pussy Riot остались под арестом

Таганский суд Москвы продлил арест Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич до 24 июня

+T -
Поделиться:

В конце февраля феминистская группа Pussy Riot устроила пятиминутный «панк-молебен» в храме Христа Спасителя, в котором попросила Богородицу прогнать Владимира Путина. Позже трех участниц концерта арестовали и возбудили против них уголовное дело по статье 213 УК РФ (хулиганство).  

В четверг, 19 апреля, суд решил, что «панк-молебен» был хорошо спланированным преступлением, и оставил девушек под арестом. Следователь Артем Ранченков объяснил, что для раскрытия этого дела предстоит найти потерпевших и свидетелей, которые присутствовали в тот день в храме Христа Спасителя. Ходатайство о продлении ареста следователи объяснили желанием защитить участниц Pussy Riot от преступных посягательств.

Глава президентского Cовета по правам человека Михаил Федотов отметил, что такое основание для содержания под стражей законом не предусмотрено: «Исходя из этой логики, все население России надо отправить за решетку — для обеспечения их безопасности». Он добавил, что девушки не заслуживают уголовного преступления. Их можно привлечь к административной ответственности за мелкое хулиганство.

Московская полиция усилила меры безопасности у здания Таганского суда, где рассматривался вопрос о продлении срока ареста девушек из Pussy Riot. Около 30 участников несанкционированной акции в поддержку Толоконниковой, Алехиной и Самуцевич были задержаны у здания суда в четверг.

Комментировать Всего 8 комментариев

Безнадежная беспомощная бездарная гнусь происходит прямо на наших глазах...

Эту реплику поддерживают: Саша Копов, Алексей Воеводин, Анна Неги

Прямо хоть иди на демонстрацию в их защиту. Неужели у РПЦ не хватит интеллекта (не милосердия, понятно, а именно ума) прекратить это издевательство?

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин, Александр Новиков, Анна Неги

Самое правильное решение, которое можно здесь принять, – это простить их.  В любом случае -  семь лет заключения – это как-то чересчур. Я может недостаточно знаю российское законодательство, но, мне кажется, что можно было бы просто заставить их выплатить какой-то штраф. Главное сейчас  в том, чтобы это вызвало какой-то сверхъестественный общественный резонанс.

Стоит сказать, что подобные акции имеют свою традицию. В 1950 году в Париже, в Соборе Парижской Богоматери, леттрист Мишель Мур, переодевшись в рясу доминиканского монаха, пришел на пасхальную службу, вышел к амвону и стал читать проповедь, обличающую католическую церковь. Напомню, что в 1950 году Мишель Мур за свою акцию был прощен.

Была и известная акция Александра Бренера в Елоховском соборе, когда он кричал: «Чечня, Чечня», и акции Авдея Тер-Оганьяна и Олега Мавроматти. Важно то, что все перечисленные персонажи позиционировали себя как художники. Что касается Pussy Riot, у меня пока нет отчетливого понимания их позиции.

Не знаю, можно ли назвать акцию Pussy Riot художественным перформансом. В современном искусстве является принципиальным то, как группы сами себя позиционируют: как художники или как политические активисты. Насколько я знаю, они называют себя панк-группой. У меня пока не было возможности обсудить с Pussy Riot их художественные достижения и их самоопределение.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева, Наталья Опарина

Жители РФ могут внести деньги непосредственно на сайте freepussyriot.org или на яндекс-кошелек адвоката Николая Полозова 41001236566551.

У нас удитивельная страна. По 7 лет дают педофилам, а потом отпускают за хорошее поведение, и 7 лет дают за мелкое хулиганство.

Ситуация мне представляется мрачной пьесой: государство вместе с церковью совершенно репрессивным способом расправляется с тремя молодыми женщинами, перевоплотившимися в карнавальных Петрушек в православном храме. Театрализованное действие заняло 41 секунду, а в тюрьме они уже два месяца, оставлены провести еще два, а грозят им семью годами. Прямо таки охота на ведьм во времена инквизиции, о которой мы когда-то читали только в книжках. Недалеко до аутодафе и "костров тщеславия".

В этой истории есть еще кое-что, что меня волнует: мы, как страна, ассоциируемся не с доброй и юной улыбкой Юрия Гагарина, а с неулыбчивыми седобородыми мужиками в золотых часах. Это говорит о том, что среди разных утерянных генетических богатств нашей нации теперь исчезает и чувство юмора. Что мы видим? Тоскливые многокилометровые "стояния" к поясу Богородицы в октябре - какие же угрюмые должны родиться в июле дети? Нет-нет, я не против поклонения святыням, я не понимаю, почему мы так озлоблены. Не знаю, может быть, фанатизм вписывается в политику партии и правительства, таким образом унифицирующим производительные силы, которым смех прописан только по телевизору. Скажем "нет" юродству и скоморошеству, карнавалам и балаганам, уличному и площадному смеху, анекдотам про президентов и шуткам про попов!?

Мы уже мало отличаемся от тех шариатских стран, которые преследуют по всему свету автора «Сатанинских стихов», взрывая книжные магазины, где продаются его сочинения. Мы постоянно слышим по поводу той или другой художественной акции, затрагивающей тему веры: «Попробовал бы этот горе-художник сделать то же самое где-нибудь на Востоке, мы бы посмотрели, что там с ним стало». Всё, не надо никуда показывать пальцем, многие теперь могут не глядя называть Россию страной, отличающейся крайней религиозной нетерпимостью к инакомыслящим… Однажды в стамбульском аэропорту я стал свидетелем давки, возникшей среди наших соотечественников при объявлении посадки на долго откладывавшийся рейс в Москву. Панику остановил громкий женский голос: "Ну, что вы как турки!?". Народ замер, пришел в себя и быстро выстроился в цивилизованные очереди. Так вот, теперь мы хуже турок - они активисток из группы Femen, устроивших топлесс-акцию рядом с мечетью, просто отправили домой, так как в Турции оголение груди в знак протеста не преступление, а у нас молодых матерей держат до суда месяцами в заключении, возят на суд в наручниках, судят в клетках и оставляют в тюрьме для "их собственной безопасности"… 

Рискну здесь предположить, что о строительстве православного храма в Париже, на покупку земли под который государство уже потратило десятки миллионов евро, нам всем, включая администрацию президента и патриархию, можно забыть. Я не верю, что жители этого великого города захотят иметь в соседях агрессивных миссионеров.

Да, я считаю акцию Pussy Riot примером современного искусства так же, как кто-то считает ее политическим протестом, и так же, как кто-то еще видит в ней молитву, настоящую или в жанре parodia sacra. В любом случае своей цели эта акция достигла, принадлежит ли она искусству, политике или религии. Уязвлены оказались все, и не все оказались способны признаться: мы не честны перед Богом и друг другом, перед профессиями и конфессиями, а эти девушки, указавшие на наши пороки вовсе не дурочки, а умные и светлые личности, у которых уже сейчас надо просить прощения за обрушенные на них гонения и планируемые зверства.    

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье, Александра Славянская

Бывают ожидания, типа «wishfulthinking», то есть  «чего хотелось бы» или «на чем сердце успокоится», а бывают реалистичные. Мне бы хотелось, чтобы меру пресечения девушкам изменили, отпустили их по домам, к малым детям. Это соответствовало бы тяжести того «великого преступления», которое они совершили. Поскольку девушки не воры и не убийцы, а в худшем случае хулиганки, то держать их в тюрьме два месяца - чрезмерно. К тому же, это позор на весь мир.

В связи с тем, что у нас последнее время наблюдается такое единение государства и церкви, а суд целиком и полностью им подчиняется, уповать на его независимые, гуманные решения не приходится. Я бы сказал, что вероятность того, что мера пресечения изменена не будет, равняется 90%. Так и останутся девушки в тюрьме как минимум до конца июня. Чего еще можно ожидать от нашего полицейского государства и его холуйской церкви?

Что касается вчерашнего митинга-молебна, то, как это уже не в первый раз происходит, наши власти, поначалу только светские, теперь еще и духовные, пытаются мимикрировать под оппозицию, используя ее приемы: живые кольца, автопробеги, митинги. Очередная история из этой же области.

Не могу сказать, что отношусь к нему с возмущением потому, что уверен, что очень многие люди пришли туда искренне. Другое дело, что эти люди, как мне представляется, обмануты, введены в заблуждение демагогией наших церковных иерархов, которые говорят, что на церковь идут какие-то гонения, что это скоординированная компания, что церковные святыни подвергаются спланированному вандализму. Разумеется, это все не так. Разумеется, наша православная церковь, а также ее генеральный директор господин Гундяев сами дают массу поводов для того, чтобы сомневаться в их честности и бескорыстии. Никакой скоординированной компании здесь нет, а церкви прежде, чем вопить на всех углах о том, что ее преследуют, стоило бы обратить внимание на саму себя и кое в чем серьезно раскаяться.  Это было бы и по-человечески правильно, и по-христиански верно.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева, Виталий Крамарь

Мосгорсуд признал законным продление срока ареста до 24 июня все трем предполагаемым участницам Pussy Riot. Ранее адвокаты Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич подавали жалобу на решение суда. Тем не менее, сегодня это решение было признано законным.

Теперь защита направит коллективные жалобы по всем трем делам в Европейский суд по правам человека. До этого планируется обжаловать сегодняшнее решение  в порядке надзора в президиуме Московского городского суда. «Мы обязательно дойдем до Верховного суда РФ, где, я уверена, дадут надлежащую оценку неправомерным судебным актам, которые выносит Мосгорсуд по нашему делу», — рассказа адвокат одной из девушек Виолетта Волкова.