Елена Савина /

Где у Медведева кнопка

Президент России Дмитрий Медведев дал свое последнее большое интервью телеканалам

Иллюстрация: Сноб.Ру
Иллюстрация: Сноб.Ру
+T -
Поделиться:

Главное впечатление от интервью Дмитрия Медведева пяти журналистам с пяти каналов: он не глупый, но на ноге у него под брюками пульсирует красный браслет. И если он скажет что-нибудь не то, наш главный спаситель, наш Спайдермен, затянувший всю Россию паутиной правды, взорвет его вместе со всеми присутствующими журналистами, трое из которых, где бы они сейчас ни работали, все равно журналисты НТВ. Что интересно, рядом с ними циничный кукловод этого шоу посадил комментатора Первого канала Антона Верницкого. Именно Антон 10 лет назад, во время так называемого «разгона НТВ», делал на Первом канале репортажи про жестокий мир НТВ. Возможно, ему во время интервью решили отвести роль гири (слегка располневшей с момента нашей последней встречи), чтобы уравновесить все, что сидело перед президентом. Но в итоге Антон, возможно, нечаянно, не контролируя свою речь, с надеждой спросил: «Чем закончится ”арабская весна” и какое политическое время года наступит у нас в стране?» Дмитрий Медведев ответил: «”Арабская-то весна” закончится холодной ”арабской осенью”. А у нас наступила весна, с чем я всех поздравляю». Затем президент набрал воздуха и, как будто опуская руку в мешок с либералами, сказал: «Весна в прямом и переносном смысле этого слова». А ведущая «России 24» Анна Шнайдер ему: послезавтра похолодание обещают. А он ей, сверкая зрачками (ведь Анна — хороша): «Это временное явление, так бывало в нашей истории».

В целом безвременно оставляющий нас президент произвел хорошее впечатление, дерзко шутил про «вашингтонский обком», его спросили про болотных людей — и он сказал, что это хорошо. Затем с удовольствием повторил про «свободу лучше, чем несвободу», ведь известно: когда это произносишь, сразу дают печенье.

У Дмитрия Медведева, конечно, проблемы с репертуаром, но все равно хочется пожелать ему быть здоровеньким и хороших отметок.

Но как только журналисты начинали задавать настоящие вопросы, Дмитрий Анатольевич сразу превращался из милого, хоть и оборзевшего за эти четыре года мужчины, в заводную механическую курочку. Ну вот что это такое: «Мы все уже привыкли жить в свободной стране». Или про демократию: «Она сейчас выше, чем в девяностые».

Или, например, ответил на вопрос: не слишком ли много сидят в тюрьмах? — Да, много, и он вот читал материалы на помилование, а там один гражданин «выловил в пруду семь карпов — дали полтора года, и какой в этом смысл?» — ведь гражданина еще нужно социализировать, «на работу устраивать, объяснять ему, что можно как-то пытаться жить по-другому». А когда журналисты неизбежно спросили: ну, может, тогда и Ходорковского с Лебедевым отпустить (объяснив им, конечно, «что можно жить как-то по-другому»), ведь отпустили же Сергея Мохнаткина, хоть он и не признал своей вины, президент ответил: ну, ведь от них нет даже прошения. А вдруг я помилую и этим нарушу их планы? Вдруг именно в этот момент они добиваются реабилитации, а я их помилую, и они будут обычными помилованными?

Кстати, именно в такие звенящие моменты президент успевал подумать о телерейтингах. Он два раза спрашивал: «Что это у нас с вами разговор таким политическим получается?» Марианне Максимовской даже пришлось ему напомнить: «Так вы же у нас политик. И президент». А он: «Но будет ли это интересно зрителю?»

Мне, как зрителю, было интересно, что президент научился технично уходить от неприятных вопросов. Максимовская ему про рокировку и тандем, а он отвечает: «Это же хорошо, что не один человек принимает решения». И дальше сразу гасит своею бадминтонною ракеткой последние надежды интеллигенции, у которой, как известно, у всей «жалкие головы и козлиные бороденки»1, даже у женщин: «Всем пора расслабиться, это надолго».

Хотя буквально за час до этого президент говорил: «В какой-то момент я понял — люди хотят выбирать начальников».

А самый интересный лично для меня момент интервью, это когда телеведущий Алексей Пивоваров прямо в прямом эфире стал вторым после Леонида Парфенова новомучеником ТВ. Как известно, только что генеральный директор НТВ Владимир Кулистиков открыл очередной весенний исход журналистов. А проще говоря, разгромил и собирается громить еще (это мое оценочное суждение) все главное, что было на канале: программы «ЦТ», «НТВшники» и теледокументалистику — самую качественную в России. То есть все программы, которые высоко оценивали конкуренты с других каналов. Даже если вслух и говорили «а чо такого-то?»

Владимир Кулистиков, невинный, как слеза Канделаки, уже сказал то, что говорит обычно: что программы дорогие, а рейтинги маленькие (кстати, как правило, они выше, чем у других), что надо искать новые формы, идеи и новых людей. Хотя мне кажется, что формы у «ЦТ» были самые новые. А идеи и у них, и у «НТВшников» самые свободные на федеральных каналах. Обидно, что Владимир Михайлович понимает, у кого выкорчевывает своей кровавой бензопилой этот пылающий правозащитный прыщ. Сам сказал: «Но если такое любимое демократической общественностью ”Центральное телевидение” становится убыточным, я не могу просто так на это смотреть». Да, он не любит смотреть, это всем известно.

И вот, на фоне этих печальных событий Алексей Пивоваров, возможно, лучший информационный телеведущий страны, не побоялся и заявил: на НТВ — цензура (уже известно, что последние выгнанные пострадали, в том числе как раз за разглашение этой тайны). И продолжил, что вот среди нас почему-то находится Михаил Зыгарь (намекая на то, что Зыгарь работает на интернет-канале, рейтинг которого определяется микроскопом), но при этом к нему на «Дождь» с удовольствием ходят все ньюсмейкеры. Как вы думаете, почему, Дмитрий Анатольевич? Потому что там нет цензуры, ответил сам себе Алексей. Дмитрий Анатольевич быстро совершил тройной внутренний аксель и позволил себе не согласиться: «Цензура запрещена государством». А то, что на НТВ ньюсмейкеры не ходят — это «потому что не зовете, а “Дождь” зовет».

Дмитрий Медведев имеет право почти на все, и на такое мнение тоже, ведь, как он сказал во время этого своего последнего большого интервью: «Я, в конце концов, президент!»

Или не  он? – подумали останкинские мыши.

Что тут добавить? «Люди нелепы. Они никогда не пользуются свободой, которая у них есть, но требуют той, которой у них нет. У них есть свобода мысли, они же требуют свободы ее выражения»2.

Действительно, почему они требуют?

 

1. Знаменитое определение интеллигенции идеолога «Единой России» Павла Данилина.

2. Серен Кьеркегор.

Комментировать Всего 7 комментариев

"новомученик ТВ и слеза Канделаки" - "перлы" современной словесности... "что тут добавить? Люди нелепы"...

Оттепели не ждём. Будет распутица.

Эту реплику поддерживают: Елена Савина

Conscientia mille testes

 

Таки нашел время сегодня посмотреть полную версию этого интервью.

Склонен подозревать, что это был PRE в кубе: прецедент президента\премьер-министра.

Так как не исключаю, что в хорошей концентрации лично первому лицу РФ от журналистов разномастных каналов были заданы самые демократичные вопросы, возможно, и целого десятилетия.

Надеюсь, что мои ощущения ошибочны и степень историзма не столь велика. 

Все мы совершали поступки, о которых потом горько жалели.

Жалко мне его. Искренне жалко. Плохо ему. Никто его не ценит и никто не относится к нему с уважением. Никому не захочется оказаться в его шкуре. То, что он виноват сам, положения его не облегчает, а усугбляет. Ведь мог в свое время отказаться. Сейчас наверняка об этом жалеет. 

Эту реплику поддерживают: Елена Савина

И все же в его речах и сейчас и чуть ранее проскальзывает некий момент истины. И он печален. На вопросы о Ходорковском, о влиянии Болотной и Сахарова....звучит примерно следующее: "Все это хорошо, но ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ НАРОДА не с нами". И, насчет МБХ сказал, что люди могут не понять, что выпустил жулика и вора??!!

 И я подумала, что ведь верно. Это мы тут переживаем, нам кажется, что беспредел происходит и т.п. А где нибудь в Сибири народ может не понять "московской акции гуманизма", выпусти сейчас ряд политзаключенных из бизнесменов. Помещечьи усадьбы русские люди жгли, жгут и будут жечь.

Вот это самое грустное на мой взгляд. ДАМ бесселен не только из за всемогущего своего хозяина. Дело в НАС. Дело всегда в людях. В смысле, что каждый народ все таки достоин правителя

и еще

сейчас прочла замечательный репортаж К.Соколовой и А.Кросовского, их отчет о поездки на лексусах в глубь страны (извините не удержалась).

Да я тоже считаю, что вроде нет у нас интеллигенции права ругать народ, выбравший "колбасу"и стабильность, а не дем.ценности. Но позже сама же и подумала. И мысль эта была резкая в своей очевидности (для меня). А КТО ДОЛЖЕН НАКОРМИТЬ ЭТОТ НАРОД (НАС) КОЛБАСОЙ? ну кто? Путин что ли в самом деле?

Мы же сидим на "колбасе" (сиречь нефти и проч), на территории, на прострорах (при минимуме населения, чай не в Китае) . Природа плохая? Ай бросьте. Привет вам из любимой мною Исландии, и из Норвегии тоже привет.

Так почему колбасы так мало? Вспоминается давний теле репортаж как раз о Владике. Соседствующие рядом подворья: одна БЕДНОЕ российское, другое такое же эконом.бедное но заселенное КОРЕЙЦАМИ (волею судеб занесенных к нам). Почувствуйте разницу в кривизне бедных изб как говорится... А вы говорите либеральные ценности...