Обама с радужным флагом

Последние три недели главной темой американской предвыборной кампании стали сексуальные меньшинства

+T -
Поделиться:

Нарядившись, как в воскресенье в церковь, Гризельда Бейтон пришла на стадион Университета Вирджинии в Ричмонде смотреть на Обаму. Явление кандидата народу было назначено на без четверти пять, но афроамериканка среднего возраста решила перестраховаться и занять очередь с десяти тридцати утра. «За все эти годы я видела его вживую всего один раз, — признается она. — В 2008 году я была волонтером в местном штабе, но увидеть его мне удалось только в тот холоднющий январский день в Вашингтоне, когда он принимал присягу. Толпа была, конечно, ужасная, но я хотела взглянуть на него хоть мельком, если не на параде, так хоть за стеклом лимузина, когда он проезжал мимо...» С тех пор желания посмотреть на Обаму у нее не убавилось, как, впрочем, и убеждать американцев голосовать за него. «У этого президента есть все для того, чтобы управлять страной как надо, — говорит она. — А у республиканцев нет никого».

На этот раз Гризельде повезло: погода в Ричмонде стояла дождливая, но мероприятие Обамы проходило под крышей, и вместо мимолетного взгляда из-за стекла бронированного лимузина он общался с народом почти час. К тому же на «разогрев» вышла его жена — в бирюзовом платье без рукавов, не скрывающем фирменные бицепсы первой леди. Мишель Обама, популярность которой сегодня выше, чем у ее мужа, была встречена восторженными криками и «волной», когда каждый сектор на крошечном стадионе по очереди вставал на ноги, поднимал обе руки и садился. Впрочем, мужу тоже перепало. «Мы любим тебя, Барак!» — закричал кто-то из публики.

«Я вас тоже люблю!» — благосклонно сказал Обама, поспешно добавив: «Я люблю Вирджинию. Четыре года назад, Вирджиния, мы вместе с вами начали путешествие — не для того, чтобы выиграть выборы, а для того, чтобы вернуть базовую сделку, которая создала самый большой средний класс и самую успешную нацию в мире».

Публика взревела и замахала голубыми плакатами с новым лозунгом предвыборной кампании Обамы: «Вперед». (На обратной стороне плаката, на коричневом фоне, было напечатано, видимо, для непонятливых: «Не назад».) Те, кому не досталось фабричных плакатов, махали самодельными, хотя теоретически вносить их в зал запрещалось: «Вирджиния любит Обаму», «Выбери его снова, Вирджиния» и журналами с портретами президента.

Как и на выборах 2008 года, на мероприятие кандидата от Демократической партии собралась разношерстная толпа: молодой «латинос» в футболке с Обамой-суперменом, группа смешливых чернокожих студенток в шортиках мини и с татуированными плечами, солдаты в форме, белые либералы в футболках с лаконичной надписью «2012. Бороться!».

Оказавшись на сцене, помахав приветственно руками во все стороны и поцеловав жену, Обама первым делом потребовал у публики засвидетельствовать, как замечательно она выглядит, и признался, что он «терпеть не может» держать речь после нее, потому что у нее это получается гораздо лучше.

Далее Обама напомнил своим сторонникам, что на протяжении последних трех с половиной лет он пытается расхлебать кашу, которую заварили республиканцы, а теперь они хотят вернуться к власти, с тем чтобы продолжать делать ровно то же самое, а то и хуже (публика презрительно замычала в адрес республиканцев). Потом Обама напомнил о тяготах среднего класса и их беспокойстве по поводу высшего образования для детей, которое стоит неподъемных денег, перешел к принципам свободного рынка и спасению американской автоиндустрии и напомнил, наконец, что «впервые за девять лет американцы не воюют в Ираке, и Усама бен Ладен уже не угрожает этой стране». Еще он пообещал пробить для детей нелегалов способ получения законного статуса в США и прекратить понижать налоги для миллионеров за счет сокращений бюджета для научных исследований. Обама напомнил также, что именно его администрация отменила дискриминационную политику Don’t Ask, Don’t Tell, которая позволяла геям служить в американской армии только при условии того, что они будут скрывать свою сексуальную ориентацию. «Америка не вернется к тем временам, когда людей можно было выкинуть из армии только из-за того, кем они являются и кого они любят. Это отрицательно сказывается на нашей национальной безопасности и это идет вразрез с нашими ценностями. Этого не произойдет, пока я на посту».

Разнорабочий Юджин Рейнольдс говорит, что его совершенно не смущает, что исторический момент избрания первого чернокожего президента в Америке уже не повторится: «По мне, так эти выборы куда важнее предыдущих, потому что мы уже увидели некоторые подвижки, и мне бы очень хотелось, чтобы Обама закончил начатую работу. И еще мне бы очень хотелось, чтобы лидер республиканского меньшинства в Сенате Митч Макконнел, который сказал, что его главная цель — это сбросить Обаму, катился ко всем чертям. Я не демократ, я независимый голос, и я хочу, чтобы республиканцы в Конгрессе услышали, как нас достали их попытки противодействовать президенту любой ценой».

В последние месяцы сложилось впечатление, что консервативное протестное движение «Чаепития» несколько растеряло пыл, но первичные выборы в штате Индиана, где республиканский сенатор с 35-летним стажем Ричард Лугар проиграл кандидату от «Чаепития» Ричарду Мардоку, доказали, что у противников «большого правительства» есть еще порох в пороховницах. Сенатор-демократ Джон Керри назвал проигрыш своего коллеги-республиканца «трагедией» для Сената. 80-летнего Лугара «наказали» за готовность сотрудничать с противоположным лагерем. Как показал опыт общения президента-демократа с Палатой представителей США, находящейся последние два года под контролем республиканцев, сотрудничать с Мардоками у Обамы не получится, даже если его изберут на второй срок. Нынешние выборы в США должны были по всем показателям упереться в экономику, но практически ежедневно паровоз заготовленных лозунгов сводят с рельсов посторонние темы. Последние три недели очередной «левой» темой были сексуальные меньшинства. Началось все с обсуждения нового пресс-секретаря Митта Ромни по внешней политике: Ричард Гренелль умудрился досадить как консерваторам, так и либералам — консерваторам тем, что являлся открытым гомосексуалистом, а либералам тем, что писал в своем «Твиттере» язвительные отзывы о женщинах в политике и женах политиков. Ромни поддержал своего пресс-секретаря, но когда стало ясно, что во избежание кривотолков его придется прятать от прессы, что мало сопоставимо с его прямыми обязанностями, Гренелль подал в отставку.

Далее два члена кабинета Обамы практически в унисон высказались в поддержку однополых браков, что было воспринято как попытка президента подготовить почву для его заявления на ту же тему. Дело в том, что за последние годы Обама неоднократно говорил о защите прав сексуальных меньшинств, при этом его позиция касательно узаконивания отношений оставалась туманной, что в итоге вывело из терпения нескольких богатых ЛГБТ-доноров, которые отказались участвовать в сборах средств на предвыборную кампанию, пока Обама не решится стать принципиальнее.

В среду, вслед за вице-президентом Джо Байденом и министром образования Арни Данканом, Обама заявил наконец в интервью каналу «Эй-Би-Си», что его взгляды на эту тему эволюционировали под влиянием жены и дочерей, которые не считают однополых родителей своих подруг чем-то из ряда вон выходящим, а также разговоров с ЛГБТ-военнослужащими и собственно работниками его администрации, и он считает, что однополые браки нужно узаконить. Они с женой, конечно, христиане, но то же христианство велит «не сотвори ближнему того, чего не хочешь, чтобы сотворили тебе!»

Так Барак Обама стал первым американским президентом, который открыто поддержал однополые браки. С точки зрения законодательства это мало что меняет: Обаме будет трудно повлиять на решения штатов, где этот вопрос решается по ленинскому принципу «шаг вперед, два шага назад». Однополые браки легитимизированы в шести штатах и собственно в столице, Вашингтоне. В двух дополнительных штатах, Вашингтоне и Мэриленде, по этому поводу будет проведен референдум. В Северной Каролине на этой неделе референдум сделал запрет на однополые браки конституционным. Поскольку позиции по этому вопросу распределяются в основном строго по партийной линии, голосов Обаме это не добавит. Теоретически он даже рискует потерей двух групп этнических меньшинств, которые ревностно поддержали его в 2008-м: католиков-иммигрантов из стран Латинской Америки (за исключением выходцев с Кубы, которые предпочитают республиканцев) и афроамериканцев, всего 42 процента которых поддерживают однополые браки. Но поскольку Обама даже при его нынешней позиции все равно является для этих двух групп меньшим из двух зол, да и тема вряд ли задержится на повестке дня до ноября, риск тут сравнительно небольшой.

Обама вполне может заработать на этом очки среди либералов, которые все еще припоминают ему, что он так и не закрыл тюрьму в Гуантанамо, где как раз в эти дни идет суд, точнее, судилище специальной военной комиссии над пятеркой обвиняемых, причастных к планированию терактов 11 сентября.

Предвыборные штабы как Ромни, так и Обамы поспешили разослать призывы к сторонникам поддержать их позицию. Ральф Рид, основатель консервативной «Коалиции веры и свободы», назвал заявление Обамы «неожиданным подарком штабу Ромни», пообещав, что теперь верующая публика точно явится «в рекордных количествах» на избирательные участки в ноябре, чтобы выкурить из Белого дома президента, который «игнорирует мнение миллионов американцев».

Республиканские лидеры в Конгрессе отреагировали чуть более сдержанно: спикер Джон Бейнер поспешил попенять Обаме тем, что он, по сути, мается дурью, вместо того чтобы решать реальные проблемы нации. «Я лично всегда считал, что браки должны заключаться между мужчиной и женщиной, — сказал он. — Но республиканцы на Капитолийском холме сосредоточены на решении экономических проблем, и американцы до сих пор задают вопрос, где их рабочие места». Бывший сенатор Рик Санторум, для которого борьба с однополыми браками была одной из центральных и принципиальных тем, конечно, отреагировал бы резче, но он выбыл из предвыборной гонки месяц назад, отправив на этой неделе письмо сторонникам с вялой поддержкой Митта Ромни, спрятанной в 13-м из 16 параграфов. Самому Ромни, однако, опять пришлось оправдываться, после того, как «Вашингтон Пост» опубликовал на этой неделе развернутую статью о том, как будучи старшеклассником, будущий кандидат на пост президента США издевался над одноклассниками-геями. Он организовал нападение на одного из них и обрезал его обесцвеченные волосы - бывший одноклассник рассказал газете, как подросток кричал и отбивался, и как его держала компания приспешников Ромни, пока он работал ножницами. Другого, в то время еще не «вышдшего из шкафа» одноклассника-гея он дразнил «девочкой». В интервью «Фокс» Ромни сказал, что не припоминает конкретного эпизода с насильственной стрижкой - но сожалеет о «дурацких шутках, зашедших слишком далеко». Бывший губернатор Массачусетса заявил, что не знал, что одноклассники были геями - добавив, что они «вышли из шкафа » много лет спустя. 

Американские ЛГБТ-организации, конечно, поздравили Обаму с историческим шагом, но и намекнули, что в принципе они ожидают от него и более конкретных шагов с легитимацией однополых браков. В частности, упоминания их в рамках его предвыборных мероприятий. А вот на это Обама вряд ли захочет пойти в эти дни: он хотел снять эту тему с повестки, успокоив либералов, но уж никак не лезть на баррикады с радужным флагом.

Пару месяцев назад я присутствовала на церемонии заключения брака между двумя лесбиянками: церемония проходила в небольшом помещении в вашингтонском здании суда, где стоял рядок стульев и арка, украшенная цветами. Улыбчивый дядя, проводивший церемонию, подчеркнул, что она сугубо гражданская. По комнате посреди церемонии бегали двое маленьких детей новобрачных. И хотя в коридоре, ведущем к этому помещению, располагались наводящие депрессию ведомства, занимающиеся разборками жалоб на насилие в семье, и своей очереди там ожидали довольно мрачные типы, в комнате царил праздник. Одна невеста второй раз в жизни надела платье. Другая смахнула непрошеную слезу и заметила, что она не ожидала, что после 15 лет совместной жизни в любви и согласии будет настолько растрогана, и как, оказывается, для нее это важно, что они наконец могут это сделать.

Комментировать Всего 5 комментариев

Спасибо Наташа, хорошо написано. Единственно, хотелось бы пояснить смысл следующего посыла "идет суд, точнее, судилище".

А в целом, Вы очень точно заметили, что администрация делает и будет делать все возможное, что бы неделя за неделей, месяц за месяцем, оставшихся до выборов, уводить разговор от конкретных достижений администрации в область социальных колизий либеральных и консервативных взглядов. Как будто институт президентства это не управленческая роль, а творческая активность по созданию "нового человека".

Володя, мне кажется, роль президента как управленца как раз очень ограничена (тем более с республиканским конгрессом). И разве центральной темой выборов 2008 не была по сути эта попытка Америки "родиться заново" как общество с первым чернокожим президентом? (помимо протестного голосования)... 

Эту реплику поддерживают: Vladimir Kalinovsky

"Как раз очень ограничена" когда подводят итоги правления и "мы поднимем экономику", когда наступает время предвыборной агитации. К сожалению, данного президента следует называть compaigner in chief. К тому же, два года слияния в экстазе законодательной и исполнительной власти промчались как одна минута, что их вспоминать? Надо быть выше этого и всегда иметь под рукой на кого отводить недовольство и уметь создавать новые цели, взамен недостигнутых. Возможности влияния президента зависят от того о чем мы ведем речь. Если об итогах, да, незначительные, если о предвыборных обещаниях - безграничны.

На самом деле, если серьезно обо всем задуматься, то Америка пока не дождалась первого черного президента. У нас уже есть первый affirmative action  президент, это да. Кто-то будет говорить, что уже и это прогресс. Возможно. Вот когда изберут президента с черным цветом кожи, при этом не делая ему поблажек и не упиваясь эйфорией по этому поводу, тогда и поговорим.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кучеров

О, у меня тоже есть политическая фотография.

Искатель драгоценостей и мелочи на Коней Айленд. Видимо change проскользнула между пальцев.

Если количественно оценить разницу правления демократов и республиканцев для простого американца...

...то между президенством Клинтона и Бушем или Бушем и Обамой и т.д., по моему не горькому опыту и не хитрым расчетам, речь идет о 2-3% доходах в год. И знак этой разницы зависит от периода дисконтирования. То есть для демократов +, если ограничится 3-5 годами, для республиканцев, если периоде больше 5 лет!. (речь идет о реальных доходах и накопленном богатстве домохозяйств американцев). Так что от перемены мест слагаемых сумма не меняется...