/ Москва

Владимир Ашурков: Карточки Навального — это не бизнес-проект

После таких громких проектов, как «РосПил», «РосЯма» и «РосВыборы», блогер и юрист Алексей Навальный заключил договор с банком, название которого пока не раскрывается, о создании кобрендовых карт. Обязанности исполнительного директора фонда взял на себя Владимир Ашурков. В апреле 2012 года он со скандалом покинул пост директора по управлению и контролю активами CTF Holdings Ltd «Альфа-Групп». Причиной ухода стали политические взгляды Ашуркова. По мнению руководства, его активная гражданская позиция могла неблагоприятно сказаться на деятельности компании. Покинув предыдущее место работы, Ашурков, и ранее помогавший Навальному, одним из первых перечислил на счет «Фонда борьбы с коррупцией» 300 тысяч рублей

+T -
Поделиться:
Владимир Ашурков
Владимир Ашурков

С Можно ли уже сейчас говорить о том, какие банки поддержали выпуск вашей кобрендовой карты?

Пока нет.

С Известно, что «Связной» и «Альфа-Банк» отказались от сотрудничества с вами.

Мы у них не спрашивали. В данный момент работаем с одним банком. По нашему совместному решению мы пока не открываем его название. В принципе, он предоставляет только финансовую инфраструктуру.

С Как устроен механизм выпуска карт?

Механизм такой же, как для многих кобрендинговых программ, когда при транзакциях по банковской карте определенный процент (в среднем до 1%) используется для каких-либо бенефитов для держателей карт. Это могут быть, например, бонусные мили авиакомпаний или перечисления в благотворительные фонды. В частности, у «Сбербанка» есть такая программа совместно с фондом Чулпан Хаматовой «Подари жизнь».

С Может ли государство влиять на работу вашего банка-партнера?

Это обычный банковский продукт. 1% с каждой транзакции будет поступать на юридический счет легально зарегистрированной некоммерческой организации «Фонд борьбы с коррупцией». Формально, с юридической точки зрения, мы никакого риска не видим.

Коррупция является важной проблемой в нашей стране. Вряд ли кто-то из официальных лиц сможет заявить, что банку, помогающему «Фонду борьбы с коррупцией», будут предъявлены какие-то санкции. Сейчас мы хотим протестировать спрос на рынке на такую карту, поэтому запустили сайт и объявили об этом. Планируется, что возможность оформить карту появится уже в июле этого года.

С Но в России законы не всегда работают. Не боитесь, что вас могут привлечь к какому-нибудь делу, связанному с финансовыми махинациями?

Мы не боимся. Наша стратегия заключается главным образом в использовании инновационных методов. На протяжении нескольких лет происходят вещи, которые некоторым кажутся невозможными. Например, то, как с помощью краудфандинга мы собрали на «РосПил» больше восьми миллионов рублей. После успеха «РосПила» мы решили сделать это на более серьезной основе. Алексей зарегистрировал юридическое лицо, чтобы мы больше не подвергались тем ограничениям, которые существует при сборе денег через «Яндекс.Деньги». В общем, это тоже будет своего рода эксперимент.

С Был ли подобный опыт за границей? Насколько он эффективен?

Подобная процедура краудфандинга очень распространена в мире. В качестве примера можно привести избирательную кампанию Обамы, когда основная часть его фонда была собрана за счет небольших пожертвований большого числа людей.

С С кем вы готовы сотрудничать?

Любое физическое лицо может перечислять деньги со своих счетов.

Мы пока не объявляем публичный сбор денег. Сейчас Алексей задержан, но я уверен, что, как только он выйдет, в течение месяца мы объявим о начале работы.

С Вы рассчитываете, что проект будет приносить прибыль?

Мы же не говорим, что это бизнес-проект. На наш взгляд, мы занимаемся общественно-полезным делом, боремся с коррупцией, как с экономической (проект «РосПил», который осуществляет мониторинг государственных закупок), так и с политической (проект «РосВыборы»). Мы планируем еще несколько проектов такого же общественно-гражданского направления.

С Деньги, собранные с помощью кобрендовых карт, в первую очередь пойдут на них?

Да, безусловно. У нас есть небольшой офис. Поддержание его работы требует определенных ежемесячных затрат. Мы надеемся, что выпуск карт позволит нашим сторонникам безболезненно оказывать нам поддержку.

С Можете назвать какие-то конкретные проекты, которых стоит ждать?

Мы продолжаем работать над «РосПилом», «РосЯмой», «РосВыборами». Сейчас думаем над тем, как запустить проект, который будет работать против коррупции и неэффективности в области ЖКХ.

Комментировать Всего 4 комментария
Меня мучают сомнения

Насколько я знаю, дизайн кобрендовой карты регистрируется в платежной системе.И, наверное, не только дизайн. На макетах карт, которые можно увидеть в интернете, нет названия банка, но есть лого платежной системы. А это с платежной системой согласовано?И не опасаетесь ли Вы, что при всей смелости банка-эмитента могут возникнуть некоторые препятствия уровнем выше? Особенно с учетом того, что платежные системы в нашей стране теперь работают как российские ООО. А кроме того, в свое время и Visa и MasterCard отказались принимать от пользователей пожертвования в пользу проекта WikiLeaks.

Несмотря ни на что, желаю Проекту всяческих успехов

Пока это просто картинки с дизайном карточки.  Мы с банком выберем тот, который больше подходит, с учетом мнения потенциальных пользователей.  Опасаться нет смысла, надо попытаться дойти до конца, и понять, возможно ли такое у нас.  Ничего даже отдаленно незаконного в проекте нет.  Если откажутся платежные системы (мне это кажется невероятным) - засудим. 

Владимир, станут ли эти карточки основным источником финансирования Фонда? Может ли борьба с коррупцией стать брендом? Известно, что сейчас уже существует сайт, занимающийся торговлей сувениров, связанных с именем Навального и борьбой против ПЖИВ. Планируете ли Вы задействовать похожие механизмы для привлечения средств?

Полагаю, основным источником все же будут индивидуальные частные пожертвования.  Я не думаю, что борьба с коррупцией может стать брендом.  Карточка - естественный механизм, чтобы наши сторонники могли нам помочь, без особых затрат для себя.  Возможно, в будущем еще что-нибудь придумаем, но борьбу с коррупцией вряд ли удастся приватизировать и коммерциализировать :)