Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Дмитрий Глуховский

Партия как партия

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Любовь патриарха к Breguet, его попытка отобрать квартиру докучливого соседа, его перемещения по Москве с мигалками и ФСО — совершенно нормальные, здоровые и естественные явления. Так же как и активное вмешательство РПЦ в политическую жизнь России, и суровое преследование Pussy Riot. Ведь Русская православная церковь — это КПСС. Это партия.

Партия как церковь

В. И. Ленин заметил, что религия — это опиум для народа.

Устанавливая систему ценностей, предписывая «правильное» и порицая «неверное» поведение, объясняя несовершенство мира, давая доступные большинству ответы на гложущие каждого экзистенциальные вопросы, главный из которых — смерть, религия снимает тревожность отдельного индивидуума и общества в целом. В конечном итогерелигия продает бессмертие за лояльность организации, религию администрирующую и распространяющую, а также за лояльность союзникам этой организации.

Церковь торговала бессмертием, требуя взамен лояльности царизму. Церковь предоставляла массам простую и надежную идеологию, конкуренцию с которой коммунисты терпеть не могли. Поэтому, борясь за души, они немедленно приступили к демонтажу Церкви.

После зачистки поля Коммунистическая партия перестала быть партией как таковой. Из организации политической она превратилась в организацию идеологическую. Основной задачей ее стала не борьба за власть, а владение умами и властвование над душами. Ей потребовалось решать те же задачи — успокоение тревожности масс через решение базисных экзистенциальных вопросов, наполнение существования смыслом, обеспечение лояльности и борьбу с инакомыслием, — что и Церкви.

Ее задачи, стиль и атрибутика стремительно превратились в задачи, стиль и атрибутику религиозной организации, церкви. Обещания построения коммунизма (рая на земле) заменили обещания небесного рая. Члены партии де-факто стали членами жреческой касты. Иконы Ленина и Сталина в кабинетах жрецов, съезды с многочисленными ритуалами, наконец, поклонение мумии Вождя, покоящейся в погребальной пирамиде в сердце Родины, — все эти внешние признаки языческого культа настолько привычны для нас, что мы не обращаем на них внимания.

Партия в СССР была церковью.

Церковь как партия

После распада СССР и разложения КПСС массы оказались предоставлены сами себе, принявшись глушить душевный голод и подавлять экзистенциальную тревожность сеансами телегипноза, сектами и мистическими практиками. Рост насилия и промискуитета — не самые страшные последствия духовно-идеологической дезориентации. Для государственной стабильности (читай: для элит) гораздо опасней попадание тревожных индивидуумов в руки радикальных политических организаций.

После многочисленных провальных попыток синтезировать новую массовую идеологию для новой страны (сюда следует отнести и идею федерализма, и Сочи-2014, и модернизацию, и несколько истерическое и с каждым годом, ввиду отсутствия новых побед, все более энергичное празднование Великой Победы), политические элиты решили все же действовать по старым рецептам и задействовать Церковь.

Совершенно очевидно, что «Единая Россия» не является партией. Это собрание бюрократов и феодалов, объединенное круговой порукой и инстинктом самосохранения. Составленная из циников-оппортунистов и неверующих прагматиков, привыкших лгать и притворяться, «Единая Россия» не может стать и церковью. Ее члены ни во что не верят, и их попытки придумать и транслировать идеологию/веру в массы встречаются здоровым смехом.

Не сумев синтезировать новой идеологии и столкнувшись с растущей угрозой дестабилизации и потери контроля над ресурсами, элиты решили вернуться к старой и испытанной идеологии — к православию. Тем паче что православие всегда ратовало за верноподданичество и настаивало на богопомазанности царя. В смутные времена оранжевых революций — самое оно.

Задачи, которые сегодня возлагаются на Церковь, — задачи вполне политические. Окучивая ту часть электората, чья идеология называется «духовностью», и активно ведя миссионерскую деятельность по новообращению собственного заблудшего населения, РПЦ как партия ведет работу по обеспечению лояльности масс элитам. Как партия власти, Церковь борется своими способами за неприкосновенность системы. Используя свой авторитет и свой инструментарий, противодействует врагам государства, которые действуют на «духовном» поле — в области науки и искусства.

Церковь — это партия. И как партия, как политическая организация, она получает вознаграждение за свою лояльность политическим боссам и союзникам.

Недвижимость и налоговые льготы. Кортежи ФСО и мигалки своим иерархам. Часы и лимузины тем, кто страждет часов и лимузинов.

Это нормально! Это здорово! Это логично. Что вы от нее хотите? Партия как партия!

Комментировать Всего 6 комментариев

Степан, спасибо за ссылку: всегда считала, что Ленин исказил марксовское "Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира"

а оказывается, они оба исказили ))

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Набоков, Fлобер и Оруэлл

Брешей в обороне у Омэ немало:1. Его научные познания взяты из брошюр, общая образованность — из газет; литературные вкусы ужасающи, и особенно то, как он обращается с писателями, которых цитирует. По невежеству он однажды замечает: «That is the question, как недавно было написано в газете», — не ведая о том, что цитирует не руанского журналиста, а Шекспира, чего не подозревал, возможно, и сам сочинитель передовицы.

В.Набоков. Лекции по зарубежной   литературе. «Мадам Бовари»

Как раз недавно прочитала у Оруэлла

Знаменитое высказывание Маркса(3), что «религия есть опиум народа», как правило, вырывают из контекста, придавая ему существенно иной, нежели вкладывал в него автор, смысл, хотя подмена едва заметна. Маркс — по крайней мере, в той работе, откуда эта фраза цитируется, — не утверждал, что религия есть наркотик, распространяемый свыше; он утверждал, что религию создают сами люди, удовлетворяя свойственную им потребность, насущность которой он не отрицал. «Религия — это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира... Религия есть опиум народа». Разве тут сказано не о том, что человеку невозможно жить хлебом единым, что одной ненависти недостаточно, что мир, достойный людского рода, не может держаться «реализмом» и силой пулеметов? Если бы Маркс предвидел, как велико окажется его интеллектуальное влияние, возможно, то же самое он сказал бы еще не раз и еще яснее.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Феликс Юльевич Ярошевский

Еще было тут недавно у коллег-журналистов: "No man is an island, как пела Джоан Баэз". (Не уверен, была ли там ссылка на Джоан или на какую-то рок-группу, но точно не далее)

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

От Джоан до Джона рукой подать. По русски, так вообще две буквы местами поменять, как два байта переслать.

И вообще, как говорил наш партийный секретарь: "Хорошая книга "Обком звонит в колокол""

Партия с ясными программными заявлениями и ценностями

Партия, для которой понятия "либерал", "писатель", "гей", "ВТО", "демократ" совершенно однопорядковые синонимы нечестивого -- куда более ясная программа.  См. сслылку Андрея Мальгина в ЖЖ  http://avmalgin.livejournal.com/3093831.html 

Эту реплику поддерживают: Мхитар Михитарьянц