Ксения Чудинова /

Таисия Игуменцева: 
После фильма «Дорога на» людям хочется кричать

Дипломная работа режиссера Таисии Игуменцевой «Дорога на» стала победителем 65-го Каннского кинофестиваля в программе короткометражек Cinefondation. Примечательно, что во ВГИКе за этот фильм ей собирались поставить трояк — за нецензурную брань, а один из преподавателей усмотрел в картине критику «Единой России». В результате Игуменцева единственная из всего курса получила четверку — и признание жюри Каннского кинофестиваля. О своей работе, о кинообразовании в России, о том, что ее бесит, Таисия Игуменцева рассказала в интервью проекту «Сноб»

+T -
Поделиться:
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

СПочему ты решила стать режиссером?

Самая большая проблема образования в России заключается в том, что человек сразу после школы, в 16-17 лет, должен решить, кем он станет. Мне было 17 лет, я не представляла, чем хочу заниматься, что хочу делать. Я была совсем ребенком. Мой отец сказал: «Девочки могут заниматься искусством, могут шить, вязать и сидеть дома, так что занимайся чем хочешь». Мой выбор пал на режиссуру, но это было неосознанно. Я просто думала, что буду снимать крутые фильмы про кукол на сотовые телефоны. И когда я делилась этим с одноклассницами, я реально считала, что это невероятно круто. А потом, когда я пришла во ВГИК, ужасно испугалась. Мало того что я ничего не умею, так еще и мои однокурсники — люди с первым высшим образованием, взрослые, умудренные, серьезные.

СТы довольна образованием, которое дает ВГИК?

Во ВГИКе, к сожалению, все зависит от мастерской: от того, к кому ты попал, какая у него педагогическая программа, на что он готов, как он относится к студентам. Но мне повезло: я попала к Алексею Ефимовичу Учителю.

СТы хотела учиться именно у него?

Я ничего о нем не знала. Я на экзамене думала, что Учитель снял «Возвращение». К счастью, я ему об этом не сказала. Зато на экзамене я сказала, что хочу снимать женское кино, преимущественно сериалы, а мой самый любимый фильм — «Девчата». И мне так стыдно! И я каждый раз смотрю Учителю в глаза и думаю: помнит он это или нет?

СПравильно ли я поняла, что папа воспринял учебу во ВГИКе примерно так: моя девочка пошла в кружок?

Да, он до сих пор это так воспринимает. А девочка поехала в Канны — это типа в пионерский лагерь.

СЧто тебе дал ВГИК?

Свободу. И это единственное, за что я ему благодарна. В школе я была белой вороной, у меня была единственная подружка, с которой мы фанатели от Тарантино, справляли его день рождения, одевались в ковбойские костюмы, ковбойские сапоги, и на нас все смотрели как на долбанутых. И первые настоящие друзья у меня все же появились во ВГИКе. Хотя я всегда старалась поменьше общаться с людьми из кино, потому что считаю их очень ограниченными людьми и часто, общаясь с ними, впадаю в панику.

СЛюди из кино — это кто: критики, кинорежиссеры?

Это в том числе мои сокурсники. Пока учишься во ВГИКе, ты общаешься только с ними и в какой-то момент понимаешь, насколько это ограниченные и фанатичные люди. Ты это понимаешь, когда садишься с ними в столовой, когда встречаешься на улице, и они задают тебе одни и те же вопросы: «Как твой проект, как твой диплом, как твоя курсовая?» Ребята, спросите, как мой день, как моя личная жизнь, как дела у меня в семье, как мне вот это, как мне то? И я очень надеюсь, что это болезнь исключительно студенческого кино.

СЧто тебя бесит в людях?

Проще сказать, что меня не бесит. Больше всего меня бесит в людях из кино, с которыми я сейчас имею честь общаться, и в ровесниках то, что они пытаются прикидываться теми, кем не являются. Они строят из себя очень сложных, при этом являются очень простыми и подчас примитивными людьми. У них в голове есть какая-то программа, система, под которую они подгоняют свой образ жизни, образ мысли, себя. Это киносуррогаты.

СА ты сама какая?

Я очень простой человек, я не стараюсь воротить нос от кого бы то ни было. Я всегда открыта, смотрю на мир с юмором.

СЧто для тебя мерило успеха? Как узнать, что сделал все круто?

Нужно умереть и сверху посмотреть на то, что думают о тебе люди и как они о тебе говорят. Особенно это актуально для России: здесь действительно сначала надо умереть, чтобы стать известным.

СК каким лишениям ты готова на пути к успеху? От чего ты готова отказаться?

Ни от чего: ни от Родины — я люблю свой дом, люблю свою семью, — ни от своего стиля, ни от себя.

СА готова ли ты идти на компромиссы ради денег?

Я сейчас могу говорить что угодно, а потом через пять лет встретимся, а я сняла «Жмурки-3» — вот будет смешно.
Не хочу казаться молодым режиссером, который чурается мейнстрима, и вообще не хочу загадывать. Все зависит от жизненной ситуации. Вдруг мне остро понадобятся деньги? Вообще я всегда ставлю перед собой цели, и у меня всегда есть мечта. И если ее воплощение зависит от денег, а я могу их заработать при помощи кино, при помощи того, что я умею делать, я с удовольствием это сделаю.

СА при помощи рекламных роликов?

С ними сложнее. Но частенько приходится наступать себе на горло, слушать песни, которые тебе не нравятся, писать под них посредственные сценарии с тонной условий. Но так делают все, и ничего в этом страшного нет, нужно же как-то выживать.

СКак ты для себя отвечаешь: ты делаешь какое кино?

Которое берет за живое.

СА что тебя заботит и тревожит?

Меня волнует, что от собственной несвободы мы становимся одинокими. И есть разные способы переступать через себя, попытаться заявить о себе и найти кого-то похожего на себя, что и показано в моем фильме «Дорога на». Я сама через это прошла: идея фильма появилась вообще пять лет назад, потом я немного повзрослела, нарисовала историю, осмыслила и сняла фильм. «Дорога на» — фильм о внутренней несвободе, одиночестве людей в большом городе.

СНо это же отчасти сказка, чудо, что герою попалась девушка, которая решила, что он сумасшедший, но это нормально. В жизни так бывает?

Конечно. Если она его любит, она хочет разговаривать с ним на одном языке. Любовь — такая штука уникальная; мы все любим по-разному, по-разному признаемся в любви. И для этой девушки кричать со своим парнем — это и есть признание в любви.

Кстати, после просмотра фильма люди благодарят меня за то, что я им показала определенный способ самовыражения. Они уверяют, что обязательно выйдут и так же покричат. И это прекрасно, если мое кино помогло кому-то стать свободным, если люди нашли способ выплеснуть эмоции.

Мы ведь наверняка не знаем, какая там, за чужими окнами, скрывается жизнь. Может быть, у многих людей схожие переживания, которые они скрывают. И, может быть, когда-нибудь каждому из нас хотелось точно так же выйти и что-нибудь такое прокричать. И хотя некоторые сочли это выступление актом вандализма: герой по ночам орет во дворах домов нецензурщину в адрес жильцов, — но тем не менее я вижу, что в России к таким выходкам относятся легко. Мы просто уже привыкли ко всяким маргинальным выходкам, да и те же самые революционные настроения у нас в менталитете.

СА что ты думаешь о революционных лагерях, которые сейчас по всей Москве?

Это тоже люди, лишенные голоса, которые стараются открыто заявить о себе. Но мне не хотелось бы проводить здесь параллели, несмотря на то что мой фильм уже во ВГИКе называют антипутинским. Он не такой. Я вообще об этом не думала, когда его снимала.

СТы солидарна с этими людьми, которые выходят на площади?

Я не очень слежу за политикой, поэтому ничего сказать не могу.

СА для режиссера важно следить за теми процессами, которые происходят вокруг?

Важно следить за настроениями, важно думать о зрителе, для кого это кино. А за политикой все же не очень.

 

Каннская премьера фильма «Дорога на» состоялась в Российском кинопавильоне, спонсором которого был «Сбербанк России», а куратором Екатерина Мцитуридзе.

Комментировать Всего 2 комментария

Интересно, что она считает людей из мира кино " ограниченными" . Неужели и правда во ВГИК идут только гики и фанатики с высокозадранными носами и томными глазами, насмотревшись умного артхауса? 

А так приятная девушка, молодец ;) 

Очень хочется посмотреть этот фильм.