Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Свободу серпу и молоту

Почему символы нельзя поставить вне закона

Фото: Corbis/Foto S.A,
Фото: Corbis/Foto S.A,
+T -
Поделиться:

Русских футбольных болельщиков предупредили: вы там, в Польше, того... Серпы и молоты свои из чемоданчика-то не доставайте. Журнал Wprost, один из трех значимых польских общественно-политических еженедельников, цитирует польского советника-посланника в России Ярослава Ксенжека: «Думаю, футболки с надписью “СССР” никто не наденет. А изображения серпа и молота в Польше приравнены к нацистской символике и запрещены законом».

Вот оно как: у нас целые заведения оформляют в ностальгическом советском стиле, гербы СССР украшают фасады зданий, модные дизайнеры выпускают запонки с коммунистической символикой. А у поляков это, выходит, было бы преступлением! Символы, которые у нас примелькались, для кого-то выглядят так же мерзко, как, скажем, свастики. Может, и нам с ними как-нибудь поосторожнее?

А вот не надо поосторожнее.

В современном обществе, в отличие от первобытного, трудно установить табу на любую картинку. Вот те же самые свастики в Германии вне закона с 1946 года — для всех, кроме индусов и джайнов: у них это сакральное изображение, а религиозные символы в Германии запрещается запрещать. Поляки, наложившие в 2009 году табу на «тоталитарные символы» — и нацистские, и коммунистические, — год назад были вынуждены его снять: Конституционный суд отменил ограничение как противоречащее норме о свободе слова, а также в связи с неясностью, какие символы считать тоталитарными. Советник-посланник Ксенжек, видимо, просто не в курсе.

В борьбе с коммунистическими символами есть прецедентное дело — «Важнай против Венгрии», по которому Европейский суд по правам человека, что в Страсбурге, вынес решение четыре года назад.

21 февраля 2003 года Аттила Важнай, активист Рабочей партии, выступал на митинге в Будапеште. На груди у него был значок — пятиконечная красная звезда в пять сантиметров диаметром. Полицейские потребовали, чтобы Важнай снял звезду — это же запрещенный тоталитарный символ! Законопослушный левак повиновался. Но инцидент не был исчерпан. Против Важнай возбудили уголовное дело, и в марте 2004 года Пештский районный суд приговорил его к одному году заключения условно. Пройдя все венгерские инстанции, активист дошел до Страсбургского суда. Его оппонент, правительство, предъявил, среди прочего, решение венгерского конституционного суда, поддержавшего, в отличие от польских коллег, запрет «нехорошей» символики. Его аргумент: коммунистические «святыни» — звезды, серпы с молотами и прочее — ассоциируются с силовой узурпацией власти и потому неконституционны.

В Страсбурге такая логика не прошла. «Суд допускает, что демонстрация символа, который был вездесущ во время коммунистического режима, может вызвать беспокойство среди бывших жертв и их родственников, которые по праву могут считать такие демонстрации проявлением неуважения, — говорится в решении, вынесенном в пользу Важнай. — Но, несмотря на это, суд считает, что такие чувства, вызывающие понимание, не могут служить основой для ограничения свободы выражения».

Коммунистические — и нацистские — символы много где запретили вроде бы во имя свободы. Но в самом этом подходе содержится противоречие: свобода не поддерживается, а разрушается запретами, репрессивными мерами, любым использованием мощи государства, чтобы ограничить чьи-то права.

Сейчас путинисты много говорят о том, что, придя к власти, их либеральные оппоненты будут вести себя намного жестче и авторитарнее, чем нынешний режим. Еще бы: они слышат, например, призывы к люстрации — и не просто боятся, но и в некотором смысле обоснованно не верят в искреннюю приверженность своих оппонентов идеям свободы. Призывать к люстрации — глупо и внутренне противоречиво. Но можно.

Говорят, свобода не бывает абсолютной; свободу нациста избивать людей с другим цветом кожи, например, необходимо ограничить. Но то же страсбургское решение по делу Важнай четко указывает на единственный легитимный повод ограничивать свободу выражения: общественная опасность. Представлял ли такую опасность левак из легальной партии, толкающий речь на митинге? Нет.

Здесь мне придется пройти по довольно тонкой грани, — я не уверен, что Страсбургский суд решился бы сделать следующий логический шаг. Не представляет общественной опасности и нацист, просто нацепивший повязку со свастикой. До тех пор, пока он не начал махать кулаками. Лично мне этот нацист мерзок и ненавистен. Но свобода слова, свобода выражения все же абсолютна, потому что слово само по себе — не инструмент насилия. Даже когда оно к насилию призывает. Я сдержу свою ненависть к нацисту или сталинисту, держащему в руках плакат с тараканьей физиономией Иосифа Виссарионовича, потому что верю в их абсолютное право говорить и показывать все, что им вздумается. До тех пор, пока они не перешли к действиям.

Даже если российские болельщики в Польше украсят себя советской символикой с ног до головы и станут петь российский гимн с первой, сталинской версией текста, они не будут представлять опасности для поляков. Потому что это просто футбольные фанаты, а не оккупационная армия. Occupation? — No, just visiting, все точно по известному анекдоту. Понятно, что многим полякам противно всякое напоминание о русском коммунизме, — а иным из-за этого и русские. Но Польша — свободная страна, и это доказал польский конституционный суд, щелкнув по носу проявивших излишнее рвение политиков. И «советских» болельщиков тамошняя полиция не тронет. Серпы и молоты на самом деле не запрещены к ввозу, и это в целом неплохо.

Комментировать Всего 14 комментариев

Интересно, австрийских граждан прямо на границе Польши расстреливают, или только если они надевают одежду с государственной символикой. Ведь австрийский орел держит в лапах серп и молот :)

Эту реплику поддерживают: Варвара Грязнова, Леонид Бершидский

С другой сторны, я бы не посчитал проявлением здравого смысла и добрососедства появление в Питере группы немецких фанатов со свастиками на футболках. Эпатажно это слишком. Хотя джайны...я понимаю.....

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Ну, это не должно быть незаконно. А что они бы огребли – так это ж на свой страх и риск...

огребли – ... на свой страх и риск...

Ага. Приехала, значит, в Питер группа футбольных фанатов в нацистских футболках. Опасности вроде не представляет. Закон молчит. Показали их непременно журналисты по телеку - жаренным же пахнет. Какому-то деду от передачки плохо стало, внук решил за него вступиться и с группой своих друзей написал плакат: "Фашисты - вон от стен Ленинграда!" Тоже вроде ничего. Дальше - "Зенит" проиграл немцам, фанаты со свастиками выходят против наших со своим плакатом: "Ленинград - взят! Мы победили!". Тоже ведь, если вдуматься, ничего особенного - символические игры молодых павианов.  А дальше - читайте в блоге наука соседнюю статью А.Алексеенко про нарастание силы удара (как бы свойство человеческого мозга). То есть тут уже наши начинают им просто, без всяких символов, бить морды. А они, как могут, бьют в ответ. И вот здесь наконец-то вмешивается закон? Не кажется ли Вам в этой схеме что-то... ну, не то, чтобы неправильным, но каким-то неэтичным, что ли?

Эту реплику поддерживают: Евгения Елфимова, Варвара Грязнова

Не кажется. Между словами/символами и действием – очень заметная и четкая грань.

В том-то и дело, что ее нету, Леонид. Слово может стать действием. Действие - превратиться в символ и вернуться обратно. Любой исследователь, когда-либо ставивший любой эксперимент с участием людей, это знает. Я почему-то думала, что и журналисты - тоже знают :)

Эту реплику поддерживают: Варвара Грязнова, Александр Фейгин

Вот смотрите. Я сижу в Киеве и очень легко могу оскорбить вас словом. Но не могу вас ударить. Так понятно про грань?

жалобно так...

А можно, коммунистическая символика будет оскорблять мои религиозные чувства? Хотя я за то, чтобы любые религиозные чувства оскорблять беспрепятственно. Ладно пусть будет 

Эту реплику поддерживают: Варвара Грязнова

дак она и мои оскорбляет, но пускай так дальше делает...

Леонид, интересно было почитать.

Пожалуй, если бы журналисты и очевидцы в соц сетях не делали события из "игр молодых павианов", много всякой фигни так и осталось бы локальным недоразумением тех самых павианов. Им-то нередко и нужны внимание и реклама, чтобы о них заговорили...

Может быть, это не самая популярная точка зрения, но, конечно, не нужно специально никого оскорблять и расстраивать, и чаще всего те, кто кого-то расстроил, не до конца понимали, что делают. А тот, кто расстроился - конечно, мог бы и не расстраиваться, решив, что, наверное, обидчики, чего-то недопоняли, раз ведут себя так.

Такой подход встречается в народе не очень часто. Воевавшие вообще нередко морально так и не вернулись с семи- и пятилетней войны (и их можно понять), многие люди просто не осознают, что дело было не столько в режимах, сколько в общем желании ставить одних людей над другими, отказывая последним в праве на жизни, а первым - в свободе мысли, совести и занятий - причем по обе стороны фронта. Только одни сильно вовне это транслировали, а другие сильнее свирепствовали внутри.

Потому и приходится законодательно ограничивать выражение. А не только из каких-то страхов и нетолерантности.

Другое дело, что эффективнее работать над социальной культурой и освобождением людей от однобокости и оценочности взглядов на коммунистический и нацистский режимы, чтобы они лучше понимали, откуда это все взялось и как получилось.

Наверное, в итоге постепенно это все равно происходит. А от радикалов и молодых павианов полностью освободиться, наверное, не получится.

Я, кажется, понимаю, почему ограничивают, – в том числе и из описанных вами соображений. Но согласен, что "эффективнее работать над социальной культурой и освобождением людей от однобокости" :)

Эту реплику поддерживают: Варвара Грязнова

Леонид, Вы затронули интереснейшую (гораздо более древнюю, чем кажется)

тему. Я много работал с визуальными символами и вижу, что, они многозначны

и непредсказуемо меняют своё значение.

Например, известные всем древние символы плодородия, сегодня могут

восприниматься как порнография и в ряде случаев распостранение их

современных изображений  запрещено.

Другой пример изменения значения  - это история свастики, которая напоминает

мне легенду "падшего ангела"  --  "ангела, ставшего сатаной".

До гитлеровских лагерей, свастика была весьма положительным древним

символом, но сегодня она воспринимается как символ зла.

Для недавно изданной книги Михаила Идова "Made in Russia", я написал эссе

об истории изменений в дизайне серпа и молота. После первого спутника,

многие художники хрущёвского времени превращали советский символ в

визуальный каламбур, - лезвие серпа одновременно становилось космическим

шлейфом ракеты, напоминающим хвост кометы.

Только крылатые серп и молот -- старый символ Аэрофлота - пережил

СССР и остался единственным в своём роде, "вотивным соц-артом"

советской геральдики.

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

когда-то и изображения двуглавого орла только в советских фильмах "про белых" иногда проскальзывали. Это было страшноватый, враждебный символ.

А теперь - на наших флагах, да и вообще - ничего особенного