Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Лев Рубинштейн   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Если бы я был Путиным

Иллюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: ИТАР-ТАСС
Иллюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:


Вот говорят: Путин не подпишет сразу закон о платном участии в собраниях, неприлично было бы так спешить к 12 июня. Или: не подпишет вообще — и сойдет за либерала.

Я-то думаю, подпишет. Это у него личное. Он любит издеваться над теми, кого считает врагами, — это знает каждый, кто читал книжку Шендеровича «Здесь было НТВ». В ней подробно описан визит старой энтэвэшной команды к Путину в 2001 году, когда громили медиаимперию Владимира Гусинского.

«Для начала я поинтересовался, готов ли Владимир Владимирович говорить с нами откровенно — или мы будем оставаться в рамках взаимного пиара? — Какой пиар? — удивился Путин. — Я в этом ничего не понимаю...»

В том же русле продолжался весь более чем трехчасовой разговор.

«Владимир Владимирович умело и даже как-то весело валял ваньку, и только по одному поводу его постоянно пробивало на искренность: при слове “Гусинский” президентские глаза начинали светиться белым светом ненависти».

Точно так выглядит и его «диалог» с Навальным, Удальцовым, Пархоменко, Немцовым сейчас. От назначения Холманских полпредом за то, что он пообещал им навалять, до вот этого закона, выражающего высшую степень презрения к «хомячкам»: без последствий-то вы гулять по улицам горазды, а если за деньги? Есть ли для вас, хомячки, что-нибудь дороже бабла, которое у вас, в конечном счете, от меня (потому что государство — это же я, и нефть — моя)?

Путин еще до того, как стал президентом, все про себя объяснил журналистам, сделавшим о нем книжку «От первого лица». Для Путина не существует идей — только личности. Путчисты 1991 года правильно хотели сохранить СССР, но это были не те люди. Собчак был либерал, а Путин — совсем наоборот; но он до последнего оставался с Собчаком, считая его «настоящим».

Что бы ни сделали теперь видные оппозиционеры, хоть бы и в ноги ему упали, Путин будет презирать их и ненавидеть, потому что он так устроен. Поэтому, пока эти люди — лицо оппозиции, путинские издевательства, насмешки, нарочито гнусные инструкции и законы будут адресованы всем нам, направлены против нас, против этакого коллективного Шендеровича. Не то чтобы это было критично; для многих из нас Путин тоже эстетически неприемлем. Мы выясняем отношения на животном уровне; мы просто противны друг другу.

Я часто думаю, что бы я делал на месте Путина.

Допустим, меня переполняют ненависть и презрение ко всем этим Навальным и Немцовым.

Я не вижу в них реальной угрозы, потому что не верю в способность их сторонников-интеллигентов хоть на какие-нибудь реальные действия — разве только их используют более серьезные враги (внешние) в качестве ширмы, за которой готовят настоящий удар.

Что лучше: демонстративно, на глазах у врага помочиться на его любимую клумбу, и пусть попробует что-нибудь сделать в ответ, или удивить его, предпринять какой-то неожиданный маневр?
Первый вариант ой как соблазнителен. Но и ой как очевиден. Мы сейчас его с отвращением наблюдаем. А как бы выглядел второй?

1. Личные звонки всем организаторам протестов. Именно личные, без всяких «шестерок» и посредников. Алло, это Путин. Давайте встретимся и обсудим наши разногласия. Когда так зовут, не пойти — глупо; отказавшийся от личного разговора заведомо проиграл.

2. На встрече можно было бы произнести следующее. Вы считаете выборы в Думу нечестными, а саму нынешнюю Думу — нелегитимной? Хорошо. Мы объявим перевыборы через полгода. Вам всем можно участвовать, хоть вместе, хоть поврозь. Организуйте наблюдателей. Я лично гарантирую, что если вы мне сообщите о какой-нибудь «карусели» или там о дополнительном списке избирателей, неожиданно возникшем на участке, результаты на этом участке будут отменены. В зависимости от ваших результатов на выборах я пойму, что делать дальше, как с вами общаться и стоит ли вообще это делать. Сам же я в отставку не пойду, потому что вам известно, что президентские выборы я все же выиграл.

Все, на этом двухходовка была бы закончена. Что делать оппозиционерам? Кричать, что их заманивают в ловушку, или принимать условия игры? И то и другое проигрышно, но второй вариант все же лучше: он понятнее «хомячкам», вообще-то вышедшим на улицы именно для того, чтобы оспорить результаты нечестных выборов в Думу.

Каковы последствия честных думских перевыборов для Путина? «Единая Россия» сделается лишь одной из нескольких фракций. Радикальные оппозиционеры если и пройдут в парламент, получат там меньшинство. Вырастет представительство коммунистов, но эта партия, когда нужно, сделает все, о чем ее попросят из Кремля. В худшем случае Путину придется иметь дело с Думой образца 1994 года — с почти настоящей борьбой фракций и гораздо более внимательным, чем теперь, отношением к законотворчеству. Так ли это страшно? Да не страшно вообще, если подумать.

Проблема в том, что, однажды опустившись на животный уровень самцового противостояния, мало что можно изменить: любой шаг в сторону сочтут проявлением слабости. А когда враги считают тебя слабым и ликуют, хочется выть и стрелять из табельного оружия.

Сила — это такая глупость.

Комментировать Всего 13 комментариев
"Что сделали бы вы на месте Бени Крика? Вы ничего бы не сделали. А он сделал. Поэтому он Король, а вы держите фигу в кармане..."

И на носу у нас всех по-прежнему очки, а в душе осень...

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин

Леонид, мне кажется, есть еще один вариант действий Путина в духе Макиавелли: не обращать внимания ни на что (ни на какие выпады, марши, гуляния и тд, просто забить на это), пока "оппозиционные лидеры" сами себя не исчерпают/съедят :)

Что забавнее всего - именно такой потенциал у многих из нынешних "лидеров" есть.

Но, мне кажется, Путин этим не пользуется совершенно искренне.

Во-первых, Sunday Times сегодня насчитал минимум $150 млрд. контролируемых им активов, что немногим меньше состояния семьи Рокфеллеров. Наверняка, именно поэтому он не рассматривает варианты звонков кому-либо.

Во-вторых, мне кажется, он очень материальный, телесный, пробивной человек, но не стратег, а интуитивный тактик. Поэтому и не выбирает вариант в духе Макиавелли, хотя он самый эффективный, на мой взгляд, хотя я могу и не знать многого.

В итоге, совершенно внезапно, и он, и оппозиционные политики оказываются ввергнуты в совершенно третью игру...которая называется по-разному, но в том числе и "когнитивные технологии". Главная черта сложившейся конкретно между этими двумя игроками игры - заполонение информационного поля и Вселенной искренними взаимными желаниями противодействия, а не совместной корректировки. В итоге в результате, при том, что никто из сторон не хочет останавливаться, они взаимоуничтожатся (совсем не обязательно физически), при этом родится что-то третье.

Это очень интересно))

Но ведь он уже обращает внимание – вот и закон о митингах это показывает?

Да, именно. И поэтому оказывается вместе с оппозиционными политиками ввергнут в описанную игру когнитивных технологий. А поскольку он так устроен, что не готов остановиться, это погубит и его, и этих политиков (пока, увы, неконструктивных), и родится что-то третье. Точнее, третье уже зреет параллельно.

Эту реплику поддерживают: Леонид Бершидский

Соглашусь и присоединяюсь. Уже сейчас созрела и живет другая Россия (не как название политической партии, а как вполне адекватная параллельная реальность). Думаю, именно она и кристаллизуется из разборок Путин-оппозиция.

Это всё хорошо, если считать, что Путин реально управляет системой, а не система управляет им. А это далеко не факт.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Irina Abarinova

Поддержала, но все же - а как же вертикаль? Строил, строил и что, не работает?

Мне кажется,

вертикаль - не абстракция и не конструкция системы. Мне кажется, она условно живая и плотоядная. Как культура бактерий. Условно живая - как зомби, есть хочет, а морали нет.

Манифест Путина

Думаю, что достаточно поверхносто выглядит та концепция, которую Вы изложили очень грамотным, взвешанным языком. Одна ссылка на его человеческое качество - ненависть, для меня не является существенным аргументом. Боюсь, что все куда хуже. На мой взгляд, налицо отсутствие системности в самом Путине. Слушая его выступления и то, как он строит свои предложения и какие слова употребляет, я все чаще прихожу к выводу, что товарищ не понимает значения очень многих слов: то ли база слабая, то ли не интересно ВВ. Все может быть. И от этого, честно говоря, становится страшно.

Что может сделать человек, который не понимает основ оппозиции и того, как она образовывается и почему? Многое можно накрутить. Многим можно поломать жизнь. Многие жизни уже поломаны. Я думаю, что соль вопроса во многом именно поэтому: Путин элементарно  НЕ ЗНАЕТ и НЕ ПОНИМАЕТ (дополнительно) что делать? А когда не знаешь ЧТО и КАК,  проще действовать жестко, вызывая во всех страх.

В свете сегодняшних обысков у Навального, Собчак, Яшина, Немцова - это просто пророческий текст.